Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 51, Рейтинг: 4.84)
 (51 голос)
Поделиться статьей
Сергей Хенкин

Д.и.н., профессор каф. сравнительной политологии МГИМО МИД России, эксперт РГНФ

Внеочередные парламентские выборы, состоявшиеся в Каталонии 21 декабря 2017 г., не заложили основу для разблокирования острейшего конфликта между сепаратистскими силами и сторонниками единой Испании (унионистами). Правда, первое место заняла партия «Граждане» (Ciudadanos), выступающая за территориальное единство Испании. Однако в целом выборы, созванные правительством Мариано Рахоя для того, чтобы нормализовать ситуацию в автономии посредством ослабления сепаратизма, привели к обратному результату — совокупной победе сепаратистских партий, как и прежде обладающих абсолютным большинством в региональном парламенте. Каталонский конфликт вступил в очередную непредсказуемую фазу.

Выборы в очередной раз засвидетельствовали, что в Каталонии нет социального большинства, стремящегося к независимости. За сепаратистские партии проголосовали 47,5% избирателей, на 0,3% меньше, чем в 2015 г. При всем этом стало очевидно, что способность борцов за независимость к сопротивлению и продолжению борьбы за свои цели значительно выше, чем многие ожидали. Ни ухудшение социально-экономической ситуации в Каталонии, ни отсутствие поддержки со стороны ЕС не привели к оттоку избирателей от сепаратистских партий. Активация 155 статьи конституции только сплотила лагерь сепаратизма, четко обозначив линию водораздела на «своих», противников этой статьи и «чужих», ее сторонников.

Еще одним важнейшим результатом выборов — и здесь опросы оказались гораздо точнее — стала победа партии «Граждане», твердо и последовательно выступающей против сепаратизма. Ее победа имеет историческое значение: впервые за годы демократии победу на региональных выборах в Каталонии одержала ненационалистическая партия.

Формирование будущего регионального правительства, состоящего из унионистских партий, представляется нереальным. Но и платформа сепаратистского лагеря выглядит весьма неконкретной и противоречивой, между партиями и внутри них существуют разные точки зрения. Все сепаратистские партии выступают за отмену 155 статьи конституции и освобождение заключенных. Но каким путем добиться этого?

Результаты выборов в Каталонии неизбежно рано или поздно повлияют на политическую ситуацию и расстановку сил во всей Испании. Победа «Граждан» и поражение Народной партии осложняют положение правительства меньшинства НП, которое до сих пор в значительной мере опиралось на поддержку депутатов «Граждан».


Внеочередные парламентские выборы, состоявшиеся в Каталонии 21 декабря 2017 г., не заложили основу для разблокирования острейшего конфликта между сепаратистскими силами и сторонниками единой Испании (унионистами). Правда, первое место заняла партия «Граждане» (Ciudadanos), выступающая за территориальное единство Испании. Однако в целом выборы, созванные правительством Мариано Рахоя для того, чтобы нормализовать ситуацию в автономии посредством ослабления сепаратизма, привели к обратному результату — совокупной победе сепаратистских партий, как и прежде обладающих абсолютным большинством в региональном парламенте. Каталонский конфликт вступил в очередную непредсказуемую фазу.

Беспрецедентная избирательная кампания

firuen1.jpg
REUTERS

После активации 155 статьи конституции, сопровождавшейся роспуском парламента и правительства и введением прямого управления из Мадрида, сепаратистский лагерь оказался в сложной ситуации. Национальная судебная коллегия Испании приняла решение об аресте членов отстраненного от власти правительства Каталонии. Бывшие министры были обвинены в мятеже, подрывной деятельности и растрате государственных средств. В случае признания их виновными в мятеже им грозит до 30 лет лишения свободы. На судебное заседание в Мадриде 3 ноября 2017 г. пришли девять бывших министров. Восемь из них, включая вице-президента автономии Ориола Жункераса, были помещены под арест (предварительное заключение) без права выхода под залог. Руководителя департамента предпринимательства Санти Вилу, уволившегося накануне объявления независимости Каталонии, суд согласился отпустить под залог в 50 тыс. евро.

В декабре 6 экс-министров были освобождены под залог в 100 тыс. евро. Им запретили выезжать из страны и обязали каждую неделю являться в Верховный суд, чтобы засвидетельствовать свое присутствие. Однако двое, О. Жункерас и экс-министр внутренних дел Жоаким Форн, остались под стражей. Решение об отказе аргументировалось риском повторения преступлений, в которых их обвиняли.

Экс-председатель правительства Каталонии Карлес Пучдемон и еще четыре министра на заседание суда не явились, ранее перебравшись в Брюссель. Верховный суд Испании выдал Европейский ордер на их арест. Полиции Бельгии было предписано принять решение об их экстрадиции. 5 ноября К. Пучдемон и его соратники добровольно сдались бельгийской полиции. На следующий день все они были освобождены под подписку о невыезде. Бельгийские суд начал рассматривать вопрос о возможности их экстрадиции. К. Пучдемон заявил, что не собирается просить Бельгию о политическом убежище, но останется в Брюсселе до тех пор, пока не получит гарантии «честного судебного процесса». Он отказался от испанской пенсии в 112 тыс. евро, полагающейся экс-президенту, и заявил, что остается легитимно избранным председателем правительства региона. 25 ноября К. Пучдемон из Бельгии объявил о старте своей избирательной компании. С самого начала экс-председатель женералитата рассматривал предстоявшие выборы как второй тур референдума, состоявшегося 1 октября.

5 декабря Верховный суд Испании отозвал европейский ордер на арест К. Пучдемона и бывших членов его правительства. Официально это решение объяснялось тем, что все пятеро изъявили желание вернуться в Испанию для участия в выборах в парламент Каталонии. 14 декабря судебные органы Бельгии официально закрыли дело об экстрадиции Пучдемона и его соратников. С них сняли введенные ранее ограничения на свободу передвижения. Однако в Испании политики могут быть помещены под стражу: ордер на их арест здесь не аннулирован.

Экс-спикер парламента Каталонии Карме Форкадель была арестована, но на следующий день вышла из тюрьмы под залог в 150 тыс. евро. У нее забрали паспорт и запретили выезжать из страны, обязав постоянно являться на заседания суда по вызову.

Выборы объявлялись «незаконными», а участие в них объяснялось стремлением набрать большинство голосов, доказать свое законное право на отделение от Испании и потребовать прощения для заключенных в тюрьмы руководителей. Выборам уже не в первый раз придавался плебисцитарный характер.

В первые дни после активации 155 статьи ряд представителей сепаратистского лагеря заявили о признании этой статьи. Создавалось впечатление, что они отказались от своих планов. Однако в дальнейшем, будучи включенными в избирательные списки, они вновь стали резко критиковать политику испанского государства и пропагандировать идею независимости.

Наиболее ярко тактическая переориентации проявилась в заявлениях и поступках К. Форкадель. Бывшая спикер парламента, до активации 155 статьи призывавшая своих сторонников к твердости, заявлявшая, что ни она, ни члены президиума каталонского парламента не отступят ни на шаг от своих позиций, оказавшись перед перспективой попасть в тюрьму, стала утверждать, что уважает 155 статью, а провозглашение независимости было символическим, не имеющим юридических последствий. А затем, после нескольких недель молчания, став четвертым по счету кандидатом в избирательном списке Левой республиканской партии Каталонии, К. Форкадель вновь вернулась к радикальной риторике. На митинге своих сторонников она заявила: «Репрессии не остановят наш путь к республике и не покончат с нашей жаждой свободы».

В разных районах Каталонии постоянно проходили демонстрации с требованиями освобождения заключенных членов бывшего правительства и арестованных еще в октябре двух руководителей известных общественных организаций. 8 ноября небольшие профсоюзы при поддержке сепаратистских партий и организаций гражданского общества предприняли попытку организовать всеобщую забастовку. Выступление нарушило нормальный ход жизни в некоторых местностях, поскольку были блокированы шоссейные и железнодорожные пути. Однако подлинно массовый характер забастовка не приобрела. В целом за весь рассматриваемый период «каталонского майдана», о возможности которого говорило немало экспертов, не случилось.

Основное внимание сторонники независимости сосредоточили на подготовке к парламентским выборам. По решению испанских властей в них могли участвовать все члены бывшего правительства, в том числе и находившиеся в тюрьме. Первоначально проблема участия в выборах, созванных центральным правительством, стала предметом раздумий для части сепаратистов, поскольку положительное решение вопроса означало отказ от своей, ранее принятой легальности и принятие правил игры испанского государства. Вскоре, однако, с сомнениями было покончено. Все основные партии сепаратистского лагеря приняли решение участвовать в голосовании. При этом выборы объявлялись «незаконными», а участие в них объяснялось стремлением набрать большинство голосов, доказать свое законное право на отделение от Испании и потребовать прощения для заключенных в тюрьмы руководителей. Выборам уже не в первый раз придавался плебисцитарный характер.

firuen1.jpg
REUTERS

Избирательная кампания была аномальной. К. Пучдемон, находясь в Брюсселе, общался со своими сторонниками посредством «Твиттера» и видеоконференций. О. Жункерас из тюрьмы писал письма соратникам и отвечал на вопросы интервьюеров.

Накануне выборов перед двумя ведущими партиями сепаратистского лагеря встал принципиально важный вопрос: идти на них вместе с единым списком кандидатов или раздельно. Опыт избирательных кампаний, проводившихся в Каталонии с 1984 по 2012 гг., свидетельствует, что обе партии добивались лучших результатов, выступая порознь. С 1984 по 2012 гг. совокупный результат Левых республиканцев Каталонии и Демократической европейской партии Каталонии (она несколько раз меняла названия — Конвергенция и Союз, затем Демократическая партия Каталонии) и Левых республиканцев Каталонии никогда не опускался ниже 44 % голосов, и они обладали абсолютным большинством мест в региональном парламенте. Когда же в 2015 г. эти партии образовали коалицию, то собрали только 39,6% голосов. Не получили они и абсолютного большинства депутатских мест (не хватило 6 мандатов). Обрести его они смогли лишь благодаря поддержке 10 депутатов леворадикальной антисистемной партии «Кандидатура народного единства».

В преддверии выборов 21 декабря руководство ЛРК решило не повторять прежний опыт и участвовать в выборах самостоятельно, тем более что большинство опросов предрекало ей победу. Напротив, партия К. Пучдемона — Демократическая европейская партия Каталонии, в последние годы постоянно несущая ощутимые электоральные потери, была заинтересована в продолжении коалиционной политики (опросы предсказывали ей только четвертое место и новые потери). Но возобладала точка зрения руководства ЛРК: в результате блок двух ведущих сепаратистских партий, одержавший победу в 2015 г., распался.

Однако за короткий срок настроения избирателей изменились. К. Пучдемон преобразовал свою партию в новое объединение «Вместе за Каталонию» (Junts pel Catalunya), которое совершило мощный бросок вперед, резко сократив отставание от ЛРК. По этому поводу испанская газета «Эль Мундо» едко заметила: «Бегство в Брюссель (К. Пучдемона — авт.) дает больше дивидендов, чем пребывание в тюрьме (О. Жункераса — авт.). Мученик в борьбе за независимость — Пучдемон». Между двумя ведущими сепаратистскими формированиями развернулось соперничество за роль лидера движения за независимость. Так, споры шли о том, кто из двух руководителей должен в случае победы возглавить будущее правительство Каталонии. Кроме того, ЛРК позиционировали себя как партия, которая за свое 86-летнее существование не запятнала себя ни одним громким коррупционным скандалом, намекая на предшественников нынешнего формирования К. Пучдемона — партийную федерацию Конвергенция и Союз Каталонии, за которой тянется шлейф коррупционных скандалов. Накануне выборов ЛРК заявила о готовности блокироваться с наиболее умеренными несепаратистскими силами. Напротив, объединение «Вместе за Каталонию» рассматривало предстоящие выборы исключительно как плебисцит между Карлесом Пучдемоном и Мариано Рахоем, выводя Ореола Жункераса из игры.

Не добившись своей главной цели, борцы за независимость не оставляли надежды получить поддержку международного сообщества. Покинув Каталонию, К. Пучдемон далеко не случайно избрал местом своего пребывания Брюссель — сердце ЕС, где к тому же существует сильное сепаратистское движение. Выступая в ноябре перед примерно 200 мэрами каталонских городов и местечек, приехавшими в Брюссель, чтобы поддержать его, К. Пучдемон заявил, что в Испании произошел «государственный переворот против законно избранного правительства», «нарушаются права человека», и Мадрид «должен ответить перед международным правосудием за свои злоупотребления».

7 декабря в Брюсселе состоялась демонстрация сторонников независимости Каталонии. По данным бельгийской полиции, в ней участвовали примерно 45 тыс. чел. Среди них было много каталонцев, прибывших в Брюссель на самолетах, поездах и автомобилях (в демонстрации также участвовали фламандские и валлонские националисты). Манифестация, в которой приняли участие многие руководители сепаратистских организаций, прошла под девизом «Европа, проснись». К. Пучдемон, обратившись к главе Еврокомиссии Ж-К. Юнкеру, заявил, что Европе нужно сказать свое слово в каталонском конфликте. Однако европейские лидеры в очередной раз отказали ему в поддержке и посредничестве в отношениях с Мадридом, считая конфликт внутренним делом Испании.

Результаты выборов в Каталонии подтвердили известную и время от времени повторяющуюся в разных странах истину: данные многочисленных опросов общественного мнения отнюдь не всегда совпадают с итогами голосования.

Солидаризировались с каталонским борцами за независимость только сепаратистские лидеры других европейских стран. Примечательно, что присутствие Карлеса Пучдемона в Бельгии вызвало напряженность как в отношениях между Бельгией и Испанией, так и в коалиционном бельгийском правительстве, куда входят члены влиятельной сепаратистской партии Фламандский интерес, не скрывающей своих симпатий каталонским борцам за независимость.

Пренебрежительное отношение со стороны ЕС вызывает недоумение и возмущение в стане сепаратистов. В одном из выступлений в Брюсселе К. Пучдемон подверг резкой критике позицию Евросоюза, отринув традиционную проевропейскую ориентацию каталонского сепаратизма и встав по существу на позиции евроскептицизма. Он охарактеризовал ЕС как клуб стран, переживающих упадок и атрофию, которыми управляют немногие люди, бесчувственные к нарушениям человеческих прав. К. Пучдемон заявил, что каталонцы должны проголосовать на референдуме, хотят ли они оставаться в Европе. Правда, встретившись с негативным отношением к этому заявлению со стороны многих собственных сторонников, он «отыграл» назад, заметив в «Твиттере», что «каталанизм, безусловно, отличает европейская направленность». Однако критические высказывания в адрес ЕС весьма симптоматичны.

В предвыборных программах партий, выступающих за территориальную целостность Испании — «Граждане» и местные отделения Испанской социалистической рабочей партии (Социалистическая партия Каталонии) и Народной партии, — обращалось внимание на необходимость решения давно назревших в регионе экономических и социальных проблем. Сепаратистский эксперимент, начавшийся в 2011–2012 гг., обернулся откладыванием реализации важных структурных реформ. Проблемы социальной политики: здравоохранения, образования, борьбы с бедностью — не решались. В Каталонии ухудшаются условия жизни многочисленных групп населения, поскольку падает покупательная способность заработной платы, сокращаются социальные выплаты. Ситуация политической нестабильности и юридической неопределенности создает кризис доверия в отношениях между каталонским бизнесом и властями автономии. Происходит массовое бегство капитала, сокращаются инвестиции в экономику, ухудшается ситуация на рынке труда. В период с 1 октября по 12 декабря 3004 компании сменили юридические адреса, при этом многие предприниматели заявили, что не вернутся. Бегство капитала продолжалось и после введения в действие 155 статьи конституции, хотя и несколько замедлилось. В октябре 2017 г. рост безработицы в Каталонии вдвое превысил аналогичные показатели в Испании. По сравнению с октябрем 2016 г. приток иностранных туристов в автономии снизился на 4,7%, а доходы от розничной торговли — на 3,9%. В октябре 2017 г. были созданы 1224 компании, на 14,3% меньше, чем ровно год назад. 6 из 10 опрошенных европейцев считают, что сепаратистский эксперимент нанес удар по имиджу Каталонии и всей Испании.

firuen1.jpg
Сергей Хенкин:
Каталонский лабиринт

Разделяя глубокую озабоченность положением дел в Каталонии, унионистские партии вместе с тем уделяли повышенное внимание электоральной арифметике и критике конкурентов из собственного лагеря. Разногласий между этими партиями было больше, чем между партиями, борющимися за независимость.

Острая полемика внутри противоборствующих лагерей накладывалась на общую наэлектризованную ситуацию в регионе. Надежды части общественности на то, что активация 155 статьи конституции несколько разрядит напряженность в Каталонии, не оправдались. Страсти продолжали накаляться, а стороны проявляли полную неспособность слышать и понимать друг друга. Власти называли сепаратистов мятежниками, а борцы за независимость сравнивали их с франкистами. Эксперты проводили аналогии между политико-психологической обстановкой в Каталонии и той, что была в свое время в Ольстере за тем исключением, что здесь все происходит в мирных формах, нет взрывов, выстрелов и убийств.

Сепаратисты опасались фальсификаций, утверждая, что выборы будут проходить в неравных условиях. Для того чтобы избежать их, была создана параллельная система подсчета голосов. К участию в ней были привлечены более 37 тыс. доверенных лиц партий и организаций, борющихся за независимость Каталонии, которые должны были общаться посредством мобильной связи.

Выборы: поляризация сил

Результаты выборов в Каталонии подтвердили известную и время от времени повторяющуюся в разных странах истину: данные многочисленных опросов общественного мнения отнюдь не всегда совпадают с итогами голосования. Результаты выборов опровергли подавляющее большинство данных опросов, согласно которым сепаратисты не наберут абсолютного большинства депутатских мандатов и сложится патовая ситуация, чреватая новыми выборами. Партии, выступающие с сепаратистских позиций — «Вместе за Каталонию», Левые республиканцы Каталонии и Кандидатура народного единства, в совокупности завоевали 70 депутатских мандатов (из 135), т.е. абсолютное большинство (после выборов 2015 г. у них было 72 места). При этом произошла еще одна неожиданность: формирование К. Пучдемона (34 места, 941 тыс. (21,8%) голосов) опередило партию О. Жункераса (32 места, 929 тыс. (21,5%) голосов). Главный аргумент К. Пучдемона — «законно избранный президент должен вернуться» возымел свое действие на избирателей. Правда, разрыв между двумя партиями составил всего 12 тыс. голосов. Кандидатура Народного единства (КНЕ) потеряла 6 депутатских мандатов (4 вместо прежних 10, 193 тыс. (4,8%) голосов). Однако именно эта партия может сыграть важную роль при формировании нового правительства, так как именно ее депутаты дают необходимое сепаратистам абсолютное большинство. Впрочем, для формирования будущего правительства достаточно, чтобы КНЕ воздержалась при вынесении вотума доверия новому председателю правительства.

Вместе с тем выборы в очередной раз засвидетельствовали, что в Каталонии нет социального большинства, стремящегося к независимости. За сепаратистские партии проголосовали 47,5% избирателей, на 0,3% меньше, чем в 2015 г. При всем этом стало очевидно, что способность борцов за независимость к сопротивлению и продолжению борьбы за свои цели значительно выше, чем многие ожидали. Ни ухудшение социально-экономической ситуации в Каталонии, ни отсутствие поддержки со стороны ЕС не привели к оттоку избирателей от сепаратистских партий. Активация 155 статьи конституции только сплотила лагерь сепаратизма, четко обозначив линию водораздела на «своих», противников этой статьи и «чужих», ее сторонников.

Еще одним важнейшим результатом выборов — и здесь опросы оказались гораздо точнее — стала победа партии «Граждане», твердо и последовательно выступающей против сепаратизма. Ее победа имеет историческое значение: впервые за годы демократии победу на региональных выборах в Каталонии одержала ненационалистическая партия. Во многом этот успех стал возможен благодаря действиям руководителя организации «Граждан» в регионе 36-летней Инес Арримадес, харизматичного политика, снискавшего доверие многих избирателей. В ходе предвыборной кампании И. Арримадес заявила, что в отличие от президента сепаратистов К. Пучдемона, она будет президентом всех каталонцев, президентом «здравого смысла и спокойствия» в противовес «расколу и разделению», которые принес с собой сепаратистский процесс. Она призывала к смене курса, необходимой для того, чтобы покончить с кошмаром сепаратизма и обращения к реальным проблемам каталонцев — образованию, здравоохранению, улучшению финансирования автономии.

«Граждане» стали центром притяжения для многих избирателей, выступающих за единую Испанию. За них отдали свои голоса часть бывших избирателей Каталонской социалистической партии. Но особенно большой прирост получила партия-победитель от бывших избирателей консервативной Народной партии — по некоторым оценкам, до 45%.

СПК и НП выступили неудачно. Социалисты, правда, увеличили свое парламентское представительство на 1 место (17 депутатских мандатов, 603 тыс. (13,9%) голосов), но для партии, которая несколько десятилетий была одной из ведущих в регионе, достигнутые результаты весьма скромны. Что же касается Народной партии, то она потерпела тяжелое, едва ли не беспрецедентное в своей истории поражение. Представительство партии в парламенте сократилось с 11 до 3 депутатов. По сравнению с выборами 2015 г. электорат НП уменьшился вдвое, составив 184 тыс. (4,3%) голосов. Создалась парадоксальная ситуация: правящая в Испании партия оказалась в самом беспокойном регионе страны в положении маргинальной силы, не способной сформировать собственную депутатскую фракцию в парламенте.

Явка на выборах была исключительно высокой — 81,9% избирателей (в 2015 г. — 77,4%, что тогда тоже было рекордом). При этом, по некоторым оценкам, насчитывалось до 1 млн неопределившихся избирателей. Унионистские партии связывали большие надежды с увеличением электората, рассчитывая, что это обстоятельство повышает их шансы, поскольку в переломный для Каталонии момент к урнам придут люди, прежде не голосовавшие из чувства страха перед националистическими силами, доминировавшими и навязывавшими свои правила игры в автономии. Молчаливые избиратели рассматривались как резерв унионистов. Однако эти надежды если и оправдались, то в небольшой степени. Глубокий социологический анализ сдвигов в настроениях каталонских избирателей после референдума о независимости, состоявшегося 1 октября 2017 г., еще впереди. Но уже сейчас очевидно, что жесткие действия испанских правоохранительных органов во время референдума, а затем введение 155 статьи конституции и аресты ряда руководителей движения за независимость вызвали неприятие значительной части каталонцев. Оценивая происходящее как попрание их гражданских прав и человеческого достоинства, они поддержали сепаратизм. Отсюда и резкое падение влияния в регионе и без того давно непопулярной НП, образ которой теперь ассоциируется со 155 статьей конституции.

Результаты выборов подтвердили, что каталонское общество глубоко расколото по проблеме независимости. Примечательно, что смена избирателями электоральных предпочтений происходила преимущественно не между противоборствующими лагерями, а внутри каждого из них. Объединения, стоявшие на примиренческих позициях или выдвигавшие платформу равноудаленную от соперничающих блоков, серьезных успехов не добились. Примером может служить блок «Каталония сообща» (в нем главенствует леворадикальная партия «Мы можем» (Podemos), отвергавший и применение 155 статьи, и идею независимости. Результат — всего 8 депутатских мандатов (324 тыс. (7,9%) голосов).

Неясное будущее

Даже несмотря на победу «Граждан», формирование будущего регионального правительства, состоящего из унионистских партий, представляется нереальным. Набранные ими депутатские мандаты в совокупности не дотягивают до абсолютного большинства мест в парламенте. Но и абсолютное большинство, которым обладают в нем сепаратистские партии, вовсе не означает, что формирование будущего регионального правительства будет для них легким делом. Как раз наоборот. Некоторые эксперты даже не исключают проведения в Каталонии еще одних парламентских выборов. Во многом дело в том, что правовое положение ряда деятелей сепаратистского движения делает непонятным, как они будут исполнять свои обязанности. В отношении 16 избранных в парламент политиков из сепаратистских партий ведется судебное расследование, 8 из них находятся либо в тюрьме, либо «в бегах». Возможность участия их в работе новых правительства и парламента под вопросом. А отсутствие даже части этих политиков на парламентских заседаниях будет означать потерю партиями, борющимися за независимость, голосов необходимых для получения абсолютного большинства.

Неясен вопрос о политическом будущем Пучдемона. Согласно уставу каталонского парламента, он может быть утвержден главой женералитата, только лично присутствуя на заседании парламента, которое состоится не позже 23 января 2018 г. Но в случае возвращения в Испанию Пучдемон может быть задержан и помещен под стражу. Высказываются самые разные предложения о том, как обойти это препятствие, — от изменения устава парламента до смены лидера сепаратистского движения.

Сам К. Пучдемон заявляет о своем желании вернуться вместе с экс-министрами в Каталонию как можно скорее, считая вместе с тем, что из тюрьмы не сможет осуществлять руководство.

Платформа сепаратистского лагеря выглядит весьма неконкретной и противоречивой, между партиями и внутри них существуют разные точки зрения. Все сепаратистские партии выступают за отмену 155 статьи конституции и освобождение заключенных. Но каким путем добиться этого? К примеру, неясно, станет ли магистральной идея двусторонних переговоров с правительством, к которой, как представляется, склоняются сейчас лидеры сепаратистов, или они вернутся к идее одностороннего провозглашения независимости? Неясно также, настаивают сторонники независимости Каталонии на новом референдуме или нет? Продолжают ли действовать в их понимании законы о разрыве с Испанией, принятые еще 6 и 7 сентября и ставшие правовой основой для действий сепаратистов?

Наиболее определенной представляется позиция леворадикальной Кандидатуры народного единства. Гипотетические переговоры с властями она называет «диалогом глухих». Накануне выборов КНЕ однозначно высказывалась за прежний курс на одностороннее провозглашение независимости, заявляя, что в случае отказа других сепаратистских партий от этой линии она не поддержит формирование совместного правительства. Между тем правительство НП (и в этом с ним солидарны «Граждане» и Испанская социалистическая рабочая партия) заявило, что в случае возвращения сепаратистов к прежнему курсу статья 155 конституции будет продолжать действовать (срок ее нынешнего действия пока не определен).

Результаты выборов в Каталонии неизбежно рано или поздно повлияют на политическую ситуацию и расстановку сил во всей Испании. Победа «Граждан» и поражение Народной партии осложняют положение правительства меньшинства НП, которое до сих пор в значительной мере опиралось на поддержку депутатов «Граждан». Очевидно, что теперь цена этой поддержки возрастет. Обострится и соперничество между двумя правоцентристскими партиями за избирателя в национальном масштабе.

Многое зависит от того, какие уроки извлечет правящая партия из своего поражения в Каталонии. Продолжение политики запретов и отказа от переговоров со сторонниками независимости чреваты тем, что каталонский конфликт приобретет хронический характер и будет восприниматься как не имеющий решения. Результатом может стать нарастание напряженности, рост отчуждения и эмоциональной неприязни между Каталонией и остальной Испанией.


Оценить статью
(Голосов: 51, Рейтинг: 4.84)
 (51 голос)
Поделиться статьей

Текущий опрос

Какие глобальные угрозы, по вашему мнению, представляют наибольшую опасность для человечества в ближайшие 20 лет? Укажите не более 5 вариантов.

Прошедший опрос

  1. Какой исход выборов в Конгресс США, по вашему мнению, мог бы оказать положительное влияние на российско-американские отношения в краткосрочной перспективе?

    Ни один из возможных результатов не способен оказать однозначного влияния  
     181 (71%)
    Большинство республиканцев в обеих палатах  
     46 (18%)
    Большинство демократов в обеих палатах  
     27 (11%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся