Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 18, Рейтинг: 4.17)
 (18 голосов)
Поделиться статьей
Софья Дмитриева

К.и.н., доцент факультета международных отношений Воронежского государственного университета, директор Центра германских политических исследований, эксперт РСМД

12 января 2018 г. в Германии завершился переговорный марафон, в ходе которого ХДС, ХСС и СДПГ согласовали базовый документ для создания правящей коалиции. Он представляет собой компромисс между исходными позициями трех партий с акцентированием таких тем, как миграционный вопрос, социальное страхование и налоговая политика. На съезде СДПГ в Бонне переговоры о создании коалиции были санкционированы, но впечатления полноты победы нет.

Согласно данным опросов Института маркетинговых и социальных исследований (INSA), социал-демократы стабильно демонстрируют снижение уровня доверия избирателей. Потеряв за две недели января 1,5%, нынешний рейтинг СДПГ составляет 18%. Хотя партия и занимает в списке второе место, ее позиции можно считать самыми непрочными.

Первое место в рейтинге твердо удерживает блок ХДС/ХСС, не утративший ни одного процентного пункта в течение нескольких недель. Тройку лидеров замыкает «Альтернатива для Германии», неуклонно прибавляющая проценты с каждой неделей, набирая в итоге 14%. Левая находится на уровне 11–11,5%, СвДП — 9,5–10%. Зеленые остаются на неизменном 10-процентном рубеже.

Произошедшие события отражают тупиковую ситуацию, в которой оказался немецкий истеблишмент. Партии, включая народные, стоят перед выбором: признание структурных проблем и поиск решений, что приведет к собственной трансформации, или стабильность и косметические реформы, не нарушающие привычный ход вещей. Появление АдГ и СвДП в бундестаге явно свидетельствуют в пользу первого варианта.

Большая коалиция, по всей видимости, будет сформирована, столкнется с оппозицией сразу из четырех партий в бундестаге и станет последним правительством Ангелы Меркель.


Предвыборная дуэль, ямайская альтернатива и непоследовательный Мартин Шульц

После теледебатов Ангелы Меркель и Мартина Шульца 3 сентября 2017 г. сомнения в исходе выборов практически отпали. На фоне уравновешенной, компетентной и умело обходившей острые углы бундесканцлерин второй кандидат выглядел довольно легковесно. Результаты выборов не опровергли сложившееся впечатление, а усилили его: Христианско-демократический союз Германии (ХДС), потеряв более 7% по сравнению с выборами 2013 года, уступил их вовсе не социал-демократам (СДПГ), которые показали самый низкий результат за послевоенную историю (20,5%). Главным событием выборов стало появление в бундестаге двух партий: прорыв «Альтернативы для Германии» (АдГ), набравшей 12,6% голосов, и возвращение свободных демократов (СвДП) с результатом в 10,7%.

Вопрос, по которому Левая и АдГ однозначно расходятся во взглядах, — это миграционная политика. Именно эта — крайне болезненная — тема стала триггером для послевыборного кризиса.

По итогам выборов наиболее вероятными вариантами формирования правительства были «черно-красная», «черно-желтая» и «ямайская» коалиции. «Красно-красно-зеленый» формат, несмотря на успешное его существование на земельном уровне, всерьез не рассматривался. После заявления М. Шульца об оппозиционном статусе СДПГ проходным стал «ямайский» вариант коалиции из ХДС/ХСС, СвДП и Зеленых. Мучительные переговоры партий, расходящихся в ключевых вопросах, продлились несколько недель и были прерваны свободными демократами в лице Кристиана Линднера. Под сомнение был поставлен не только четвертый канцлерский срок А. Меркель, но и сам результат выборов. Перевыборы казались вполне вероятным, хотя и не устраивающим никого, решением. Выход из патовой ситуации был предложен Федеральным президентом: социал-демократ, имеющий репутацию прекрасного медиатора, Франк-Вальтер Штайнмайер выступил с идеей вернуть СДПГ в правительственную коалицию.

12 января 2018 г. завершился переговорный марафон, в ходе которого ХДС, ХСС и СДПГ согласовали базовый документ для создания правящей коалиции. Он представляет собой компромисс между исходными позициями трех партий с акцентированием таких тем, как миграционный вопрос, социальное страхование, налоговая политика. В сфере международных отношений самым обсуждаемым вопросом стало создание стабилизационного фонда для стран еврозоны.

Критика документа со стороны социал-демократов последовала сразу. На съезде СДПГ в Саксонии-Анхальт делегаты потребовали доработать принятый документ. Бургомистр Берлина Михаэль Мюллер критично отозвался о перспективах «черно-красной» коалиции, заявив, что вопросы, связанные с жильем, миграцией и интеграцией, нуждаются в более детальной проработке. Социал-демократы оказались в весьма не простой ситуации, когда значительная часть партии накануне голосования по коалиции выступала против базового документа. На съезде СДПГ в Бонне 21 января 362 голоса было подано за участие в коалиции, 279 — «против». Переговоры о создании коалиции были санкционированы, но впечатления полноты победы нет. Произошедшие события стали свидетельством кризиса большинства политических партий ФРГ.

Приведенные данные отражают тупиковую ситуацию, в которой оказался немецкий истеблишмент. Партии стоят перед выбором: признание структурных проблем и поиск решений, которые приведут к их собственной трансформации, или стабильность и «косметические» реформы, не нарушающие привычный ход вещей.

Много проблем, мало решений

Своеобразным слоганом предвыборной кампании стало слово «стабильность»: ВВП во втором квартале 2017 года продолжил расти, безработица сократилась на 1,5% по сравнению с предыдущим годом, и на фоне бездефицитного бюджета показатели впечатляли. Несмотря на усталость граждан от бундесканцлерин, выборы можно было определить как безальтернативные. Предвыборная программа ХДС/ХСС «За Германию, в которой мы хорошо и с удовольствием живем» не содержала предложений, которые обеспечили бы качественные структурные изменения. Ставка была сделана на средние слои с малообеспеченными гражданами в качестве целевой аудитории (в отличие от СДПГ) и словом «справедливость» в качестве рефрена в программе — подобный фокус традиционен для народных партий. Прорывных идей не содержалось в большинстве предвыборных программ, партии предпочитали придерживаться традиционной повестки. Исключением стали программы свободных демократов и АдГ. Программа СвДП «Давайте думать по-новому» была сродни свежему ветру в немецкой политике и отличалась прекрасным медийным сопровождением с явным расчетом на поддержку не только традиционного для «желтых» среднего класса, но и молодых избирателей, образованного энергичного поколения 80-х – 90-х. Фигура молодого Кристиана Линднера словно воплощала ценности электората СвДП и придала предвыборной кампании логическую завершенность.

Что касается программы АдГ, то, вопреки незатейливому названию, «Программа для Германии» неоднозначна и ориентирована одновременно на традиционную для левых партий повестку, хотя в то же время содержит правопопулистские лозунги. Первое обстоятельство сближает «Альтернативу для Германии» с левыми, также выступающими за повышение минимального размера заработной платы и пенсий, отмену тарифных различий восточных и западных земель, снижение налогового бремени для малоимущих граждан. Вопрос, по которому Левая и АдГ однозначно расходятся во взглядах, — это миграционная политика. Именно эта — крайне болезненная — тема стала триггером для послевыборного кризиса.

Миграционная ловушка

За прошедшее с начала миграционного кризиса время (когда, казалось, желающие получить убежище в Германии неисчислимы) правительство Германии сделало необходимые выводы: в 2016 г. было принято 280 тысяч беженцев, в 2017 — уже 186 тысяч. Критерии приема стали более жесткими, и в 2017 г. было подано на 70% заявок меньше, чем в предыдущем. Поскольку выяснилось, что главной проблемой является адаптация беженцев к условиям жизни в Германии, на правительственном портале была создана платформа «Интеграция, которая помогает всем. Германия может это», содержащая более 2000 инициатив по вхождению мигрантов в немецкое общество.

Однако миграционная тема носит системный характер, и один из ключевых вопросов здесь — реформирование социальной системы с учетом дополнительных расходов, связанных с адаптацией мигрантов. Если принимать во внимание старение населения и низкий уровень рождаемости в Германии, то вопрос о налоговых поступлениях в бюджет носит далеко не праздный характер.

Вторая серьезная проблема заключается в разнице ментальных карт прибывающего населения и самих немцев. Среднестатистический мигрант из стран ближневосточного региона, получивший статус беженца, не готов воспринимать европейские либеральные ценности и нормы светского государства, он гораздо охотнее живет в привычном ему формате, общается с единоверцами, относится к европейцам как к чужим, что зачастую принимает агрессивные формы. Согласно статистике, к июню 2017 г. число зарегистрированных сексуальных преступлений, совершенных беженцами, выросло на 91% по сравнению с предыдущим годом.

С иммигрантами последних лет связан также ряд террористических актов, наиболее резонансным из которых стал теракт в Берлине в декабре 2016 г., когда радикальный исламист Анис Амри на грузовике врезался в толпу на праздничной ярмарке, убив тем самым 11 человек. Теперь празднование Рождества в Германии связано с повышенными мерами безопасности — строительством бетонных заграждений и усилением полицейских расчетов. Это стало новой немецкой реальностью, и она создает предпосылки для системных сдвигов, к которым политические партии пока не готовы.

Меняться нельзя остаться прежним

Согласно данным опросов Института маркетинговых и социальных исследований (INSA), социал-демократы стабильно демонстрируют снижение уровня доверия избирателей. Потеряв за две недели января 1,5%, нынешний рейтинг СДПГ составляет 18%, и здесь уместно вспомнить о 20,5% голосов, полученных ими на выборах. Хотя партия и занимает в списке второе место, ее позиции можно считать самыми непрочными.

Первое место в рейтинге твердо удерживает блок ХДС/ХСС, не утративший ни одного процентного пункта в течение нескольких недель. Тройку лидеров замыкает «Альтернатива для Германии», неуклонно прибавляющая проценты с каждой неделей, набирая в итоге 14%. Рейтинг АдГ вырос на фоне принятия народными партиями максимальной ежегодной планки для приема беженцев в 220 тысяч человек. Левая находится на уровне 11–11,5%, СвДП — 9,5–10%. Зеленые остаются на неизменном 10-процентном рубеже.

Приведенные данные отражают тупиковую ситуацию, в которой оказался немецкий истеблишмент. Партии, включая народные, стоят перед выбором: признание структурных проблем и поиск решений, которые приведут к их собственной трансформации, или стабильность и «косметические» реформы, не нарушающие привычный ход вещей. Появление АдГ в бундестаге и ее дальнейший рост явно свидетельствуют в пользу первого варианта. Другим важным выводом из событий последних месяцев в Германии является наличие спроса на молодых образованных энергичных лидеров образца К. Линднера.

Что касается социал-демократов, добавивших турбулентности политическому процессу, то результаты голосования 21 января демонстрируют кризисное состояние партии, почти половина которой выступила против участия в правительственной коалиции, несмотря на титаническую работу руководства накануне съезда в Бонне. В связи с этим наиболее вероятным прогнозом является обновление социал-демократической партии в ближайшие месяцы. Большая коалиция, по всей видимости, будет сформирована, столкнется с оппозицией сразу из четырех партий в бундестаге и станет последним правительством Ангелы Меркель.

Оценить статью
(Голосов: 18, Рейтинг: 4.17)
 (18 голосов)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Каким образом заявления В.В. Путина в послании Федеральному Собранию и показ новых стратегических вооружений скажется на международной безопасности в ближайшие годы?

    Следует ожидать гонки вооружений ведущих государств мира, что приведет к неконтролируемой эскалации военно-политической напряженности во всем мире  
     155 (43%)
    Сделанные заявления и показ супероружия скорее завершают начатый ранее процесс обновления Вооруженных Сил России в ответ на вызовы современности, к этому на Западе давно были готовы — существенных изменений в глобальном балансе сил не произойдет  
     142 (40%)
    На наших глазах возвращается Ялтинско-Потсдамский мировой порядок, в которой Россия определенно играет роль одного из полюсов, что позволит иметь более стабильную архитектуру международной безопасности  
     53 (15%)
    Ваш вариант ответа. В комментариях  
     8 (2%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся