Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 19, Рейтинг: 4.74)
 (19 голосов)
Поделиться статьей
Дмитрий Разумовский

Заместитель директора по научной работе Института Латинской Америки РАН, эксперт РСМД

Венесуэла, страна, которая никогда не относилась к числу инновационно развитых экономик, поразительным образом удерживается в топе мировых новостей, связанных с криптовалютами. Боливарианская Республика быстро прошла путь от их отрицания и преследования майнеров до введения госрегулирования и запуска первого в мире проекта национальной виртуальной монеты. Активное развитие майнинга для граждан Венесуэлы стало инструментом выживания в условиях гиперинфляции, а запуск собственного проекта криптовалюты El Petro во многом являлся ответом на внешние санкции и ограничения.

Сейчас пока рано говорить об успехе или безуспешности проекта El Petro, однако он действительно позволяет частично решить острейшие проблемы экономики страны. С точки зрения легализации деятельности венесуэльских майнеров, ранее находившейся вне закона, новая нефтяная криптовалюта представляется элегантным решением. В Венесуэле создается инфраструктура для будущего прорыва страны в лидеры мирового крипторынка.

Венесуэла, страна, которая никогда не относилась к числу инновационно развитых экономик, поразительным образом удерживается в топе мировых новостей, связанных с криптовалютами. Боливарианская Республика быстро прошла путь от их отрицания и преследования майнеров до введения госрегулирования и запуска первого в мире проекта национальной виртуальной монеты. Казалось бы, это позитивным образом говорит о стране, однако эти достижения происходили отнюдь не от легкой жизни. Активное развитие майнинга для граждан Венесуэлы стало инструментом выживания в условиях гиперинфляции, а запуск собственного проекта криптовалюты El Petro во многом являлся ответом на внешние санкции и ограничения.

Майнинг как средство выживания

International Business Times

Первый интерес к криптовалютам и их добыче (майнингу) в Венесуэле появился еще в относительно благополучные с экономической точки зрения годы — 2011–2012 гг. Внимание к криптовалютам (в тот период это был преимущественно биткоин) было продиктовано не только чисто научным интересом отдельных энтузиастов IT, но и возможностями, которые криптовалюты давали на валютном рынке в условиях жестких ограничений, введенных государством. Однако заметным явлением майнинг в Венесуэле стал после резкого ухудшения экономической обстановки в 2014–2015 гг. В условиях нарастающей гиперинфляции и постоянно вводимых ограничений на валютные операции и, соответственно, возможности для покупок за рубежом добыча криптовалют стала одним из немногих способов поддерживать приемлемый уровень жизни и обеспечить независимость от властей. Здесь огромным преимуществом венесуэльских майнеров стали особенности социалистической модели национальной экономики, где цены на многие товары или сервисы жестко регулировались государством. Помимо всемирно известных низких цен на бензин, жители Боливарианской Республики пользуются практически бесплатным электричеством — основной статьей расходов в процессе майнинга. Парадокс ситуации заключается в том, что хронической проблемой Венесуэлы является энергодефицитность, что проявляется в периодических веерных отключениях электричества для домохозяйств или госучреждений. Проблема обостряется в периоды неблагоприятного гидрорежима ГЭС Гури — основного производителя электроэнергии в стране, обеспечивающего до двух третей всего производства. В условиях свободной рыночной экономики цена на дефицитный товар неминуемо стремилась бы к росту, однако именно особенности венесуэльской экономической модели создали уникальные условия для местных добытчиков криптовалют. Любопытно, что многие из них нашли выход из ситуации с отключением электроэнергии довольно быстро, переместив майнинговые фермы из своих домов в производственные микрорайоны, куда электричество поставлялось без перебоев.

Издание International Business Times провело исследование, согласно которому Венесуэла — страна с самой низкой в мире себестоимостью добычи одного биткоина с учетом затрат на электричество. По результатам оценок добыча одного биткоина в стране обойдется всего в 531 долл. Это вдвое меньше, чем в следующей по дешевизне республике Тринидад и Тобаго, где этот показатель составляет 1190 долл.

Добыча криптовалют стала одним из немногих способов поддерживать приемлемый уровень жизни и обеспечить независимость от властей.

Однако местные майнеры, увы, не смогли сполна насладиться уникальными конкурентными преимуществами, даруемыми им венесуэльским социализмом XXI в. Угрозы росли как со стороны государства, так и со стороны преступности. Формально криптовалюты и их добыча венесуэльским законодательством, как и в большинстве стран, не были запрещены. Однако государство не могло допустить такой растущий сегмент теневой экономики, выпадающий из-под его жесткого контроля. Главной грозой местных добытчиков стала SEBIN (Боливарианская служба национальной разведки), выполняющая роль тайной политической полиции. По стране прокатилась волна задержаний многих майнеров, причем в качестве поводов для арестов предъявлялись обвинения в контрабанде специализированной компьютерной техники или даже «краже электричества».

Тем не менее продолжающееся ухудшение экономического положения в стране, а также рост котировок всех основных мировых криптовалют в 2016–2017 гг. заставили венесуэльское правительство изменить свои взгляды на эту инновацию. Направления усилий власти можно условно разделить по трем направлениям: разработка законодательства; обучение граждан; запуск собственной, первой в мире национальной криптовалюты El Petro.

Впереди планеты всей

Венесуэла — страна с самой низкой в мире себестоимостью добычи одного биткоина с учетом затрат на электричество.

Прежде всего были предприняты попытки легализовать криптовалюты и их добычу. В конце декабря 2017 г. был запущен онлайн-реестр для майнеров Observatorio Blockchain, в котором обязаны зарегистрироваться все участники рынка в стране. Реестр — первый шаг в разработке полной правовой базы для налогообложения и регулирования криптовалютной добычи. Согласно официальным заявлениям, реестр необходим для защиты майнеров и прогнозирования потребности в электропотреблении. Новоназначенный суперинтендант Venezuelan Cryptocurrency Карлос Варгас заявил, что правительство хочет знать про майнеров все. Его слова вызвали волну опасений со стороны игроков рынка, что государство хочет под видом заботы о безопасности составить списки для будущих задержаний.

Однако сбор информации о добытчиках позволил властям хотя бы примерно оценить масштаб их деятельности. По словам Карлоса Варгаса, месячный объем майнинга в стране составляет примерно 80–100 млн долл., а количество зарегистрировавшихся в Observatorio Blockchain в первый месяц составило 90 тыс. человек. Стимулом к регистрации в системе стало то, что только осуществившие эту процедуру до 22 января 2018 г. майнеры получили доступ к будущим продажам криптовалюты El Petro.

Надо отметить, что El Petro стала не первой криптовалютой, запущенной в Венесуэле. В сентябре 2015 г., еще до начала бума виртуальных денег в 2016–2017 гг., был объявлен выпуск первой социалистической криптовалюты Chavezcoin, которую предполагалось распространять бесплатно среди жителей страны. Однако информации о связи разработчиков этой валюты с правительством нет, а сам проект быстро потонул в потоке новостей о почти каждодневном запуске все новых и новых криптовалют в мире.

Необходимость в проекте собственной, национальной криптовалюты в Венесуэле возникла из-за сочетания негативных внутренних и внешних факторов.

Необходимость в проекте собственной, национальной криптовалюты в Венесуэле возникла из-за сочетания негативных внутренних и внешних факторов. Заявления о запуске амбициозного проекта первой в мире национальной криптовалюты президент Н. Мадуро сделал в условиях рекордной инфляции. По прогнозам Международного валютного фонда, в 2017 г. рост потребительских цен в Венесуэле составит 652,7%, а в 2018 г. инфляция ожидается уже на уровне 2349,3%. Ситуацию осложняет санкционная политика Вашингтона: в августе 2017 г. президент США Дональд Трамп подписал распоряжение о введении санкций против режима Мадуро. В результате над крупнейшей национальной нефтегазовой компанией PDVSA, обремененной колоссальными долгами, нависла угроза дефолта и ареста танкеров. В этих условиях создание дополнительного канала поступления валюты в страну представляется неплохой идеей.

