Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 19, Рейтинг: 3.16)
 (19 голосов)
Поделиться статьей
Дмитрий Стратиевский

Политолог, историк (Свободный университет Берлина), заместитель директора Берлинского Центра изучения Восточной Европы

Переговоры о формировании правящей коалиции в Германии провалены. К. Линднер, лидер СвДП, принял удар на себя, выразив общее мнение, что коалиционный договор, построенный на неопределенности, не может стать основой для эффективной работы правительства. Первые шаги Федерального президента оставляют открытым путь как для нового голосования, так и для создания правительства меньшинства.

Новое голосование — игра с непредсказуемым финалом. Перевыборы означают дополнительную нагрузку на бюджеты партий и необходимость снова мотивировать активистов принимать участие в кампании. Партии не могут быть уверены в том, что они смогут подтвердить или улучшить результат 2017 г., а уже избранные политики — в том, что они снова пройдут в парламент. Если ранее все партии, за исключением АдГ, отрицали возможность перевыборов, то сейчас тональность изменилась. СДПГ Баварии даже потребовала повторного голосования; левые также к нему готовы. АдГ намерена снова сыграть на протестных настроениях избирателей и представить нынешнюю ситуацию в качестве «банкротства» системных партий. В то же время все политические силы страны осознают, что и после нового голосования текущая ситуация может повториться: актуальный рейтинг партий примерно соответствует их сентябрьскому результату.


В ФРГ создалась уникальная политическая ситуация. Социал-демократическая партия Германии (СДПГ) отказалась продолжать работу в составе широкой коалиции и перешла в оппозицию. Правопопулистскую партию «Альтернатива для Германии» (АдГ) другие политические силы объявили неприемлемым для себя партнером. Христианско-демократический союз (ХДС), в свою очередь, не видел возможности сотрудничества с левыми.

Единственным вероятным форматом нового большинства стало объединение ХДС, Христианско-социального союза (ХСС), Свободной демократической партии (СвДП) и партии «зеленых». Этот союз получил название «Ямайка» из-за сходства партийных цветов с флагом государства. Еще накануне выборов в Бундестаг политики ХДС допускали создание «Ямайки». После голосования стороны начали зондирование [1]. Федеральный канцлер Ангела Меркель заявила о своем желании продолжить переговоры по созданию коалиции, несмотря на их «сложность» и «жесткость». Однако множество противоречий привело к провалу переговоров, о чем 19 ноября 2017 г. заявил глава СвДП Кристиан Линднер.

Разногласия сторон

Немецкие газеты часто писали о создании «трехсторонней коалиции», однако за столом переговоров присутствовали представители четырех партий. В последнее время ХСС, в недавнем прошлом верный баварский союзник христианских демократов, становится самостоятельным общефедеральным игроком. Лидер партии Хорст Зеехофер весь 2016 г. последовательно настаивал на введении ограничения количества принимаемых в год беженцев. Он обвинял А. Меркель в «капитуляции правового государства» и заявлял, что Германия «не должна измениться», что было уже созвучно правопопулистской риторике.

Политолог Оскар Нидермайер охарактеризовал этот конфликт как «один из самых тяжелых в истории двух партий» и отметил личную неприязнь политиков, «выходящую за рамки разногласий исключительно по политическим вопросам». Открытой формой проявления противостояния между двумя лидерами стал отказ А. Меркель от приветственного выступления на съезде ХСС после того, как ей не было прислано официальное приглашение. Наконец, осенью 2016 г. появилась информация, что Х. Зеехофер, опираясь на результаты опросов, готов бросить вызов А. Меркель и лично побороться за пост канцлера ФРГ, а также выставить кандидатов от ХСС в Бундестаг из других земель. Формально это не было бы нарушением законодательства, но стало бы беспрецедентным вызовом действующему главе кабинета. Конфликт удалось погасить, но в отношениях между А. Меркель и Х. Зеехофером по-прежнему сохраняется напряженность.

Основным камнем преткновения ожидаемо стала повестка по экологическим и миграционным вопросам.

Не было взаимопонимания и между другими участниками переговоров. Особенно непросто давались компромиссы «зеленым» — внутри партии сталкиваются интересы центристов-«реалистов» и левого крыла. Лидеры «зеленых», Катрин Геринг-Экардт и Джем Оздемир, представляют прагматиков, готовых идти на уступки ради мест в правительстве. В свою очередь, влиятельный левый политик от «зеленых» Кенан Байрам, победившая на выборах в престижном одномандатном округе берлинского района Кройцберг, позиционирует себя в качестве борца за права «маленького человека» с крупным бизнесом. Еще в сентябре политик заявила, что не будет голосовать за создание «Ямайки» [2]. Левая внутрипартийная группа опубликовала программный документ, в котором призвала своих делегатов на переговорах придерживаться экологических преференций, «не подлежащих обсуждению». Эти взгляды создавали сложности на переговорах с ХДС, ХСС и либералами, опирающихся на поддержку предпринимателей.

В процесс переговоров вмешивались и сторонние акторы. Так, организация Greenpeace раскритиковала уступки «зеленых» в вопросе закрытия немецких электростанций, работающих на угле. «Зеленые» давно перестали быть классической экологической партией, но в ее рядах немало тех, для кого защита окружающей среды — важнейшая политическая тема. Greenpeace — уважаемая организация, к слову которой прислушиваются.

Несмотря на очевидное желание переговорщиков найти взаимоприемлемое решение, все больше вопросов выносилось за рамки будущего протокола о намерениях.

Относительного консенсуса переговорщикам удалось достичь по вопросам внешней политики. Например, в предвыборных установках СвДП и «зеленых» звучала критика в отношении России, что в целом соответствует курсу А. Меркель, а «трансатлантическая солидарность», т. е. хорошие отношения с США, не вызвала возражений ни у одного из потенциальных партнеров. «Зеленые» придерживаются позиции необходимости ограничить экспорт вооружений и запретить продажу лицензий на производство немецкого оружия за пределами ЕС и НАТО, однако они вполне могли бы смириться с расплывчатыми формулировками о подобных намерениях.

Основным же камнем преткновения ожидаемо стала повестка по экологическим и миграционным вопросам. Х. Зеехофер ясно озвучил свои условия: «Сначала ограничение притока беженцев, а потом коалиция». Почти два месяца спустя участник переговоров от ХДС Ахим Шустер по-прежнему констатировал отсутствие компромисса в этом вопросе. Если «зеленые» требовали разрешить воссоединение семей беженцев с субсидиарным статусом, обладающим лишь ограниченным правом на пребывание в Германии, то остальные участники зондирования настаивали на продлении запрета на въезд членов семей этих лиц в ФРГ. Защита прав человека и толерантное отношение к мигрантам — фундамент идеологии «зеленых» и важный фактор в завоевании симпатий избирателей. В данном случае практически невозможно было найти решения, которые удовлетворили бы всех. А вот в экологических вопросах намечался прогресс. Если в ходе избирательной кампании руководство «зеленых» в ультимативной форме требовало объявить о конце эры двигателей внутреннего сгорания и с 2030 г. не регистрировать автомобили с таким типом двигателя, то в середине ноября представители партии предложили продлить срок до 2040 г.

В итоге, несмотря на очевидное желание переговорщиков найти взаимоприемлемое решение, все больше вопросов выносилось за рамки будущего протокола о намерениях. Фактически К. Линднер принял удар на себя, выразив общее мнение: коалиционный договор, построенный на неопределенности, не может стать основой для эффективной работы правительства.

Стратегия К. Линднера

К. Линднер, 38-летний руководитель немецких либералов, быстро прошел все ступени карьерной лестницы и в 2013 г. стал самым молодым лидером СвДП в ее истории. В первой же своей речи в новом качестве К. Линднер предложил обновить партию «до самого фундамента». Ему удалось перестроить и сплотить СвДП, благодаря чему партия в 2017 г. прошла в Бундестаг.

Перевыборы открывают перед К. Линднером новые горизонты.

В случае проведения новых выборов К. Линднер рассчитывает получить часть голосов электората ХДС, «зеленых» и даже СДПГ. Вполне возможно, что руководство СвДП и вовсе не хотело участвовать в работе правительства. У либералов есть серьезные проблемы с персоналом, который мог бы занять посты министров и статс-секретарей. Эксперты отмечают, что лишь единицы из нынешней верхушки партии имеют практический опыт управления государством. Сказались четырехлетнее пребывание СвДП вне Бундестага и обширные реформы, предпринятые новым руководством партии с целью ее обновления. Перевыборы открывают перед К. Линднером новые горизонты: либо нахождение в оппозиции, но уже с более многочисленной фракцией, либо коалиция с ХДС/ХСС в каком-либо формате, в которой либералы будут говорить с христианскими демократами с сильных позиций.

Вероятные сценарии

Теоретически зондирующие переговоры могут быть возобновлены в любом составе. В СМИ и среди политиков ХДС уже раздаются голоса, призывающие социал-демократов «проявить благоразумие». Однако председатель СДПГ Мартин Шульц подтвердил отказ партии от продолжения переговоров по созданию широкой коалиции.

Возможным вариантом развития событий остается создание правительства меньшинства: ХДС формирует кабинет, например, с СвДП (для большинства не хватает 29 депутатов) или с «зелеными» (не хватает 42), и заручается голосами представителей других фракций по каждому отдельному законопроекту. Эта модель не раз применялась на практике в странах Северной и Южной Европы. К примеру, в Италии 12 послевоенных кабинетов были правительствами меньшинства, а в Швеции такая система — распространенная практика в условиях невозможности сформировать большинство.

Представляется, что если по общегосударственным объединительным вопросам (бюджет, внешнеполитические обязательства, ЕС) достичь компромисса будет относительно легко, то миграционные, экономические и экологические вопросы снова будут разделять парламент, как это проявилось в процессе переговоров о «Ямайке». В интервью первому каналу немецкого телевидения А. Меркель уже выразила свой скепсис в отношении создания правительства меньшинства и тем самым фактически возразила президенту, призвавшему не перекладывать ответственность «на плечи избирателей».

Первые шаги Федерального президента оставляют открытым путь как для нового голосования, так и для создания правительства меньшинства.

Итак, вероятность проведения новых выборов достаточно высока. Впрочем, первые шаги Федерального президента оставляют открытым путь как для нового голосования, так и для создания правительства меньшинства. В соответствии с законом кандидатура канцлера «из рядов депутатов Бундестага» вначале будет предложена для голосования составу парламента на обязательной основе; второй раунд уже будет добровольным. Наконец, если все попытки избрать главу кабинета окажутся бесплодными, для положительного результата будет достаточно не абсолютного, а простого большинства голосов депутатов, присутствующих в пленарном зале. Если этого количества голосов хватит для утверждения нового канцлера, то инициатива снова переходит в руки президента. Он может, по согласованию с политическими силами, объявить о формировании правительства меньшинства или назначить новую дату выборов не позднее чем через 60 дней.

Все на выборы?

АдГ намерена снова сыграть на протестных настроениях избирателей и представить нынешнюю ситуацию в качестве «банкротства» системных партий.

Новое голосование — игра с непредсказуемым финалом. Перевыборы означают дополнительную нагрузку на бюджеты партий и необходимость снова мотивировать активистов принимать участие в кампании. Партии не могут быть уверены в том, что они смогут подтвердить или улучшить результат 2017 г., а уже избранные политики — в том, что они снова пройдут в парламент. В то же время для депутатов, которые лишились мандата, открывается возможность предпринять новую попытку. Если ранее все партии, за исключением АдГ, отрицали возможность перевыборов, то сейчас тональность изменилась. СДПГ Баварии даже потребовала повторного голосования; левые также к нему готовы. Мнения «зеленых» разделились: если некоторые политики поддерживают проведение новых выборов, то другие их однопартийцы рекомендуют «прислушаться к Федеральному президенту», т. е. выступают за создание правительство меньшинства. Лишь две партии, СвДП и АдГ, уверены в том, что им удастся улучшить свой результат на возможных перевыборах. АдГ намерена снова сыграть на протестных настроениях избирателей и представить нынешнюю ситуацию в качестве «банкротства» системных партий. В то же время все политические силы страны осознают, что и после нового голосования текущая ситуация может повториться: актуальный рейтинг партий примерно соответствует их сентябрьскому результату.

1. В немецкой политической традиции раунды «зондирования» и «коалиционных переговоров» четко определены и отделены друг от друга.

2. Кенан Байрам проводила кампанию под лозунгом «Выбор Байрам — мука для спекулянтов!» Так она критиковала владельцев жилья, поднимающих цены на недвижимость в немецких городах.


Оценить статью
(Голосов: 19, Рейтинг: 3.16)
 (19 голосов)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. У проблемы Корейского полуострова нет военного решения. А какое есть?
    Восстановление многостороннего переговорного процесса без предварительных условий со всех сторон  
     147 (32%)
    Решения не будет, пока ситуация выгодна для внутренних повесток Ким Чен Ына и Дональда Трампа  
     146 (32%)
    Демилитаризация региона, основанная на российско-китайском плане «заморозки»  
     82 (18%)
    Без открытого военного конфликта все-таки не обойтись  
     50 (11%)
    Ужесточение экономических санкций в отношении КНДР  
     18 (4%)
    Усиление политики сдерживания со стороны США — модернизация военной инфраструктуры в регионе  
     14 (3%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся