Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 16, Рейтинг: 4.88)
 (16 голосов)
Поделиться статьей
Константин Суховерхов

Магистр политологии МГИМО МИД России, сотрудник Международного дискуссионного клуба «Валдай»

3 февраля 2020 года начался очередной электоральный цикл в Соединённых Штатах, связанный с выборами президента страны. Стартовал он традиционно с кокусов Демократической и Республиканской партий. Но кокус демократов преподнес сюрприз и сделал начало предвыборной кампании в разы интереснее, чем ожидалось.

В Айове проблемы с подсчётом отданных голосов за кандидатов от демократов произошёл из-за того, что Демократическая партия к этим выборам решила разработать специальное приложение для голосования и упрощения подсчёта голосов. Но оно дало сбой. Результатов не было почти сутки, в то время как республиканцы очень быстро подвели итоги (и так для всех предсказуемый). Этим оказались недовольны все: кандидаты, руководство Демократической партии, члены партии, журналисты, граждане страны.

Предварительное голосование в Айове нанесло удар по американской демократии. Сами избиратели в штате и в других частях страны почувствовали себя обманутыми. Это произошло не без конспирологических теорий о взломе приложения, о потери части бумаг, подтверждающих, что тот или иной участок голосовал. Дональд Трамп даже поиронизировал в твиттере, что американцам стоит ждать обвинений в задержке подсчёта результатов русских хакеров. Также не обошлось и без версии, что к этому причастен Пит Буттиджич. Но самый сильный удар нанесён имиджу Демократической партии. Республиканцы получили лишний повод критиковать демократов. Более того, критиковать партию теперь не ленятся и члены демократической партии. Но всё это — больше последствия неожиданного начала предвыборной кампании.

          В итоге у демократов победил Пит Буттиджич с результатом 26,8%. Бёрни Сандерс занял второе место — 25,2%, а на третьем месте оказалась Элизабет Уоррен — 18,4%. Джо Байден, который был фаворитом с Сандерсом набрал 15,4%. В сравнении с Буттиджичем и Сандерсом он оказался в аутсайдерах. Но Айова — это только начало. Впереди праймариз в Нью-Гэмпшире. Там всё станет яснее, но не менее интересно. У демократов. У республиканцев никаких неожиданностей не ожидается.

3 февраля 2020 г. начался очередной электоральный цикл в Соединённых Штатах, связанный с выборами президента страны. Стартовал он традиционно с кокусов Демократической и Республиканской партий. Но кокус демократов преподнес сюрприз и сделал начало предвыборной кампании в разы интереснее, чем ожидалось.

Президентские выборы в Соединённых Штатах — одни из старейших демократических выборов главы государства. Американцы прошли большой путь в формировании и совершенствовании электорального процесса. Это подтверждает XII поправка [1] к конституции США, в которой устанавливались конкретные правила избрания президента и вице-президента страны. Исторически сложилось, что первые кокусы в Соединённых Штатах прошли после принятия этой поправки. Кокусы сами по себе — проявление эволюции партийных институтов в США.

Слово «кокус» не всегда понятно и не привычно как по звучанию, так и по значению во многих странах. Что такое кокус? Определение «кокуса» даёт словарь «Американа»: «Это партийно-фракционное закрытое совещание или закрытое собрание влиятельных политических деятелей, формулирующих политику своей партии, для выдвижения кандидатов от партии на политические выборные посты, или фракции в Конгрессе — для выработки единого отношения фракции к тем или иным законодательным предложениям и проектам [2]. Сегодня, конечно, кокусы стали менее элитарным мероприятием. На них партийные активисты собираются для того, чтобы проголосовать за «своего» кандидата.

По факту, современные кокусы представляют из себя следующее: в разных публичных местах таких как библиотеки, школы, церкви, спортзалы собираются демократы или республиканцы и выстраиваются в группы. Группы состоят из сторонников того или иного кандидата. Далее у групп есть полчаса переубедить своих «оппонентов» поддержать своего кандидата и переманить больше людей в свою группу. Далее подсчитываются сторонники кандидатов. Тот кандидат у кого в помещении менее 15% — отметается. После чего даётся ещё полчаса для переубеждения, и уже потом подводится итоговый результат.

Существуют ещё и праймериз кандидатов в президенты от партий. Праймериз — это выборы кандидата в президенты от одной из партий посредством голосования избирателей (в отличие от кокусов). Этим же термином обозначают комплекс предвыборных президентских мероприятий, объединяющих и голосование, и кокусы. Продолжение эволюции партийных институтов и их усиление привели к тому, что в конце XIX – начале XX вв. в штате Висконсин впервые был принят закон о выдвижении кандидатов на государственные должности самими избирателями (первичные выборы — primaries)[3]. К выборам 1916 года законодательство о предварительном голосовании имелось в 27 штатах.

В 1952 г. в штате Нью-Гэмпшир впервые состоялось предварительное голосование не за делегатов, а непосредственно за кандидатов от каждой партии. Сделано это было для повышения явки избирателей. К 1970-м гг. многие штаты заменили проведение кокусов на праймериз. К концу 1980-х гг. популярность праймериз возросла, и губернаторы, стремясь привлечь внимание к своему штату, стали назначать их на более раннюю дату[4].

Имея представление о том, что же такое кокус и в чём его отличие от праймериз можно перейти к тому, что произошло 3 февраля 2020 г. в штате Айова на первых кокусах демократов и республиканцев.

У республиканцев всё прошло так, как и планировалось — Д. Трамп оказался безусловным лидером голосования. Однако он был не единственным кандидатом на республиканском кокусе. Конкуренцию ему составляли бывший губернатор штата Массачусетс Уильям Уэлд и бывший конгрессмен от штата Иллиноис Джо Уолш. У. Уэлд первым из республиканцев заявил, что собирается составить конкуренцию Д. Трампу. Он считает, что Д. Трамп своей политикой подвергает страну опасности и что республиканской партии необходимо «вернуться к принципам Линкольна». Вэлд примечателен тем, что на выборах 2016 года Либертарианская партия США выдвигала его как кандидата в вице-президенты. По мнению Джо Уолша, «Дональд Трамп не выполняет свои обещания, он думает, что стоит выше закона, его твиты ведут нас к рецессии». Но Трамп пользуется большой популярностью среди избирателей республиканцев, что отразилось в результатах республиканского кокуса: за Д. Трампа выступили 97,1% избирателей республиканцев, за Уэлда — 1,3%, за Уолша — 1,1%.

Что же произошло в Айове? Если коротко, то удар по репутации Демократической партии США и по выборам в целом. В Айове проблемы с подсчётом отданных голосов за кандидатов от демократов произошёл из-за того, что Демократическая партия к этим выборам решила разработать специальное приложение для голосования и упрощения подсчёта голосов. Но оно дало сбой. Результатов не было почти сутки, в то время как республиканцы очень быстро подвели итоги (и так для всех предсказуемый). Этим оказались недовольны все: кандидаты, руководство Демократической партии, члены партии, журналисты, граждане страны. Кандидаты негодовали, так как не знали, как же обращаться к избирателям. В итоге все кандидаты выступили с ободряющими речами, которые сводились к тому, что в Айове «положен конец Дональду Трампу». А победивший по итогам кокуса Пит Буттиджич, по сути, объявил себя победителем, и им в итоге и оказался. В результате этого преждевременного заявления о победе СМИ США вспомнили о том, что Пит Буттиджич вносил деньги компании «Shadow», которая занималась разработкой приложения. Ей руководит Жерард Ниемира, работавший с Хиллари Клинтон в прошлых кампаниях. Формально выходит, что демократы делали приложение демократам для предварительных голосований в штатах. Однако представитель Буттиджича заявил, что он обращался к компании «Shadow» для работы над «сервисами текстовых сообщений, чтобы общаться с избирателями». Сама Демократическая партия отказалась раскрывать детали о приложении, так как раскрытие данных может сделать приложение уязвимым.

Предварительное голосование в Айове нанесло удар по американской демократии. Сами избиратели в штате и в других частях страны почувствовали себя обманутыми. Это произошло не без конспирологических теорий о взломе приложения, о потери части бумаг, подтверждающих, что тот или иной участок голосовал. Дональд Трамп даже поиронизировал в твиттере, что американцам стоит ждать обвинений в задержке подсчёта результатов русских хакеров. Также не обошлось и без версии, что к этому причастен Пит Буттиджич по причине, указанной выше. Но самый сильный удар нанесён имиджу Демократической партии. Республиканцы получили лишний повод критиковать демократов. Более того, критиковать партию теперь не ленятся и члены демократической партии. Но всё это — больше последствия неожиданного начала предвыборной кампании.

В итоге у демократов победил Пит Буттиджич с результатом 26,8%. Бёрни Сандерс занял второе место — 25,2%, а на третьем месте оказалась Элизабет Уоррен — 18,4%. Джо Байден, который был фаворитом с Сандерсом набрал 15,4%. В сравнении с Буттиджичем и Сандерсом он оказался в аутсайдерах. Но Айова — это только начало. Впереди праймариз в Нью-Гэмпшире. Там всё станет яснее, но не менее интересно. У демократов. У республиканцев никаких неожиданностей не ожидается.


[1] «Соединенные Штаты Америки: Конституция и законодательство». Под ред. О.А.Жидкова. Перевод В.И.Лафитского. М.: Прогресс, Универс, 1993.

[2] «Американа: Англо-русский лингвострановедческий словарь». Смоленск: Полиграмма, 1996

[3] Согрин В.В. «Демократия в США. От колониальной эры до XXI века». М.: Весь мир, 2011.

[4] Согрин В.В. Указ. соч. С. 160.


Оценить статью
(Голосов: 16, Рейтинг: 4.88)
 (16 голосов)
Поделиться статьей
Бизнесу
Исследователям
Учащимся