От замысла до реализации проекта запуска нефтяной криптовалюты прошло не так уж много времени. Если в декабре 2017 г. начали поступать первые официальные анонсы об ее предстоящем создании, то уже в феврале 2018 г. начались первые продажи. В конце декабря Н. Мадуро объявил о подписании сертификатов на поддержку El Petro за счет нефти из нефтяного пояса Ориноко.

Как и многие недавние громкие события в мире, запуск El Petro не обошелся без предположений об участии России. Журнал Time в день старта публичных продаж выпустил материал, в котором раскрыл роль группы российских бизнесменов и компаний в разработке венесуэльской криптовалюты. В частности, упоминалась российская компания Zeus. Позже, 23 марта МИД России опроверг участие российских финансовых властей в проекте. Однако, учитывая компетенции частных российских IT специалистов в сфере криптографии, их привлечение для помощи Венесуэле выглядело бы логичным решением.

Новость о первой в мире нефтяной криптовалюте вызвала огромный международный резонанс. Представители администрации США выразили скепсис в отношении успешности проекта, а также поспешили заверить, что он не сможет стать эффективным механизмом обхода санкций. После запуска продаж Д. Трамп 19 марта подписал указ о запрете операций с венесуэльской криптовалютой для американских граждан. Однако с главным сопротивлением Н. Мадуро пришлось столкнуться внутри страны. Контролируемый оппозицией венесуэльский парламент поспешил объявить новую инициативу правительства вольным обращением с экономикой и, следовательно, незаконной. Лидеры оппозиции предупредили, что введение в обращение национальной криптовалюты потребует получения одобрения со стороны Конгресса. Однако особенность внутриполитической ситуации в Венесуэле такова, что парламент страны в настоящее время отстранен от реального принятия решений через созыв Конституционной ассамблеи. К тому же Н. Мадуро поспешил обратиться за помощью к региональным партнерам по блоку ALBA.

В первоначальном проекте белой книги El Petro был четко расписан порядок и план-график продаж токенов [v]. На первом этапе (с 20 февраля 2018 г. по 19 марта 2018 г.) планировалось продать 38,4 млн токенов, что будет соответствовать 38,4% от всего объема выпущенных непосредственно перед первичным размещением монет (Initial coin offering, ICO) El Petro. Стоимость размещенных на этапе предварительной продажи (Pre-Sale) токенов оценивалась в 2,3 млрд долл., однако с учетом скидок первым покупателям она может снизиться до 1,82 млрд долл. Выданные на этапе Pre-Sale токены будут неработоспособны до начала ICO. На втором этапе ICO (с 20 марта) должны были поступить в продажу еще 44% криптовалюты на сумму 2,7 млрд долл. Оставшуюся долю предполагалось оставить под контролем государства с целью дальнейшей реализации. Эмиссии новых монет после ICO не будет. Создание токенов предполагалось осуществить на базе популярной платформы NEM, то есть технически запуск не был сложной процедурой, что объясняет короткий промежуток времени между замыслом и реализацией. Первоначально инвестирование в нефтяную криптовалюту будет доступно только юридическим лицам, возможно, даже со скидкой, а позже она будет продаваться и частным лицам.

Запуск El Petro не обошелся без предположений об участии России.

Pre-Sale состоялась 20 февраля 2018 г. в 8:30 утра по местному времени. На продажу, как и планировалось, выставили 38,4 млн токенов El Petro стандарта ERC-20, причем для стимулирования продаж применялись скидки. Стоимость одной единицы криптовалюты приравнена к стоимости барреля венесуэльской нефти, то есть по состоянию на момент старта продаж она составила около 60 долл. Н. Мадуро в своем Twitter поспешил сразу же отчитаться об успехах кампании. По его словам, в первый же день страна собрала 735 млн долл., то есть немного менее половины всей планируемой с учетом скидок суммы.

Спустя почти полмесяца, 10 марта 2018 г., Н. Мадуро на митинге с соратниками по Объединенной социалистической партии объявил, что предварительная продажа токенов El Petro собрала уже 5 млрд долл. Общее количество зарегистрированных сертифицированных продаж достигло 186 тыс. Карлос Варгас уточнил, что более 83 тыс. человек из 127 стран мира выразили желание приобрести национальную венесуэльскую криптовалюту. Данные цифры сложно проверить, однако возникает вопрос, как объем продаж токенов на Pre-Sale в два с лишним раза превысил планируемый объем размещения. 20 марта 2018 г. строго по планам началось ICO, когда все 82 400 000 монет стали доступны для продажи. Соответственно те, кто приобрел токены на Pre-Sale, получили возможность обменять их на монету El Petro.

Если проект окажется успешным, то это создаст риск, что другие страны, находящиеся под санкциями, получат инструмент для их обхода.

Согласно белой книге El Petro, на пополнение резервов страны будут направлены только 55% собранных средств. Остальные средства должны пойти на технологические проекты, охрану окружающей среды и финансирование самого проекта криптовалюты. При реализации оптимистичного сценария властей (продажи в 5 млрд долл.) стране удастся пополнить Суверенный фонд на 2,75 млрд долл. На фоне внешнего долга более чем в 140 млрд долл. и практически растаявших золотовалютных резервов доходы от El Petro могут показаться каплей в море. Однако на этот случай Н. Мадуро также объявил о планах эмиссии в скором будущем еще одной криптовалюты El Petro Gold. Она будет поддерживаться не запасами нефти, а золотовалютным запасом страны, однако, учитывая его более чем скромный объем, на большие доходы от эмиссии рассчитывать не приходится.

Желая предвосхитить возможные скептические комментарии, власти Венесуэлы транслируют энтузиазм по поводу интереса иностранных инвесторов к новой криптовалюте. По официальным заявлениям, инвестиции планировали сделать компании из Бразилии, Польши, Перу, Гондураса, Норвегии, Вьетнама и ряда других стран. Некоторые из них были заинтересованы в венесуэльских криптотокенах как механизме расчетов за экспорт продовольствия и медикаментов в обмен на нефтепродукты.

Создание фундамента для будущего лидерства

Дмитрий Солодкий:
Биткоин на развилке

Следует отдать должное венесуэльским властям, которые комплексно подошли к проекту El Petro. Ряд решений касался правил регулирования и механизмов продажи валюты. Одним из таких решений называют возможное ограничение на число криптобирж, которые могут быть открыты в стране. Согласно опубликованному руководству, разрешение на криптоторговлю получат не более восьми криптобирж.

Вскоре после начала ICO Николас Мадуро объявил о создании в стране четырех «эксклюзивных экономических зон», где можно будет использовать El Petro для купли-продажи товаров и услуг. Был расширен и набор валют (юани, рубли, турецкие лиры и евро), за которые с 23 марта все юридические и физические лица смогут приобретать венесуэльскую криптовалюту.

Однако наибольшую симпатию вызывают усилия по созданию образовательной инфраструктуры в сфере криптовалют для населения. Судя по планам правительства, Венесуэла может превратиться в одну из ведущих в мире стран в области криптовалют. Этому будут способствовать планы открыть специальные классы по майнингу в общеобразовательных школах, где можно будет свободно добывать любые мировые криптовалюты. Аналогичные образовательные программы с возможностями майнинга планируется открыть также в университетах. Более того, в конце февраля 2018 г. было объявлено об открытии в Каракасе первого в стране бесплатного профильного образовательного центра, в котором планируется обучать граждан покупать и продавать криптовалюту, осуществлять майнинг и т. д.

На фоне внешнего долга более чем в 140 млрд долл. и практически растаявших золотовалютных резервов доходы от El Petro могут показаться каплей в море.

Ажиотаж вокруг первого в мире запуска национальной нефтяной криптовалюты не всем пришелся по душе. Помимо внутренней оппозиции, критика El Petro раздается и из развитых стран. Аналитики Брукингского института США полагают, что El Petro способна навредить имиджу основных мировых криптовалют, а положительный эффект для экономики страны сомнителен. Причем аналитиков не устраивают все возможные исходы запуска El Petro. Если проект окажется успешным, то это создаст риск, что другие страны, находящиеся под санкциями, получат инструмент для их обхода. Провал же венесуэльской виртуальной валюты бросит тень на все «полноценные» криптовалюты, дав новые доводы скептикам, утверждающим, что новые деньги сами по себе ничего не значат и являются лишь инструментом для мошенничества.

Венесуэльцы не стали единственными изобретателями такого нового вида виртуальных денег, как криптовалюта, обеспеченная сырьевыми запасами. 12 марта американская компания Signal Capital Management анонсировала, что в 2018 г. выпустит новую подкрепленную нефтью криптовалюту PetroDollar (XPD). Заявленные параметры новой валюты очень схожи с венесуэльским проектом. В опубликованной белой книге проекта утверждается, что криптовалюта будет обеспечена нефтью и газом. Практически идентичен PetroDollar и другой проект нефтяной криптовалюты из США — OilCoin, запущенной в 2017 г. группой менеджеров из банковского и технологического секторов, а также бывшими чиновниками из американских регуляторов.

***

В стране создается инфраструктура для будущего прорыва Венесуэлы в лидеры мирового крипторынка.

Следует отдать должное властям Венесуэлы, которые с завидной частотой демонстрируют уникальную способность находить выходы из самых сложных политических и экономических ситуаций. Сейчас еще рано говорить об успехе или безуспешности проекта El Petro, однако он действительно позволяет частично решить несколько острейших проблем экономики страны: гиперинфляцию, дефицит доверия к национальной валюте Боливар, сужение доступа к иностранным валютам из-за санкций и угрозы дефолта. Да и с точки зрения легализации деятельности венесуэльских майнеров, ранее находившейся вне закона, новая нефтяная криптовалюта представляется элегантным решением. В стране создается инфраструктура для будущего прорыва Венесуэлы в лидеры мирового крипторынка. Пример Боливарианской Республики оказался заразительным. В феврале о запуске собственной нефтяной криптовалюты объявил Иран. Аналогичные проекты есть и в других странах, включая такие экзотические, как Маршалловы острова или Беларусь.

1. Токен — это единица учета, предназначенная для представления цифрового баланса в некотором активе, например криптовалюте.


(Голосов: 19, Рейтинг: 4.74)
 (19 голосов)

Прошедший опрос

  1. Каким образом заявления В.В. Путина в послании Федеральному Собранию и показ новых стратегических вооружений скажется на международной безопасности в ближайшие годы?

    Следует ожидать гонки вооружений ведущих государств мира, что приведет к неконтролируемой эскалации военно-политической напряженности во всем мире  
     155 (43%)
    Сделанные заявления и показ супероружия скорее завершают начатый ранее процесс обновления Вооруженных Сил России в ответ на вызовы современности, к этому на Западе давно были готовы — существенных изменений в глобальном балансе сил не произойдет  
     142 (40%)
    На наших глазах возвращается Ялтинско-Потсдамский мировой порядок, в которой Россия определенно играет роль одного из полюсов, что позволит иметь более стабильную архитектуру международной безопасности  
     53 (15%)
    Ваш вариант ответа. В комментариях  
     8 (2%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся