Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 8, Рейтинг: 4.88)
 (8 голосов)
Поделиться статьей
Георгий Филатов

к.и.н. научный сотрудник Центра испанских и португальских исследований Института всеобщей истории Российской академии наук

Референдум о независимости Каталонии, состоявшийся 1 октября 2017 г., стал вехой в истории Испании. Вряд ли кто-то мог предположить, насколько глубокие изменения последуют за ним. Через год становится очевидно, что он повлиял не только на отношения Мадрида и Барселоны, но и на всю политическую структуру страны. И дело не только в том, что в Испании сменился премьер-министр и правящая партия, но и в том, что сама структура распределения власти стала совершенно иной. На смену двухпартийности пришла многопартийность, в условиях которой определяющую роль получили представители региональных сил.

Парадоксально, но через год после проведения референдума в Каталонии и жесткого пресечения его последствий центральными властями роль региональных партий в Испании оказалась велика как никогда. Именно их позиция предрешила отставку М. Рахоя, именно от них теперь во многом зависит способность нового правительства социалистов проводить законопроекты.

Ни одно испанское правительство, которое могло бы прийти к власти сейчас, не способно управлять без активной поддержки региональных партий, что дает им серьезнейший рычаг давления на центральные власти. В результате, хотя каталонские сепаратисты не добились никаких перемен в статусе региона, фактически кризис годичной давности привел к росту значения регионов в общеиспанской политике. Насколько возможно управлять государством в таких условиях, покажет время.


Референдум о независимости Каталонии, состоявшийся 1 октября 2017 г., стал вехой в истории Испании. Вряд ли кто-то мог предположить, насколько глубокие изменения последуют за ним. Через год становится очевидно, что он повлиял не только на отношения Мадрида и Барселоны, но и на всю политическую структуру страны. И дело не только в том, что в Испании сменился премьер-министр и правящая партия, но и в том, что сама структура распределения власти стала совершенно иной. На смену двухпартийности пришла многопартийность, в условиях которой определяющую роль получили представители региональных сил.

Появление нового правительства не закончило период нестабильности в Испании — новый кабинет социалистов находится в еще более шатком положении, чем предыдущий.

Сам каталонский кризис, как казалось в первые месяцы после проведения референдума, разворачивался в пользу испанских центральных властей. Даже результаты референдума, который в Мадриде объявили незаконным, не были столь однозначными — подавляющее большинство голосовавших высказались за отделение от Испании, но фактические цифры позволяли центральным властям интерпретировать их в свою пользу. Из чуть более 5,3 млн зарегистрированных избирателей на участки пришло около 2,2 млн, только 2 млн из них поддержали независимость, то есть лишь 38% каталонцев, имеющих право голоса.

Бывший глава правительства Испании Мариано Рахой занял жесткую позицию. Провозглашение независимости 27 октября привело к введению прямого правления в регионе, благо в испанскую конституцию 1978 г. предусмотрительно внесли такую возможность. Местные органы власти были распущены, а половина правительства Каталонии оказалась на скамье подсудимых. Глава региона Карлес Пучдемон скрылся в Бельгии. Там он, по всей видимости, пытался добиться участия ЕС в конфликте, но европейские страны заявили, что вся ситуация является исключительно внутренним делом Испании. Складывалось ощущение, что Мариано Рахой вышел победителем — в регионе восстановлен конституционные порядок, в отношении зачинщиков ведется судебное разбирательство. Однако, как показало время, эта победа для него и его партии оказалась пирровой.

Выборы в Каталонии и новые проблемы

Выборы в парламент Каталонии, прошедшие 21 декабря 2017 г., через полтора месяца после референдума, обозначили сразу несколько серьезных проблем для Рахоя. Во-первых, они показали слабость его стратегии — кнут без какого-либо пряника. Абсолютное большинство (70 мест из 135) получили сторонники независимости, хотя наибольшее число людей проголосовали за юнионистские силы. Стало очевидно, что Мадриду удалось разобраться с симптомами проблемы, но не ее причиной — половина населения продолжает поддерживать сторонников независимости. Правительство М. Рахоя ничего не предложило взамен, чтобы как-то изменить эту ситуацию.

Во-вторых, неприятными для главы испанского правительства стали результаты его «Народной партии» — она получила всего четыре депутатских места, что стало худшим результатом на региональных выборах за всю ее историю. Стоит, правда, отметить, что никто и не ожидал от этой правой консервативной политической силы высоких достижений. Небольшой радостью для центральных властей Испании стали результаты партии «Граждане», которая твердо выступает за сохранение региона в составе Испании. Она получила самое большое представительство в парламенте Каталонии — 36 мест, однако этого было недостаточно для формирования правительства.

Парадоксально, но через год после проведения референдума в Каталонии и жесткого пресечения его последствий центральными властями роль региональных партий в Испании оказалась велика как никогда.

И хотя успех этой относительно молодой политической силы дает возможность Мадриду получить опору в регионе, для «Народной партии» это стало тревожным знаком. В Каталонии «Гражданам» удалось собрать голоса тех жителей региона, которые выступают против независимости, но не хотят голосовать за дискредитировавшую себя «Народную партию». Этот регион и до референдума отличался прохладным отношением к ней, а жесткая и неуступчивая позиция М. Рахоя в ходе кризиса, особенно приостановка автономии, отвернула от «Народной партии» значительную часть электората.

Успех на выборах в Каталонии продемонстрировал потенциал «Граждан» как альтернативы Народной партии. С февраля–марта 2018 г. все больше и больше стали говорить о том, что у «Граждан» есть возможность потеснить «Народную партию» не только в региональных парламентах, но и на общенациональном уровне. Условия для этого как раз начали складываться. Во-первых, сказывалась определенная усталость населения от правления «Народной партии», которая с начала 1990-х гг. попеременно с ИСРП правит Испанией. Во-вторых, первую половину 2018 г. «Народную партию» сотрясали скандалы.

Кризис «Народной партии»

Одним из самых серьезных скандалов стала ситуация с магистерской степенью Кристины Сифиэунтос — главы автономной области Мадрида, которую многие рассматривали в качестве смены М. Рахоя. Оппозиция инициировала расследование законности присвоения ей этой степени, из-за чего К. Сифиэунтос в апреле подала в отставку. Проверка началась и в отношении других высокопоставленных членов «Народной партии», среди которых и нынешний ее лидер Пабло Касадо. Скандал не замедлил сказаться на рейтингах партии — они пошли вниз.

В то же время на общенациональном уровне социологические опросы показывали рост популярности «Граждан». Так, в апреле, согласно опросу Центра социологических исследований, «Граждане» заняли бы первое место на всеобщих выборах. К сентябрю их популярность несколько снизилась, и они с минимальным отставанием от «Народной партии» занимают третье место.

Окончательный удар по правительству Мариано Рахоя был нанесен испанским судом в мае 2018 г. Он признал причастность «Народной партии» к незаконным схемам финансирования в ходе муниципальных выборов 2007 и 2008 гг. Ряд ее высокопоставленных членов были приговорены к длительным тюремным срокам, а среди них и бывший казначей партии Луис Барсенас. В этих условиях социалисты объявили вотум недоверия главе кабинета. Собственных депутатов у левых партий (ИСРП, «Подемос») для отстранения М. Рахоя не хватало — им необходима была поддержка различных региональных партий, представленных в испанских Кортесах.

Парадоксально, но судьбу Мариано Рахоя решили голоса депутатов баскских и каталонских националистов. Буквально накануне голосования в конгрессе депутатов 1 июня 2018 г. лидеру социалистов удалось договориться с ними. Против вотума выступили, помимо «Народной партии», несколько депутатов из близких им политических сил, а также «Граждане». Для них, правда, это не было принципиальной позицией — свою поддержку социалистам они обещали в обмен на проведение досрочных выборов, на которых они ожидали очень хороших результатов. Социалисты не пошли на это, а добились поддержки представителей регионов. Итогом стала отставка М. Рахоя и назначение социалиста Педро Санчеса премьер-министром страны.

Появление нового правительства не закончило период нестабильности в Испании — новый кабинет социалистов находится в еще более шатком положении, чем предыдущий. Он вынужден действовать в условиях, когда в конгрессе депутатов самым многочисленным представительством обладает «Народная партия» (134 места), а у ИСРП всего 84 мандата. Его опора — это лоскутная коалиция, состоящая из партий, чьи идеологически платформы порой диаметрально противоположны.

Новый кабинет в поиске единства

То, что противоречия между партиями будут очень серьезными, было очевидно еще до смещения М. Рахоя. Так, добиваясь поддержки баскских националистов по вопросу о вотуме недоверия, П. Санчес пообещал им оставить неизменными параметры бюджета, о которых они в апреле договорились с М. Рахоем. Это сразу же вызвало недовольство партии «Подемос» (третьей по численности силы в парламенте), которая одной из главных своих задач считает увеличение ассигнований на социальные нужды. Это, конечно, не повиляло на голосование, но осадок остался. И таких противоречий среди коалиции, собранной П. Санчесом, множество. Из-за этого единственное, что их могло объединить, — это общее недовольство даже не столько «Народной партией» в целом, сколько непосредственно М. Рахоем.

После его отстранения поддерживать хоть какое-то согласие между столь разношерстными политическими силами стало одним из главных вызовов для Педро Санчеса, в отсутствии общего врага это казалось почти невозможными. Однако новому главе правительства удалось найти выход. Если настоящее не предоставляет общего врага, а «Народная партия», которая никак не разберется с многочисленными коррупционными скандалами, в нынешнем своем состоянии никак не может претендовать на то, чтобы быть серьезной силой, то повод для объединения можно найти в прошлом.

Ни одно испанское правительство, которое могло бы прийти к власти сейчас, не способно управлять без активной поддержки региональных партий, что дает им серьезнейший рычаг давления на центральные власти.

Таким поводом стал вопрос об останках Франсиско Франко. Критическое отношение к нему и его режиму разделяли как все левые силы, так и подавляющее большинство региональных партий. Вопрос о его перезахоронении из монументального комплекса Долины павших уже вставал в конце 2000-х гг., когда у власти находилось правительство социалистов. Однако сменившая его «Народная партия» не желала беспокоить прошлое, которое было в то время еще относительно недавним.

Сейчас же вопрос об эксгумации останков Ф. Франко стал наиболее важным делом первых ста дней правительства Педро Санчеса. Как оказалось, он как нельзя лучше способен объединить столь разные силы, на поддержке которых держится его правительство. Голосование по этому вопросу 13 сентября почти в точности повторило голосование по вотуму недоверия М. Рахою — почти все региональные партии поддержали планы правительства.

В результате к 1 октября 2018 г. испанская политическая система окончательно потеряла двухпартийный характер, который в большей или меньшей степени сохранялся с момента перехода к демократии после смерти Ф. Франко в 1975 г. Все опросы, проходившие с апреля 2018 г., указывают на то, что наибольшей поддержкой пользуются четыре партии: ИСРП, «Народная партия», «Граждане», «Подемос». Однако ни одна из них не могла бы получить абсолютное большинство.

Парадоксально, но через год после проведения референдума в Каталонии и жесткого пресечения его последствий центральными властями роль региональных партий в Испании оказалась велика как никогда. Именно их позиция предрешила отставку М. Рахоя, именно от них теперь во многом зависит способность нового правительства социалистов проводить законопроекты. Даже партия «Граждане», которая в 2018 г. смогла серьезнейшим образом потеснить «Народную партию», является очередным тому подтверждением, так как она возникла в 2005 г. как каталонская партия.

Ни одно испанское правительство, которое могло бы прийти к власти сейчас, не способно управлять без активной поддержки региональных партий, что дает им серьезнейший рычаг давления на центральные власти. В результате, хотя каталонские сепаратисты не добились никаких перемен в статусе региона, фактически кризис годичной давности привел к росту значения регионов в общеиспанской политике. Насколько возможно управлять государством в таких условиях, покажет время.


Оценить статью
(Голосов: 8, Рейтинг: 4.88)
 (8 голосов)
Поделиться статьей

Текущий опрос

Какие глобальные угрозы, по вашему мнению, представляют наибольшую опасность для человечества в ближайшие 20 лет? Укажите не более 5 вариантов.

Прошедший опрос

  1. Какой исход выборов в Конгресс США, по вашему мнению, мог бы оказать положительное влияние на российско-американские отношения в краткосрочной перспективе?

    Ни один из возможных результатов не способен оказать однозначного влияния  
     181 (71%)
    Большинство республиканцев в обеих палатах  
     46 (18%)
    Большинство демократов в обеих палатах  
     27 (11%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся