Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 23, Рейтинг: 4.87)
 (23 голоса)
Поделиться статьей
Александр Корольков

К.и.н, специалист по Латинской Америке, эксперт РСМД

Татьяна Русакова

К.полит.н., эксперт Центра изучения кризисного общества, эксперт РСМД

Бразилия — партнер России по БРИКС и «Группе двадцати». Правда, договариваться этим странам на площадках этих объединений особенно не о чем. Объем двусторонней торговли не впечатляет, а повлиять на решение интересующих Бразилию международных вопросов Россия не может.

Впрочем, страны дружат уже потому, что не враждуют, а для нынешней российской дипломатии это уже неплохо. Россия, во всяком случае, на словах, готова поддержать реформу ООН, где Бразилия надеется получить место постоянного члена Совета безопасности. При этом Бразилия пока придерживается нейтралитета в конфликте России с США. По крайней мере, при голосовании по резолюции Генеральной Ассамблеи ООН 68/262 о территориальной целостности Украины, осуждающей присоединение Крыма к России, Бразилия воздержалась. Впрочем, скоро и это может измениться.

Как отразятся итоги выборов президента южноамериканского гиганта на его отношениях с Россией? Эксперты РСМД подготовили обзор внешнеполитических повесток кандидатов в президенты Бразилии.

Внешняя политика потенциального президента от Партии трудящихся Бразилии (PT), Лулы или Ф. Аддада, наиболее предсказуема. В ее основе лежит продолжение внешнеполитического курса Лулы, Дилмы Руссефф — курса на региональное лидерство Бразилии, которое в свою очередь должно стать политическим рычагом для утверждения позиций страны в качестве одного из полюсов многополярного мира. Важнейшим направлением деятельности в этой парадигме является сдерживание влияния США в регионе и отстаивание бразильских позиций в мировой торговой системе.

Сиру Гомес, поддерживаемый Демократической рабочей партией, видит во внешней политике возможность продвижения коммерческих интересов национальных компаний в мире. Особенное внимание в его программе уделяется получению доступа к новым технологиям — он видит в этом одну из задач развития отношений с другими странами. Сиру Гомес и его партия отдают приоритет отношениям Бразилии и Китая.

Взгляды отставного офицера Жаира Болсонару, выступающего с крайне правых позиций, на внешнюю политику сложноопределимы. Как и все остальное в его предвыборной кампании, немногочисленные комментарии его команды на эту тему крайне не конкретизированы и являются, скорее, красивой риторикой, чем выверенной программой действий. Болсонару считает, что США должны стать основным торговым партнером Бразилии, и обещает, что сможет «поладить» с Д. Трампом и договориться об отмене недавно введенных им пошлин на поставку в США бразильского металла. Болсонару разделяет взгляды США и на региональную политику.

Исходя из риторики другого кандидата в президенты — Жералду Алкмина — и его сторонников, как таковая политика во внешнеполитической деятельности Бразилии вообще должна отойти на второй план, уступив место торговле. Например, его кандидат в вице-президенты — Ана Амелия — в интервью Reuters пожаловалась, что Бразилия, заняв нейтральную позицию по отношению к России в деле отравления Скрипалей, ничего не получила взамен. Однопартийцы Алкмина контролируют Министерство иностранных дел с самого момента импичмента Дилмы. В этом смысле в случае победы Алкмина стоит ожидать преемственность внешней политики правительства Темера.

Внешнеполитический дискурс правозащитницы Марины Силва крайне ограничен. Она выступает за место постоянного члена Совета безопасности ООН для страны, активное продвижение бразильских товаров на международные рынки. Силва планирует проектировать дело своей жизни и во внешней политике — по ее мнению, Бразилия должна стать лидером в области защиты окружающей среды. Она выражает намерение улучшить отношения с США, которых признает ключевым мировым игроком. В то же время она выступает за усиление роли Бразилии в БРИКС и укрепление двусторонних связей с африканскими странами.

Хотя Бразилия, как мы выяснили в предыдущей части, это в каком-то смысле «антироссия», Россия с ней торгует, сотрудничает в БРИКС, ООН и «Группе двадцати», а возглавляемая этой южноамериканской страной экономическая зона свободной торговли Меркосур выступает партнером по переговорам (пока, скорее, на словах) для продвигаемого Россией Евразийского союза. И вот вопрос — а отразятся ли итоги выборов президента южноамериканского гиганта на его отношениях с Россией? Ответ простой — при существующих двусторонних отношениях любые перемены в них будут не существенны ни для одной стороны, ни для другой. Разве что российскому МИДу придется вносить изменения в полюбившиеся риторические упражнения — в БРИКС может появиться страна, которая введет санкции против России.

Но обо всем по порядку. Гуманитарные связи России и Бразилии остаются на низком уровне. Массовый туристический поток в Бразилию отсутствует, прямых рейсов между странами нет уже давно, стоимость перелета остается высокой. В России культурное взаимодействие и вовсе ограничивается сериалами и изучением капоэйры любителями экзотики. Никакой систематической работы не проводит ни одна из сторон, а культурные и бизнес-мероприятия и здесь, и там организовываются больше для отчетности и не приносят заметных результатов.

Что касается экономики, то российско-бразильский торговый оборот составляет 5,2 млрд долл. в год (данные на 2017 г.). Проблема в том, что это меньше 1% внешнеторгового оборота России и всего 1,5% товарооборота Бразилии. Не слишком впечатляет, да и структура этой торговли для России не очень выгодная — профицит на стороне Бразилии. РФ поставляет удобрения, химическое сырье и черные металлы, а получает сельхоз товары с высокой добавленной стоимостью. Даже технически сложных товаров Бразилия поставляет в Россию больше, чем покупает у нее. Возможно, причина в том, что Россия исторически испытывает сложности с продвижением своих товаров за рубежом, или в целом в пассивности российской дипломатии в Латинской Америке, где ей плохо удается лоббировать интересы любого несырьевого и негосударственного бизнеса. Да и финансовых инструментов у России становится все меньше. С аналогичными проблемами сталкиваются и бразильские дипломаты, и лоббисты в России — не зря мы так похожи.

Зато все это хорошо получается у Китая — представители КНР активно работают в Латинской Америке, и Бразилия в последние годы стала одним из ее форпостов в регионе. Сегодня Китай — основной торговый партнер крупнейшей южноамериканской страны. США с заметным отставанием идут на втором месте. 21% бразильского экспорта уходит в Китай, а из Поднебесной приходит 18,7% импортируемых товаров.

Бразилия — партнер России по БРИКС и «Группе двадцати». Правда, договариваться этим странам на площадках этих объединений особенно не о чем. Объем двусторонней торговли не впечатляет, а повлиять на решение интересующих Бразилию международных вопросов Россия не может.

Впрочем, страны дружат уже потому, что не враждуют, а для нынешней российской дипломатии это уже неплохо. Россия, во всяком случае, на словах, готова поддержать реформу ООН, где Бразилия надеется получить место постоянного члена Совета безопасности. При этом Бразилия пока придерживается нейтралитета в конфликте России с США. По крайней мере, при голосовании по резолюции Генеральной Ассамблеи ООН 68/262 о территориальной целостности Украины, осуждающей присоединение Крыма к России, Бразилия воздержалась. Впрочем, скоро и это может измениться.

Лула: «При мне все будет как при бабушке…»?

Внешняя политика потенциального президента от Партии трудящихся Бразилии (PT) наиболее предсказуема. В ее основе лежит продолжение внешнеполитического курса Лулы и Дилмы Руссефф — курса на региональное лидерство Бразилии, которое в свою очередь должно стать политическим рычагом для утверждения позиций страны в качестве одного из полюсов многополярного мира. Важнейшим направлением деятельности в этой парадигме является сдерживание влияния США в регионе и отстаивание бразильских позиций в мировой торговой системе. При текущей администрации Республиканской партии в США, взявшей курс на изоляционизм и экономический протекционизм (по американским меркам, конечно) такая политика выглядит не менее взвешенной, чем при Джордже Буше младшем, с которым у Лулы сложились хорошие отношения.

При PT Бразилия продолжит играть активную роль в БРИКС, будет работать с постоянными членами Совета безопасности ООН над реформой организации, которая позволила бы Бразилии занять место непостоянного члена Совбеза. В целом политика партии направлена на усилении роли ООН.

При PT Бразилия, скорее всего, продолжит самостоятельную политику в решении международных кризисов, прежде всего, в латиноамериканском регионе. Бразилия будет занимать более активную позицию по отношению к политическим кризисам провалившихся левых правительств в Венесуэле и Никарагуа, где сможет выступить независимым посредником в процессе мирной передачи власти.

Бразилия также продолжит играть активную роль в формировании регионального рынка — Меркосур. Лула умело использовал эту организацию и хорошие отношения с лидерами стран региона для вывода из игры продвигаемого США проекта Зоны свободной торговли Америк (ALCA), который впоследствии фактически прекратил свое существование. Для усиления региональной торговой организации был взят курс на сближение с ЕС для формирования межблоковых договоренностей. Стоит напомнить, что Лула предлагал формирование свободного рынка США — Меркосур, но такой подход, предполагавший более сильные переговорные позиции стран Южной Америки, не вызвал интерес американских партнеров.

Фактически борьба за сохранение экономического суверенитета Бразилии ведется PT прямо сейчас. Партия выступает против сделки, в рамках которой Boeing хочет получить 80% национального авиапроизводителя Embraer, а также против приватизации активов государственной нефтедобывающей компании Petrobras и аналога российского РАО «ЕЭС России» — компании Eletrobras.

Гомес видит во внешней политике возможность продвижения коммерческих интересов национальных компаний в мире. Особенное внимание в его программе уделяется получению доступа к новым технологиям.

Один из экономических идеологов предвыборной кампании PT Марсиу Почман заявил: «Сделка с Boeing означает исчезновение Embraer, нет никакой гарантии, что он останется в Бразилии. Наоборот, все военные технологии могут просто исчезнуть».

Сам Лула в программной статье в газете Correio Braziliense 27 июля 2018 г. выступил против приватизации ключевых инфраструктурных активов. В ней же экс-президент обрушился с критикой на внешнюю политику правительства Темера: «Министерство иностранных дел стало действовать как приложение к Госдепартаменту США, были заброшены все основные программы и институты латиноамериканской интеграции, разрушены наши традиции защиты прав наций на самоопределение, а Бразилия, как международный игрок, стала выглядеть просто смешно».

Кандидат в вице-президенты, который в ближайшее время может стать основным кандидатом от PT, Фернанду Аддад (в случае снятия с выборов Лулы) во многом разделяет взгляды своего патрона, но занимает более компромиссную позицию. Еще до того как он стал кандидатом в вице-президенты от PT, в июне 2017 г. он опубликовал статью, в которой достаточно подробно описал свои взгляды на тенденции развития мира и внешнюю политику своей страны. По его мнению, Бразилия не занимает подобающее ей место в мире, и это понимали все последние президенты — Фернанду Энрике Кардозу и Лула с Дилмой. Только у них были разные стратегии — «Лула планировал интернационализацию экономики через национальный капитал. Вся внешняя политика его правительства была подчинена этому примату — открыть рынки для бразильских компаний, прежде всего сельскохозяйственных и строительных. Он посещал страны Африки, Ближнего Востока, пытался укрепить Меркосур и Унасур, роль G20 и BRICS для реализации этой цели. Он действительно хотел, чтобы бразильские компании росли и выходили на международный рынок, чтобы повторить успех компаний из Японии и Кореи». При этом Аддад отмечает риски такой политики, которая «в условиях традиционного для Бразилии патримониализма» может превратиться в клановый капитализм. Знакомая проблема, не правда ли?

При этом сам Аддад раньше неоднократно заявлял, что он в принципе «не против приватизации». Он занимает довольно уклончивую позицию по поводу покупки Embraer и заявляет, что не является специалистом в этом вопросе и предлагает отложить сделку для того, чтобы решение по ней мог принять избранный президент.

Сиру Гомес: Made in China или Make in Brazil

В отличие от других кандидатов, Сиру Гомес, которого поддерживает Демократическая рабочая партия (PDT), уже с 2015 г. готовится принять участие в этих выборах. У него есть опубликованная программа, в которой значительное внимание уделено внешней политике. В целом его предложения очень похожи на предложения Лулы, но он старается выглядеть более решительным и даже более левым, чем экс-президент.

Гомес видит во внешней политике возможность продвижения коммерческих интересов национальных компаний в мире. Особенное внимание в его программе уделяется получению доступа к новым технологиям — он видит в этом одну из задач развития отношений с другими странами.

Гомес предлагает уделять больше внимания военно-промышленному комплексу и видит в этом возможность для «развития передовых технологий, не только для защиты нашего суверенитета, но и для передачи инноваций в остальные предприятия производственного сектора». Он жестче PT отреагировал на намерение Boeing купить Embraer, назвав сделку «незаконной» и «подрывающей национальную безопасность». Гомес даже направил письма в обе компании с требованием приостановить сделку до завершения президентских выборов. Одновременно он, как и PT, выступает за «сохранение контроля государства над стратегическими природными ресурсами», против допуска иностранных компаний на шельф и против приватизации Eletrobras.

Во время своего выступления в марте 2018 г. в Сорбонне Гомес заявил, что «Бразилия должна выйти из этой альтернативы, в которой консерваторы считают, что наша внешняя политика — это постоянно что-то продавать». При этом он отметил, что «при Луле начало получаться что-то интересное», но «все это уже снова потеряно». В качестве примера Гомес привел отказ Бразилии от роли посредника в переговорах по внутривенесуэльскому конфликту: «В то время как у нас был профицит в торговле с ними в 5 млрд долл. — это была наша естественная роль, но мы от нее отказались в угоду США». Также Сиру Гомес выступает за развитие Меркосур и других региональных организаций и любит напоминать о своей роли в создании этого общего рынка, которую он сыграл, будучи министром экономики в правительстве Итамара Франко.

В БРИКС Гомес видит инструмент создания многополярного мира — «Бразилия может выиграть от участия в этом блоке, который предлагает создание новой динамики в политике, праве, торговле и трансфере технологий и создании новых источников финансирования, которые не были бы подчинены мировому порядку, созданному после Второй мировой войны». В открытии новых рынков для бразильских товаров, прежде всего технологичных, Гомес видит возможность реиндустриализации страны.

Сиру Гомес и его партия уделяют большое значение отношениям Бразилии и Китая. Пожалуй, даже большее, чем все остальные политические силы Бразилии. Китай проводит активную дипломатическую работу в Бразилии — сотрудники китайского МИД встречаются с представителями различных политических сил, но Сиру Гомес и его Демократическая рабочая партия — чемпионы по количеству таких встреч. Иногда совместные заявления по итогам переговоров несколько выходят за грани приличия. В начале июля 2018 г. секретарь ЦК КПК Ду Цинлинь встретился с лидером партии PDT Маноэлем Диасом, и в совместном заявлении по итогам встречи стороны выразили «озабоченность нестабильностью, которую создает правительство Мишель Темера, и его макроэкономическими последствиями».

Представитель КПК назвал идеологию PDT близкой и пригласил представителей партии на XIX конгресс КПК. В ответ Диас прямо назвал Китай «противовесом» США в Латинской Америке: «Наша страна занимает стратегическое положение в регионе. Мы должны искать союзников — таких, как Китай, которые стали бы противовесом США».

Жаир Болсонару: «самый проамериканский кандидат»

Взгляды отставного офицера Жаира Болсонару, выступающего с крайне правых позиций, на внешнюю политику сложноопределимы. Как и все остальное в его предвыборной кампании, немногочисленные комментарии его команды на эту тему крайне не конкретизированы и являются, скорее, красивой риторикой, чем выверенной программой действий. При этом он часто сам дезавуирует собственные недавние заявления. Понять его взгляды на внешнюю политику очень сложно, скорее всего, потому что они не были четко сформулированы и систематизированы в его голове.

Наиболее емко взгляды отца определил в интервью BBC Флавио Болсонару — «Он будет самым проамериканским кандидатом в президенты из всех как в плане геополитики, так и торговли»; «…у него нет этого терсермундизма. Лула много давил на клавишу BRICS, взгляды Жаира другие — он за максимальное сближение с США».

Болсонару считает, что США должны стать основным торговым партнером Бразилии, и обещает, что сможет «поладить» с Д. Трампом и договориться об отмене недавно введенных им пошлин на поставку в США бразильского металла. Развивать эти отношения Болсонару планирует за счет Китая, который с 2009 г. является самым крупным торговым партнером Бразилии. Экс-капитан видит необходимость в пересмотре отношений с этой страной. В интервью Nikkei он заявил, что озабочен тем, как КНР получает концессии на добычу полезных ресурсов в Бразилии. По его словам, «Китай не покупает бразильские товары, а пытается купить Бразилию». В качестве примера он привел «вытеснение бразильских добывающих компаний», покупку инфраструктурных объектов и захват продовольственного рынка. Позднее в Twitter он написал о том, что Китай контролирует 20% национального рынка семян кукурузы, и это угрожает продовольственной безопасности Бразилии.

Как бы в подтверждение своих слов Болсонару в начале марта 2018 г. отправился в турне по азиатским странам, в ходе которого он проигнорировал Китай, зато посетил Тайвань, чем вызвал официальный протест китайского посольства в Бразилии. Позднее под давлением бразильских фермеров, составляющих значительную часть его электората, он попытался смягчить ситуацию, сделав заявление о том, что в случае избрания президентом планирует продолжить отношения с Китаем и видит в нем важного партнера.

Сиру Гомес и его партия уделяют большое значение отношениям Бразилии и Китая. Пожалуй, даже большее, чем все остальные политические силы Бразилии.

Но опасения Болсонару по поводу проникновения иностранного капитала очень избирательны. Он выступает за приватизацию государственных компаний, в том числе Petrobras, не исключая при этом привлечения иностранных инвесторов. Также кандидат выступает за сделку по покупке американским Boeing бразильской Embraer, объясняя это тем, что «нужно искать хороших партнеров».

Болсонару разделяет взгляды США и на региональную политику. В одном из интервью он жестко раскритиковал режим Мадуро в Венесуэле, назвав его диктатурой, но так и не дал конкретного ответа о том, какие шаги он планирует предпринять в отношениях с этой страной. Также, похоже, он готов отказаться от приоритета политики правительства PT в поиске лучших условий для торговли за счет объединения в рамках Меркосур. Во время своего азиатского турне он выступил за ведение двусторонних переговоров с Японией, с которой уже ведутся переговоры о свободной торговле с Меркосур.

Что касается международных организаций, то их Болсонару не очень жалует. Недавно он сделал заявление, которое бразильские СМИ (во многом намеренно) выдали за его желание выйти из ООН. На самом деле, он лишь подражал своему кумиру из США, который принял решение вывести Соединенные Штаты из состава Совета по правам человека этой организации. Болсонару назвал Совет ООН по правам человека «никчемным» и «логовом коммунистов». Также он заявлял, что хочет, чтобы Бразилия вышла из этой организации, потому что СПЧ выступает против Израиля и поддерживает Лулу.

Тема Израиля для Болсонару на удивление важна. Он, как и его североамериканский кумир, выступает за открытие посольства Бразилии в Иерусалиме и закрытие посольства Палестинской Автономии в Бразилиа. Еще одним следствием влияния Д. Трампа можно считать желание экс-военного выйти из Парижского соглашения.

Жералду Алкмин: рациональный проамериканизм

Александр Корольков, Татьяна Русакова:
Бразильская лига для медведя и панды

Противник Болсонару на правом фланге — Жералду Алкмин — из тех, кто любит США чуть меньше. Хотя, есть подозрения, что опытный политик просто умело скрывает свои чувства. В этот раз у Алкмина нет заранее определенной программы действий. Он говорит, что хочет «услышать народ» и проводит сбор идей сторонников в Интернете, которые потом предполагается учитывать при подготовке его предвыборной программы. Стоит отметить, что в области внешней политики и обороны предложений меньше всего. Бразильцев это традиционно почти не волнует. Но Алкмин уже не новичок в политике, и его взгляды на отношения с другими государствами более или менее известны. А еще лучше известны взгляды его однопартийцев из PSDB, которые контролируют Министерство иностранных дел с самого момента импичмента Дилмы. В этом смысле в случае победы Алкмина стоит ожидать преемственность внешней политики правительства Темера.

Любопытно, что Алкмин заявил о своем выдвижении в президенты Бразилии в 2018 г. в Вашингтоне. Он находился в столице США как губернатор Сан-Паулу и приехал в этот город для подписания инвестиционного соглашения с Межамериканским банком развития, но все же несколько странно, что кандидат на высший пост делает заявление о выдвижении, находясь в другой стране. США Алкмин посещает довольно часто и нередко выступает спикером на мероприятиях Школы общественных и международных отношений имени Вудро Вильсона при Принстонском университете.

«Внешняя политика нынешнего правительства основана на устаревшем видении мира. Они видят мир, разделенный между богатыми и бедными странами в постоянной конфронтации. Они хотят изменить мировой экономический и политический порядок и противостоять односторонности. Внешняя политика Бразилии стала политизированной и идеологической, и в результате ориентация на стратегию «Юг-Юг» является приоритетом. Африка, Ближний Восток, Россия и Китай занимают первое место в повестке дня», — так Алкмин определил свое отношение к внешней политике первого правительства Лулы. Вероятнее всего, его мнение не слишком сильно изменилось с тех пор.

Алкмин говорит, что хочет «услышать народ» и проводит сбор идей сторонников в Интернете, которые потом предполагается учитывать при подготовке его предвыборной программы.

Главный советник Алкмина по внешней политике Рубенс Барбоза пять лет проработал послом Бразилии в США при президенте Фернанду Энрике Кардозу. Сейчас Барбоза говорит о необходимости «открыть» экономику Бразилии, но при этом отмечает, что нельзя «снизить сразу все тарифы», а следует вести переговоры и постепенно пускать иностранный капитал. По его словам, «не менее 20 стран мира уже внесли изменения в свои налоговые системы, чтобы адаптироваться к новой налоговой политике США. Если не снижать налоги, будет потеряна конкурентоспособность национальных товаров. Очень важно установить такой мост между внутренним и международным рынками. Сейчас Бразилия находится в изоляции, отстает технологически, ее экономика растет медленнее экономик других стран».

При этом Барбоза очень настороженно относится к китайским инвестициям: «ЕС и США запрещают Китаю покупать компании, которые считают стратегическими. Я не знаю, что мы будем делать, но нам предстоит серьезный разговор с Китаем, потому что мы не зависим от них. Это они зависят от наших поставок продовольствия». Сам Алкмин неоднократно критически высказывался о сотрудничестве правительств Лулы и Руссефф с Китаем. По его мнению, поток китайских товаров «убивает бразильскую текстильную индустрию и производство обуви».

Что касается региональной политики, то идеолог внешней политики Алкмина также рассматривает ее прежде всего с точки зрения торговли и предлагает отказаться от идеологии в отношениях с соседями. Он неоднократно высказывался о том, что стоит признать, что Латинская Америка является периферией мировой экономики, и искать рынки сбыта в богатых странах, прежде всего — в Азии. В этом смысле одной из ключевых задач он считает вступление Бразилии в Транстихоокеанское партнерство. При этом министерство иностранных дел активно продвигает двусторонние переговоры Меркосур — ЕС и Меркосур — Тихоокеанский союз. В отличие от Болсонару, Алкмин и его окружение не предлагают вступать в Тихоокеанский союз самостоятельно, а вести переговоры с ним как часть Меркосур.

Сделку по покупке Boeing 80% компании Embraer Барбоза считает «вызывающей озабоченность» и подчеркивает, что необходимо прорабатывать все технические детали, чтобы не допустить, например, переезда специалистов из Бразилии в США.

Барбозу выступает за вступление Бразилии в ОЭСР и предлагает вести переговоры с США, т.к. именно они препятствуют этому процессу. Что касается торговой войны Китая и США, то, по мнению Барбозу, она не выгодна в том числе и Бразилии из-за снижения мирового товарооборота.

Исходя, по крайней мере, из риторики Алкмина и его сторонников, как таковая политика во внешнеполитической деятельности Бразилии вообще должна отойти на второй план, уступив место торговле. Например, его кандидат в вице-президенты — Ана Амелия — в интервью Reuters пожаловалась, что Бразилия, заняв нейтральную позицию по отношению к России в деле отравления Скрипалей, ничего не получила взамен. «Пока остальные накладывали на Россию санкции, нам надо было использовать момент, чтобы попросить их открыть двери для нашего мяса [1] », —заявила она, говоря о необходимости обменивать политическую позицию страны на экономические выгоды.

Марина Силва: какая-то там внешняя политика

Внешнеполитический дискурс правозащитницы Марины Силва крайне ограничен. Она практически не говорит о внешней политике. В ходе кампании 2010 г. эта тема ею затрагивалась крайне редко, а в 2014 г. ее рассуждения о внешней политике Бразилии очень напоминали отдельные пункты из программы PT. Она выступала за место постоянного члена Совета безопасности ООН для страны, активное продвижение бразильских товаров на международные рынки. В отличие от PT, она предлагала продвигать интересы бразильских компаний не через Меркосур, а путем заключения двусторонних соглашений с разными странами. При этом она не предлагала отказываться от развития таможенного союза, а действовать одновременно в рамках и двусторонних, и блоковых переговоров. Еще одно направление для развития торговых отношений, с точки зрения Марины, — это развитие отношений с Тихоокеанским альянсом стран — торговым блоком, в который входят Мексика, Перу, Чили, Колумбия и Коста-Рика. Существует мнение о том, что этот торговый союз продвигается Мексикой и США в противовес усилению Бразилии, с другой стороны, он объединяет довольно крупные региональные рынки и уже превзошел по товарообороту Меркосур.

Силва планирует проектировать дело своей жизни и во внешней политике — по ее мнению, Бразилия должна стать лидером в области защиты окружающей среды.

В вопросах региональной политики Марина выступала за сохранение лидирующей роли Бразилии в регионе и ее роли «посредника между ключевыми региональными интересами». При этом, в отличие от PT, она призывала внимательнее относиться к случаям нарушения прав человека на Кубе и в Венесуэле.

Марина Силва считает, что президенты Кардозу и Лула усилили положение Бразилии на международной арене, и предлагает поддерживать этот прогресс. Как кандидат в президенты она высказывалась за усиление позиций Бразилии в ООН, МВФ и Всемирном банке. Кроме того, Силва планирует проектировать дело своей жизни и во внешней политике — по ее мнению, Бразилия должна стать лидером в области защиты окружающей среды.

Она выражает намерение улучшить отношения с США, которых признает ключевым мировым игроком. В то же время она выступает за усиление роли Бразилии в БРИКС и укрепление двусторонних связей с африканскими странами. Силва намерена продвигать бразильскую культуру и создавать ее центры по аналогии с европейскими Британским советом, Институтом Гете и Сервантеса. Марина Силва также поддерживает развитие торговых отношений с ЕС и Китаем и считает необходимым заключать с этими странами договоры об обмене технологиями, здесь речь идет прежде всего о зеленой энергетике.

Так бразильские кандидаты видят место своей страны в мире. В следующей серии «Бразильских выборов» мы рассмотрим, как проходят дебаты между ключевыми оппонентами и ответим, наконец, на вопрос о том, что будет с главным героем этой новеллы — Лулой.

1. Россия установила эмбарго на поставки свинины и говядины из Бразилии, официально мотивируя это использованием гормонов для ускорения роста массы, рактопомина и др.


Оценить статью
(Голосов: 23, Рейтинг: 4.87)
 (23 голоса)
Поделиться статьей

Текущий опрос

Какие глобальные угрозы, по вашему мнению, представляют наибольшую опасность для человечества в ближайшие 20 лет? Укажите не более 5 вариантов.

Прошедший опрос

  1. Какой исход выборов в Конгресс США, по вашему мнению, мог бы оказать положительное влияние на российско-американские отношения в краткосрочной перспективе?

    Ни один из возможных результатов не способен оказать однозначного влияния  
     181 (71%)
    Большинство республиканцев в обеих палатах  
     46 (18%)
    Большинство демократов в обеих палатах  
     27 (11%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся