Мир без ядерного оружия: фантазия или реальность?

Итоги первого подготовительного комитета Обзорной конференции 2020 г.

16 Мая 2017
Распечатать
Поделиться статьей

2 – 12 мая в Вене прошел первый подготовительный комитет Конференции 2020 г. по рассмотрению действия Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО). Основными вопросами, к которым обращались большинство делегаций, стали ключевая роль ДНЯО в сохранении и развитии режима нераспространения ядерного оружия, вступление в силу Договора о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний, начало переговоров по Договору о запрещении производства ядерных материалов для военных целей, поддержка реализации Совместного всеобъемлющего плана действий в отношении иранской ядерной программы, осуждение действий Северной Кореи, поддержка идеи о создании зоны, свободной от ядерного оружия, на Ближнем Востоке. Несмотря на кажущееся (на первый взгляд) единство мнений, наиболее крупным предметом разногласий стали начавшиеся переговоры по запрещению ядерного оружия.

Если говорить кратко, то спор между лидерами глобального движения за ядерное разоружение и ядерными государствами и их союзниками заключается в следующем: чем является будущий договор о запрещении ЯО – угрозой режиму нераспространения ядерного оружия или одним из шагов к повышению международной безопасности и, в конечном счете, ликвидации ядерного оружия во всем мире? Где же истина?


Начнем с того, что заявление о вреде договора о запрещении ЯО является единственным аргументом ядерных государств против создания данного инструмента. При этом объяснений, как конкретно новый договор может навредить режиму, созданному ДНЯО, стороны не предоставляют. Логичным ответом со стороны неядерных государств на протесты в отношении переговоров о запрещении ЯО стал вопрос от одного из делегатов: «Если ядерное оружие – хорошо, почему каждому государству не позволено его иметь? Если ядерное оружие – плохо, почему каждое государство не должно избавиться от него?». Действительно, почему? Невольно вспоминаются слова Дж. Оруэлла: «Все животные равны. Но некоторые животные равны более, чем другие».

Во-вторых, заявляя об опасностях, которые несет с собой новый договор, государства демонстрируют непонимание намерений участников переговоров по запрещению ядерного оружия (и нежелание их понять). К сожалению, большинство ядерных государств и их союзников игнорирует начавшиеся переговоры, в ходе которых неоднократно подчеркивалась необходимость поддержки ДНЯО со стороны нового инструмента. Приверженность государств-лидеров движения за ядерное разоружение режиму нераспространения ЯО была подтверждена и в ходе работы подготовительного комитета в Вене: они делают акцент на том, что договор о запрещении ЯО вновь подчеркнет общие цели международного сообщества, закрепленные в ДНЯО.


Теперь обратимся к более существенным фактам. Статья №6 ДНЯО гласит: «Каждый Участник настоящего Договора обязуется в духе доброй воли вести переговоры об эффективных мерах по прекращению гонки ядерных вооружений в ближайшем будущем и ядерному разоружению, а также о договоре о всеобщем и полном разоружении под строгим и эффективным международным контролем». Сложно оспорить тот факт, что со времен холодной войны произошло значительное сокращение ядерных арсеналов (что является основным аргументом ядерных государств против переговоров по запрещению ЯО). Тем не менее, современная военно-стратегическая обстановка в мире, заявления Д. Трампа о наращивании ядерного потенциала, приостановление Россией действия соглашения с США об утилизации плутония и другие события, произошедшие в последние несколько лет, не позволяют надеяться на положительную динамику в области ядерного разоружения. Высокий уровень боевой готовности систем ядерных вооружений и отсутствие принципа «неприменения ядерного оружия первыми» в доктринах ядерных государств (за исключением Китая) также не вносят вклад в повышение международной безопасности, снижение угрозы случайного или намеренного применения ядерного оружия и угрозы ядерного терроризма.

Наиболее крупным разочарованием стала Обзорная конференция 2015 г., поскольку по ее итогам не был принят финальный документ. Кроме того, нет прогресса в осуществлении плана действий в области ядерного разоружения, принятого на конференции 2010 г., и так называемых «13-ти шагов», содержащихся в итоговом документе Обзорной конференции 2000 г. Таким образом, по словам австрийского дипломата, начало переговоров о запрещении ядерного оружия является «единственным способом», с помощью которого неядерные государства могут, так или иначе, повлиять на динамику в области ядерного разоружения и оказать давление на ядерные государства, чтобы призвать их к выполнению международных обязательств. Новый переговорный процесс продемонстрировал неудовлетворенность государств, не обладающих ядерным оружием, низкой эффективностью существующих механизмов.

Наличие обязательства государств начать переговоры с целью всеобщего ядерного разоружения было подтверждено Международным судом в консультативном заключении 1996 г. Кроме того, суд подчеркнул отсутствие какой-либо международной юридически обязательной нормы, запрещающей применение и угрозу применения ядерного оружия. Это подтверждает тезис неядерных государств о наличии «пробела» в международном праве, заполнение которого является одной из ключевых целей будущего договора о запрещении ядерного оружия. Другая (не менее значимая) цель договора заключается в привлечении внимания мировой общественности к чудовищным последствиям применения ядерного оружия (см. «гуманитарная инициатива»). Несовместимость применения ядерного оружия с международным гуманитарным правом также была отмечена Международным судом.

Принимая во внимание перечисленные выше факты и аргументы, сложно найти логическое объяснение тому, как договор о запрещении ядерного оружия может навредить существующему режиму нераспространения. Безусловно, невозможно точно предсказать, какое влияние договор о запрещении ЯО окажет на международный режим, созданный ДНЯО. Разрешить этот спор поможет только время. Вероятнее всего, вопросы, связанные с новым договором станут более конкретными после его подписания и, возможно, вызовут активные дискуссии в ходе работы второго подготовительного комитета, который пройдет 23 апреля – 4 мая 2018 г. в Женеве.

Прошедший опрос

  1. У проблемы Корейского полуострова нет военного решения. А какое есть?
    Восстановление многостороннего переговорного процесса без предварительных условий со всех сторон  
     147 (32%)
    Решения не будет, пока ситуация выгодна для внутренних повесток Ким Чен Ына и Дональда Трампа  
     146 (32%)
    Демилитаризация региона, основанная на российско-китайском плане «заморозки»  
     82 (18%)
    Без открытого военного конфликта все-таки не обойтись  
     50 (11%)
    Ужесточение экономических санкций в отношении КНДР  
     18 (4%)
    Усиление политики сдерживания со стороны США — модернизация военной инфраструктуры в регионе  
     14 (3%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся