Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 15, Рейтинг: 4.67)
 (15 голосов)
Поделиться статьей
Кирилл Фенин

Cтудент Факультета управления и политики МГИМО МИД РФ

Энергетические ресурсы жизненно необходимы для функционирования экономики и государства в целом. Франция не обладает значительными запасами сырья и вынуждена импортировать основные энергоресурсы. Однако в 1974 г. премьер-министр страны П. Мессмер выступил с амбициозной инициативой строительства 13 атомных электростанций, чтобы добиться энергетической независимости Франции.

К 1994 г., через 20 лет после начала реализации плана П. Мессмера доля атомной энергии в энергосекторе страны достигла почти 76%. Однако новой угрозой для атомной энергетики стало общественное мнение — катастрофы в Чернобыле и Фукусиме вызвали рост общественных опасений насчет безопасности АЭС.

Столкнувшись с энергетическим кризисом и растущей инфляцией, руководство Пятой республики приняло решение вернуться к активному использованию атомной энергии и нарастить ее производство. Программа, предложенная Э. Макроном, предусматривает строительство шести новых реакторов, первый из которых должен быть введен в эксплуатацию в 2035 г. Кроме того, в дальнейшем запланировано строительство еще восьми реакторов и комплексное улучшение уже имеющихся мощностей.

Итогом новой программы по модернизации энергетического сектора Пятой республики должна стать реализация зеленой повестки к середине XXI в. с опорой на атомную, солнечную и ветровую генерацию энергии.

Как атомная энергия стала главной опорой Франции

Для функционирования экономики любого государства необходимы энергетические ресурсы [1]. Они обеспечивают работу транспорта, энергоснабжение предприятий и домохозяйств, поддерживают функционирование инфраструктуры. Запасы природных ископаемых — угля, нефти, природного газа — имеют важное значение в вопросе энергетической безопасности, однако Франция не может похвастаться наличием значительных запасов сырья. Если в 1958 г. здесь добывалось 59 млн т угля, а в 1964 г. доля этого ресурса в энергопроизводстве составляла 45,9%, то уже к 1994 г. за счет угля вырабатывалось лишь 5% энергии в стране. В 2004 г. во Франции была закрыта последняя угольная шахта.

Аналогичная ситуация сложилась с нефтью и природным газом — собственные запасы не обеспечивали потребности динамично развивающейся экономики эпохи «Славного тридцатилетия» (1946–1975 гг.). К 1973 г. доля импортируемых энергоресурсов — прежде всего нефти — составила 75%, однако в том же году разразился нефтяной кризис, вызванный введением эмбарго со стороны арабских стран в отношении государств Запада, которые поддержали Израиль в войне Судного дня. Хотя Франция пострадала не так сильно, как, например, США, важным долгосрочным последствием кризиса 1973 г. стал рост цен на нефть. Нефтяной шок 1973 г. стал тектоническим сдвигом в понимании концепции энергетической безопасности. Еще одним фактором стала потеря Францией своих колоний — и прежде всего Алжира с его значительными запасами нефти.

В ответ на нефтяное эмбарго, организованное странами-экспортерами нефти, основные импортеры (развитые страны) создали собственную организацию — Международное энергетическое агентство со штаб-квартирой в Париже — и начали формировать резервные запасы нефти на случай нового кризиса. Однако для предотвращения непосредственной угрозы энергетического коллапса требовался принципиально новый подход. В марте 1974 г. премьер-министр Франции П. Мессмер выступил с амбициозной инициативой строительства 13 атомных электростанций, чтобы добиться энергетической независимости страны. Правительство намеревалось использовать преимущества Франции — развитую промышленность, научную базу и опыт, полученный в ходе военной ядерной программы (первое ядерное испытание состоялось в 1960 г.); строительство атомных электростанций было поручено монополистской государственной компании «Électricité de France» (EDF).

В планах было строительство около 170 энергоблоков к 2000 г. и практически полный переход на атомную энергетику. Тем не менее стратегия была принята без парламентских дебатов и общественного обсуждения, что привело к появлению опасений по поводу широкого использования атомной энергии. Первым проявлением негативного отношения к закрытому формату принятия плана стало т. н. «обращение 400» — петиции, которую подписали 400 ученых — и появление в декабре 1975 г. организации GSIEN (Ассоциация ученых по информации о ядерной энергии). Тем не менее широких протестов развитие атомной энергетики тогда не вызвало, а недовольство оказалось в основном на локальном уровне. В итоге к 1994 г., через 20 лет после начала реализации плана П. Мессмера доля атомной энергии в общем объеме производства энергии достигла почти 76%.

Перипетии ядерного цикла

В середине 1980-х гг. стало очевидно, что план по переходу на атомную энергию оказался чрезмерно амбициозным. Он требовал значительных бюджетных расходов, а количество вводимых в эксплуатацию АЭС вело к тому, что они работали менее эффективно, чем атомные электростанции ФРГ или Швейцарии. С другой стороны, развитие атомной энергетики позволило Франции начать экспорт излишков электроэнергии в Италию и другие соседние страны, а также участвовать в энергетических проектах в Африке и Китае. В 1999 г. произошла либерализация энергетического рынка Франции, а EDF стала значимым игроком на общеевропейском энергорынке.

Однако новой угрозой для атомной энергетики стало общественное мнение. Катастрофы в Чернобыле и Фукусиме вызвали рост общественных опасений по поводу безопасности АЭС. В Италии в 1987 г. на референдуме было решено отказаться от атомной энергетики, в 2000 г. похожее решение было принято в Германии, а после аварии на АЭС «Фукусима-1» процесс закрытия АЭС в ФРГ был интенсифицирован. Катастрофы на атомных электростанциях привели к снижению поддержки использования АЭС со стороны общества. Результаты социологического опроса, проведенного кампанией «Ifop» в ноябре 2011 г., показали, что треть опрошенных поддержали атомную энергетику, в то время как число противников составило 17%, большая часть респондентов (40%) испытывали колебания по данному вопросу. Опросы выявили интересную особенность — представители левых взглядов скорее выступают за сокращение доли атомной энергии, правые же, напротив, поддерживают модернизацию соответствующей инфраструктуры.

Эта тенденция проявилась в ходе президентских выборов 2012 г., когда Ф. Олланд (кандидат от Социалистической партии) предложил сократить долю атома в производстве энергии с 75% до 50% к 2025 г., в то время как его оппонент от голлистов Н. Саркози выступил в защиту атомной генерации. Победу одержал социалист, и в 2015 г. Национальное собрание приняло закон о сокращении доли атомной энергии до 50% к 2025 г. Уже в 2016 г. было остановлено 20 из 58 атомных энергоблоков, что вызвало рост цен на электроэнергию во Франции и в соседних государствах, куда экспортировались излишки электроэнергии. В политических кругах Пятой республики появилось понимание необходимости пересмотра стратегии в сфере энергетики.

После победы Э. Макрона на президентских выборах 2017 г. планы модернизации энергетического сектора Франции подверглись ревизии. Сроки реализации программы по снижению доли атомной генерации в общем объеме производства электроэнергии во Франции до 50% были перенесены на 10 лет, до 2035 г. В соответствии с Programmations pluriannuelles de l’énergieэнергетической стратегией президента Э. Макрона, опубликованной в 2018 г., — производство возобновляемой энергии к 2023 г. должно было увеличиться на 50% по сравнению с 2017 г., а конечной целью являлось достижение углеродной нейтральности к середине XXI в. Реализация же планов по снижению зависимости от атомной энергии планировалась с помощью закрытия 14 ядерных реакторов к 2035 г. С другой стороны, были реализованы и идеи правых по совершенствованию атомной инфраструктуры Пятой республики. Программа Grand Carénage, предложенная EDF в 2008 г., направлена на увеличение срока службы АЭС. Несмотря на значительные расходы (45 млрд евро), завершение программы запланировано на 2025 г., что позволит модернизировать и укрепить безопасность атомных объектов.

Франция «атомизируется»

Выполнение поставленных целей оказалось под вопросом после начала пандемии коронавирусной инфекции в 2020 г. Санитарные ограничения привели к нарушениям в цепочках поставок и ухудшили ситуацию на мировых рынках энергоресурсов. Влияние пандемии, а также меры, предпринятые развитыми странами (массовые денежные вливания) с целью восстановления экономики, вызвали рост инфляции в глобальном масштабе. Ожидается, что общемировой показатель инфляции достигнет 6,7% в 2022 г. По данным за июнь 2022 г., уровень инфляции в зоне евро составил 8,6%. В этой ситуации политические элиты европейских стран стремятся взять рост цен под контроль и не допустить перехода экономики в рецессию.

Франция также пострадала от пандемии, но благодаря правительственным мерам поддержки темпы экономического восстановления в 2021 г. составили 7%, по оценкам Еврокомиссии. Однако нестабильная ситуация на мировых рынках сырья затронула и Пятую республику. В июне 2022 г. уровень инфляции здесь достиг 6,5%, что является одним из самых низких показателей в еврозоне. Тем не менее еще год назад темпы роста цен составляли 1,9%. Основным поводом для беспокойства представляются цены на энергоносители.

Нельзя не отметить и ситуацию на Украине, а также санкционное давление стран Запада на Россию. Важным с точки зрения влияния на рынки энергоресурсов стал шестой комплекс ограничений в отношении России. Принятый в июне 2022 г. пакет санкционных мер предусматривает запрет странам ЕС импортировать сырую нефть и нефтепродукты из России через 6–8 месяцев после вступления в силу. Для государств Центральной Европы, экономика которых зависит от поставок нефти по трубопроводу, сделано временное исключение. Напрямую эти меры не нанесут серьёзного ущерба французской экономике, поскольку доля российской нефти в импорте Франции составляет около 13%. Однако ограничения на импорт нефти из РФ приведут к увеличению стоимости «черного золота» на мировых рынках, что в итоге отразится на потребительских ценах.

Столкнувшись с энергетическим кризисом и растущей инфляцией, руководство Пятой республики приняло решение вернуться к активному использованию атомной энергии и нарастить ее производство. В ноябре 2021 г. президент Э. Макрон объявил о намерении начать строительство новых атомных реакторов впервые с 2002 г. Данное решение объясняется сразу несколькими целями. Во-первых, как и 50 лет назад, основной целью Франции является достижение энергетической независимости. Во-вторых, в условиях роста инфляционного давления необходимо обеспечить домохозяйствам и предприятиям доступ к дешевой энергии, чтобы поддержать их конкурентоспособность. В-третьих, Франция стремится добиться углеродной нейтральности к 2050 г. в рамках борьбы с изменениями климата. В вопросе экологии особое внимание уделяется возобновляемым источникам энергии, но Париж также активно выступал в пользу наделения атомной энергии статусом «зеленой переходной» и добился успехов на этом направлении в феврале 2022 г.

Программа, предложенная Э. Макроном, предполагает строительство шести новых реакторов, первый из которых должен быть введен в эксплуатацию в 2035 г. Кроме того, в дальнейшем запланировано строительство еще восьми реакторов. Важной вехой представляется и проектирование нового типа ядерных реакторов — EPR2, который по своим характеристикам должен превосходить предшественников. Инвестиции будут направлены на совершенствование процесса переработки ядерного топлива и создание малых модульных реакторов. Защита цепочек поставок урана, как главного топлива для АЭС, остается немаловажным вопросом в контексте происходящего. Сегодня на французскую компанию Orano приходится около 9% мировой добычи урана, большая часть производства реализуется в Казахстане, Канаде и Нигере. По данным корпорации, имеющиеся мощности обеспечат снабжение в перспективе двух десятилетий.

Общая цель программы — введение в эксплуатацию 25 ГВт атомной энергии. Чтобы избежать ошибок прошлого, французский лидер предложил провести общественную дискуссию и парламентские слушания, указав на необходимость максимальной открытости в ходе реализации новой стратегии.

После президентских выборов 2022 г., в результате которых Э. Макрон был переизбран на второй срок, правительство Франции приняло решение национализировать компанию EDF. Заявляется, что цель такого решения — реализация намеченных планов по трансформации энергетического сектора Пятой республики. Хотя государству на данный момент принадлежит более 84% акций EDF, национализация позволит провести реорганизацию и улучшит финансовое состояние компании, которая накопила значительный долг. Последнее обстоятельство особенно важно в вопросе поиска финансовых ресурсов для строительства новых реакторов и модернизации имеющихся.

Перспективы

Предложенный французским президентом план по модернизации энергетического сектора носит долгосрочный характер. Сначала предложения должны пройти через демократические процедуры общественного обсуждения, а затем получить одобрение парламента. Стоит учесть, что по итогам парламентских выборов 2022 г. партия Э. Макрона потеряла абсолютное большинство в Национальном собрании.

Реакция политических сил на предложения действующего президента в сфере энергетики находится в русле классических политических размежеваний. Левые под руководством Ж.- Л. Меланшона выступают за постепенный отказ от атомной энергии и полный переход к возобновляемым источникам к 2050 г. По этой причине левые депутаты скорее не поддержат масштабные инвестиции в создание новых ядерных реакторов.

С другой стороны, правая партия «Национальное объединение» под руководством М. Ле Пен добилась значительных успехов на выборах в парламент, получив 89 мест. Важный пункт программы М. Ле Пен — достижение энергетической независимости с помощью инвестиций в атомную энергию и гидроэнергию; перспективным источником также признается водородная энергетика. Аналогичного взгляда на атомную энергию придерживаются в правоцентристской партии «Республиканцы». Поэтому для принятия своей программы в парламенте Э. Макрону придется заручиться поддержкой правых партий в вопросе строительства новых АЭС, а его предложения в сфере возобновляемой энергии найдут одобрение среди левых депутатов.

Стоит, однако, отметить, что препятствием на пути реализации программы по развитию атомной энергетики может стать целый ряд экономических и политических факторов. Во-первых, в соответствии с озвученными планами, строительство первого атомного реактора нового поколения должно начаться в 2028 г. — уже после завершения второго президентского срока Э. Макрона. В случае прихода к власти левых сил стратегия модернизации энергетического сектора Пятой республики может быть пересмотрена в пользу большего внедрения альтернативных источников энергии. Во-вторых, для в реализации намеченных планов потребуются значительные финансовые средства, однако уровень государственного долга Франции уже превысил психологически важную отметку в 100% по отношению к ВВП. Кроме того, в стране сохраняется значительный дефицит государственного бюджета — 6,5%, хотя он и ниже, чем аналогичный показатель в 2020 г. В-третьих, в условиях энергетического кризиса и роста инфляции правительство Франции стремится диверсифицировать поставки ископаемого топлива, что также требует привлечения соответствующих ресурсов. К примеру, к сентябрю 2023 г. планируется открытие терминала для приема СПГ в городе Гавр.

Чтобы преодолеть препятствия на пути реализации предложенных инициатив необходим национальный консенсус в отношении развития атомной энергии. Это позволит нивелировать колебания политического курса в ходе новых электоральных циклов. Для поиска необходимых финансовых средств потребуется финансовое оздоровление EDF, что и происходит в рамках процесса национализации компании. Бюджетные средства, выделенные на модернизацию и строительство новых АЭС, окажут существенный положительный эффект в долгосрочной перспективе.

Франция — уникальный кейс. Она менее зависима от поставок нефти и других традиционных энергоносителей, чем другие страны ЕС. Решение, принятое в 1974 г., имело стратегические последствия и оказало влияние на политическое развитие Пятой республики. Несмотря на разное отношение к атомной энергетике разных политических сил, она остается главной опорой французской энергетики. Предложенная президентом Э. Макроном программа модернизации энергетики страны с акцентом на атомную и возобновляемую энергию может открыть новые возможности для французской экономики и поддержать ее конкурентоспособность в глобальном масштабе. Достижение энергетической независимости также положительно повлияет на позиции Парижа на международной арене, укрепив безопасность страны.


1. Бридж Г., де Брийон Ф. Нефть / Пер. с англ. Н. Эдельмана; ред. пер. Т. Дробышевская. М.: Издательство Института Гайдара, 2015. – С. 20.

Оценить статью
(Голосов: 15, Рейтинг: 4.67)
 (15 голосов)
Поделиться статьей
 
Социальная сеть запрещена в РФ
Социальная сеть запрещена в РФ
Бизнесу
Исследователям
Учащимся