Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 24, Рейтинг: 4.92)
 (24 голоса)
Поделиться статьей
Сергей Хенкин

Д.и.н., профессор каф. сравнительной политологии МГИМО МИД России, эксперт РГНФ

В политической жизни Испании произошло землетрясение. Впервые за годы испанской демократии вынесение вотума недоверия действующему премьер-министру оказалось успешным — кабинет министров М. Рахоя ушел в отставку. Голосование сплотило разнородные политические силы — социал-демократов, радикальных левых, националистов разных оттенков. Политика М. Рахоя, в последние годы самого непопулярного среди испанских политиков, вызывала массовое неприятие.

Сразу несколько партий заявили, что голосуют не столько за П. Санчеса, лидера ИСРП, сколько против М. Рахоя. В результате П. Санчес стал премьер-министром, не выиграв парламентские выборы. Победа совершенно неожиданно «упала» в руки ИСРП, которая, по опросам последних месяцев, занимает третье или даже четвертое место в рейтинге ведущих партий Испании.

Председателем нового правительства Каталонии стал Жоаким Торра, выдвинутый прежним главой женералитата К. Пучдемоном и стоящий на откровенно сепаратистских позициях. Ж. Торра входит в «ближний круг» доверенных лиц К. Пучдемона, при этом у него нет политического опыта. Он соглашается с отведенной ему ролью ведомого политика и называет свое правление «временным» и «чрезвычайным» — до возвращения К. Пучдемона в Каталонию.

Ж. Торра предложил новому премьер-министру Испании вступить в диалог. Ж. Торра заявляет о продолжении борьбы за независимую каталонскую республику. В свою очередь, П. Санчес, ранее назвавший Ж. Торру «расистом и ксенофобом», говорит о готовности «нормализовать отношения» с новым правительством Каталонии и искать совместные политические решения по разрешению кризиса.

После длительного периода отсутствия конструктивных контактов между Мадридом и Барселоной смена власти в Испании и приход к ней социалистов открывает возможность для разрядки напряженности и формирования иных, чем прежде, взаимоотношений. Выдвижение П. Санчесом, лидером ИСРП, конструктивных предложений по разрешению каталонской проблемы может расколоть сепаратизм, «оторвать» от него немалую часть людей, примкнувших к этому лагерю только из-за недовольства и обиды на отношение к ним правительства М. Рахоя.


В политической жизни Испании произошло землетрясение. Оглашение приговора по громкому коррупционному скандалу с участием правящей Народной партии (НП) побудило лидера ведущей оппозиционной Испанской социалистической рабочей партии (ИСРП) Педро Санчеса внести в конгресс депутатов вотум недоверия председателю правительства Мариано Рахою. Предложение П. Санчеса было одобрено большинством депутатов. В результате кабинет министров М. Рахоя ушел в отставку, и начался процесс формирования нового однопартийного правительства ИСРП. Чуть раньше было образовано правительство (женералитат) в Каталонии, где оно отсутствовало пять месяцев. Председателем правительства стал Жоаким Торра, выдвинутый прежним главой женералитата Карлесом Пучдемоном и стоящий на откровенно сепаратистских позициях. Между тем приход к власти социалистов создает определенные предпосылки для складывания нового формата отношений между Мадридом и Барселоной.

К. Пучдемон остается неформальным лидером сепаратистов

REUTERS

Ж. Торра — четвертый по счету из выдвигавшихся кандидатов на пост главы женералитата. Кандидатуры трех предыдущих политиков — самого находящегося «в бегах» К. Пучдемона, а также известных в Каталонии Жорди Санчеса и Жорди Туруля, обвиняемых в совершенных преступлениях в связи с проведением незаконного референдума о независимости 1 октября 2017 г., были отвергнуты судебными инстанциями Испании. Стать избранным руководителем женералитата мог только политик, не обвиняемый по факту причастности к организации референдума.

Выбор кандидата определялся волей К. Пучдемона. Именно он — экс-председатель женералитата, лидер партии «Вместе за Каталонию», ставшей первой среди завоевавших абсолютное большинство парламентских мандатов сепаратистских партий на выборах 21 декабря 2017г., — был и основным претендентом на пост главы женералитата, и тем политиком, который мог предложить другого кандидата на этот пост.

Между тем в конце марта многим казалось, что политической карьере К. Пучдемона приходит конец. Он был задержан на севере Германии (когда возвращался в Бельгию после конференции в Финляндии) по запросу испанских властей, обвиняющих его и еще более двадцати каталонских политиков в подстрекательстве к мятежу и растрате госсредств. Однако Высший земельный суд федеральной земли Шлезвиг-Гольштейн, в котором рассматривался этот вопрос, вопреки ожиданиям политических противников К. Пучдемона, отклонил обвинение его в подстрекательстве к мятежу и отказался экстрадировать политика в Испанию. Он был освобожден из-под стражи под залог в 75 тыс. евро. Вместе с тем обвинение в растрате госсредств с него не было снято, и поэтому возможность экстрадиции сохраняется.

Хотя К. Пучдемон пока не оправдан, сепаратисты расценили решение суда как победу своего лидера, а его авторитет укрепился.

Хотя К. Пучдемон пока не оправдан, сепаратисты расценили решение суда как победу своего лидера, а его авторитет укрепился. На состоявшейся в начале мая встрече нескольких лидеров сепаратистских движений в Берлине, где находится сейчас К. Пучдемон (ему запрещено покидать территорию ФРГ без разрешения прокуратуры, которая ведет дело), было принято решение вновь выдвинуть его кандидатуру на пост главы правительства. Юридическим основанием для этого стало реформирование сепаратистским большинством в парламенте 4 мая закона о председателе правительства Каталонии. В соответствии с внесенными изменениям президент мог теперь избираться, не присутствуя на заседании парламента, а дистанционно, посредством Интернета. К. Пучдемон и его команда прекрасно понимали, что правительство Народной партии опротестует реформу в Конституционном суде Испании, и закон не будет принят. Еще в январе 2018 г. Конституционный суд отверг возможность заочного утверждения в должности председателя правительства. И все-таки сепаратисты, пользуясь своим большинством в парламенте, приняли закон, который сразу же опротестовали власти. Цель маневра была очевидна — еще раз показать «антидемократизм» государства, не считающегося с результатами последних выборов, а самого К. Пучдемона представить в роли жертвы, добавив, таким образом, масла в огонь конфликта.

Ж. Торра: курс на конфронтацию

В сложившейся ситуации 10 мая К. Пучдемон предложил кандидатуру Жоакима Торра на пост председателя правительства. Ж. Торра — 55-летний депутат парламента (независимый кандидат депутатской группы партии К. Пучдемона «Вместе за Каталонию»), журналист и издатель, в 2015 г. возглавлявший крупную организацию гражданского общества Omnium Cultural.

Ж. Торра зарекомендовал себя как радикальный, агрессивный националист, безоговорочно стремящийся к отделению Каталонии.

Ж. Торра был избран на пост главы женералитата в результате двух туров голосования в парламенте Каталонии 12 и 14 мая. В ходе первого тура он не набрал необходимого, в соответствии с избирательным законодательством, абсолютного большинства депутатских мандатов. Голоса его сторонников и противников разделились практически поровну. За него проголосовали 66 депутатов партий «Вместе за Каталонию» и Левых республиканцев Каталонии, против — 65 депутатов партии «Cьюдаданос» («Граждане»), Социалистической партии Каталонии, Народной партии и объединения «Каталония сообща». Исход выборов определился во втором туре, когда для победы достаточно было набрать простое большинство голосов. При примерном равенстве сил двух противостоящих блоков успех Ж. Торре обеспечили голоса 4 депутатов партии Кандидатура народного единства (КНЕ). Эта антисистемная, антикапиталистическая партия разделяет ярко выраженную сепаратистскую позицию и заявляет, что если новое правительство не возьмет курс на разрыв с Испанией, а будет поддерживать «автономистские» принципы, то она перейдет во фронтальную оппозицию. Кроме того, КНЕ не согласна с социальными программами двух других сепаратистских партий, которые «не отвечают интересам трудящихся», что также используется ею как аргумент для возможного в дальнейшем перехода в активную оппозицию.

Ж. Торра входит в «ближний круг» доверенных лиц К. Пучдемона. При этом у него нет политического опыта — до включения президентом женералитата его имени в избирательный список своего объединения он не занимал политических постов. Комментируя выдвижение преемника, К. Пучдемон заявил, что стремится «осуществлять опеку над деятельностью нового правительства».

Решение по кандидатуре Ж. Торры К. Пучдемон принял в одиночку, не советуясь с союзниками и обнародовав его в форме видеообращения в Интернете. Представитель правительства Испании в Каталонии Энрик Мильо с иронией написал об «абсолютизме «императора Пучдемона», выдвинувшего единолично, в соответствии с собственными критериями, марионеточного президента, который будет подчиняться его указаниям в Барселоне.

Ж. Торра зарекомендовал себя как радикальный, агрессивный националист, безоговорочно стремящийся к отделению Каталонии. Наследуя худшие политические традиции каталонского национализма, он выступает с позиций этнического превосходства каталонцев над испанцами, отторгает и с пренебрежением относится ко всему испанскому. В испанских СМИ приводились его высказывания в «Твиттере»: «испанцы могут только грабить», «очевидно, что мы с 1714 года (год, когда в ходе войны за испанское наследство Каталония, сражавшаяся на стороне Габсбургов, была завоевана Мадридом — авт.) живем в условиях испанской оккупации» и т. д. В одной из статей он назвал жителей Каталонии, говорящих на испанском (а не на каталанском) языке, «скотиной в человеческом обличии».

Высказывания Ж. Торры об Испании и испанцах в «Твиттере» и многочисленных публикациях, растиражированные прессой, вызвали в стране мощную волну критики. Их называют расистскими и ксенофобскими. В самом сепаратистском лагере решение К. Пучдемона по кандидатуре Ж. Торры многими было встречено без энтузиазма. Его высказывания дискредитируют сепаратистский лагерь в Испании и за рубежом (в европейских СМИ уже появилось множество соответствующих откликов). Правда, после выдвижения на пост главы женералитата Ж. Торра извинился за свои высказывания в «Твиттере» и удалил соответствующие публикации, заявив, что они были сделаны давно и главное не слова, а дела. Во время акта принесения присяги как председателя женералитата Ж. Торра ограничился только заверением «в верности народу Каталонии», не упомянув конституцию Испании и короля. В зале, где происходила церемония, не было национального флага. Выступая в парламенте Каталонии во время утверждения его кандидатуры на пост главы женералитата и в ходе телеинтервью, Ж. Торра фактически объявил войну государству: «Мы верны мандату, полученному 1 октября, — превратить Каталонию в независимое государство».

Ж. Торра намерен развивать конституционный процесс в направлении превращения Каталонии в республику.

Ж. Торра намерен восстановить законы, создававшие юридическую основу для сецессии и принятые каталонским парламентом до референдума, и развивать конституционный процесс в направлении превращения Каталонии в республику. Он заявил также о намерении расследовать результаты действия 155 статьи конституции, ограничившей самоуправление автономии и введшей прямое управление ею из Мадрида. В планы Ж. Торры входит «восстановление и расширение» сети представительств Каталонии за рубежом, которые закрыло правительство Народной партии, уволив всех сотрудников Совета общественной дипломатии Каталонии (создан в 2012 г.). В период его правления, согласно его заявлениям, будут существовать три очага влияния: К. Пучдемон и бывшие министры, бежавшее за границу от испанского правосудия в Германию, Бельгию и Великобританию; каталонские институты, которые он возглавляет; а также мобилизованные граждане, поддержка которых необходима для продолжения борьбы за перемены.

Ж. Торра соглашается с отведенной ему ролью ведомого политика и называет свое правление «временным» и «чрезвычайным» — до возвращения К. Пучдемона в Каталонию. «Я не должен быть здесь, — заявил он, выступая в парламенте, — поскольку наш президент — Пучдемон». По его словам, он принял поручение экс-главы Каталонии, потому что «лучший способ противостояния 155 статье — это формирование правительства».

Если бы выборы в Каталонии проходили несколько недель назад, то расстановка политических сил не претерпела бы значительных изменений по сравнению с выборами в декабре 2017 г.

Легислатура Ж. Торры может оказаться недолгой. По замыслу К. Пучдемона, если государство не прекратит преследования сепаратистов, в этом или следующем году его ставленник объявит о проведении новых выборов. Расчет делается на то, что продолжение давления со стороны властей укрепит представление о нем и его сторонниках как «жертвах несправедливых преследований» и расширит электоральную поддержку.

Формируя новый состав женералитата, Ж. Торра проигнорировал предупреждения правительства Испании о недопустимости включения в его состав прежних министров, обвиняемых в преступлениях в связи с референдумом. В декрете о будущем составе женералитата были названы имена двух политиков, находящихся в предварительном заключении по обвинению в мятеже и растрате госсредств, и двух экс-министров, скрывающихся от правосудия в Брюсселе. Правительство Испании, расценив действия Ж. Торры как серьезную провокацию, не дало разрешения на обнародование декрета в бюллетене женералитата (без такого разрешения декрет не имеет юридической силы). Кабинет министров М. Рахоя при поддержке других унионистских партий — Испанской социалистической рабочей партии и «Граждане» (Ciudadanos) — заявил о продлении действия 155 статьи конституции.

Вето унионистов, превратившее правительство Ж. Торры в нежизнеспособное, побудило последнего заменить потенциальных министров, причастных к организации референдума, политиками, не имеющими к этому отношения. Принятое решение позволило разблокировать ситуацию политического паралича, сохранявшуюся пять месяцев, и создать жизнеспособное правительство. Власти расценили уступку Ж. Торры как успех правового государства. «Пучдемон не будет президентом, а находящиеся в предварительном заключении и бежавшие из страны не будут министрами», — заявили источники в правительстве НП.

Формирование нового регионального правительства стало основанием для прекращения действия 155 статьи конституции. Еще в октябре 2017 г., когда эта статья была активирована, появилось заявление о том, что ее действие носит временный характер — до тех пор, пока члены нового правительства не займут свои посты. Теперь правительство Каталонии обрело возможность действовать самостоятельно. Но расходование денежных средств женералитата остается под контролем министерства финансов Испании.

Соотношение политических сил в Каталонии

Если бы выборы в Каталонии проходили несколько недель назад, то расстановка политических сил не претерпела бы значительных изменений по сравнению с выборами в декабре 2017 г. Опрос, проведенный социологической службой женералитата в конце апреля, свидетельствует, что победу вновь одержала бы партия «Сьюдаданос», которая получила бы 33-34 депутатских места (в нынешнем составе парламента у нее 36 мест). Следом за ней расположились бы ведущие сепаратистские объединения «Вместе за Каталонию» — 30-32 места (сейчас 34) и Левые республиканцы Каталонии — 29-32 (сейчас 32). Народная партия снова выступила бы очень неудачно — 3-4 места (сейчас 4). Самой большой переменой, согласно опросу, стал бы резкий скачок вперед антисистемной сепаратистской партии «Кандидатура народного единства», которая получила бы 11 депутатских мандатов (вместо нынешних 4). Таким образом, сепаратистское большинство в региональном парламенте могло бы составить 70-75 мест (сейчас 70).

Что же касается соотношения сил в каталонском обществе, то в конце апреля доля сторонников независимости превысила долю унионистов (48% против 43,7%). Примерно такое же соотношение сил зафиксировал и предыдущий опрос в октябре 2017 г. (48,7% против 43,6%). Заметна разница с опросом в июне 2017 г., когда за независимость высказалась 41,1% опрошенных, а против нее — 49,4%.

Но что бы ни говорили цифры, сотни тысяч каталонцев устали от «кошмара конфликта». Регион нуждается в разрядке напряженности и нормализации ситуации.

Правительство ИСРП и каталонский кризис

Траекторию развития каталонского конфликта нельзя рассматривать отдельно от развития политической ситуации в Испании. В разгаре процесса формирования регионального правительства завершилось оглашение приговора по одному из крупнейших в истории Испании коррупционных скандалов — делу о коррупции при госзакупках в правящей Народной партии. Оно также широко известно как «дело Гюртель» и было открыто еще в 2009 г. В качестве фигурантов по делу проходили 37 членов НП. Они были обвинены во взяточничестве, отмывании денег и уклонении от уплаты налогов (оправданы были только 8 из них). Кроме того, НП обязали выплатить штраф в 240 тыс. евро за получение финансовой помощи на незаконных основаниях.

Сотни тысяч каталонцев устали от «кошмара конфликта». Регион нуждается в разрядке напряженности и нормализации ситуации.

Оглашение приговора круто изменило политическую ситуацию в стране. Лидер ИСРП П. Санчес внес в нижнюю палату парламента вотум недоверия правительству М. Рахоя, подчеркнув при этом необходимость избавления от коррупции в органах власти. Перед голосованием по вотуму недоверия у М. Рахоя оставался выбор — он мог заявить об отставке, тем самым признав ответственность за «дело Гюртель». В этом случае он оставался бы временно исполняющим обязанности премьера до формирования нового кабинета министров. М. Рахой мог также объявить о проведении досрочных парламентских выборов. Но ничего из этого он не стал делать, предпочтя бороться до конца. За вотум недоверия М. Рахою высказалось абсолютное большинство — 180 депутатов нижней палаты парламента; кроме представителей ИСРП (84 депутата), «Объединенных Подемос»» (71 депутат), Левых республиканцев Каталонии (9 депутатов), Демократической партии Каталонии (8 депутатов), Баскской националистической партии (5 депутатов) и Бильду (2 депутата). Против — 169 депутатов от Народной партии (134 депутата), «Сьюдаданос» (32 депутата) и других более мелких партий (3 депутата); 1 депутат от Коалиции Канарских островов воздержался. Как видно, большой вклад в победу П. Санчеса внесли сепаратистские и националистические партии Каталонии и Страны Басков.

Впервые за годы испанской демократии вынесение вотума недоверия (такие попытки предпринимались в 1980, 1987 и 2017 гг.) действующему премьер-министру оказалось успешным. Голосование сплотило разнородные политические силы — социал-демократов, радикальных левых, националистов разных оттенков (радикальных и умеренных, левых и правых). Политика М. Рахоя, в последние годы самого непопулярного среди испанских политиков, вызывала массовое неприятие. Сразу несколько партий заявили, что голосуют не столько за П. Санчеса, сколько против М. Рахоя. В результате П. Санчес стал премьер-министром, не выиграв парламентские выборы. Победа совершенно неожиданно «упала» в руки ИСРП, которая, по опросам последних месяцев, занимает третье или даже четвертое место в рейтинге ведущих партий Испании.

Впервые за годы испанской демократии вынесение вотума недоверия действующему премьер-министру оказалось успешны.

Правление ИСРП, пришедшей к власти необычным способом, не будет долгим (в лучшем случае — до очередных выборов в 2020 г.). Уже сейчас многие партии и политики, в частности «Cьюдаданос», настаивают на немедленном проведении парламентских выборов. Сам новый председатель правительства не уточняет сроки их проведения.

46-летний П. Санчес, избранный на пост Генерального секретаря ИСРП партийными низами на праймериз в июле 2014 г., зарекомендовал себя как волевой и целеустремленный политик. Однако он не отличался политико-идеологическим постоянством, занимал и социал-реформистскую, и выраженную левоориентированную позицию. После парламентских выборов 2015 г. и досрочных выборов 2016 г. (на этих выборах ИСРП получила худшие результаты в эпоху демократии) П. Санчес и его сторонники отказались воздержаться при вынесении вотума доверия побеждавшей НП, не набиравшей при этом необходимого для формирования постоянного правительства числа голосов. Их позиция стала одной из причин того, что Испания 10 месяцев жила, по существу, без правительства. Позиция Генерального секретаря вызвала острый внутрипартийный кризис, в результате которого победили его критики — основная часть аппарата ИСРП и ее старая гвардия, включая бывших генеральных секретарей, а он был вынужден уйти в отставку, отказавшись при этом от парламентского мандата. Однако на праймериз в июне 2017 г. П. Санчес, заручившись поддержкой партийных низов, неожиданно для многих вновь одержал победу, обойдя по голосам кандидатуру представителя мощного партийного аппарата и доказав, что может выходить победителем из самых трудных ситуаций.

Сергей Хенкин:
Каталонский лабиринт

Став председателем правительства, П. Санчес опять оказывается в очень сложном положении. Его твердая опора — 84 депутата собственной партии (из 350 депутатов парламента). Ни одна партия в истории испанской демократии не правила, опираясь на такую маленькую поддержку. Даже в коалиции партий, поддержавшей ИСРП и включающей 180 депутатов, ее парламентская фракция находится в меньшинстве. Вместе с тем П. Санчес не принял предложение своего основного союзника — лидера «Объединенных Подемос» Пабло Иглесиаса (объединения, воспринимающегося испанской общественностью как леворадикальное) о создании совместного коалиционного правительства.

ИСРП противостоят серьезные соперники, прежде всего НП. Не исключено, что, неожиданно потеряв власть и испытывая чувство уязвленного самолюбия, эта партия может перейти во фронтальную оппозицию к правительству по многим вопросам. У НП самая крупная депутатская фракция в нижней палате парламента, а в сенате ей принадлежит абсолютное большинство мест. Еще один сильный конкурент — «Сьюдаданос», рейтинг которой в последние месяцы резко вырос (по результатам ряда опросов, она обогнала Народную партию и заняла первое место). НП и «Cьюдаданос» контролируют президиум парламента, который может заблокировать любой закон, внося в него поправки до бесконечности.

Расстановка сил в конгрессе такова, что правительство меньшинства П. Санчеса может принимать многие законы и решения, опираясь только на поддержку «Объединенных Подемос», а также националистических и сепаратистских партий Каталонии и Страны Басков, которые, в свою очередь, добиваясь своих целей, будут оказывать давление на него. В лагере сепаратистов четкая позиция отсутствует, заметны расхождения. Более радикальная их часть придерживается принципа «чем хуже, тем лучше». При голосовании за вынесение вотума недоверия председателю правительства они выступали против поддержки П. Санчеса, считая, что между ним и М. Рахоем нет никакой разницы. Тем не менее эта точка зрения не прошла. Другая часть сепаратистов, не отказываясь от идеи независимости, считает главным сейчас защиту прав политиков, находящихся в заключении, и восстановление полного самоуправления Каталонии.

В 2017 г. П. Санчес, сторонник единой Испании, высказывался за превращение Испании в «нацию наций».

Ж. Торра, высказав глубокое удовлетворение уходом в отставку правительства М. Рахоя, предложил П. Санчесу вступить в диалог. Вместе с тем он сказал: «Мы не должны забывать, что ИСРП была соучастницей репрессий и демократической инволюции, пережитой Каталонией в последние месяцы… Мы будем очень требовательны к Педро Санчесу». Ж. Торра заявляет о продолжении борьбы за независимую каталонскую республику. В свою очередь, П. Санчес, ранее назвавший Ж. Торру «расистом и ксенофобом», говорит о готовности «нормализовать отношения» с новым правительством Каталонии и искать совместные политические решения по разрешению кризиса.

Безусловно, руководство ИСРП в большей степени готово к давно назревшему реформированию политико-территориальной организации Испании, чем прежний кабинет министров НП, ориентировавшийся на сохранение статус-кво. В 2017 г. П. Санчес, сторонник единой Испании, высказывался за превращение Испании в «нацию наций» (по конституции существует только испанская нация, признающая и гарантирующая права на автономию для национальностей и регионов). Исходя из этого, он считает Каталонию нацией. Своеобразие ситуации состоит в том, что в блок сил, поддержавших его, входят партии, у которых принципиально иной взгляд на территориальную модель Испании. Возникает вопрос, насколько велика будет способность П. Санчеса сопротивляться тем, кто уже обвиняет и будет обвинять его в сотрудничестве с «разрушителями государства»?

После длительного периода отсутствия конструктивных контактов между Мадридом и Барселоной смена власти в Испании открывает возможность для разрядки напряженности и формирования иных, чем прежде, взаимоотношений. Отсутствие у ИСРП большинства в парламенте не помеха для шагов в этом направлении. Представляется, что выдвижение П. Санчесом конструктивных предложений по разрешению каталонской проблемы может расколоть сепаратизм, «оторвать» от него немалую часть людей, примкнувших к этому лагерю только из-за недовольства и обиды на отношение к ним правительства М. Рахоя.

Но это только предположения. Пока же очевидно, что коридор возможностей правительства ИСРП на каталонском направлении так же, как и на всех остальных, очень узок. Есть все основания полагать, что Испанию в ближайшем будущем ожидает новый виток обострения ситуации и дестабилизации политической системы. И каталонский кризис снова окажется в эпицентре политической борьбы.


(Голосов: 24, Рейтинг: 4.92)
 (24 голоса)

Прошедший опрос

  1. Каким образом заявления В.В. Путина в послании Федеральному Собранию и показ новых стратегических вооружений скажется на международной безопасности в ближайшие годы?

    Следует ожидать гонки вооружений ведущих государств мира, что приведет к неконтролируемой эскалации военно-политической напряженности во всем мире  
     155 (43%)
    Сделанные заявления и показ супероружия скорее завершают начатый ранее процесс обновления Вооруженных Сил России в ответ на вызовы современности, к этому на Западе давно были готовы — существенных изменений в глобальном балансе сил не произойдет  
     142 (40%)
    На наших глазах возвращается Ялтинско-Потсдамский мировой порядок, в которой Россия определенно играет роль одного из полюсов, что позволит иметь более стабильную архитектуру международной безопасности  
     53 (15%)
    Ваш вариант ответа. В комментариях  
     8 (2%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся