Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 11, Рейтинг: 4.64)
 (11 голосов)
Поделиться статьей
Сергей Мелконян

Востоковед, руководитель научно-аналитического портала International Studies

70 лет назад Государство Израиль провозгласило свою независимость. И сегодня Израиль задает собственную региональную повестку, которую вынуждены учитывать не только региональные, но и внешние игроки.

Прошедшие в 2015 году выборы в Кнессет 20-го созыва окончательно укрепили позиции правого лагеря, сторонники которого заняли ключевые посты в кабинете министров. Нынешнее правительство действительно можно считать одним из самых «правых» за всю историю Государства Израиль.

Что касается внешней политики, в последние годы все чаще можно услышать о формировании «новой периферийной стратегии». Ее отличительной особенностью является то, что она выходит за границы Ближнего Востока. Так, израильские политики планируют развивать сотрудничество Израиля со странами Центральной Азии, Средиземноморья, Восточной Африки. Особое внимание также будет уделено Иракскому Курдистану, а также части государств Персидского залива.

С приходом администрации Трампа позиции Израиля на международных площадках стали укрепляться. Наиболее резонансным шагом и кульминацией в израильско-американских отношениях стал перевод посольства в Иерусалим. Израильский политический истеблишмент, наряду с развитием тесных отношений с США, признает важность доверительных отношений с Россией, ввиду ее активного возвращения и закрепления на Ближнем Востоке.


Государство Израиль при поддержке двух свехдержав СССР и США провозгласило свою независимость 14 мая 1948 г. Ровно 70 лет назад на карте Ближнего Востока появилось государственное образование, которое не раз доказало свое право на существование. Произошедшие после этого арабо-израильские войны стали «экзаменом» на выживание для еврейского народа. На современном этапе, будучи одним из самых динамично развивающихся государств на Ближнем Востоке, Израиль задает собственную региональную повестку, которую вынуждены учитывать не только региональные, но и внешние игроки.

Правый тренд в политике

Прошедшие в 2015 г. выборы в Кнессет 20-го созыва окончательно укрепили позиции правого лагеря, сторонники которого заняли ключевые посты в кабинете министров. Нынешнее правительство действительно можно считать одним из самых «правых» за всю историю Государства Израиль. Несмотря на то, что, согласно социологическим опросам, силу набирает центристская партия «Йеш атид» («Есть будущее») во главе с Яиром Лапидом, позиции правых сил дальше будут доминировать.

Сформированное коалиционное правительство, состоящее из правых и ультраортодоксальных партий, не раз давало трещину. Несмотря на схожесть позиций по внешнеполитическим вопросам, имелся ряд серьезных кризисов, которые были связаны с разногласиями по внутренним делам. Данные кризисы могли привести к распаду коалиции, что привело бы к внеочередным выборам. За прошедшие годы камнем преткновения послужили законы о магазинах, мигрантах и вопрос прохождения службы в армии ультраортодоксальной части населения.

Закон о магазинах. Ключевой проблемой стала работа магазинов в шаббат, что является непозволительным для религиозной части коалиции. Согласно данному закону министр внутренних дел (на данный момент его занимает Арье Дери, лидер ультрарелигиозной партии ШАС) наделяется правом регулировать работу магазинов в святой для иудеев день. Данный законопроект был принят в финальном чтении 58-ю голосами «за» и 57-ю «против», что является показателем уровня раскола в обществе. Работа в шаббат стала предметом еще одного спора, когда правление железных дорог Израиля разрешило проведение технических работ в этот день. В результате этого министр здравоохранения Яаков Лицман, возглавляющий блок «Яхадут ха-Тора» («Единство Торы», объединенный список двух ультраортодоксальных партий), подал в отставку.

Спор между религиозной и светской частью общества разразился по одному из актуальных вопросов на протяжении всей истории государства — по закону о призыве. Продвижение ультраортодоксальными партиями законопроекта об отмене призыва учащихся религиозных учебных заведений в Армию обороны Израиля встретило сопротивление со стороны министра обороны Авигдора Либермана, лидера партии «Исраэль Бейтену» («Наш дом Израиль»). Отказ Либермана голосовать за законопроект стал бы нарушением коалиционной дисциплины, в результате чего премьер-министр обязан был бы снять его с должности. В свою очередь, это провалило бы утверждение государственного бюджета на 2019 г. Столь запутанный кризис был урегулирован Б. Нетаньяху, который смог достичь компромисса, сразу по возвращении из США, и предотвратить внеочередные выборы.

Закреплением правого вектора в израильском обществе стал прогресс в принятии закона о национальном характере Государства Израиль. В Декларации независимости Израиля еврейский характер государства упоминается неоднократно, однако Утвержденный в предварительном чтении законопроект в случае его принятия, станет Основным (конституционным) законом. В законопроекте предложено закрепить статус Государства Израиль как национального государства еврейского народа, а также характер Израиля как еврейского и демократического государства. Таким образом, нормы религиозного права лягут в основу судебной системы и могут быть выбраны в качестве приоритетных, если они вступают в противоречие с иными нормами.

Коррупционные скандалы и «нулевые» дела премьера

Укрепление правого лагеря в израильской общественной и политической жизни сопровождается скандалами, как правило, коррупционными. Под прицелом оказывались не только лидеры и члены правых партий, но и партнеры по коалиции. Так, например, министр внутренних дел Арье Дери, лидер партии «ШАС», входящей в коалицию, обвиняется в целом ряде нарушений: от передачи крупных сумм из бюджета организации, которую контролирует его семья, до махинаций с недвижимостью, в которых также фигурирует его супруга. В начале февраля появилась информация о том, что принято решение о направлении обвинительной рекомендации в отношении министра. Все это привело к резкому падению рейтинга партии вплоть до того, что она может не пройти электоральный барьер на предстоящих выборах.

Что касается правого лагеря, резонансным стало «Дело 630» в отношении сына министра социального обеспечения Хаима Каца, который был задержан в связи с подозрением в подкупе работников концерна «Авиационная промышленность Израиля» (АВИ). До начала своей большой политической карьеры Хаим Кац работал секретарем Национальной организации работников АВИ. По версии следствия, его сын, Яир Кац, шантажом, используя профсоюзную организацию концерна, где сохранялось сильное влияние отца, принуждал сотрудников вступать в ряды правящей партии «Ликуд». В начале февраля 2018 г. расследование было объявлено закрытым, полиция передала дело в прокуратуру с рекомендацией отдать под суд министра и его сына. Несколькими месяцами ранее в отставку подал бывший председатель коалиции, член «Ликуда» Давид Битан в связи с коррупционным «Делом 1803».

Под ударом оказалась другая партия, входящая в коалицию, «Наш дом Израиль» (НДИ), возглавляемая министром обороны Авигдором Либерманом. Ключевой фигурой «Дела 242», известного также как «Дело НДИ», стала Фаина Киршенбаум, генсек НДИ и бывший заместитель министра внутренних дел, а также еще 9 функционеров партии. Обвинительные приговоры были вынесены в этом году, что может отрицательно отразиться на рейтингах партии.

Нынешнее правительство действительно можно считать одним из самых «правых» за всю историю Государства Израиль.

Однако апогеем коррупционных скандалов стали дела, под прицелом которых находится премьер-министр Б. Нетаньяху. На современном этапе ведется расследование по трем «нулевым» делам: «Дело 1000», по которому премьер и члены его семьи получали дорогие подарки от миллиардеров Арнона Милчена и Джеймса Пакера; «Дело 2000», связанное с незаконными контактами премьер-министра с владельцем газеты «Едиот Ахронот» Арноном Мозесом по вопросу информационной поддержки во время кампании 2015 г. взамен на привлечение инвесторов; «Дело 3000», касающееся закупки немецких подводных лодок. Последнее дело является самым крупным коррупционным скандалом за всю историю государства. Предполагается, что двоюродный брат премьер-министра Давид Шимрон оказывал консалтинговые услуги представителю стороны-поставщика. В покупке этих подлодок, сумма сделки по которым составляет 1,5 млрд евро, не было необходимости, как заявил министр обороны Моше Яалон, резко выступив против. Расследованием этих дел занимается специальный отдел полиции «Лахав 433» в связи с их особой значимостью.

Для того чтобы минимизировать издержки от подобных расследований, в Кнессете был принят законопроект, согласно которому запрещается публиковать рекомендации полиции по итогу проведения расследования до направления его в суд. Но поскольку закон был утвержден после возбуждения указанных уголовных дел, на них данная норма распространяться не будет. Тем самым новые расследования в отношении членов партий, входящих в коалицию, не будут иметь настолько серьезное влияние на общественное мнение. Это позволит партиям сохранить свой электорат и избежать возможных досрочных выборов.

Внешнеполитическая стратегия

Сформулированная первым премьер-министром Израиля Давидом Бен Гурионом «периферийная» внешнеполитическая стратегия основывалась на создании союзнических отношений с неарабскими исламскими странами, такими как Турция и Иран, с христианскими (например, марониты в Ливане) и мусульманскими (иракские курды) группами, а также с христианской Эфиопией, в которой немалую часть населения составляют мусульмане. Такая стратегия перестала быть эффективной после смены режимов в Эфиопии, когда в 1974 г. был свергнут Император Селассие I, и Иране, после исламской революции 1979 г. Отношения с Турцией продолжали сохраняться и развиваться до инцидента с захватом израильскими ВМС турецкого судна Мави Мармара, пытавшегося прорвать блокаду Газы в 2010 г.

Основной целью «периферийной» стратегии было создание «кругов» сдерживания т.н. «восточного фронта», в который Израиль включал такие враждебные государства, как Сирия, Ирак и Иордания. Однако после подписания мирных договоров с двумя последними странами и произошедшей в Иране революцией основная угроза начала исходить именно оттуда. Ослабленные продолжительными конфликтами Сирия и Ирак уже не представляют столь серьезной угрозы. Главным вызовом, исходящим с территорий этих государств, является закрепление там иранских позиций.

В этой связи возникла необходимость формирования новой стратегии, которая была бы способна обеспечить физическое существование государства, его безопасность и развитие. В академическом сообществе на протяжении последних лет говорят о формировании т.н. «новой периферийной стратегии». Ее отличительной особенностью является то, что она выходит за границы Ближнего Востока [1]. Условно можно выделить следующие составные части формирующейся стратегии: «Центральная Азия +» (включающая государства региона, а также Азербайджан, граничащий с Ираном), «Средиземноморье» (основой служат Греция, Кипр и Болгария, которые призваны занять место Турции) и «восточная Африка» (Кения и Уганда). Говоря о региональных силах, которые представляют интерес для Израиля, стоит отметить Иракский Курдистан, а также часть государств Персидского залива.

Некоторые центральноазиатские государства и Азербайджан важны для Израиля не только с точки зрения территориальной близости к главному сопернику, Ирану, но и в контексте формирования модели сотрудничества, которую можно имплементировать в отношении других мусульманских стран. Государства Средиземного моря представляют особую важность в контексте экспорта израильского газа на европейский рынок. Так, Кипр, Греция и Израиль в 2018 г. стремятся подписать соглашение о разработке газопровода в Восточном Средиземноморье, что было решено в ходе трехсторонних переговоров. Данный долгосрочный проект предусматривает 2100 км трубопровода для транспортировки газа с месторождений, близких к Кипру и Израилю и имеет ориентировочную стоимость в 5,8 млрд евро.

Некоторые центральноазиатские государства и Азербайджан важны для Израиля не только с точки зрения территориальной близости к главному сопернику, Ирану, но и в контексте формирования модели сотрудничества, которую можно имплементировать в отношении других мусульманских стран.

На африканском направлении особое внимание Израиля приковано к Восточной Африке — через район Африканского Рога идет основной поток оружия и боеприпасов на Синайский полуостров, которые дальше поступают в сектор Газа. Кроме того, в Эритрее негласно базировались подводные лодки ВМС Израиля, которые таким образом готовили плацдарм для нанесения ударов по объектам ядерной программы Ирана. Наладив тесные контакты с Угандой, Кенией, Руандой и Эфиопией, Израиль сосредоточил свои усилия на закреплении и на западной части континента. Апогеем стало участие Израиля, единственного нерегионального государства, в саммите ЭКОВАС. Основным инструментом, с помощью которого налаживаются подобные контакты, и который использует Израиль, является оказание помощи в успешных для него областях: сельском хозяйстве, медицине, оборонной промышленности, высоких технологиях. Вероятно, помимо объективных экономических интересов в этом регионе, Израиль стремится к созданию близких к союзным отношений с неисламскими странами, которые могут служить опорой в регионе.

Качественно новыми направлениями сотрудничества для Израиля становятся латиноамериканское и азиатское. Сегодня Израиль поддерживает дипломатические отношения со всеми странами Латинской Америки и Карибского бассейна, за исключением Боливии, Кубы и Венесуэлы. Пиком активизации этого вектора стало турне премьер-министра Б. Нетаньяху в 2017 г., в ходе которого он посетил Мексику, Колумбию и Аргентину, где встретился также с лидером Парагвая. На азиатском направлении особый интерес для Израиля представляет Индия. Важными сферами сотрудничества, являются оборонная (Израиль занял второе место в списке экспортеров вооружения для Индии после России), энергетика и кибербезопасность. Сближающим фактором в данном контексте может служить наличие конфликта с мусульманским государством, а также негативный образ в глазах всего исламского мира.

Иракский Курдистан, как и часть стран Персидского залива, представляет интерес в контексте формирования антииранского блока в регионе. Израиль, используя территорию Иракского Курдистана с разведывательной целью, систематически оказывает экономическую и дипломатическую поддержку. Так, в 2015 г. 77% процентов израильского импорта нефти приходились на Курдское Региональное Правительство. Это, в свою очередь, составило треть от общего курдского экспорта. Израильские компании вкладывают значительные средства в Иракский Курдистан, особенно в сферу энергетики, строительства, связи и безопасности. Все подобные компании, работающие в регионе, управляются старшими офицерами-резервистами и представителями разведки, возглавляемыми генералом Дэнни Ятомом, бывшим главой «Моссада». Благодаря укреплению своих позиций в Курдистане, у Израиля может появиться возможность сдерживания Ирана и его сил на территории Ирака.

Формирование антииранской региональной коалиции, в которую войдут Израиль, Саудовская Аравия и Египет во главе с США, стало возможным ввиду наличия общего регионального соперника. Если между Израилем и Египтом подписан мирный договор еще в 1979 году, то официальных контактов между Саудовской Аравией и Израилем пока нет. Однако поворотным моментом стало заявление наследного принца Салмана, который в интервью The Atlantic сказал, что палестинцы и израильтяне имеют право иметь свою собственную землю.

Американский и российский фактор

pashinian2m.jpg
Виталий Наумкин:
«Двойной тулуп» Трампа

Особый импульс формированию коалиции придал односторонний выход США из СВПД. Очевидно, что это было сделано в первую очередь в интересах Израиля, который изначально выступал резко негативно в отношении соглашения. Для подкрепления действий США Б. Нетаньяху представил всему миру секретный ядерный архив Ирана, который, по словам премьер-министра, свидетельствует о наличии у Тегерана ядерной программы, несмотря на то, что официально она была заморожена.

В целом с приходом администрации Трампа позиции Израиля на международных площадках стали укрепляться. Наиболее резонансным шагом и кульминацией в израильско-американских отношениях стал перевод посольства в Иерусалим. Данному примеру, как сообщалось, последуют также Парагвай и Гватемала. Подобный уровень отношений между Тель-Авивом и Вашингтоном может сохраниться и после ухода администрации Трампа из-за того, что резко сменить курс в быстро меняющихся реалиях региона не представляется возможным. Поэтому новая администрация будет придерживаться определенной преемственности в сделанных шагах.

Израильский политический истеблишмент, наряду с развитием тесных отношений с США, признает важность доверительных отношений с Россией, ввиду ее закрепления на Ближнем Востоке. На современном этапе Москва играет важную роль в обеспечении безопасности Израиля на сирийском направлении. Благодаря наличию деконфликтизационного механизма ЦАХАЛ проводит военные операции на территории Сирии, пресекая передачу современного вооружения «Хезболле», а также закрепление позиций Ирана на территории страны. Данный механизм представляет собой соглашение между сторонами, при котором Россия позволяет Израилю проводить воздушные операции, не используя свои системы противовоздушной обороны. В связи с этим для обеспечения безопасности страны ВС Сирии используют имеющиеся у нее в наличии системы ПВО, которые частично демонстрируют свою эффективность. После недавней атаки коалиции (США, Франция, Великобритания) по позициям сирийской армии в Москве задумались о поставке комплексов С-300, которые нивелируют угрозы от подобных атак. Поскольку данный комплекс будет представлять серьезную угрозу для ВВС Израиля, что особо ощутимо ввиду повышения интенсивности обмена ударами между Израилем и Ираном на территории Сирии, Б. Нетаньяху по приглашению прибыл в Москву на военный парад, посвящённый 73-й годовщине Победы в Великой Отечественной войне.

На современном этапе Москва играет важную роль в обеспечении безопасности Израиля на сирийском направлении.

Для российской стороны ценность Израиля как партнера в контексте глобальной конфронтации заключается в следующем. Во-первых, Израиль последовательно не присоединяется к режиму санкций, несмотря на давление со стороны нерегиональных партнеров, неся при этом серьезные экспортные потери. Во-вторых, Москва и Тель-Авив стоят на одной стороне в борьбе с героизацией нацизма. Говоря о региональной обстановке, для России важно поддерживать баланс сил на территории Сирии, обеспечивая свое доминирование. Возможно, в том числе по этой причине, она позволят Израилю проводить воздушные операции, ослабляя позиции Ирана и поддерживаемых им сил.

***

Укрепление статуса Израиля как регионального игрока благодаря растущему экономическому и военному потенциалу продолжает усиливать его позиции в контексте урегулирования палестино-израильского конфликта. Более того, перенос сегодня посольства США в Иерусалим создает серьезный прецедент и тем самым существенно меняет баланс сил в разрешении конфликта. Однако это, как представляется, является одним из этапов американского плана по урегулированию. Возможно, следующим этапом станут уступки со стороны Израиля, по которым он предаст часть арабских кварталов Иерусалима (Шуафат, Джабель-Мукабер, Исавия и Абу-Дис) под контроль ПНА. Нет уверенности в том, что данный шаг устроит обе стороны. Тем не менее разрабатываемый США, которые заполнили вакуум переговорного процесса, план урегулирования, является единственным на современном этапе.

Очевидно, что в период каденции Трампа Израиль будет максимально использоваться для получения поддержки при реализации своих интересов в регионе ввиду роста напряженности у своих границ (усиление позиций Ирана в Сирии, победа «Хезболлы» на выборах в Ливане и т.д.). Более того, для оперативного реагирования на данные вызовы Кнессет наделил премьер-министра и министра обороны полномочиями по объявлению войны. Этот факт, а также факт проведения самых крупномасштабных за последние 19 лет учений на севере страны свидетельствуют о готовности Израиля к негативным сценариям развития событий в регионе.

1. יוסי אלפר. מדינה בודדה. באזור בעלותבעלות אחר ישראל של החשאי החיפוש, מטר. 2015-208 c.


Оценить статью
(Голосов: 11, Рейтинг: 4.64)
 (11 голосов)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Каким образом заявления В.В. Путина в послании Федеральному Собранию и показ новых стратегических вооружений скажется на международной безопасности в ближайшие годы?

    Следует ожидать гонки вооружений ведущих государств мира, что приведет к неконтролируемой эскалации военно-политической напряженности во всем мире  
     155 (43%)
    Сделанные заявления и показ супероружия скорее завершают начатый ранее процесс обновления Вооруженных Сил России в ответ на вызовы современности, к этому на Западе давно были готовы — существенных изменений в глобальном балансе сил не произойдет  
     142 (40%)
    На наших глазах возвращается Ялтинско-Потсдамский мировой порядок, в которой Россия определенно играет роль одного из полюсов, что позволит иметь более стабильную архитектуру международной безопасности  
     53 (15%)
    Ваш вариант ответа. В комментариях  
     8 (2%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся