Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 5, Рейтинг: 5)
 (5 голосов)
Поделиться статьей
Алексей Чихачев

К.полит.н., эксперт РСМД

В последние годы все более очевидным трендом в политике европейских государств становится ее стремительная «экологизация» — подчеркнутое внимание к защите окружающей среды и строительству зеленой экономики. Значимой вехой в этом отношении стал декабрь 2019 г., когда ЕС объявил о заключении т.н. «Зеленой сделки», нацеленной на превращение союза в углеродно-нейтральное пространство к середине текущего столетия. Сегодня среди всех государств-членов Евросоюза ведущую роль в данном процессе стремится играть Франция, чей президент Эммануэль Макрон позиционирует экологию в качестве едва ли не центральной темы на последнем отрезке своего мандата. Нынешнее французское руководство, даже несмотря на коронакризис, пытается ускорить энергетический переход внутри страны, одновременно предлагая новые инициативы и на внешнем контуре.

Акцентированное внимание к климатической повестке становится характерной чертой внутренней и внешней политики Франции. Эта тенденция, по-видимому, имеет долгосрочный характер, поскольку руководство Республики ставит задачи на десятилетия вперед и стремится придать запущенному экологическому переходу необратимый характер. Однако уже сегодня климат — значимая карта во французской дипломатической колоде, от которой вряд ли откажется сам Э. Макрон или кто-либо из его возможных преемников в 2022 или 2027 гг. Следует предположить, что тема экологии постепенно будет занимать все более различимое место и во франко-российских отношениях, учитывая сотрудничество двух стран в энергетическом секторе, а также разработку этой тематики по линии Трианонского диалога.

В последние годы все более очевидным трендом в политике европейских государств становится ее стремительная «экологизация» — подчеркнутое внимание к защите окружающей среды и строительству зеленой экономики. Значимой вехой в этом отношении стал декабрь 2019 г., когда ЕС объявил о заключении т.н. «Зеленой сделки», нацеленной на превращение союза в углеродно-нейтральное пространство к середине текущего столетия. Сегодня среди всех государств-членов Евросоюза ведущую роль в данном процессе стремится играть Франция, чей президент Эммануэль Макрон позиционирует экологию в качестве едва ли не центральной темы на последнем отрезке своего мандата. Нынешнее французское руководство, даже несмотря на коронакризис, пытается ускорить энергетический переход внутри страны, одновременно предлагая новые инициативы и на внешнем контуре. Учитывая роль Пятой Республики еще и как последовательной защитницы Парижского соглашения 2015 г., целесообразно проанализировать, какие долгосрочные задачи она ставит перед собой на климатическом треке и посредством чего планирует их решить.

Положение дел и задачи

При анализе экологической политики Франции обращает на себя внимание тот факт, что к современному этапу страна подошла далеко не с самыми плохими статистическими показателями. Будучи второй экономикой Еврозоны и вторым по численности населения государством — членом Евросоюза, в 2018 г. Франция находилась лишь на 3–4 месте в ЕС по масштабам выбросов CO2 с двукратным отставанием от лидировавшей Германии. Согласно данным Министерства экологического перехода, нынешний уровень выбросов углекислого газа в Пятой Республике составляет 4,6 т на человека в год, тогда как средний показатель в ЕС — 6,3 т. Удельный вес энергетики в формировании парникового эффекта во Франции значительно меньше по сравнению с соседями: от французских электростанций происходит лишь 10% всех выбросов в масштабах страны, тогда как в целом по союзу доля энергопроизводства доходит до 30%. По состоянию на 2018 г., Париж занимает 1-е место в ЕС по производству гидроэлектроэнергии и 2-е — по биотопливу. Кроме того, во Франции существенно ниже, чем у ее европейских партнеров, роль ископаемого топлива в потреблении первичной энергии — 46% против 72%.

Такие результаты в значительной степени объясняются тем, что французское руководство уже не первое десятилетие стремится уйти от использования углеводородов, делая осознанную ставку, прежде всего, на развитие атомной промышленности, а также на использование гидроресурсов и альтернативных источников. Атомная генерация год за годом доминирует в энергетике страны: по данным МАГАТЭ, во Франции насчитывается 56 энергоблоков (считая два недавно закрытых на станции «Фессенхайм») совокупной мощностью 61,3 ГВт, обеспечивающих порядка 70% от всего производства энергии. Как объясняет российский исследователь А. Зимаков, основным принципом работы французских АЭС является гибкость, при которой часть станций эксплуатируется при базовой нагрузке, а некоторые — с возможностью временного снижения мощности [1]. В текущем режиме такой подход оборачивается экономическими потерями на каждую единицу энергии, однако позволяет правительству не только реагировать на колебания в потреблении, но и тоньше регулировать парниковые выбросы. К настоящему моменту Франция идет на втором месте в мире по производству атомной энергии (после США), поэтому власти предсказуемо считают мирный атом экологически устойчивым видом генерации, с помощью которого достижение углеродной нейтральности становится более реалистичным. Что касается гидроресурсов, то они дают около 10–12% от совокупного производства энергии; на них работают более 2 тыс. объектов и станций, из которых наиболее мощные сосредоточены на юго-востоке страны (в бассейне Роны).

При простом сложении долей АЭС, ГЭС, а также ветряных и солнечных станций получается, что более 90% всей электроэнергии уже сейчас вырабатывается в Пятой Республике с использованием «чистых» технологий (если относить к таковым мирный атом, с чем в Европе согласны не все). Общее соотношение основных видов производства электроэнергии во Франции представлено на Рисунке 1.

Источник: портал reseau-energies.fr

Тем не менее некоторые другие показатели свидетельствуют о том, что положение дел отнюдь не такое радужное, каким может показаться на первый взгляд. Так, если обратить внимание не только на производство, но и на конечное потребление энергии, то говорить об однозначном лидерстве атома уже не приходится; наоборот, около половины потребляемой энергии происходит из нефтепродуктов и газа [2]. В этой же категории прослеживается еще относительно невысокая доля возобновляемых источников энергии — 17% от всего конечного потребления, что ниже среднего по ЕС (16-е место из 27). Особенно показательна роль углеводородов в транспорте и сельском хозяйстве, где их использование доходит до 90 и 78% соответственно [3]. Конкретно в транспортном секторе ситуация усугубляется еще и тем, что порядка 70% от дорожного потока Франции все еще составляют автомобили на дизельном топливе (2019 г.) [3]. Отсюда вытекает соответствующая структура выбросов парниковых газов (см. Рисунок 2): если производство электроэнергии, как упоминалось выше, приносит Пятой Республике только около 10% от всех ее выбросов, то транспорт — 30% (в среднем по ЕС — 22%), агропромышленность — 16,8% (в остальной Европе — 10,5%).

Источник: Chiffres clés du climat: France, Europe et monde. Edition 2021. – P. 42-43.

Отталкиваясь от этой картины, руководство страны полагает, что для выполнения своих обязательств в рамках «Зеленой сделки» и Парижского соглашения Франции необходимо резко нарастить масштабы деятельности в климатической сфере. Согласно наиболее свежим установочным документам — Закону об энергетическом переходе для зеленого роста 2015 г., Климатическому плану 2017 г., Закону об энергии и климате 2019 г., Национальной низкоуглеродной стратегии 2020 г. — Пятая Республика рассчитывает в перспективе до 2050 г. или ранее:

  • сократить долю атомной промышленности в производстве электроэнергии до 50%, а разницу компенсировать за счет возобновляемых источников (чтобы соразмерно увеличить их квоту в конечном потреблении). Полностью отказаться от тепловых электростанций;

  • в целом снизить затраты энергии на 40–50% от уровня 2015 г.;

  • добиться нулевых выбросов в автомобильном и речном транспорте;

  • двукратно сократить выбросы в сельском хозяйстве и промышленности, повысить энергоэффективность производства (на уровень от 20 до 40% в зависимости от отрасли);

  • провести масштабную программу реновации жилых зданий (минимум по 370 тыс. домов в год, начиная с 2022 г.);

  • снизить на 90% объемы захоронений мусора.

В идеальном сценарии предполагается выйти на уровень выбросов в 80 млн тонн (в 5,5 раз меньше нынешнего) [4], что уже будет считаться нейтральным показателем ввиду возможностей естественного и промышленного поглощения CO2 в аналогичных масштабах.

Предпринимаемые меры

Решение столь амбициозных задач, определенно, потребует мобилизации крупных институциональных и финансовых ресурсов, что может показаться излишним в период пандемии коронавируса и связанных с ней экономических трудностей. Однако Евросоюз не видит здесь принципиального противоречия: как подчеркнуто в Стратегии ЕС по защите разнообразия до 2030 г., экология может выступить полноценным драйвером для восстановления экономик европейских государств на базе новых технологий. Эту же позицию занимает и французское правительство, обозначившее в своем сентябрьском антикризисном плане заботу о климате в качестве не альтернативы росту, а его способа.

Говоря о хотя бы некоторых шагах, которые Э. Макрон и его команда делают в данном направлении уже сейчас, имеет смысл обобщить их в несколько групп. Во-первых, особое внимание традиционно уделяется атомной отрасли: полное ее закрытие в любом случае не планируется, а намеченное сокращение доли, по всей видимости, будет максимально оттягиваться, пока не наберет обороты альтернативная энергетика. Выступая в декабре 2020 г. на профильном предприятии, президент еще раз подчеркнул, что экологическое, экономическое и военно-стратегическое положение страны напрямую зависит от мирного атома, и пообещал дополнительные инвестиции в этот сектор в размере 500 млн евро на ближайшие годы. Атомная промышленность получит долгосрочные проекты: разработку малых модульных реакторов (SMR), проектирование силовой установки для авианосца следующего поколения, а также образование новых научных центров и учебных заведений.

Во-вторых, еще в 2018 г. запущена крупномасштабная программа строительства станций, работающих на альтернативных источниках энергии. Согласно Многолетнему энергетическому плану, на строительство, прежде всего, ветряных и солнечных батарей планируется тратить до 8 млрд евро ежегодно, чтобы в 2028 г. и те, и другие обладали совокупной мощностью в среднем по 35–40 ГВт [5]. Для ускорения строительства и модернизации таких объектов купируются отдельные юридические и технические проволочки, вводятся налоговые льготы, предпринимаются попытки улучшить координацию контрольно-надзорных органов. Запланировано ускоренное введение в строй нового для Франции подвида электростанций – ветряных оффшорных (на всех трех морских фасадах страны).

В-третьих, осуществляются меры по декарбонизации промышленности и сельского хозяйства. И там, и там предусмотрен механизм распределения субсидий для тех предприятий, которые готовы внедрить в свои производственные процессы более энергоэффективные технологии. При посредничестве Министерства экологического перехода порядка 50 крупных компаний взяли на себя обязательство обеспечить переработку и повторное использование пластика на 100% (среди подписантов — Coca Cola, Danone, Renault, LOréal и др.). Также 1,1 млрд евро выделен до 2023 г. на развитие устойчивых биотехнологий и ускорение перехода сельского хозяйства на агроэкологический метод работы (т.е. без излишнего ущерба почвам и биоразнообразию).

В-четвертых, как и было обещано, выделяются средства на экологическую реставрацию зданий — как в жилищном фонде, так и в коммерческом секторе. В данном случае также широко используется метод субсидирования на конкурсной основе — по данным Министерства экономики и финансов, в период с сентября по декабрь 2020 г. были отобраны 141 тыс. проектов общей стоимостью в 1,5 млрд евро. Еще большую сумму — 2,7 млрд евро — планируется потратить до 2023 г. на реновацию зданий общественного значения (университетов, школ, общежитий и пр.). Более придирчиво власти стали относиться к возведению новых городских кварталов: в частности, был отвергнут проект возведения комплекса «EuropaCity» к северу от столицы. Рассматривался даже вариант «зеленой» реставрации собора Парижской Богоматери после пожара 2019 г., но в итоге он был отвергнут ради сохранения исторической аутентичности объекта.

В-пятых, после протестных выступлений «желтых жилетов» в 2018–2019 гг. власти несколько скорректировали свою политику в отношении транспорта, делая акцент не только на «кнуте» (повышенных налогах и сборах на старые автомобили), но и на «прянике» (компенсациях до 5 тыс. евро от стоимости нового автомобиля, если тот соответствует более высоким экостандартам). Параллельно на уровне городов продолжается борьба с дизелем: например, в Париже в 2019 г. было жестко ограничено появление в городской черте индивидуального транспорта с дизельным двигателем, произведенного раньше 2006 г. Учитывая, что по итогам последних муниципальных выборов «зеленые» пришли к власти во многих крупных агломерациях, эта тенденция постепенно уже подхватывается Лионом, Марселем, Бордо и др. Помимо того, отменено строительство нового международного аэропорта Нотр-Дам-де-Ланд на западе страны.

Любопытно, что, несмотря на обилие различных решений, климатическая политика действующего руководства не может похвастать большой общественной поддержкой. Согласно опросу института Elabe от февраля 2020 г., 66% респондентов все еще были убеждены в недостаточности действий властей в этой сфере. Экологические организации упрекают президента в слишком медленном темпе строительства альтернативных электростанций, постоянном переносе сроков достижения намеченных показателей, невнимании к проблематике выбросов от международных морских и авиаперевозок. Более того, по данным YouGov от июня 2020 г., 58% французов не считали, что Э. Макрон искренне заинтересован в решении экологических проблем, — скорее, просто рассчитывает «оседлать» популярный тренд. Многие обращают внимание на логическое противоречие между отдельными задачами правительства: например, сокращением совокупного потребления электроэнергии и одновременным увеличением числа электромобилей на дорогах. Принимая в расчет намерение 75% респондентов поддержать внесение климатической тематики в Конституцию страны, можно констатировать согласие общества с тем фактом, что власти в принципе уделяют внимание экологии, но одновременно есть недовольство конкретными проявлениями проводимого курса.

Внешнеполитические инициативы

Отвечая на «зеленый» запрос со стороны общества, президент Э. Макрон стремится дополнить свои внутренние меры внешнеполитической активностью. На сегодняшний день климат стал одной из сфер, в которых Франция (вместе с Европой) стремится играть роль глобального лидера. Это отчетливо видно по разнообразию международных форматов и инициатив, предлагаемых Парижем.

Запущенный в 2017 г. саммит «Одна планета» используется французской стороной для сохранения позитивной динамики вокруг Парижского соглашения — разработки вспомогательных проектов, формирования новых ad hoc коалиций государств, бизнеса и гражданского общества. Последняя встреча прошла 11 января 2021 г. и была посвящена продвижению целого ряда инициатив, включая создание «зеленой стены» в африканском субрегионе Сахель, Коалицию высоких задач в интересах природы и людей (при председательстве Франции и Коста-Рики), группу «Образцовое Средиземное море-2030» (Франция, Испания, Монако), Альянс по инвестированию в природный капитал (Великобритания, Франция, Канада, Норвегия) и др. Отдельный акцент поставлен на климатической помощи Африке: под строительство цепочки зеленых насаждений и сельскохозяйственных угодий страны Сахеля должны получить от международных спонсоров порядка 14 млрд долл.

С 2018 г. функционирует созданная по инициативе Пятой Республики и Индии новая международная организация — Международный солнечный альянс. Сегодня он объединяет более 70 стран и ставит перед собой задачу расширять использование солнечной энергии, чтобы увеличить совокупную мощь соответствующих электростанций по всему миру на 1 ТВт до 2030 г. Планируемый масштаб привлекаемых инвестиций — 1 трлн долл.; основные направления работы — гармонизация нормативно-правовой базы отдельных стран, научно-исследовательская и техническая помощь, поощрение инноваций.

Активная переговорная работа по экологическим вопросам ведется Францией на полях «Группы семи». С учетом повышенного внимания международной общественности к лесным пожарам в Амазонии летом 2019 г. французское руководство предложило на саммите Группы в Биаррице (и затем — на 74-й Генассамблее ООН) координировать усилия в рамках Альянса по защите тропических лесов. Формат удалось распространить не только на государства Латинской Америки, но и на страны Африки и Юго-Восточной Азии. Однако в силу личных разногласий Э. Макрона и Ж. Болсонару среди участников так и не появился главный возможный бенефициар — Бразилия. Вместо нее в 2021 г. к Альянсу присоединись Германия и ДР Конго.

Кроме того, экологическая тематика активно интегрируется в политику Франции на отдельных региональных направлениях. Так, предлагая странам Южной Европы и Ближнего Востока концепцию «средиземноморского мира» (Pax Mediterranea), направленную на формирование пространства совместного процветания, французский лидер имеет в виду не только безопасность или экономику, но и климатическое измерение. Аналогичным образом, когда Э. Макрон запускал проект «Индо-Тихоокеанской оси» (неформальной региональной группировки вместе с Индией, Австралией и Японией), то обозначал в качестве ее задач, помимо военно-политического сотрудничества, совместное противодействие глобальному потеплению. Пока США при Д. Трампе выходили из Парижского соглашения 2015 г., со стороны Франции были предприняты усилия, чтобы не потерять из числа подписантов еще и Китай: результатом стал двусторонний Пекинский призыв о сохранении биоразнообразия и изменении климата (2019 г.).

Как часто происходит с подобными международными инициативами, все эти предложения и форматы имеют преимущественно декларативный характер, во многом дублируют друг друга и наверняка столкнутся с проблемами на практике. Например, относительно того же Сахеля — трудно представить его превращение в процветающую зеленую зону прежде, чем там будет подавлен очаг международного терроризма, с чем Париж не может справиться уже восемь лет. Как показывают примеры США или Бразилии, многое по-прежнему зависит от позиций национальных правительств и их желания брать на себя какие-либо экологические обязательства. Тем не менее выбранный президентом подход позволяет, по крайней мере, постоянно удерживать климат на вершине политической повестки дня и позиционировать Францию в качестве одного из наиболее активных игроков. Анонсированное администрацией Дж. Байдена возвращение Вашингтона в Парижское соглашение Э. Макрон сразу же горячо приветствовал, рассчитывая, что отныне возобладает его контр-трамписткий лозунг «Сделаем планету снова великой».

***

Акцентированное внимание к климатической повестке становится характерной чертой внутренней и внешней политики Франции. Эта тенденция, по-видимому, имеет долгосрочный характер, поскольку руководство Республики ставит задачи на десятилетия вперед и стремится придать запущенному экологическому переходу необратимый характер. Однако уже сегодня климат — значимая карта во французской дипломатической колоде, от которой вряд ли откажется сам Э. Макрон или кто-либо из его возможных преемников в 2022 или 2027 гг. Следует предположить, что тема экологии постепенно будет занимать все более различимое место и во франко-российских отношениях, учитывая сотрудничество двух стран в энергетическом секторе, а также разработку этой тематики по линии Трианонского диалога.


1. Зимаков А.В. Энергетика Франции в поисках оптимальной модели // Вестник МГИМО-Университета. – 2019. – № 12 (5). – С. 161.

2. Chiffres clés de l’énergie. Edition 2020. – P. 20-31.

3. Ibid. P. 26-29.

4. Bilan annuel des transports en 2019. – P. 141.

5. Stratégie nationale bas-carbone 2020. – P. 20.

6. Programmation Pluriannuelle de l’Energie, 2019-2023, 2024-2028. Synthèse. – P. 26.


Оценить статью
(Голосов: 5, Рейтинг: 5)
 (5 голосов)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Какие угрозы для окружающей среды, на ваш взгляд, являются наиболее важными для России сегодня? Отметьте не более трех пунктов
    Увеличение количества мусора  
     228 (66.67%)
    Вырубка лесов  
     214 (62.57%)
    Загрязнение воды  
     186 (54.39%)
    Загрязнение воздуха  
     153 (44.74%)
    Проблема захоронения ядерных отходов  
     106 (30.99%)
    Истощение полезных ископаемых  
     90 (26.32%)
    Глобальное потепление  
     83 (24.27%)
    Сокращение биоразнообразия  
     77 (22.51%)
    Звуковое загрязнение  
     25 (7.31%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся