Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 66, Рейтинг: 4.64)
 (66 голосов)
Поделиться статьей
Александр Корольков

К.и.н, специалист по Латинской Америке, эксперт РСМД

Татьяна Русакова

К.полит.н., эксперт Центра изучения кризисного общества, эксперт РСМД

Первый тур выборов нового президента Бразилии (а он точно будет новым, кандидата с приставкой «экс» в бюллетене не осталось) состоится уже в ближайшее воскресенье, 7 октября 2018 г., и, вероятно, не станет последним. Одна из самых бурных кампаний в истории бразильской демократии с высокой долей вероятности приведет к тому, что настоящая борьба начнется только после 7 октября. Фавориты уже ищут пути для компромиссов с другими политическими силами и стараются лишить противника аналогичных возможностей. В этой борьбе победит тот, кто сможет подобно эквилибристу пройти по тонкому канату – не разочаровать сторонников уступками и при этом завоевать максимальное количество компромиссных голосов людей, которые будут голосовать по принципу — «за меньшее из зол».

Жаир Болсонару и Фернанду Аддад так оторвались от остальных претендентов на главный в стране пост, что никто их уже не сможет догнать. У каждого из них более чем двукратный отрыв от ближайших преследователей.

Впрочем, мериться им предстоит не столько рейтингами, сколько антирейтингами. Аддад ассоциируется с PT, против которой всего 2 года назад выходило на улицы пол страны, а Болсонару и его окружение наговорили столько красивых (так кажется только им и их сторонникам) фраз, что против них пол страны выходит прямо сейчас.

Тем не менее, оба кандидата находятся в лучшей из возможных ситуаций. Только борясь друг против друга, они имеют шансы на победу. Аддад и, особенно, Болсонару, скорее всего, гарантированно бы проиграли любому другому оппоненту во втором туре, а теперь (если опросы не ошибаются слишком сильно) у них появляется шанс. Лимит сторонников исчерпан, остается ждать ошибок противоположной стороны, готовить почву для дрейфа в сторону от крайних позиций и начинать переговоры с потенциальными союзниками во втором туре.


Первый тур выборов нового президента Бразилии (а он точно будет новым, кандидата с приставкой «экс» в бюллетене не осталось) состоится уже в ближайшее воскресенье, 7 октября 2018 г., и, вероятно, не станет последним. Одна из самых бурных кампаний в истории бразильской демократии с высокой долей вероятности приведет к тому, что настоящая борьба начнется только после 7 октября. Фавориты уже ищут пути для компромиссов с другими политическими силами и стараются лишить противника аналогичных возможностей. В этой борьбе победит тот, кто сможет подобно эквилибристу пройти по тонкому канату – не разочаровать сторонников уступками и при этом завоевать максимальное количество компромиссных голосов людей, которые будут голосовать по принципу — «за меньшее из зол».

Перелётные голоса

Буквально накануне публикации предыдущей части нашего «сериала», 18 сентября 2018 г., вышел опрос общественного мнения, который изменил все. То, что большая часть голосов экс-президента Луиса Инасиу да Силва (Лулы) (о причинах отстранения самого Лулы от гонки см. первую и третью части «сериала»), рейтинг которого доходил до 40%, перейдет Аддаду, было понятно с самого начала, но процесс предполагался куда более длительным и болезненным, чем оказалось на практике.

После официального объявления о выдвижении от Рабочей партии (PT — от порт. Partido dos Trabalhadores — прим.) Фернанду Аддада, к нему резко «перетекла» большая часть голосов Лулы. Уже 18 сентября 2018 г. Бразильский институт общественного мнения и статистики (IBOPE) зафиксировал резкий рост рейтинга Аддада с 8% до 19%. К 24 сентября рейтинг политика поднялся до 22%. По последнему опросу (3 октября 2018 г.) рост поддержки кандидата приостановился и держится на уровне 23%.

По данным опросов другой крупной социологической службы Datafolha (исследовательский институт одной из крупнейших в стране медиагруппы Folha — прим.) рейтинг кандидата от PT 19 сентября поднялся до 16%, в конце месяца достиг 22% а 2 октября – 21%. О еще более высоком уровне поддержки главного кандидата от левых свидетельствует последний опрос, проведенный Социологическим институтом MDA при поддержке Национальной конфедерации транспорта. По данным исследования Аддад вплотную приблизился к лидеру президентской гонки Жаиру Болсонару и за него готовы проголосовать 25,5% опрошенных.

Что все это значит? Жаир Болсонару и Фернанду Аддад так оторвались от остальных претендентов на главный в стране пост, что никто их уже не сможет догнать. У каждого из них более чем двукратный отрыв от ближайших преследователей.

Впрочем, мериться им предстоит не столько рейтингами, сколько антирейтингами. Аддад ассоциируется с PT, против которой всего 2 года назад выходило на улицы пол страны, а Болсонару и его окружение наговорили столько красивых (так кажется только им и их сторонникам) фраз, что против них пол страны выходит прямо сейчас.

Тем не менее, оба кандидата находятся в лучшей из возможных ситуаций. Только борясь друг против друга, они имеют шансы на победу. Аддад и, особенно, Болсонару, скорее всего, гарантированно бы проиграли любому другому оппоненту во втором туре, а теперь (если опросы не ошибаются слишком сильно) у них появляется шанс. Лимит сторонников исчерпан, остается ждать ошибок противоположной стороны, готовить почву для дрейфа в сторону от крайних позиций и начинать переговоры с потенциальными союзниками во втором туре.

haddad.jpg
REUTERS/Ricardo Moraes
Фернанду Аддад

Аддад и прошлое

Самая тяжелая проблема Аддада — слишком сильная связь с прошлым, ставшая побочным эффектом политтехнологической операции, проведенной PT. Аддад должен был стать «аватаром» Лулы на выборах и этого удалось добиться, но вместе с чужими голосами он получил и чужие проблемы. У экс-мэра Сан Паулу был очень низкий рейтинг узнаваемости в начале кампании. Сейчас ситуация меняется, но в целом он все равно воспринимается как человек Лулы и PT. А это значит, что в глазах избирателей он несет ответственность не только за достижения 12-летней эпохи пребывания у власти Партии трудящихся, но и за все беды, в которых эта партия повинна в народном сознании. Большая их часть связана с кризисом, начавшемся в конце 2014 г. и приведшим к импичменту преемницы Лулы — Дилмы Руссефф.

Причины падения экономики Бразилии в пропасть после долгого периода стремительного роста лежали не только в просчетах правительства, но и в процессах, происходящих на мировых рынках. Но, как чаще всего и бывает, это мало волнует людей, которые в такой ситуации начинают строже спрашивать со своих правителей и не прощают им то, что при другой экономической ситуации осталось бы незамеченным. Такой момент был идеален для противников PT и они нанесли удар. Он позволил «свалить» президента и получить власть, но победа оказалась пирровой.

Провести перевыборы в нужный момент не позволяла конституция Бразилии, а экономика катилась под откос так быстро, что надо было незамедлительно принимать непопулярные меры. В итоге разочарование в центристских партиях пришло очень быстро, а экс-вице-президент Дилмы Темер, занявший пост президента, сейчас один из самых непопулярных политиков в стране. Но вслед за собой новое правительство старалось максимально утащить и PT. Рабочую партию обвиняли во всех смертных грехах, против членов партии выдвигались одно за другим обвинения в коррупции (в некоторых случаях с очень зыбкими и неубедительными доказательствами), все крупнейшие СМИ считали своим долгом регулярно критиковать PT.

В результате центристы и правые сами загнали себя в угол и родили Болсонару — антисистемного ультраправого кандидата, с которым теперь не знают, что делать. Личность же Лулы, несмотря на уголовные дела против него и его заключение, сохранила популярность в народе. Многочисленные беднейшие слои населения помнят — при нем жилось лучше, он давал деньги и создавал рабочие места, а еще доллар был почти в два раза дешевле (как это влияет на стоимость большинства товаров в стране с развивающейся экономикой, мы знаем по своей собственной недавней истории).

При этом часть общества сохранила ненависть к PT и считает ее источником всех современных проблем (в чем тоже есть доля истины). В итоге мы видим узкий коридор на минном поле, по которому надо пройти Аддаду, чтобы победить на выборах. Он должен ассоциировать себя со всем лучшим в истории правления PT и всячески оградить свой имидж от проблемных моментов недавней истории страны (которая к тому же еще продолжается вместе с делами о коррупции, в том числе и против самого Аддада).

Первое и самое важное — поддерживать связь с образом Лулы. Несмотря на все проблемы, это слишком мощный источник голосов, чтобы к нему не «приложиться». И вот мы видим, что кандидат упоминает экс-президента при каждом удобном случае, вплоть до курьезов. На первых дебатах, на которых он выступал в качестве кандидата в президенты, Аддад, отвечая на первый же вопрос, поблагодарил за него ведущую, священника, который его задал, выразил почтение к присутствующим оппонентам и… поблагодарил Лулу, за то, что «он тоже сейчас смотрит эти дебаты». Очень профессиональная, серьезная и симпатичная темнокожая журналистка, которая вела дебаты (как говорят сами бразильцы (нет возможности проверить), впервые в истории Бразилии темнокожая женщина вела дебаты кандидатов в президенты) едва сдержала улыбку.

Несмотря на запрет суда использовать образ экс-президента напрямую в избирательной кампании, в ход идут любые инфоповоды с участием Лулы. Тезисы о его незаконном тюремном заключении, о том, что он следит и поддерживает и что он одобряет предложения кандидата, используются постоянно. До последнего велась борьба за возможность Лулы давать интервью СМИ. Этот вопрос даже стал поводом для конфликта между судьями Верховного суда Бразилии, которые по-разному смотрели на этот вопрос. В итоге, интервью были запрещены, а Аддад тут же заявил, что «демократия находится под угрозой», «свободу слова больше не уважают», а страна находится в «юридической анархии» (последнее звучит отчасти реалистично, учитывая действительно заметно повышенный интерес бразильских судей к членам PT).

Прошлое припоминают Аддаду и в ходе предвыборных дебатов, в которых он исправно участвует. Предвосхищая вопросы по этой теме от оппонентов, он в самом начале первых же для него дебатов развернуто описал свои взгляды по вопросу борьбы с коррупцией. Предлагаем посмотреть, как это было (не забудьте включить русские субтитры):

Также он очень серьезно подходит к продвижению собственных достижений в бытность министра образования в правительстве Лулы. Он готовится и использует много цифр, говоря о работе по совершенствованию образовательной системы:

Позднее кандидат добавил, что его успехи в упрощении доступа к образованию для народа и повышении уровня жизни самых бедных «обидели богатых», которым «некомфортно от того, что представители простого народа стали появляться в университетах, аэропортах и ресторанах».

Кроме того, Аддад использует дебаты как трибуну, чтобы напомнить населению об успешном решении при PT проблемы, которая сейчас становится все серьезней — безработицы:

Аддад тоже использует прошлое против своих оппонентов, пытаясь максимально связать их с непопулярным правительством Темера. В ответ на критику кандидата от партии REDE Марины Силва и обвинения в коррупции PT Аддад заявил, что приход к власти Темера стал возможен благодаря поддержке импичмента, в том числе самой Мариной. Он постоянно напоминает кандидату от Социал-демократической партии (PSDB) Жералду Акмину об участии поддерживающих его центристских партий в рабочей реформе 2017 г., и даже пытается связать Болсонару с исполняющим обязанности президента. По его словам, Болсонару — это «усиление политики», проводимой Темером.

Психотерапия для бизнеса

Важнейшими задачами кампании первого тура для Рабочей партии была передача голосов Лулы Аддаду и выход во второй тур с самым комфортным для себя оппонентом — Болсонару. Если верить опросам, обе эти задачи решены, поэтому можно, не теряя времени, аккуратно начинать работать над следующим этапом — переговоры с оппонентами о поддержке и работа на уничтожение основного конкурента. Обе эти задачи пока решаются очень кулуарно, но PT уже начала дозированно «сливать» информацию, которая должна понравиться центристам, части правого электората и, что особенно важно, успокоить бизнес.

Так, в конце сентября в газете Folha появилась публикация, в которой со ссылкой на источники в партии утверждалось, что Аддад сразу после первого тура представит будущего министра экономики, чья кандидатура продемонстрирует, что правительство будет «умеренным» и «обойдется без серьёзных изменений в экономике». Также в публикации со ссылкой на «ближайших соратников кандидата» говорится, что он сделает обращение к народу, по типу «Письма к бразильцам», с которым выступил Лула в 2002 году, чтобы успокоить инвесторов, которые очень боялись, что Рабочая партия начнет проводить радикальную экономическую политику, по типу Кубы или Венесуэлы. В публикации также отмечается, что объявление о составе правительства откладывается, якобы, по решению Лулы. Это логично, поскольку, если это произойдет перед первым туром, то может «размыть» левый электорат.

Пока же Аддад активно критикует экономический курс правительства, называет его «антисоциальным» и обещает все исправить. Вот, к примеру, что он говорит о налоговой реформе в пользу бедных, которую он планирует провести.

В ответ на эту речь представитель Рабочей демократической партии (PDT) Сиру Гомес разумно спросил Аддада — «а почему же вы это не сделали раньше?». Экс-мэр Сан Паулу предпочел уйти от ответа, сказав что-то про то, что правительство Лулы сосредоточилось на правильном управлении расходами и распределении их в пользу самых бедных.

Не стоит забывать, что в случае работы над коалиционным правительством между турами, посты в нем могут стать аргументом как в переговорах с «левыми» — Сиру Гомесом и Гильерме Боулусом, так, возможно, с Жералду Алмином и поддержавшими его центристскими партиями (последнее, если и будет проходить, то, вероятнее всего, негласно). Журналист Folha Марина Диас очень точно назвала эту стратегию борьбы с Болсонаро во втором туре «союз цивилизации против варварства». Такая формулировка действительно погасит противоречивость объединения с центристами (это вообще не впервой для PT — вспомнить хотя бы Дилму и Темера) и даже правыми. Действительно, если Болсонару все чаще называют «фашистом», то почему бы не собрать против него Народный фронт (ну только такой, который победит, а не как тогда…).

Аддад уже сделал заявление, которое, на наш взгляд, говорит в пользу того, что похожая карта будет разыграна после 7 октября. Он сказал, что Болсонару — вызов для бразильской демократии, который надо пережить для дальнейшего развития: «Уважаемые всеми развитые страны прошли через такие драматические моменты, через которые мы проходим сегодня». Аддад очень образованный человек, чтобы не знать, что в «некоторых уважаемых странах», исторические моменты, на которые он, видимо, намекает, несколько затянулись и привели к мировой войне. Будем надеяться, что в Бразилии все пройдет более гладко (ну и, отвлекаясь от пропагандистского пафоса PT, Болсонару — все же не фашист, просто образ такой).

Также Аддад отметил, что не винит людей, которые голосуют за Болсонару: «…вместо того, чтобы обвинять тех, кто голосует за Болсонару и остальных, давайте поймем, что это такое выражение чувства, как высокая температура, которая в определенный момент показывает нам, что с организмом что-то не так».

Александр Корольков, Татьяна Русакова:
Выборы в России-наоборот. Серия 2. Внешняя политика

«Настоящие палачи и воображаемые чависты»

Все участники предвыборной гонки критикуют PT, а правые политики все время намекают на то, что, если выберут Аддада, то будет также плохо, как в Венесуэле. Проблема в том, что в это не верят даже те, кто об этом говорит.

После 12 лет у власти PT может вызывать разные чувства, но все прекрасно понимают, что проводить сумасбродную политику, а-ля Мадуро, эти люди не будут. А вот Болсонару побаиваются все, даже более близкие к нему идеологически правые партии. Никто до конца не понимает, как далеко он пойдет в выполнении собственных обещаний. Эту ситуацию отлично описал журналист Марсело Коэльо в статье с говорящим названием «Настоящие палачи и воображаемые чависты». Он просто перечислил факты, которые свидетельствуют о более чем спокойном и демократичном поведении PT: они приняли импичмент Дилмы, Лула сдался федеральной полиции, хотя его сторонники хотели оказать сопротивление, не смотря на всю фразеологию, партия приняла решение Верховного суда, отстраняющее Лулы от участия в выборах, и, самое главное, — даже Лула на пике своего влияния не стал слишком далеко уходить влево, так зачем сейчас это делать Аддаду?

По поводу Болсонару такой уверенности ни у кого нет. Он призывает буквально «расстреливать» членов PT, как-то говорил о том, что надо закрыть Конгресс, а его кандидат на пост вице-президента генерал Амилтон Мурао предложил собрать конституционное собрание для выработки новой конституции, потому что с конституции 1988 года (начавшей новую демократическую историю Бразилии) «начались все проблемы». Учитывая, что эти люди считают, что в Бразилии не было военного переворота в 1964 г., поддерживают пытки, а людей, которые их активно практиковали против оппозиционеров, называют «героями», многие вполне серьезно побаиваются их прихода к власти.

Поэтому у Болсонару самый большой антирейтинг, который достигает от 44% (IBOPE) до 45% (DataFolha). Это, впрочем, не мешает ему оставаться самым популярным кандидатом с рейтингом от 25,6% (CNT/MDA) до 32% (DataFolha) и 32% (IBOPE). Причины этой популярности также на поверхности и свойственны для многих современных демократий — активная борьба в открытом информационном пространстве и основанная на приспособленчестве кадровая политика элит внутри традиционных партий ведет к деградации их имиджа. Контрэлитный кандидат в таких условиях воспринимается как панацея. Это накладывается на усталость большей части бразильского общества от уличного насилия, которое ассоциируется с его непосредственными исполнителями, а не политикой, которая лишает их возможности вести нормальную жизнь. Рецепт решения проблемы насилием слишком привлекателен своей очевидностью.

И мы видим результат — Болсонару опережает Аддада на 10%. Судя по этим данным, очевидно, что второй тур неизбежен. Но есть еще порядка 20% людей, которые на опросах отвечают, что не определились или что будут голосовать против всех (последних больше), кроме того не стоит забывать про явление, свойственное оценке популярности слишком экстравагантных политиков, — люди стесняются говорить, что планируют голосовать за них (это касается и Аддада). В этом смысле первый тур может преподнести сюрприз в виде победы Болсонару. Это, видимо, понимают в PT, где до данных последних опросов работали скорее против других левых кандидатов и Жерулду Алкмина, чем против Болсонару, надеясь выйти во второй тур именно с одиозным экс-капитаном.

Во втором туре Болсонару ждут серьезные проблемы. Он лишь на 4 месте по переходу голосов от других кандидатов. Даже голоса Жералду Алкмина не переходят Болсонару. В результате во всех опросах по сценарию второго тура Аддад vs. Болсонару, представитель PT догнал отставного капитана — 42%/44% (DataFolha) (19 сентября они были равны, 28 сентября Аддад опережал Болсонару на 6%, второго октября Болсонару вырвался на 2 % вперед), 42%/42% (IBOPE) (еще 26 сентября Аддад отставал на 5%) и 42,7%/37,3% (CNT/MDA).

Не смотря на рывок последней недели, пока все идет к тому, что отставание Болсонару во втором туре будет нарастать. Все СМИ, львиная часть артистов, художников и всякого рода знаменитостей устроили восстание против экс-капитана. Ему и его сторонникам не прощают ни одного неаккуратного заявления, на него активно ищут компромат, но, пожалуй, самое главное, удар по нему нанесли в социальных сетях, которые стали центром противостояния ультраправому политику. Он, впрочем, тоже довольно умело использует социальные сети для мобилизации своих сторонников, после выхода из больницы снова стал активно записывать видео для YouTube.

#Тольконеон

В последние недели сентября на улицы городов Бразилии вышли десятки тысяч людей, которые протестовали не против какого-то закона или определенной политики, а лично против одного человека — Жаира Болсонару. Это был первый серьезный выход в оффлайн набирающей популярность компании в Интернете, которая проходит под хэштегом #elenão (можно перевести на русский как «только не он»). Изначально оно началось под феминистскими лозунгами, против так называемого «мачизма» и оскорбления женщин, которое себе периодически позволял кандидат, а потом в него влились просто все, кто выступает против прихода к власти ультраправых.

bolsonaro.jpg
REUTERS/Pilar Olivares
Сторонники Жаира Болсонару

Группа интеллектуалов и деятелей искусства даже запустили манифест «Демократии Да», который уже собрал подписи более 190 тыс. человек, среди которых такие известные во всем мире музыканты, как Каэтану Велозу, Жилберту Жил, Шику Буарке, а также много других очень известных в стране людей. Основной его посыл приблизительно таков: мы все разные, голосуем за разные партии, мы спорим, но все привержены демократии и если мы видим, что кто-то «отрицает авторитарное прошлое Бразилии», «делает ксенофобские заявления», «и жалеет о том, что правоохранительные органы убили недостаточно диссидентов» — это нечто большее, чем наши политические расхождения и мы должны объединиться против такого явления. Болсонару в манифесте называют «угрозой цивилизации».

Уровень негатива и просто ненависти к Болсонару среди интеллектуальной и культурной элиты зашкаливает и уже сопоставим с отношением к его прототипу в США. Как и в случае с северным соседом по континенту, бразильские селебрити и властелины дум очень давят на коллег по цеху, требуя присоединяться к их движению. После того, как певица Annita (настоящее имя Larissa de Macedo Machado — одна из популярнейших поп исполнительниц Бразилии, входит в мировой Топ-50 Spotify) недостаточно выразительно сформулировала свое негативное отношение к Болсонару (его поддерживала одна из ее подруг в Instagram), на нее обрушилась такая критика фанатов, что ей пришлось записать специальное видео, в котором исполнительница всемирно известного хита Downtown была вынуждена объяснить, что она присоединяется к #elenão, потому что она «против предрассудков, расизма, гомофобии и поддерживает демократию».  

Реакция на все это со стороны Болсонару и его соратников пока крайне неоднозначная. Вместо работы над формированием более спокойного образа политика, они продолжают эпатировать публику. Пока это работает, хотя видимого смысла в этом уже нет — все, кому это нравится и так уже за Болсонару. Если они не планируют победить уже в первом туре, то они просто сдают козыри на руки Аддаду, который их будет активно использовать после этого воскресенья.

Некоторые поступки и высказывания сторонников Болсонару сложно объяснить, не прибегаю к размышлениям об их психическом здоровье. К примеру, сын политика Карлос Болсонару опубликовал в Instagram постановочное фото, с окровавленным человеком, у которого на голове был пластиковый пакет, а на груди надпись #elenão. Тут даже комментировать нечего.

Кандидат в вице-президенты Амилтон Мурао тем временем ни с того ни с сего решил сделать «гениальное» предвыборное обещание — об отмене в Бразилии 13-х зарплат (это для большинства россиян они являются чем-то из мира богатых и знаменитых, а в Бразилии это норма, гарантированная Конституцией). Отличное предвыборное заявление, не правда ли?

Болсонару был вынужден прямо с больничной койки осадить Мурао в Twitter и заявить, что тот «обидел тех, кто работает» и «не знает Конституцию». В СМИ даже появилась информация, что Болсонару уже сыт по горло выходками Мурао и крайне не доволен генералом и, видимо, учитывая возраст и интеллектуальные возможности коллеги, отправил ему свой твит, распечатанный на бумаге. Проблема в том, что, если вспомнить начало компании — Мурао был не первой кандидатурой на место кандидата в вице — все остальные просто отказались.

Не отстает от отставного генерала и своего брата второй сын Болсонару Эдуарду. Он после митингов против политика заявил, что женщины правых взглядов красивее, чем те, что придерживаются левых взглядов и, как будто этого было мало, добавил «они не показывают грудь и не испражняются на улице. Женщины правых взглядов более гигиеничны». Ну что же может быть лучше для привлечения женского электората, того самого, с которым у отца спикера огромные проблемы?

Высказывание тут же «оценил» Фернанду Аддад: «Я вот думаю — что вообще творится в головах этих людей, что они оскорбляют бразильских женщин, которые на своей спине несут эту страну, и работают по 4 рабочих дня в день».

Александр Корольков, Татьяна Русакова, Александр Шинкаренко:
Выборы в России наоборот. Серия 3: дебаты, популизм и поножовщина

Сам Болсонару, конечно, умнее своих детей и напарника по выборам, но и он делает ошибки и подливает масло в огонь. Так он зачем-то заявил, что не признает никакого результата выборов, кроме своей победы. В результате, через пару дней был вынужден объяснять, что имел в виду, что он «не позвонит Аддаду в случае его победы».

К уже сказанному стоит добавить «светскую хронику», которую старательно ведет либеральная Folha. Журналисты газеты рассказали об угрозах Болсонару в адрес бывшей жены. Та, в свою очередь, распространила видео, в котором опровергла эту информацию. Тогда журналисты нашли свидетелей и даже заявление, которое женщина подала в консульство Бразилии в Норвегии об угрозах со стороны бывшего мужа. Так же в публикациях утверждается, что именно из-за угроз женщина была вынуждена бежать из страны. Учитывая «любовь» СМИ к Болсонару, это только начало.

Со всем этим кандидату придется что-то делать перед вторым туром. Пока дерадикализация Болсонару не прослеживается, но некоторые депутаты PSDB уже потянулись в его сторону. О поддержке экс-капитана заявил Парламентский фронт поддержки сельского хозяйства, который более чем наполовину состоит из депутатов партий, официально поддерживающих на выборах Жералду Алкмина, 18 из них и вовсе депутаты от PSDB. О поддержке Болсонару также заявили лидеры бразильской евангелистской церкви.

Многое будет зависеть от результатов этого воскресенья, но, очень вероятно, что после первого тура мы увидим другого Болсонару… и, возможно, другую политическую карту Бразилии. Вне зависимости от того победит он на выборах или нет, экс-капитан уже является очень влиятельной фигурой, с которой придется считаться в ближайшем будущем. Его Социально-либеральная партия (PSL), которая не имела никакого веса в бразильской политике и которую кандидат использовал только для своего выдвижения в президенты, сравнялась по популярности с некогда влиятельнейшими PSDB и MDB. Сможет ли Болсонару удержать и развить эту популярность? Как он распорядится тем политическим капиталом, который упал ему в руки из-за «междоусобной войны» основных партий? Ответы на эти вопросы даст только время. Пока же, как наблюдатели, будем надеяться, что нас ждет второй тур, а в том, что кампания перед ним получится интересная, сомнений нет никаких.

В следующей публикации мы рассмотрим результаты первого тура, реакцию на него в бразильском обществе и расклад перед вторым туром (если он будет — а вдруг нет).

Оценить статью
(Голосов: 66, Рейтинг: 4.64)
 (66 голосов)
Поделиться статьей

Текущий опрос

Какие глобальные угрозы, по вашему мнению, представляют наибольшую опасность для человечества в ближайшие 20 лет? Укажите не более 5 вариантов.

Прошедший опрос

  1. Какой исход выборов в Конгресс США, по вашему мнению, мог бы оказать положительное влияние на российско-американские отношения в краткосрочной перспективе?

    Ни один из возможных результатов не способен оказать однозначного влияния  
     181 (71%)
    Большинство республиканцев в обеих палатах  
     46 (18%)
    Большинство демократов в обеих палатах  
     27 (11%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся