Мир без ядерного оружия: фантазия или реальность?

Утвержден первый многосторонний Договор о запрещении ядерного оружия

9 Июля 2017
Распечатать

Утро 7 июля 2017 г. надолго запомнится участникам переговоров по Договору о запрещении ядерного оружия (ДЗЯО): текст Договора был одобрен подавляющим большинством голосов (122 государства проголосовали «за», Сингапур воздержался, Нидерланды – «против»). Договор будет открыт для подписания всеми государствами 20 сентября 2017 г. и вступит в силу после его ратификации 50 государствами.


Несмотря на значительные разногласия между государствами-участниками, проявившиеся в ходе переговоров, политическая воля к созданию нового юридически обязательного документа сделала возможным согласование текста ДЗЯО. Итоговая версия Договора значительно отличается от проекта, представленного президентом конференции 22 мая 2016 г.: например, был включен запрет угрозы применения ядерного оружия, расширена преамбула, уточнены положения о гарантиях Международного агентства по атомной энергии и т. д. В то же время, не все предложения, выдвинутые государствами, были включены в Договор – это касается, в первую очередь, запрета транзита ядерного оружия, всех видов ядерных испытаний и финансирования деятельности, связанной с созданием, разработкой и производством ядерного оружия. Однако некоторые положения Договора могут трактоваться достаточно широко: например, пункт (а) статьи 1 гласит, что «каждое государство-участник обязуется никогда и ни при каких обстоятельствах <…> не испытывать <…> ядерное оружие». При этом первоначальный проект Договора запрещал «проведение любых испытательных взрывов ядерного оружия или любых других ядерных взрывов» и, следовательно, не охватывал подкритические испытания и компьютерное моделирование. Поскольку многие государства призывали к запрещению всех видов ядерных испытаний, итоговый текст представляет собой некий компромисс: он не ограничивает запрет ядерными взрывами, но при этом не определяет точно, что подразумевается под «испытанием ядерного оружия». Таким образом, данная формулировка создает возможность двоякого трактования запрета ядерных испытаний. Другая проблема, которая связана с этим запретом, касается отсутствия отсылки к Договору о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний (ДВЗЯИ). Несмотря на то, что договор до сих пор не вступил в силу, он является важным элементом режима нераспространения ядерного оружия, однако ДЗЯО упоминает его лишь в преамбуле. В ходе переговоров выдвигались предложения, например, заимствовать формулировку, использованную в статье 5 Договора о создании зоны свободной от ядерного оружия в Центральной Азии: «Каждое государство-участник договора обязуется, в соответствии с ДВЗЯИ, не проводить испытательные взрывы ядерного оружия и любые другие ядерные взрывы». Отсутствие четкой связи с ДВЗЯИ может послужить одним из аргументов противников Договора о запрещении ядерного оружия, которые заявляют о том, что новый Договор несет угрозу режиму нераспространения ядерного оружия и ослабляет существующие международные договоры в данной сфере. С другой стороны, отсылка к ДВЗЯИ ограничила бы запрещение ядерных испытаний запретом проведения ядерных взрывов.

Другой запрет, который также может трактоваться различными способами, содержится в пункте (f) статьи 1: «не помогать, не поощрять и не побуждать никоим образом кого бы то ни было к осуществлению любой деятельности, запрещенной для государства-участника по настоящему Договору». 7 июля делегация Швеции уже заявила о необходимости разъяснения того, что понимается под «оказанием помощи». Например, Куба и Эквадор считают, что финансирование деятельности, связанной с разработкой ядерного оружия, может считаться оказанием помощи и, следовательно, запрещается ДЗЯО; делегация Австрии также делала подобные заявления в ходе переговоров. Однако отсутствие четких критериев создает угрозу того, что некоторые государства-участники нового Договора могут косвенно участвовать в создании ядерного оружия путем инвестирования средств. Кроме того, Куба выразила уверенность в том, что транзит тоже является формой оказания помощи и попадает в сферу действия Договора.


Достаточно интересной является статья 4 ДЗЯО, посвященная присоединению к Договору государств, обладающих ядерным оружием или осуществляющих контроль над ним. В ней использован «гибридный» подход, который предполагает два возможных сценария взаимодействия с ядерными государствами и их союзниками: «сначала – разоружение, затем – присоединение к Договору» либо «сначала – присоединение, затем – разоружение, согласно установленному плану». С одной стороны, возможность присоединения к ДЗЯО государств, которые продолжают владеть ядерным оружием, вызывает критику, поскольку вступает в противоречие со статьей 1 ДЗЯО, запрещающей обладание ядерным оружием. С другой стороны, использование такого подхода делает новый Договор более гибким, оставляя широкие возможности для сотрудничества с ядерными государствами и их союзниками, если они в будущем выразят намерение присоединиться к ДЗЯО.

Критику со стороны многих участников переговоров вызвала статья 6 «Помощь жертвам и восстановление окружающей среды» после испытаний и/или применения ядерного оружия, поскольку она возлагает главную ответственность за оказание помощи на пострадавшие государства. Такой подход неоднократно критиковался в ходе переговоров – особенно, развивающимися государствами, выдвигавшими аргументы о том, что многие государства неспособны оказать надлежащую помощь в силу отсутствия необходимых для этого ресурсов.

Значительным минусом ДЗЯО является достаточно простая процедура выхода из Договора. При этом однозначно положительным моментом является включение положений о непропорционально сильном воздействии деятельности, связанной с ядерным оружием, на коренные народы и о непропорциональном воздействии ядерного оружия на женщин и девочек. Другими достижениями Договора можно назвать признание роли гражданского общества в процессе ядерного разоружения и подчеркивание важности образования по вопросам мира и разоружения.


Несмотря на несовершенства текста Договора о запрещении ядерного оружия, его создание является важным историческим моментом и первым шагом на пути к достижению цели ликвидации ядерного оружия во всем мире. Тем не менее, как справедливо отметила делегация Австрии в ходе последнего пленарного заседания, «основная задача теперь состоит в том, чтобы добиться подписания, ратификации и вступления в силу нового Договора».

Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Какие глобальные угрозы, по вашему мнению, представляют наибольшую опасность для человечества в ближайшие 20 лет? Укажите не более 5 вариантов.

    Загрязнение окружающей среды  
     474 (59.03%)
    Терроризм и экстремизм  
     390 (48.57%)
    Неравномерность мирового экономического развития  
     337 (41.97%)
    Глобальный системный кризис  
     334 (41.59%)
    Гонка вооружений  
     308 (38.36%)
    Бедность и голод  
     272 (33.87%)
    Изменение климата  
     251 (31.26%)
    Мировая война  
     219 (27.27%)
    Исчерпание природных ресурсов  
     212 (26.40%)
    Деградация человека как биологического вида  
     182 (22.67%)
    Эпидемии  
     158 (19.68%)
    Кибератаки на критическую инфраструктуру  
     152 (18.93%)
    Недружественный искусственный интеллект  
     74 (9.22%)
    Падение астероида  
     17 (2.12%)
    Враждебные инопланетяне  
     16 (1.99%)
    Другое (в комментариях)  
     10 (1.25%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся