Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 50, Рейтинг: 4.86)
 (50 голосов)
Поделиться статьей
Александр Корольков

К.и.н, специалист по Латинской Америке, эксперт РСМД

Татьяна Русакова

К.полит.н., эксперт Центра изучения кризисного общества, эксперт РСМД

Александр Шинкаренко

К.полит.н., научный сотрудник Центра ПОЛИС ИЛА РАН

Самый популярный политик Бразилии снят с выборов. В его отсутствие гонку возглавляет правый радикал, которого 7 сентября попытался зарезать религиозный фанатик. Теперь существенную часть предвыборной компании самый популярный из зарегистрированных кандидатов проведет в больнице. Все это на фоне крайне острой и непредсказуемой борьбы за второе место и провала кандидата, имеющего самую серьезную поддержку политических элит.

Выборы в Бразилии, конечно, никогда не бывают настолько предсказуемыми, как в России, но в этот раз бразильские политики, похоже, превзошли сами себя. До первого тура остается меньше месяца, но вряд ли кто-то возьмется всерьез прогнозировать его результаты. И все это на фоне поляризации общественного мнения и очевидного падения престижа традиционных партий.

Самый популярный политик Бразилии снят с выборов. В его отсутствие гонку возглавляет правый радикал, которого 7 сентября попытался зарезать религиозный фанатик. Теперь существенную часть предвыборной компании самый популярный из зарегистрированных кандидатов проведет в больнице. Все это на фоне крайне острой и непредсказуемой борьбы за второе место и провала кандидата, имеющего самую серьезную поддержку политических элит.

Выборы в Бразилии, конечно, никогда не бывают настолько предсказуемыми, как в России, но в этот раз бразильские политики, похоже, превзошли сами себя. До первого тура остается меньше месяца, но вряд ли кто-то возьмется всерьез прогнозировать его результаты. И все это на фоне поляризации общественного мнения и очевидного падения престижа традиционных партий.

Лула — все…

Экс-президент Бразилии и один из самых популярных политиков страны, чье имя ассоциируется у населения с улучшением экономической и социальной ситуации в нулевые годы, не сможет догнать В. Путина по количеству сроков. После более чем 10-часового обсуждения шестью голосами против одного Верховный избирательный суд Бразилии вынес решение, которого все ожидали, но которое все равно произвело эффект разорвавшейся бомбы — Луис Инасиу да Силва (Лула), согласно принятому его же партией во время пребывания у власти закону, не может участвовать в предвыборной кампании. Апелляция PT также была отклонена.

Слабость позиции представителей Партии трудящихся (PT — от порт. Partido dos Trabalhadores — прим.) на заседании Верховного избирательного суда была заметна. Представляющие ее интересы юристы использовали два аргумента — необходимость дождаться решения апелляции по делу Лулы и ссылку на заявление Комитета по правам человека ООН, который призвал обеспечить политические права экс-президента (подробнее об обвинении против Лулы и стратегии PT на выборах читайте в первой части нашего «сериала»). Оба аргумента были отвергнуты судьями как несостоятельные. Общий смысл их выступлений состоял в том, что отстранение кандидата неизбежно и лучше его произвести сейчас, чем позже, когда это повлечет куда большие политические последствия.

В ходе слушаний докладчик по делу Лулы в Верховном избирательном суде, заместитель председателя этого суда и член Верховного суда Бразилии Луис Роберту Баррозу привел интересный аргумент против принятия во внимание рекомендации Совета по правам человека ООН. Он сослался на иностранный опыт (причем очень злободневный) — опыт Испании, страны, демократический характер правительства которой вряд ли кто-то возьмется оспаривать. Правда, речь шла о весьма деликатном для этого государства деле — борьбе Каталонии за независимость. Посмотрите, как это было.

Партия трудящихся до последнего отстаивала возможность использовать если не самого Лулу, то хотя бы его образ в предвыборной кампании, но и это ей запретили делать. 9 сентября вице-президент Верховного избирательного суда Бразилии заявил, что имя Лулы не может быть использовано в предвыборной кампании. По его словам, это вводит избирателя в замешательство. Теперь в предвыборной агитации PT запрещены такие словосочетания, как «мы с Лулой», «идем вместе с Лулой», «кандидат Лулы» и другие подобные сочетания.

Лулу де-юре убрали из бразильской политики. Впрочем, никто не сомневается, что сделать это де-факто не сможет никто. На его стороне симпатии почти 40% населения и огромный масштаб личности. Образ этого политика накрепко «врос» в народную мифологию и историю страны и, вероятно, подобно феномену Жетулиу Варгаса, навсегда останется именем нарицательным национальной политики.

Лула «подложил» PT интеллигента

PT неспроста до последнего пыталась отстоять возможность использования образа экс-президента и его имени. Дело в том, что популярен лично он, а не сама партия. Экс-президент выигрывал выборы как раз потому, что смог собрать голоса не только сторонников PT, но и очень большого числа людей с различными взглядами. Это логика сработала и во втором туре голосования во время выборов его преемницы Дилмы Руссефф. Но уже в период ее правления, экономического кризиса и коррупционного скандала сама партия сильно растеряла популярность. Поэтому Фернанду Аддад, которого 11 сентября уже официально выдвинули в качестве кандидата от PT, должен будет работать скорее на аудиторию Лулы, а не партии в целом. Именно поэтому его кандидатура должна быть максимально связана с экс-президентом. Даже объявление о назначении Аддада кандидатом от PT произошло во время митинга напротив тюрьмы в Куричибе, где отбывает срок Лула.

Однако это назначение понравилось далеко не всем. Как бы ни показывали внешнее единство в партии, в прессе широко обсуждаются противоречия, с которыми встретили кандидатуру Аддада. Все дело в том, что он не очень партийный человек. Он представитель умеренного крыла PT, политик со своим мнением, который мало оглядывался на партию, когда был мэром Сан Паулу. Мало того, Аддад происходит из довольно обеспеченной семьи, имеет отличное образование (даже два — в области права и в области экономики, кроме того, он доктор философии) и вообще больше привык к университетской кафедре, чем к митинговому мегафону. Несмотря на то, что он в политике с начала XXI века, Аддад до сих пор, как отмечают многие наблюдатели, имеет определенные трудности в общении с прессой и выступлениях перед большими аудиториями. И тем не менее Лула выбрал столь непохожего на себя и других вышедших из профсоюзного движения партийных боссов кандидата.

Ошибка это или нет, мы узнаем 7 октября, когда состоится первый тур выборов. Но задумка экс-президента, вероятнее всего, строится на понимании, что именно такая фигура может стать компромиссной для того большинства неопределившихся с кандидатом бразильцев, которые могут сильно удивить составителей опросов, придя на избирательные участки.

По данным опроса Datafolha (исследовательский институт одной из крупнейших в стране медиагруппы Folha — прим.) от 10 сентября, антирейтинг Аддада фактически не растет (что может измениться по мере роста его узнаваемости). При этом с 22 августа количество голосов, которые участники опроса были готовы отдать за его кандидатуру, выросло с 4% до 9%. Это самый серьезный рост среди всех участников предвыборной гонки. Аналогичные результаты показал опрос Бразильского института общественного мнения и статистики (IBOPE), опубликованный 11 сентября.

Что касается перехода голосов сторонников от Лулы, то, по данным опроса Datafolha, 39% из тех, кто собирался голосовать за экс-президента, уже определились, что в случае его недопуска будут голосовать за Аддада. Еще 33% опрошенных сторонников Лулы не назвали фамилию Аддада, но сказали, что проголосуют за того, на кого укажет экс-президент.

Стоит заметить, что в отличие от других кандидатов Аддад еще не участвовал в дебатах (поскольку не был официальным кандидатом), и вся его активность сводилась к поездкам по стране. Весь август огромная машина PT разогревала интерес населения к Луле и небезуспешно — его рейтинг вырос на 10%. Задача первого этапа решена, теперь развернется компания за наращивание популярности лично Аддада.

И в этом непростом деле, похоже, по глупости, PT решили помочь судебные власти страны. Только 31 августа Высший избирательный суд страны объявил о снятии кандидатуры Лулы, а 4 сентября Reuters опубликовал сообщение о том, что против Аддада также ведется расследование по обвинению в коррупции.

«Нового» кандидата на пост президента обвиняют в том, что счета на печать буклетов для проведения его кампании по выбору мэра Сан-Паулу в 2012 г. оплатила год спустя строительная компания UTC Participações. Речь идет о довольно крупной сумме в 3 млн реалов (почти 723 тыс. долл.). Следствие считает, что в обмен на это компания могла получить незаконные преимущества при распределении подрядов.

Пока даже оппоненты Аддада не слишком активно поддержали эту тему. Во-первых, учитывая сроки процедур, снять его с выборов уже невозможно — суд просто не успеет состояться до их проведения. Во-вторых, не допускать до выборов сразу двух кандидатов от одной оппозиционной партии — ненормально для демократической страны. В PT понимают это и с самого начала все преследования называют политическими, что, похоже, встречает понимание существенной части населения страны.

Пойдет ли покушение на пользу?

Кампания Жаира Болсонару шла довольно успешно — ультраправый отставной военный нашел свою нишу и стиль, часто очень похожий на стиль общения некоторых российских силовиков. Он оскорблял политических оппонентов, всячески демонстрировал воинственность по отношению к левым, сыпал угрозами и даже, как нам это знакомо, отказался от дебатов. Этот ход кампании, который явно консолидировал вокруг кандидата часть общества и резко отталкивал другую часть, прервался 6 сентября, когда некий религиозный фанатик нанес кандидату в президенты в ходе встречи с избирателями удар ножом в живот.

Это покушение неизбежно разделит избирательную кампанию 2018 г. в Бразилии на «до» и «после». Оно ожидаемо повлияло на рейтинг кандидата, но не совсем так, как ожидали аналитики. По данным IBOPE, рейтинг Болсонару вырос с 22% 4 сентября до 26% по состоянию на 11 сентября. Это заметный рост, но все же рейтинг не «выстрелил». Datafolha, опрос которой вышел за день до нападения, и вовсе зафиксировала всего 2% роста рейтинга кандидата за период с 22 августа. А вот его антирейтинг вырос на целых 4% — с 39% до 43%. При этом опросы расходятся в оценке шансов Болсонару во втором туре. По данным IBOPE, бывший военный почти сравнялся со всеми потенциальными противниками во втором туре и заметно уступает пока только Сиру Гомесу, но при этом одерживает победу над Аддадом. По данным DataFolha, Болсонару проигрывает с большим перевесом всем, кроме Аддада, который фактически еще не вступил в предвыборную борьбу.

Рана Болсонару оказалась средней тяжести. Хоть врачи и говорили, что его жизнь в опасности, но при этом отмечали, что это «обычное ножевое ранение, хотя и глубокое». Нож задел кишечник и вену, из-за чего началось внутреннее кровотечение. Экстренная операция прошла успешно, но кандидату придется серьезно задержаться в больнице — ему предстоит еще одна операция в ближайшие два месяца. Будет ли он проходить ее в статусе выбранного президента Бразилии, пока не известно, но сам он постарался сделать все, чтобы это было именно так. Сразу после того, как его доставили в больницу, Болсонару успел заявить врачам, что нападавший «даже не смог правильно нанести удар», фраза, которую сразу же стали активно распространять его сторонники. Части электората, прежде всего молодым мужчинам, нравится такой «крутой» кандидат. Эта бравада чем-то напоминает Рейгана с его «прости, я не успел пригнуться».

Александр Корольков, Татьяна Русакова:
Выборы в России-наоборот. Серия 2. Внешняя политика

Противники Болсонару по президентской гонке, которые всего за несколько часов до этого обвиняли его в значительной части смертных грехов (часто вполне оправданно), бросились наперебой выражать соболезнования. Не сдержалась только экс-президент Дилма Руссефф (баллотируется в верхнюю палату национального парламента — Федеральный сенат от штата Минас-Жерайс), которая, высказавшись против насилия, не преминула отметить, что «поощрение ненависти создает такое поведение». Намекнув таким образом на призывы к убийству членов партии PT, которые незадолго до покушения высказал виБолсонару.

3 сентября, выступая на митинге в Акре, экс-капитан заявил дословно «Давайте расстреливать петральяда (жаргонное слово, обозначающее членов партии трудящихся — в негативном контексте — прим. автора) прямо тут в Акре. Давайте заставим бежать этих мерзавцев отсюда в Венесуэлу, которую они так любят».

Пятого сентября, выступая в столице, городе Бразилиа, Болсонару растоптал ногами куклу экс-президента Бразилии Лулы и жестами показал, как расстреливает ее.

В судах Бразилии, таким образом, копятся заявления о расследовании в отношении Болсонару — о расизме в отношении движения Киламболу (их самих, кстати, часто обвиняют в расизме, но только по отношению к белым), оскорблении групп граждан — беженцев, представителей сексуальных меньшинств, женщин и других. Теперь к ним прибавилось заявление от PT об угрозе убийством. В Партии трудящихся заявили, что кандидат не только угрожал убийством членам партии, но и «по причине политических расхождений считает, что целая часть населения должна быть расстреляна, что является одновременно угрозой и подстрекательством к преступлениям». Болсонару отрицает обвинения и говорит, что его высказывания «не более чем фигуры речи».

Стоит заметить, что участники президентской гонки с ним не согласны. Они недолго горевали по Болсонару и уже через пару дней после покушения, когда ажиотаж по этому поводу сошел на нет, продолжили всячески намекать, что он получил ровно то, к чему сам призывал. Даже демонстрирующий в этой кампании необычную для себя сдержанность и всепрощение (что интересно сочетается с ультрапопулизмом, который он источает на всех публичных мероприятиях) Сиру Гомес 11 сентября назвал Болсонару «угрозой протофашизма», что бы это ни значило.

Впрочем, высказать ему это лично у Гомеса, возможно, до второго тура шансов не будет, и не только потому, что Болсонару в больнице. Приняв участие в двух дебатах — 9 и 17 августа, — экс-капитан уже 22 августа заявил, что участвовать в них больше не будет. Официально Болсонару объяснил это тем, что не видит смысла в в дебатах. Стоит отметить, что выглядел Болсонару на тех дебатах, в которых успел принять участие, вполне достойно — сдержанно реагировал на нападки оппонентов и в целом был заметно менее боевито настроен, чем во время «сольных» выступлений на митингах. Он критиковал «коммунизм», обвинял всех в коррупции и называл себя единственным «свободным» кандидатом:

Кроме того, Болсонару педалировал любимую тему борьбы с насилием и пытался продвигать образ твердой руки, а также требовал вооружить «добропорядочных граждан». Вообще тема свободного ношения оружия стала у него одной из основных наряду с обличением PT и Лулы, а также постоянными намеками на собственную уникальность среди кандидатов как патриота Бразилии.

Болсонару изложил свои взгляды на внешнюю торговлю и на экономические реформы. Обобщая, стоит отметить, что он против идеологии, участия государства в экономике и считает, что излишнее регулирование влечет за собой безработицу. Посмотрите его краткое выступление на эту тему.

В ходе дебатов Болсонару удалось уйти от нападок одного из кандидатов — Болуса, который заявил буквально следующее: «Все знают, что вы расист, мачист и гомофоб, но не все знают, что вы 26 лет были депутатом». Также Болус обвинил экс-капитана в том, что он «сделал политику семейным бизнесом», и напомнил о недвижимости Болсонару, вопрос происхождения которой не до конца ясен (речь идет о детях Болсонару и о покупке недвижимости в последние годы на суммы, которые превышают доходы депутата — смотри первую часть «Сериала»). Болсонару смог довольно умело парировать эти обвинения, очень спокойно отметив, что пришел говорить о национальной политике, а что касается его детей — за них голосуют люди, и никто из них никогда не работал в исполнительной власти.

Необыкновенный популизм

Можно сказать определенно, в этой президентской компании Сиру Гомес — главный популист и, пожалуй, лучший оратор. Его предложения странные и, вероятно, невыполнимые, но он старается подвести под них определенную идеологическую базу и насколько это возможно связать их со здравым смыслом. Это то, чего так не хватает его оппоненту на левом фланге — Марине Силва. В то же время, он лучше понятен простому народу, чем Аддад, и очень опытен, что сразу бросается в глаза как во время его общения с прессой, так и на дебатах.

Посмотрите, как элегантно он ответил на не очень адекватную критику кандидата от партии Patriota Кабо Досиолу на дебатах.

Именно личным качествам и опыту этот политик, похоже, обязан тем, что ему удалось, по последним опросам, выйти на второе место президентской гонки. По данным IBOPE, его рейтинг составляет 11%, а по DataFolha, — и вовсе 13%. Он обогнал Марину Силва и его основной конкурент сейчас — Аддад. Эти два политика будут делить «наследство Лулы» перед первым туром. Во втором туре у Сиру Гомеса пока лучшие шансы из всех победить Болсонару.

У Гомеса сейчас очень сложная задача. Ему надо критиковать выбранного Лулой кандидата, при этом всячески демонстрировать свою связь с самим Лулой и игнорировать игру против него PT, с которой он не хочет поссориться окончательно. Очень интересно наблюдать за тем, как такой опытный политик как Сиру Гомес проходит по этой узкой дорожке.

Гомес, несмотря на проблемы с PT, всегда очень аккуратно комментировал суд над Лулой и все время напоминал, что он выступал против импичмента Дилмы Руссефф. После того, как стало известно, что кандидатуру экс-президента отстранили от участия в выборах, Сиру Гомес вступился за него. На дебатах 9 сентября он заявил, что как юрист он не согласен с решением судей Верховного Избирательного суда.

В то же время, как только PT утвердила в качестве кандидата Фернанду Аддада, Гомес набросился на него. Сначала он сравнил его с Дилмой Руссефф, которая также была преемницей Лулы, и с которой многие связывают экономический кризис и провал политики PT. Затем он напомнил, что «вместе с Лулой», с которым сам он дружит более 20 лет, уже поддерживал кандидатуру Аддада на перевыборах мэра Сан Паулу в 2016 . Он также добавил, что тот проиграл в первом же туре «не только противнику, но и голосам против всех».

В тоже время Гомес оставляет пространство для маневра во втором туре. Он заявил, что «левые в Бразилии разделены из-за решения партийного саммита PT» (на котором в качестве кандидата от партии был выдвинут Лула и в качестве вице-президента Аддад — см. первую часть «Сериала»). При этом он почти прямо намекнул, что во втором туре хочет рассчитывать на поддержку Лулы: «Несмотря на все это, Аддад — способный политик, и я хотел бы в другой конфигурации видеть его на месте своего вице-президента. Но он очень хрупок».

12 сентября Сиру затронул важнейшую для всех левых и либеральных избирателей в Бразилии тему — армию. Бразильцы, а особенно бразильские левые все время говорят о возможности возвращения военных к власти даже при том, что для стороннего наблюдателя никаких очевидных свидетельств этому, как представляется, нет. Любое вмешательство военных в политику воспринимается крайне нервно — это определенная «родовая травма» бразильской демократии, которая, впрочем, имеет под собой некоторые основания.

Масло в огонь подлили сами военные. В интервью изданию Estado командующий вооруженными силами Бразилии Эдуарду Вильяс Боас заявил буквально следующее: «Покушение на Болсонару подтверждает, что у будущего правительства будут трудности в поддержании стабильности, управляемости, и даже его легитимность может быть подвержена сомнению». Это вызвало бурю негодования среди левых. И Сиру Гомес, у которого до этого, кстати, складывались хорошие отношения с военным руководством и Вильясом Боасом лично, решил эту волну оседлать. Комментируя слова генерала, он в интервью газете Globo заявил, что в его правительстве «военные не будут говорить о политике», а слова Боаса объяснил тем, что он пытается так успокоить некоторых своих подчиненных, относящихся к «фашистской части бразильского общества». На этом хорошие отношения с военными для Сиру можно считать законченными, но, вероятнее всего, это ему принесет больше голосов, чем отнимет.

Сиру при этом продолжил задевать раненого Болсонару. На последних дебатах, состоявшихся 9 сентября, он сказал: «Болсонару был ранен в живот, но ничего не изменилось в его голове».

Одновременно с переманиванием избирателей Лулы и борьбой с военными Сиру Гомес ездит по стране и участвует в дебатах. В ходе этих поездок он раздает обещания, которые воспринимаются, мягко говоря, с недоверием экономистами и политическими обозревателями, но очень нравятся простым людям. У него есть определенный набор предложений, связанный одной теорией, которой он придерживается. Суть ее заключается в том, что в стране есть все для роста, но для этого стоит «настроить моторы развития» и провести структурные реформы, которые создадут более 2 млн рабочих мест.

Кроме того, он предлагает выплачивать банковские долги, которые набрало население страны, за счет государства, чтобы вернуть им покупательскую способность. Обещания настолько нереализуемые, что многие согласились бы с Болсонару.

Кроме того, по мнению Гомеса, Центральный банк страны должен получить новую функцию — следить не только за инфляцией, но и за созданием новых рабочих мест. Одновременно он предлагает сократить как минимум 15% налоговых льгот, предоставляемых различным производительным секторам, что даст бюджету примерно 354 млрд реалов. На вопрос, какие сектора лишатся льгот, он ответил, что среди первых будут автопроизводители.

При этом Сиру Гомес считает, что необходимо максимально стимулировать развитие промышленности в стране, прежде всего ее высокотехнологичных отраслей. В ходе дебатов он даже призвал вернуться к «индустриальной политике во внешней торговле», имея в виду необходимость наращивания доли промышленных товаров в экспорте. Он даже подискутировал на эту тему с Жералду Алкмином, который предлагает снижать налоги для привлечения инвестиций в промышленность, отметив, что Бразилии не хватает высоких технологий, а не льготного налогового режима.

Одним из ярких выступление Сиру на дебатах стал его ответ на вопрос из Twitter о необходимости снижения выплат госслужащим. Ответ Гомеса может стать хорошим пособием для российских депутатов, которые на волне критики Пенсионной реформы вроде бы пообещали отказаться от своих немалых пенсий, но пока не знают, как это сделать. Хороший урок популизма от мастера этого дела.

Меж двух огней

Жералду Алкмин — опытный и уважаемый политик, кандидат от Социал-демократической партии, которая с начала века неизменно борется с PT за ключевой политический пост в стране. Но в этот раз позиции кандидата слабы. У него две проблемы — сильный политический оппонент на правом фланге в лице Болсонару и ассоциация с правительством Темера, которому сейчас как никому в бразильской политике подходит слово «токсичный». Алкмин пытается решить эти проблемы, но пока, как показывают опросы, без особенного успеха.

По данным последнего опроса IBOPE, его рейтинг не растет и составляет 9%, а по данным Datafolha, рейтинг политика вырос с 22 августа всего на 1% и составляет 10%. Таким образом, согласно результатам обоих опросов, он проигрывает в борьбе за второе место Сиро Гомесу и имеет примерно одинаковый рейтинг с Мариной Силва. Если Алкмин не сможет усилиться, то в ближайшее время его может обойти набирающий поддержку Аддад. Это будет означать, что представитель PSDB теряет шансы в борьбе за выход во второй тур.

Как мы описывали в первой части нашего «сериала», Алкмин получил поддержку группы партий под названием Centrão, которые входят в правительство действующего президента Мешеля Темера. На определенном этапе руководство этих партий осознало, что без развязки с Темером выиграть выборы Алкмину будет крайне затруднительно, и дали свое согласие на критику президента. Алкмин активно критикует социальную политику действующего правительства, которая вызывает больше всего недовольства у населения. Проблема в том, что министры этого правительства относятся к тем партиям, которые поддержали Алкмина, а тут еще сам президент Темер, которому терять в политике уже нечего, решил записать эмоциональное послание и разместил его на канале в YouTube. Обращение, конечно, не содержит намеков на угрозы, жаргонизмов и вызовов на дуэль, как некоторые видео-обращения российских действующих официальных лиц, но тоже стоит того, чтобы его посмотреть — президент показал, как можно хоть и эмоционально, но аргументированно отвечать на критику и заодно… хоронить политические амбиции противника.

Ситуация для Алкмина сложная — Темер не просто связал его с результатами работы правительства, но и прямо заявил на всю страну, что в случае избрания Алкмина состав правительства изменится не сильно. Это был очень элегантный, но ощутимый удар. Алкмин не смог внятно ответить на него, сказав, что «министры очень хорошие, но им не хватает лидерства от президента».

Неудача постигла кандидата от PSDB и на другом направлении — в борьбе с Болсонару. Алкмин получил преимущество во времени на телевидении и уже было начал его использовать для нападок на экс-капитана, но на того совершили покушение. Это поставило крест на выбранной тактике. На следующий день после покушения Алкмин даже был вынужден отказаться от предвыборных мероприятий.

Теперь критика Болсонару продолжается, но в более сдержанном ключе. Если коротко описать позицию Алкмина — все основные претенденты так или иначе связаны с PT и в этом смысле разницы между Сиру Гомесом, Фернанду Аддадом и Мариной Силва нет. Победить их во втором туре может только он, а Болсонару — это «паспорт для возврата PT к власти».

Что касается экономики, то тут взгляды Алкмина традиционны для бразильских правых — приватизация, снижение участия государства в экономике, снижение налогов и привлечение иностранных инвестиций, в том числе путем развития сотрудничества со странами Запада, Японией и Кореей. В видеоролике Алкмин кратко описывает свои взгляды на экономику и международную торговлю.

Из сказанного Алкмином в ходе дебатов, на взгляд авторов этой статьи, заслуживает внимание предложение использовать понятия «незаконное обогащение» для борьбы с коррупцией. Стоит заметить, что такая норма есть в гражданском кодексе, например, России и Аргентины, но побороть коррупцию ни там, ни там пока не помогла.

За все хорошее против всего плохого

Марина Силва пока является основным разочарованием этой предвыборной гонки. Она начала ее на уверенном втором месте, имела шансы забрать часть голосов Лулы и, благодаря низкому антирейтингу, даже консолидировать вокруг себя часть тех, кто не готов голосовать ни за кого из «традиционных» политиков.

Марина стала открытием на прошлых выборах, и на этих ее сложно было назвать «левым Болсонару» ввиду того, что она была уже хорошо известна на федеральном уровне до выборного года. Тем не менее она точно контрэлитный кандидат и имела шансы на получение очень разных голосов. Похоже, эти надежды не оправдались. И все дело в личных качествах кандидата.

Она не только не смогла ярко проявить себя в ходе предвыборных мероприятий, она просто оказалась не готова по целому ряду вопросов повестки. Она не воспроизводит никаких внятных предложений, постоянно апеллирует к женщинам и возвращается к, похоже, единственной хорошо знакомой ей теме защиты природы. Ее речь наполнена морально-этическими оценками и содержит много размытых предложений из серии «за все хорошее против всего плохого». Вот яркий пример ответа Марины на вопрос о проблеме бюджетного дефицита:

А вот ее ответ невпопад на вопрос о создании рабочих мест.

И любимая тема — апелляция к женской аудитории. В целом это хорошая стратегия на бразильских выборах, но в данном случае она в избытке и кроме нее слишком мало других смыслов.

Если говорить о дебатах, то самое яркое выступление Марины — ее ответ на вопрос Болсонару. Правый кандидат задал ей провокационный и даже издевательский вопрос, на который Силва прекрасно и лаконично среагировала, вызвав одобрение аудитории в студии и автоматически получив одобрение СМИ на следующий день.

Но продолжение было слишком наигранным и пустым. И на это тоже многие обратили внимание.

В результате Марина меньше, чем за месяц потеряла 3% голосов, по данным IBOPE, и 5 % — по данным Datafolha. Эти опросы оценили ее рейтинг в 9% и 11% соответственно. Более того у кандидата, который в начале кампании казался самым нейтральным из фаворитов, вырос антирейтинг — с 25 до 29%.

М. Силва и ее политтехнологи пытаются ликвидировать негативную тенденцию, но пока у них это не получается. Если переломить ситуацию в ближайшую неделю не удастся, Марина уже в третий раз не дойдет до второго тура президентских выборов.

В следующей серии, которая выйдет незадолго до первого тура выборов, мы расскажем об окончательной расстановке сил и о том, что в оставшиеся две недели помогло кандидатам набрать или потерять голоса. А также соберем для вас самые яркие моменты дебатов.


Оценить статью
(Голосов: 50, Рейтинг: 4.86)
 (50 голосов)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Какие глобальные угрозы, по вашему мнению, представляют наибольшую опасность для человечества в ближайшие 20 лет? Укажите не более 5 вариантов.

    Загрязнение окружающей среды  
     474 (59.03%)
    Терроризм и экстремизм  
     390 (48.57%)
    Неравномерность мирового экономического развития  
     337 (41.97%)
    Глобальный системный кризис  
     334 (41.59%)
    Гонка вооружений  
     308 (38.36%)
    Бедность и голод  
     272 (33.87%)
    Изменение климата  
     251 (31.26%)
    Мировая война  
     219 (27.27%)
    Исчерпание природных ресурсов  
     212 (26.40%)
    Деградация человека как биологического вида  
     182 (22.67%)
    Эпидемии  
     158 (19.68%)
    Кибератаки на критическую инфраструктуру  
     152 (18.93%)
    Недружественный искусственный интеллект  
     74 (9.22%)
    Падение астероида  
     17 (2.12%)
    Враждебные инопланетяне  
     16 (1.99%)
    Другое (в комментариях)  
     10 (1.25%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся