Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 5, Рейтинг: 4.2)
 (5 голосов)
Поделиться статьей
Николай Сурков

К.полит.н., старший научный сотрудник ИМЭМО, доцент кафедры востоковедения МГИМО, эксперт РСМД

Случившаяся 11–13 ноября 2018 г. эскалация конфликта между Израилем и палестинским движением ХАМАС стала самой серьезной с 2014 года — счет выпущенных ракет и авиаударов шел на сотни. Однако на этот раз стороны сознательно ограничили масштаб боевых действий. ХАМАС отомстил за гибель одного из командиров «Бригад Изеддина аль-Кассама», убитого в результате израильского рейда в Хан-Юнисе, а израильтяне частично разрушили инфраструктуру боевиков. Затем эскалация прекратилась. Стороны продемонстрировали свою готовность сражаться, но не стали начинать новую войну. Заклятые враги, которые уже воевали в полную силу как минимум дважды, остановились в шаге от пропасти, поскольку на этот раз у них есть серьезные причины проявить сдержанность.

В ходе эскалации Москва заняла осторожную позицию, вероятно, не желая новых трений с Израилем, отношения с которым заметно пострадали в ходе сентябрьского инцидента с самолетом Ил-20. Вместе с тем постоянное представительство РФ при ООН 19 ноября поддержало посреднические усилия Египта и ООН по восстановлению режима прекращения огня и улучшению гуманитарной ситуации в Газе. Ранее в ноябре посол РФ в Израиле Анатолий Викторов завил в интервью местным СМИ, что многомесячные протесты палестинцев на границе сектора Газа были спровоцированы решением США перенести посольство в Иерусалим. Он также подтвердил, что Москва рассматривает ХАМАС как потенциального участника мирного диалога, а настойчивое стремление Израиля заклеймить это движение как террористическое лишь тормозит процесс урегулирования. В целом, это означает, что в плане решения палестинского вопроса РФ на данном этапе делает ставку на усилия региональных игроков и международных структур, при этом российская сторона вновь и вновь говорит о необходимости прямого диалога между Израилем и движением ХАМАС, которое рассматривается как важный участник процесса урегулирования.


Несостоявшаяся война спровоцировала в еврейском государстве политический кризис. Правые партии, которые ратуют за предельно жесткие действия в отношении Газы, фактически развалили правительственную коалицию. Кризис с большой вероятностью закончится досрочными парламентскими выборами, и от их исхода будет зависеть судьба перемирия.

Случившаяся 11–13 ноября 2018 г. эскалация конфликта между Израилем и палестинским движением ХАМАС стала самой серьезной с 2014 года — счет выпущенных ракет и авиаударов шел на сотни. Однако на этот раз стороны сознательно ограничили масштаб боевых действий. ХАМАС отомстил за гибель одного из командиров «Бригад Изеддина аль-Кассама», убитого в результате израильского рейда в Хан-Юнисе, а израильтяне частично разрушили инфраструктуру боевиков. Затем эскалация прекратилась. Стороны продемонстрировали свою готовность сражаться, но не стали начинать новую войну. Заклятые враги, которые уже воевали в полную силу как минимум дважды, остановились в шаге от пропасти, поскольку на этот раз у них есть серьезные причины проявить сдержанность.

Никому не нужная война

Представители палестинских группировок в Газе заявили, что будут соблюдать прекращение огня до тех пор, пока Израиль делает то же самое. Наблюдатели характеризуют нового лидера ХАМАС Яхью Синвара как прагматика. Группировка испытывает мощное давление со стороны населения сектора Газа, измученного блокадой, и заинтересована в улучшении экономической и гуманитарной ситуации в секторе куда больше, чем в демонстрации своей военной мощи.

За несколько дней до вспышки боевых действий Израиль смягчил блокаду, и в Газу начало поступать топливо, что позволило восстановить нормальную работу электростанции и сократить время отключения электричества. Палестинские рыбаки получили возможность отдалиться от берега на двенадцать морских миль. Наконец, в сектор была доставлена выделенная Катаром наличность для выплаты зарплат гражданским чиновникам ХАМАС и пособий наиболее нуждающимся семьям. ХАМАС является главным работодателем в Газе и задержки с выплатами зарплат больно бьют по экономике.

Сохранение статус-кво отвечает и интересам нынешнего правительства Израиля. Масштабная операция в Газе с целью окончательного разгрома ХАМАС неизбежно приведет к жертвам среди мирного населения сектора и новой волне критики в адрес Израиля на международной арене. Скорее всего, будут потери и с израильской стороны, как среди военных, так и среди гражданских лиц. В свете предстоящих выборов это крайне невыгодно для Нетаньяху и его партии «Ликуд».

Военный разгром Газы и сопутствующее кровопролитие также дополнительно затруднит сотрудничество арабских правительств с Израилем, а оно необходимо, чтобы обеспечить эффективное сдерживание Ирана. Без региональных партнеров решить эту задачу крайне сложно. Как представляется, это именно те высшие интересы государства, о которых Нетаньяху упоминал в своем выступлении.

Перемирие устояло. Что дальше?

В свете вышеперечисленных обстоятельств и Израиль, и ХАМАС заинтересованы в сохранении перемирия, которое они обсуждали через посредников все лето и которое вступило в силу в начале ноября. Оно предполагает три стадии: стабилизацию обстановки на границе (прекращение протестов и смягчение блокады), улучшение гуманитарной ситуации в Газе и обмен пленными, начало восстановления Газы и постепенное возвращение ее под контроль Палестинской национальной администрации (ПНА).

Реализация первой фазы соглашения уже началась, хоть и была нарушена обстрелами. Вторая фаза должна обеспечить решение основных инфраструктурных проблем —электро- и водоснабжения, утилизации стоков и бытовых отходов. Планируется строительство за счет внешних доноров опреснительного завода и очистных сооружений, модернизация электростанции и линий электропередачи. Помимо ЕС в финансировании этих проектов намерен активно участвовать Катар. По оценкам экспертов ООН, без этих мер к 2020 г. Газа может стать «непригодной для жизни». В случае успешного завершения первых двух фаз (на это должно уйти 3–4 года) может начаться процесс дальнейшего восстановления Газы и ее экономического развития. Однако реализация этих планов под вопросом, в первую очередь, из-за неясности политического будущего Израиля.

Опасность нового конфликта в Газе в случае усиления в Израиле ультраправых усугубляется из-за слабого интереса к проблеме со стороны арабских государств.

Несостоявшаяся война спровоцировала в еврейском государстве политический кризис. Правые партии, которые ратуют за предельно жесткие действия в отношении Газы, фактически развалили правительственную коалицию. Кризис с большой вероятностью закончится досрочными парламентскими выборами, и от их исхода будет зависеть судьба перемирия.

Биньямина Нетаньяху считают одним из самых «невоюющих» премьер-министров в новейшей истории Израиля, но к нему уже накопилось достаточно претензий. На волне народного недовольства на внеочередных выборах в Кнессет вполне могут укрепить свое положение те силы, которые сейчас требуют проведения наземной операции в Газе. Если же им удастся создать правую (или даже ультраправую) коалицию, то нового обострения конфликта не миновать.

Впрочем, триумф Авигдора Либермана на предстоящих выборах маловероятен, поскольку его успехи в качестве министра обороны выглядят весьма сомнительными. Для него операция в Хан-Юнисе (спровоцировавшая ракетные обстрелы 11–13 ноября) была первой на посту главы военного ведомства. И она едва не закончилась полным провалом. Спецназовцы попали в засаду, потеряли командира, а избежать плена и выйти из боя им удалось только благодаря мощной поддержке с воздуха. Кроме того, на фоне наступления ультраправых Нетаньяху вполне могут поддержать некоторые «левые» партии.

Региональное равнодушие

Опасность нового конфликта в Газе в случае усиления в Израиле ультраправых усугубляется из-за слабого интереса к проблеме со стороны арабских государств. До сих пор практически любой значимый арабский политик начинает свое выступление перед международной аудиторией с ритуальных фраз о необходимости освобождения оккупированных палестинских территорий. Однако нынешнее обострение ситуации вокруг Газы показало, что предпринимать реальные усилия для решения проблемы готовы лишь Египет и Катар.

Каир остается основным и наиболее эффективным посредником между Израилем и ХАМАС, а также между самими палестинцами. Египет контролирует границу Газы с Синайским полуостровом, он может регулировать поток людей и грузов, попадающих в сектор (в том числе за счет ликвидации туннелей контрабандистов). В последний год наметилось некоторое улучшение отношений между Каиром и ХАМАС, поскольку Яхья Синвар постарался дистанцироваться от египетских «Братьев-мусульман» (объявлены вне закона в Египте), чтобы не вызывать раздражения у влиятельного соседа. Однако, следует учитывать то обстоятельство, что для Египта сотрудничество с Израилем (особенно в борьбе с экстремистами на Синае) сейчас гораздо важнее интересов палестинцев, поэтому Каир вряд ли станет помогать Газе, если это будет идти вразрез с интересами еврейского государства.

Доха использует палестинцев, чтобы улучшить свой имидж в арабском мире, поэтому эмират традиционно делает ставку на финансовую помощь, покупая топливо для Газы и отправляя туда с согласия Израиля дефицитную наличность. Катар также обещает поспособствовать решению энергетических проблем сектора за счет газификации местной ТЭС и ряда других проектов. Следует ожидать, что в случае благоприятного развития событий именно Катар (наряду с ЕС) станет одним из главных спонсоров возрождения Газы. Катар – важное «окно в Залив» для Израиля и, надо полагать, что к мнению эмирата будут по возможности прислушиваться. Однако этот ресурс влияния ограничен.

ООН в помощь

В сложившихся обстоятельствах ключевая роль в урегулировании отводится ООН. Но не на уровне центральных структур, а на земле. По словам палестинских представителей, СБ ООН парализован и не готов принимать меры. Зато нынешний специальный координатор ООН Николай Младенов ведет активную работу. Цель его усилий — обеспечить стабилизацию обстановки вокруг Газы, постепенное восстановление нормальной жизни в секторе и создать условия для межпалестинского примирения ХАМАС с другой крупной палестинской фракцией ФАТХ, которая контролирует Западный берег реки Иордан и доминирует в ПНА.

Москва рассматривает ХАМАС как потенциального участника мирного диалога, а настойчивое стремление Израиля заклеймить это движение как террористическое лишь тормозит процесс урегулирования.

Выступая 19 ноября в СБ ООН, он заявил, что «Газа готова взорваться», поэтому необходимы срочные меры по ослаблению блокады. Он также отметил, что рост поставок топлива позволил улучшить водоснабжение в Газе, возобновить нормальную работу медицинских учреждений и школ. Однако при этом специальный координатор ООН подчеркнул, что необходимо решать структурные проблемы сектора.

Впрочем, в ПНА недовольны усилиями Младенова и других внешних сил по восстановлению Газы. Там считают, что таким образом углубляется межпалестинский раскол, а Газа все больше превращается в мини-государство, пресловутый «Хамастан». В результате, складывается парадоксальная ситуация, когда часть палестинского истэблишмента, по сути, выступает единым фронтом с Израилем, поскольку военное поражение ХАМАС в масштабном конфликте должно ослабить его и вынудить согласиться на жесткие условия ФАТХ (передача властных полномочий, роспуск вооруженных формирований и т.п.).

Параллельно ПНА ведет собственное противостояние с Израилем из-за ситуации на Западном берегу Иордана, прежде всего в связи с продолжающимся расширением еврейских поселений на оккупированных территориях. В конце октября центральный комитет Организации освобождения Палестины подтвердил свое намерение приостановить признание Израиля до тех пор, пока тот не признает Палестину, а также прекратить экономические связи и сотрудничество в сфере безопасности. Конкретные шаги в этом направлении должна определить специальная комиссия во главе с председателем ПНА Махмудом Аббасом.

Какова позиция России?

В ходе эскалации 11–13 ноября Москва заняла осторожную позицию, вероятно, не желая новых трений с Израилем, отношения с которым заметно пострадали в ходе сентябрьского инцидента с самолетом Ил-20. Вместе с тем постоянное представительство РФ при ООН 19 ноября поддержало посреднические усилия Египта и ООН по восстановлению режима прекращения огня и улучшению гуманитарной ситуации в Газе. Ранее в ноябре посол РФ в Израиле Анатолий Викторов завил в интервью местным СМИ, что многомесячные протесты палестинцев на границе сектора Газа были спровоцированы решением США перенести посольство в Иерусалим. Он также подтвердил, что Москва рассматривает ХАМАС как потенциального участника мирного диалога, а настойчивое стремление Израиля заклеймить это движение как террористическое лишь тормозит процесс урегулирования. В целом, это означает, что в плане решения палестинского вопроса РФ на данном этапе делает ставку на усилия региональных игроков и международных структур, при этом российская сторона вновь и вновь говорит о необходимости прямого диалога между Израилем и движением ХАМАС, которое рассматривается как важный участник процесса урегулирования.


(Голосов: 5, Рейтинг: 4.2)
 (5 голосов)

Текущий опрос

Какие глобальные угрозы, по вашему мнению, представляют наибольшую опасность для человечества в ближайшие 20 лет? Укажите не более 5 вариантов.

Прошедший опрос

  1. Какой исход выборов в Конгресс США, по вашему мнению, мог бы оказать положительное влияние на российско-американские отношения в краткосрочной перспективе?

    Ни один из возможных результатов не способен оказать однозначного влияния  
     181 (71%)
    Большинство республиканцев в обеих палатах  
     46 (18%)
    Большинство демократов в обеих палатах  
     27 (11%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся