Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 29, Рейтинг: 2.52)
 (29 голосов)
Поделиться статьей
Збигнев Ивановский

Д.полит.н., профессор, руководитель Центра политических исследований ИЛА РАН, профессор ф-та глобальных процессов МГУ им. М.В.Ломоносова, эксперт РСМД

Приход к власти харизматического Уго Чавеса положил начало левому повороту в целом ряде стран Латинской Америки. В условиях нефтяного бума правительство смогло добиться заметных успехов в социальной сфере, однако еще при жизни «Красного бунтаря» модель «боливарианского социализма» начала давать сбои. После его смерти в Венесуэле начался системный кризис, выхода из которого пока не предвидится.

В период правления Николаса Мадуро нестабильная и до этого экономическая ситуация продолжила ухудшаться. В стране сложилась патовая ситуация: президент игнорирует решения Национальной ассамблеи, а парламент отказывается поддержать главу государства. Данный конфликт разворачивается на фоне спорадически возникающих массовых акций протеста, и исход противостояния между сторонниками власти и оппозиции во многом зависит от позиции силовых структур.

Кризис в Венесуэле вызывает обеспокоенность в международном сообществе. Абсолютное большинство латиноамериканских президентов осудило идею вооруженного вмешательства во внутренние дела страны, однако отношение к ситуации в Боливарианской Республике среди них неоднозначно. Вместе с тем руководители всех стран региона, независимо от избранной политической модели, видят в качестве основного приоритета улучшения в социальной сфере, тем самым Латинская Америка, сохраняя своего рода единство в многообразии, становится более однородной.


Венесуэла в период IV Республики

После свержения военной диктатуры Маркоса Переса Хименеса (1952–1958 гг.) в Венесуэле сформировалась демократическая политическая система, получившая название IV Республика. В соответствии с Конституцией 1961 г. в стране была установлена система представительной демократии, гарантировавшая политический плюрализм, принцип разделения властей и регулярное проведение свободных и альтернативных выборов. Несмотря на наличие широкого спектра политических партий, в стране сформировалась двухпартийная система, представленная партией «Демократическое действие» (Acción Democrática, AD), стоящей на левоцентристских позициях и входящей в Социалистический интернационал, и более умеренной Социал-христианской партией (Partido Social Cristiano, COPEI), принадлежащей к правому центру. Находясь у власти, обе партии в целом проводили сходную политику, а отдельные изменения в большей степени зависели от личности того или иного президента, а не от его партийной принадлежности. Благодаря высоким ценам на нефть в течение длительного периода правящим партиям удавалось заручаться массовой поддержкой электората и обеспечивать политическую стабильность и социальный мир.

Острый экономический кризис, охвативший страну в конце 1980-х — начале 1990-х гг., вынудил правительство Карлоса Андреса Переса (AD) принять рекомендации Международного валютного фонда и пойти на жесткие меры в целях стабилизации и структурной перестройки экономики. Политика президента не нашла понимания у значительной части населения. С 27 февраля по 8 марта 1989 г. жители столицы и других городов провели массовые акции протеста (Сaracazo), которые в итоге были подавлены армией и полицией. В результате, по официальным данным, погибли 276 человек (независимые источники считают эту цифру заниженной в несколько раз). В надежде найти поддержку у населения 4 февраля 1992 г. группа военных во главе с подполковником спецназа Уго Чавесом предприняла попытку государственного переворота против непопулярного конституционного президента. Путчисты потерпели поражение, а организаторы и основные участники были приговорены к тюремному заключению. Несмотря на отмену некоторых непопулярных мер, политический кризис продолжился, и 27 ноября произошла очередная попытка переворота, также окончившаяся неудачей. В 1993 г. состоялся импичмент К. А. Переса, а в марте 1994 г. новый президент Рафаэль Кальдера в рамках соглашения с левыми партиями амнистировал участников переворота. После освобождения У. Чавес и его сторонники создали «Движение V Республики» (Movimiento V República), которое на волне всеобщего недовольства и при поддержке других левых партий победило на президентских выборах в декабре 1998 г., получив 56,2% голосов.

У. Чавес и «левый поворот» в Латинской Америке

firuen1.jpg
Анастасия Борик:
Боливарианский узел

Приход к власти У. Чавеса положил начало так называемому левому повороту, точнее, дрейфу влево в целом ряде стран Латинской Америки. Этому феномену способствовали как внутренние, так и внешние факторы. Неолиберальные реформы предшествующих десятилетий позволили стабилизировать экономику, ускорить темпы роста и победить инфляцию, однако не привели к преодолению бедности и социальной поляризации, не решили проблем в сфере образования и здравоохранения. После улучшения макроэкономической ситуации на первый план выдвинулись новые приоритеты, поскольку, как показывает мировой опыт, левые и левоцентристские партии благодаря государственному регулированию добиваются большего успеха в обеспечении социальной защиты населения. Нельзя не учитывать и резкое падение популярности традиционных политических институтов, а также дискредитацию многих политиков, находившихся у власти. Смене модели способствовали и внешнеполитические факторы: после терактов 11 сентября 2001 г. Соединенные Штаты в качестве приоритета объявили борьбу с международным терроризмом в других регионах мира, в то время как Латинская Америка — бывший задний двор — по большому счету оказалась вне их поля зрения, а реальная помощь континенту сократилась.

Приход к власти харизматического У. Чавеса привел к радикальным изменениям в политической системе. В соответствии с Конституцией 1999 г. страна получила название Боливарианская Республика Венесуэла (в честь героя борьбы за независимость Симона Боливара, выступавшего за объединение всех стран региона в единое государство), была упразднена верхняя палата парламента. По итогам конституционной реформы 2009 г. президентский мандат был продлен до шести лет, а глава государства получил возможность переизбираться неограниченное число раз. Президент может назначать и смещать по своему усмотрению не только членов кабинета, но и исполнительного вице-президента. Наряду с тремя традиционными ветвями власти — законодательной, исполнительной и судебной — были образованы электоральная и гражданская. Конституция предусматривает проведение референдумов, в том числе и по досрочному прекращению полномочий главы государства по истечении половины срока президентского мандата.

Еще при У. Чавесе модель «боливарианского социализма» начала давать сбои.

В условиях нефтяного бума (Венесуэла — один из крупнейших в мире производителей углеводородов) правительство У. Чавеса смогло добиться заметных успехов в социальной сфере. С 2000 по 2012 гг. уровень бедности снизился с 44 до 23,9%, в том числе уровень нищеты — с 18 до 9,7% [1]. Стало наблюдаться и более равномерное распределение ВВП (индекс Джини составил 0,489 в 1999 и 0,397 в 2011 гг. [2]). Благодаря помощи кубинских специалистов удалось улучшить показатели в сфере образования и здравоохранения, для малоимущих граждан были организованы магазины с более низкими фиксированными ценами, созданы специальные кредитные учреждения, сдвинулось с места решение острейшей жилищной проблемы. Одновременно правительство У. Чавеса, провозгласившее в качестве стратегической цели строительство «социализма XXI века», отказалось от рыночных механизмов функционирования экономики, взяло курс на национализацию предприятий, жесткое регулирование продажи иностранной валюты и установление нескольких параллельных обменных курсов, определение «справедливых» цен» на товары первой необходимости.

Еще при У. Чавесе модель «боливарианского социализма» начала давать сбои, привела к оттоку иностранных капиталовложений, дефициту товаров и услуг. По мере вытеснения частного капитала не удалось создать эффективные предприятия, основанные на государственной или коллективной собственности. В сфере внешней политики обострились отношения с Соединенными Штатами и их союзниками в регионе, самым активным образом налаживались отношения с леворадикальными правительствами в рамках Боливарианского альянса для народов нашей Америки (Alianza Bolivariana para los Pueblos de Nuestra América, ALBA), в первую очередь с Кубой. За пределами региона стратегическими партнерами Венесуэлы стали Россия и Китай, тесные отношения сложились также с Белоруссией, Ираном и Сирией.

Власть и оппозиция

Приход к власти У. Чавеса положил начало так называемому дрейфу влево в целом ряде стран Латинской Америки.

После смены парадигмы развития по мере роста социальной напряженности усилилась поляризация страны. Соотношение между сторонниками и противниками «социализма XXI века» постоянно менялось, при этом до сих пор просматривается вертикальная стратификация. Социальную базу правящего режима составляют беднейшие слои населения, в какой-то мере улучшившие свое положение благодаря социальным реформам, крестьянство, государственные служащие, рядовой состав армии и часть офицеров. Оппозиция опирается преимущественно на средние городские слои, предпринимателей, большую часть интеллигенции и студенчества, католическое духовенство. Часть офицеров не согласна с ориентацией армии на «социализм XXI века» и с сильным влиянием кубинских советников, предприниматели недовольны ограничениями на ведение бизнеса, а студенческие организации — урезанием университетской автономии и ограничениями свободы слова. Наконец абсолютное большинство граждан страдает от бесконечных очередей, отсутствия товаров первой необходимости и разгула преступности.

Противостояние между сторонниками власти и оппозиции, начавшееся вскоре после победы У. Чавеса на президентских выборах, принимало самые различные формы. Поводом для первого крупного конфликта в конце 2001 г. послужил пакет из 49 социально-экономических декретов (законы о земле и землепользовании, недвижимости, нефти, рыболовстве, прибрежных зонах и т. д.), затрагивавших интересы различных групп и слоев населения, а также создание военизированных боливарианских отрядов (так называемых коллективов). В апреле 2002 г. группа военных при поддержке предпринимательских кругов попыталась сместить президента, однако в результате массовых выступлений своих сторонников глава государства вернулся на свой пост. С конца 2002 и до начала 2003 гг. более двух месяцев продолжалась общенациональная забастовка, поводом для которой, наряду с другими, стал выход из-под контроля ситуации в государственной нефтяной компании Petróleos de Venezuela (PDVSA). К середине 2003 г. правительство взяло ситуацию под контроль.

В августе 2004 г. оппозиция организовала референдум о досрочном прекращении полномочий президента, однако У. Чавес заручился поддержкой 59,09% электората, что позволило ему не только остаться у власти, но и переизбраться впоследствии на второй и третий сроки. Более того, в декабре 2005 г. из-за бойкота оппозиции все места в парламенте — Национальной ассамблее — получили чависты. Установив полный контроль над всеми ветвями власти, У. Чавес провозгласил социалистический характер боливарианской революции. В конце 2006 г. на базе «Движения V Республики» была создана массовая авангардная Единая социалистическая партия Венесуэлы (Partido Socialista Unido de Venezuela, PSUV). В свою очередь, оппозиция, координировавшая свои усилия и ранее, создала в январе 2008 г. «Круглый стол демократического единства» (Mesa de la Unidad Democrática, MUD), объединивший более двух десятков политических партий. Большинство в коалиции составляют левоцентристские и центристские партии (четыре из них входят в Социалистический интернационал), представлены также либералы, христианские демократы, лейбористы и другие. На парламентских выборах в декабре 2010 г. партия власти и ее сторонники получили 48,13% голосов, а оппозиция — 47,22%. Более существенным оказался разрыв на президентских выборах в октябре 2012 г., на которых У. Чавес получил 55,07%, а единый кандидат оппозиции Энрике Каприлес Радонский 44,31% голосов.

Современный политический и экономический кризис

После смерти У. Чавеса (5 марта 2013 г.) в Венесуэле начался системный кризис, из которого в условиях обострившегося противостояния сторонников власти и оппозиции выхода пока не предвидится. Уже на внеочередных президентских выборах 14 апреля 2013 г. столкнулись приверженцы разных моделей развития. Программа Николаса Мадуро, занимавшего ранее пост исполнительного вице-президента, включала укрепление национальной независимости, строительство боливарианского «социализма XXI в.» как альтернативы разрушительной и дикой системе капитализма, превращение Венесуэлы в мощную державу в социальной, экономической и политической сферах, а также активную роль в деятельности Сообщества стран Латинской Америки и Карибского бассейна (Comunidad de Estados Latinoamericanos y Caribeños, CELAC), стремление к созданию многополярного мира, сохранение жизни на планете и спасение человеческого рода.

Его оппонент Э. Каприлес выступал за установление баланса между государственным и частным сектором, отдавая приоритет последнему и уделяя большое внимание привлечению иностранного и частного национального капитала, поощрению мелкого и среднего бизнеса, диверсификации и модернизации экономики за счет уменьшения нефтяной составляющей, стимулированию аграрного сектора и уменьшению зависимости от импорта сельскохозяйственной продукции. Социальные аспекты программы не сильно отличались от целей правящей коалиции. В политической сфере речь шла об укреплении эффективной демократии, децентрализации государства и прозрачности его деятельности, усилении борьбы с коррупцией и бюрократией, соблюдении принципов политического плюрализма, прав человека и равенства всех граждан перед законом, о примирении страны и восстановлении демократических институтов. Внешняя политика, по мнению Э. Каприлеса, должна быть многовекторной и способствовать национальному развитию за счет уменьшения помощи другим странам, сокращения военных расходов и пересмотра зарубежных контрактов, особенно связанных со сферой вооружения. Как показали итоги выборов, на этот раз оппозиция была близка к победе: Н. Мадуро получил 50,61%, а Э. Каприлес — 49,12% голосов. По сравнению с октябрем 2012 г. чависты потеряли около 600 тыс. избирателей.

После смерти У. Чавеса в Венесуэле начался системный кризис, из которого в условиях обострившегося противостояния сторонников власти и оппозиции выхода пока не предвидится.

В период правления Н. Мадуро нестабильная и до этого экономическая ситуация продолжала ухудшаться. Игнорирование экономических законов, злоупотребление командно-административными методами, чрезмерное государственное регулирование, резкое падение мировых цен на нефть — практически единственный источник валютных поступлений, и в какой-то мере саботаж части предпринимателей привели к тому, что, по данным Международного валютного фонда, в 2016 г. падение ВВП составило 16,5%, инфляция — 254,4%, а бюджетный дефицит — 17% ВВП. По предварительным данным, в 2017 г. ВВП снизится еще на 12%, а инфляция достигнет 652,7%. Внешний долг, включая обязательства PDVSA, составляет 150 млрд долл., и при золотовалютные резервах в 10 млрд долл. страна оказалась на грани дефолта [3]. В то время как минимальный официальный курс установлен на уровне 10 боливаров за доллар, на черном рынке в конце декабря 2017 г. доллар продавался за 112,2 тыс. боливаров. В течение года национальная валюта обесценилась примерно в 35 раз. Регулярное повышение заработной платы не компенсирует падения покупательной способности населения, утрачены и основные социальные завоевания: по итогам 2015 г. уровень бедности вырос до 76% и превысил показатель 1989 года (58,9%). По информации агентства Datanálisis, дефицит продуктов питания составляет 82,8%, 85,3% населения недоедают, a 25% не имеют возможности принимать пищу три раза в день. Ухудшилась и криминальная ситуация: по данным неправительственных организаций, в 2016 г. в стране зарегистрировано 91,8 убийств на 100 тыс. населения [4]. По информации международной организации Transparency International, в 2016 г. Венесуэла занимала 166 место из 176 в мировом рейтинге по уровню восприятия коррупции, завершая список латиноамериканских стран [5].

В результате разочарования значительной части населения в «социализме XXI века» оппозиция заметно укрепила свои позиции: по итогам парламентских выборов 6 декабря 2015 г. MUD занял 112 из 167 мест в Национальной ассамблее, в то время как PSUV и ее союзники — только 55 (впоследствии три оппозиционных депутата были лишены полномочий по обвинению в нарушении избирательного законодательства).

После выборов в стране возник конфликт между различными ветвями власти. Сложилась патовая ситуация: президент игнорировал решения Национальной ассамблеи, а парламент отказывался поддержать главу государства, считая предпринимаемые им меры запоздалыми, недостаточными и неэффективными. Предвидя противостояние с законодателями, Н. Мадуро при помощи старого состава парламента заручился поддержкой Верховного суда, и теперь исполнительная власть контролирует и Национальный избирательный совет (Consejo Nacional Electoral, CNE).

В поисках путей выхода из ухудшающейся ситуации президент, минуя решение парламента, неоднократно вводил чрезвычайное положение. Для уменьшения нефтяной зависимости правительство объявило о необходимости диверсификации экономики, однако решение этой задачи тормозилось нехваткой материальных ресурсов и практическим отсутствием иностранных инвестиций. В условиях гиперинфляции и тотального дефицита товаров и услуг правительство частично индексировало заработную плату, была расширена сеть магазинов со «справедливыми» ценами и созданы Местные комитеты по снабжению и производству (Comités Locales de Abastecimiento y Producción, CLAP), распределяющие продуктовые заказы среди населения (по мнению оппозиции, в зависимости от степени лояльности правительству).

После выборов в стране возник конфликт между различными ветвями власти. Сложилась патовая ситуация: президент игнорировал решения Национальной ассамблеи, а парламент отказывался поддержать главу государства.

После завершения половины срока президентских полномочий Н. Мадуро MUD взял курс на предусмотренное конституцией досрочное прекращение полномочий главы государства. C 27 апреля по 2 мая 2016 г. оппозиция собрала более 1,85 млн подписей вместо требуемых 200 тыс. (т. е. 1% электората) [6]. После многочисленных проволочек Национальный избирательный совет (CNE) заявил о возможности перехода ко второму этапу референдума, однако для осложнения задачи потребовал собрать 20% подписей не на национальном уровне, а в каждом из субъектов федерации. В октябре 2016 г. итоги первого этапа были аннулированы из-за допущенных в ряде штатов нарушений, и в результате референдум так и не состоялся [7].

В поисках компромисса оппозиция предложила принять конституционную поправку, сокращающую президентский мандат до четырех лет, и провести досрочные всеобщие выборы, однако эта идея была отвергнута президентом и его сторонниками. 13 ноября 2016 г. Н. Мадуро в пятый раз продлил свои чрезвычайные полномочия без одобрения Национальной ассамблеи, заручившись поддержкой Верховного суда (по конституции эти меры могут приниматься только на два месяца с однократным продлением). Одновременно Конституционная палата Верховного суда приняла решение о прекращении политического процесса против Н. Мадуро и запретила оппозиции проводить демонстрации, нарушающие общественный порядок. В ответ 9 января 2017 г. Национальная ассамблея без достаточных оснований предприняла попытку объявить президента недееспособным, которая, как и следовало ожидать, была объявлена Верховным судом неконституционной [8].

Усиление политических позиций исполнительной власти

Новое обострение политического конфликта произошло после 29 марта 2017 г., когда Конституционная палата лишила полномочий Национальную ассамблею и аннулировала парламентский иммунитет депутатов, возложив законодательные функции на Верховный суд или созданный им орган. Массовые акции протеста, критика этой меры генеральным прокурором Луисой Ортегой Диас, а также негативная реакция большинства латиноамериканских правительств вынудили отменить принятое решение. После этого президент издал указ о созыве Конституционной ассамблеи для принятия нового Основного закона, лишив таким образом полномочий действующий парламент, который, тем не менее, продолжает собираться.

Поскольку президент принял указанное решение без предварительного всенародного референдума, оппозиция заявила об очередной попытке государственного переворота, направленного на изменение конституционного строя, и призвала к гражданскому сопротивлению. В июле 2017 г. MUD провел референдум по поводу целесообразности созыва учредительного собрания, в котором приняли участие 7,2 из 19,5 млн зарегистрированных избирателей. Свыше 98% пришедших на избирательные участки отвергли эту идею, однако референдум, проведенный без участия CNE, был объявлен не имеющим юридической силы, а 30 июля состоялись намеченные выборы. Ассамблея избиралась без учета партийной принадлежности кандидатов: часть делегатов — на основе прямого и тайного голосования по муниципальным округам, а часть — по корпоративному принципу от различных категорий населения. По официальным данным, в выборах приняли участие 41,53% (около 8 млн человек). Оппозиция, считавшая избрание учредительного собрания незаконным, бойкотировала выборы, и в результате все места заняли сторонники президента. Национальная конституционная ассамблея, провозглашенная верховным органом власти, взяла на себя функции парламента, хотя ее прерогативой является принятие Основного закона, требующего одобрения на всенародном референдуме. Учредительное собрание исключило критиков президента из Генеральной прокуратуры и создало Комиссию по установлению истины, правосудию и общественному спокойствию, которая обвинила оппозицию в подрывных действиях и измене Родине.

Катастрофическая экономическая ситуация и политический кризис в Венесуэле, сопровождающийся насильственными акциями, вызывают обеспокоенность и в международном сообществе.

15 октября 2017 г. состоялись региональные выборы, перенесенные из-за неблагоприятной для исполнительной власти политической конъюнктуры с декабря 2016 года. По официальным данным, явка составила 61,14%, в масштабах страны 54% проголосовали за правящую партию, а 45% — за оппозицию, однако мажоритарная система голосования по штатам позволила проправительственным кандидатам занять 18 из 23 губернаторских постов. (Накануне выборов абсолютное большинство социологических опросов давало диаметрально противоположные прогнозы). После подведения итогов Н. Мадуро потребовал, чтобы все губернаторы принесли присягу перед Национальной конституционной ассамблеей, не признаваемой оппозицией. В результате четыре избранных оппозиционных депутата подчинились указанному требованию, а место пятого, объявленное вакантным, впоследствии также занял сторонник президента.

В результате решения большинства оппозиционных партий бойкотировать муниципальные выборы 10 декабря 2017 г. явка снизилась до 47,3%. По итогам голосования правящая партия будет контролировать более 300 из 335 муниципий, а Н. Мадуро намерен не допустить к участию в президентских выборах 2018 г. кандидатов партий, не участвовавших в муниципальных выборах: «Справедливость прежде всего» (лидер Э. Каприлес), «Народная воля» (лидер Леопольдо Лопес) и «Демократическое действие» (лидер Хенри Рамос Аллуп, председатель Национальной ассамблеи в 2016–2017 гг. и вице-президент Социалистического интернационала). Если это намерение будет реализовано, будущие выборы станут формальными.

Основной причиной поражения оппозиции стало обострение разногласий в рамках и без того неоднородного MUD. После формирования Конституционной ассамблеи радикальное крыло оппозиции заранее считало все выборы фарсом и призывало к их бойкоту, сделав ставку на массовые акции протеста. В то время как сторонники правящей партии, использовавшей мощный административный ресурс, приняли активное участие в избирательной кампании, значительная часть оппозиционеров считала участие в голосовании предательством, а принесшие присягу губернаторы от «Демократического действия» были исключены из партии. Коалиция оказалась на грани развала, меньшинство приняло решение не сдаваться, добиваться равноправных условий и гарантий в избирательных кампаниях и расширять демократическое пространство.

В условиях выборочного дефолта и угрозы основного экономическая ситуация в Венесуэле во многом зависит от отношений со стратегическими партнерами с Китаем и Россией.

Законопроекты, внесенные президентом в учредительное собрание за месяц до выборов, нашли отклик среди избирателей, ориентирующихся на патерналистскую модель государства. По ним предполагается установить фиксированные «согласованные» цены на 50 товаров первой необходимости, а также усилить полномочия CLAP, распределяющих продукты среди населения. Предусматривается также восстановление обменных пунктов для прекращения спекуляций с иностранной валютой, привлечение иностранных инвестиций под гарантии государства для уменьшения зависимости от нефтедобычи, увеличение налогов на крупных собственников, разбогатевших благодаря «экономической войне». Кроме того, власти намереваются повысить минимальную заработную плату на 40% и создать государственную корпорацию Agrosur для повышения эффективности сельского хозяйства и снабжения населения продуктами питания. Давление на кандидатов, перенос в последний момент избирательных участков, возможные вбросы бюллетеней могли повлиять на итоги голосования, но в меньшей степени.

Хотя правящая Единая социалистическая партия Венесуэлы остается гораздо более сплоченной, чем остальные, и в ее рядах заметны разногласия. Часть чавистов, в том числе такие видные деятели, как генеральный прокурор Луиса Ортега (смещенная со своего поста и покинувшая страну), депутаты Эустокио Контрерас и Херман Феррер, советник-посланник Венесуэлы при ООН Исайас Медина, а также несколько членов Верховного суда не видят необходимости реформирования конституции, принятой по инициативе и под руководством У. Чавеса. Эти политики подвергают критике существующие механизмы осуществления конституционного процесса. По мнению ряда экспертов, политическую окраску носят и громкие коррупционные скандалы: в ноябре 2017 г. были арестованы 65 сотрудников PDVSA, в том числе пользовавшиеся ранее полным доверием президента министр нефтяной промышленности Эулохио дель Пино и руководитель PDVSA Нельсон Мартинес [9]. Самым резонансным событием стала отставка Рафаэля Рамиреса, постоянного представителя Венесуэлы при ООН, выступавшего с критикой политики правительства. Ранее скрывающийся за рубежом Р. Рамирес был третьим лицом в государстве, в его руках концентрировались все финансовые потоки, а до назначения в ООН он занимал посты вице-президента и министра иностранных дел.

Конфликт между исполнительной властью и оппозицией разворачивается на фоне спорадически возникающих массовых акций протеста. Детонатором выступлений февраля–марта 2014 г. стали требования студентов обеспечить безопасность граждан и усилить борьбу с преступностью. По мере присоединения к молодежи других оппозиционных сил стали выдвигаться требования отставки правительства. В результате от столкновений между противоборствующими сторонами, по официальным данным, погибли 43 человека, в том числе 10 представителей сил правопорядка. Более 800 человек были ранены, а число арестованных и задержанных превысило 3 тыс. Против организаторов протестных выступлений Л. Лопеса и Марии Корины Мачадо были выдвинуты обвинения в организации и поощрении беспорядков, нанесении ущерба общественной собственности и даже в преднамеренных убийствах. Впоследствии добровольно сдавшийся властям Л. Лопес был приговорен к 14-летнему тюремному заключению, замененному на домашний арест, а М. Корина Мачадо лишена депутатских полномочий. Еще большего размаха достигла волна антиправительственных протестов, продолжавшаяся с апреля по август 2017 г., связанная с избирательной кампанией в Национальную конституционную ассамблею. В течение этого периода погибли 120 человек, более 15 тыс. получили ранения.

Исход противостояния между сторонниками власти и оппозиции зависит и от позиции силовых структур. Правительство заявляет об укреплении военно-гражданского союза, министр обороны Владимир Падрино Лопес безоговорочно поддерживает идею реформирования конституции и другие инициативы президента. О повышении роли вооруженных сил свидетельствует и назначение генерал-майора Мануэля Кеведо на пост министра нефтяной промышленности и одновременно председателя корпорации PDVSA. В то же время критические высказывания многих отставных высокопоставленных военных, отказ представителей Национальной гвардии применять оружие против гражданского населения, замена командующих Национальной гвардией, сухопутных сил, ВМС и боливарианской милиции, захват группой силовиков полицейского вертолета и обстрел ими здания министерства внутренних дел и Верховного суда свидетельствуют о присутствии в силовых структурах противников правительства.

Венесуэльский кризис и позиция международного сообщества

firuen1.jpg
Анастасия Борик:
Венесуэла на дне

Катастрофическая экономическая ситуация и политический кризис в Венесуэле, сопровождающийся насильственными акциями, вызывают обеспокоенность и в международном сообществе. Отношения между Каракасом и Вашингтоном обострились до предела еще во время правления У. Чавеса, когда Барак Обама, выдвинув обвинения в связях с колумбийскими партизанами, нарушениях прав человека, ограничении свободы печати и применении силы против демонстрантов ввел санкции против ряда высокопоставленных деятелей Венесуэлы. После высылки американского посла санкционная война была дополнена дипломатическим противостоянием. Еще более жесткую позицию занял Дональд Трамп, заявивший, что Вашингтон рассматривает все сценарии в отношении этого государства, не исключая и вооруженного вмешательства. После выборов в Конституционную ассамблею республиканская администрация ввела дополнительные санкции, запретив американским финансовым институтам заключать сделки по долговым обязательствам и ценным бумагам, выпущенным правительством Венесуэлы и PDVSA, проводить сделки с бондами, которыми владеет госсектор этой страны, а также выплачивать дивиденды венесуэльским предприятиям.

Европейский союз, также не признающий легитимность Конституционной ассамблеи, ввел эмбарго на поставки оружия и соответствующего оборудования, которое может использоваться в репрессивных целях. Принятый нормативный документ облегчает введение индивидуальных санкций, включающих запрет на въезд высокопоставленных чиновников и заморозку их активов. Эти меры могут быть отменены «при проведении заслуживающих доверия переговоров, уважении демократических институтов, согласовании графика проведения выборов и освобождения политических заключенных». В декабре 2017 г. Европарламент вручил венесуэльской оппозиции премию им. А. Сахарова «за выдающийся вклад в защиту прав и демократических свобод» и заявил о необходимости мирного перехода к демократии и необходимости открыть гуманитарный коридор для Венесуэлы.

Абсолютное большинство латиноамериканских президентов, независимо от типа политического режима, осудило идею вооруженного вмешательства во внутренние дела страны, однако отношение к ситуации в Венесуэле среди государств Латинской Америки, особенно после созыва учредительного собрания, неоднозначно. В ответ на обращение венесуэльской оппозиции Организация американских государств неоднократно пыталась применить по отношению к боливарианскому правительству Демократическую хартию, однако всякий раз не хватало одного или нескольких голосов для квалифицированного большинства. Официальные круги Венесуэлы сочли голосование не соответствующим нормам ОАГ и инициировали процедуру выхода из этой организации.

Политический кризис в Венесуэле усилил разногласия и в рамках Союза южноамериканских наций (Unión de Naciones Suramericanas, UNASUR), который традиционно занимал более сдержанную и гибкую позицию по отношению к Каракасу. По мере обострения внутриполитического противостояния большинство входящих в UNASUR государств призвали Н. Мадуро «обеспечить принцип разделения властей, уважение правового государства, прав человека и демократических институтов» [10]. Большой удар по экономике Венесуэлы был нанесен Южноамериканским общим рынком (Mercado Común del Sur, MERCOSUR), когда в августе 2017 г. его участники единогласно приостановили членство страны в объединении на неопределенный срок «за нарушение демократического порядка».

В Сообществе стран Латинской Америки и Карибского бассейна (Comunidad de Estados Latinoamericanos y Caribeños, CELAC), где все решения принимаются на основе консенсуса, правительство Н. Мадуро поддерживают только члены Боливарианского альянса для народов нашей Америки (ALBA) и Сальвадор. Доминиканская Республика выражает озабоченность ситуацией в стране, а Уругвай призывает мировое сообщество к умеренности и осторожности. Абсолютное большинство стран региона выступает за диалог между представителями власти и оппозиции. После целого ряда консультаций с октября 2016 по январь 2017 гг. в Каракасе проходили переговоры между конфликтующими сторонами. В качестве посредников выступили специальный представитель Святого престола Клаудио Мариа Челли, бывший председатель правительства Испании Хосе Луис Родригес Сапатеро и экс-президенты Леонель Фернандес (Доминиканская Республика) и Мартин Торрихос (Панама). Начало переговоров приветствовали ОАГ, принявшая большинством голосов соответствующую резолюцию, а также госдепартамент США в лице заместителя государственного секретаря Тома Шеннона. Тем не менее переговоры не увенчались успехом, а обе стороны обвиняли в их срыве друг друга [11].

В сентябре 2017 г. с инициативой возобновления диалога выступил президент Доминиканской Республики Данило Медина, предоставивший площадку для переговоров. В качестве посредников по согласованию сторон выступают министры Чили, Мексики, Боливии, Никарагуа и Сент-Винсента и Гренадин. Основные требования оппозиции включают проведение свободных и прозрачных выборов, создание гуманитарного канала для преодоления острого дефицита продовольствия и медикаментов, освобождение своих сторонников, квалифицируемых как политические заключенные, и восстановление полномочий Национальной ассамблеи. Правительство рассчитывает, что благодаря диалогу удастся ослабить американские санкции и избежать их со стороны Евросоюза. Несмотря на скептицизм большинства экспертов, после длительного периода предварительных консультаций 15 декабря переговоры между противоборствующими сторонами все же состоялись. Практическим итогом диалога стало решение Национальной конституционной ассамблеи освободить 80 участников массовых акций протеста в 2014 и 2017 гг., заменив тюремное заключение общественными работами Накануне Рождества первая группа из 37 заключенных была освобождена. Очередной тур переговоров намечен на 11–12 января 2018 г. [12]

В условиях выборочного дефолта и угрозы основного экономическая ситуация в Венесуэле во многом зависит от отношений со стратегическими партнерами, в первую очередь, с Китаем и Россией. Китай действует прагматично и крайне осторожно, не вмешиваясь во внутренние дела латиноамериканского государства. Сумма кредитов, предоставленных Китаем Венесуэле в счет поставок углеводородов, достигла 60 млрд долл., а задолженность по их выплате к концу 2017 г. составила 23 млрд [13]. Несомненно, что Пекин крайне заинтересован в стабилизации этой страны. Тем не менее в гипотетическом случае объявления эмбарго со стороны США на поставки венесуэльских углеводородов Китай не сможет стать альтернативным рынком, поскольку экономическое сотрудничество между Каракасом и Пекином осуществляется по модели «займы в обмен на нефть». Кроме того, нельзя не учитывать, что за два последних года ежедневная добыча нефти упала с 3 до 1,9 млн барр., а ее ежегодные поставки в Китай также снизились.

Задолженность Венесуэлы перед Россией не столь значительна, однако возникли проблемы и с ее погашением. Еще в 2011 г. для Венесуэлы была открыта кредитная линия на 4 млрд долл. для финансирования закупок российской промышленной продукции, преимущественно военно-промышленного комплекса. Три года спустя по просьбе венесуэльской стороны использование кредита было продлено до 2016 г., при этом внешняя задолженность должна была погашаться в течение пяти лет равными полугодовыми траншами. В 2015 г. сумма долга достигла 3,6 млрд долл. и начались просрочки по платежам [14]. 15 ноября 2017 г. Россия согласилась реструктурировать накопленный долг на 3,15 млрд. долл., а полное его погашение предполагается в течение десяти лет, при этом в первые шесть лет платежи будут минимальными. Кроме того, Венесуэла получила 6 млрд долл. от корпорации «Роснефть» в качестве предоплаты за поставки нефти [15]. Российская компания благодаря инвестициям получила свою долю в ряде месторождений (крупнейшие их них — Хунин-6 и Карабобо-2) и нарастила удельный вес в нефтеперерабатывающем заводе Petromonagas (эта сделка не нашла поддержки венесуэльского парламента) [16]. В качестве залога корпорации переданы 49,9% акций подконтрольного PDVSA американского оператора НПЗ Sitgo, что рассматривается американскими экспертами как угроза национальной безопасности США. Очевидно, что тесное сотрудничество России с Венесуэлой объясняется не только геополитическими факторами, которые, несомненно, играют не последнюю роль, но и экономической заинтересованностью обеих сторон.

Возможные сценарии развития ситуации

После последних событий в Венесуэле ситуация становится менее предсказуемой и в какой-то мере может проясниться в ходе избирательной кампании и итогов президентских выборов, намеченных на 2018 год. Укрепившая свои позиции исполнительная власть готова идти до конца, учитывая ее полный контроль над Национальной конституционной ассамблеей, не исключается и радикализация режима. Шансы победы на выборах Н. Мадуро или другого правительственного кандидата могут заметно вырасти при улучшении экономической и социальной ситуации, однако в ближайшей перспективе это маловероятно. Пока неясно, сможет ли разнородная оппозиционная коалиция восстановить единство и выдвинуть общего кандидата или же возобладают амбиции лидеров входящих в ее состав партий. Нельзя не учитывать и вероятность лишения избирательных прав авторитетных политиков, а также бойкота выборов со стороны ключевых оппозиционных партий. Остается под вопросом и успех переговоров между представителями власти и оппозиции. В случае обострения ситуации и возобновления массовых акций протеста многое будет зависеть от позиции силовых структур.

Между тем сохраняющееся противостояние усугубляет острый экономический кризис, при этом ни один из сценариев не способствует стабилизации страны. Выход из тупика возможен только на основе компромисса и взаимного уважения позиций противоборствующих сторон, переизбрания всех ветвей власти в предусмотренные конституцией сроки под авторитетным международным контролем и признания результатов выборов всеми субъектами политики.

Региональный фон венесуэльского кризиса

Ситуация в Венесуэле налагает отпечаток на политическую панораму всего континента. В нынешней экономической и политической ситуации правительство Н. Мадуро, несмотря на официальные заявления, не может в полной мере выполнять обязательства перед своими партнерами по ALBA. В остальных государствах-участниках объединения ситуация остается в целом стабильной: правительствам Боливии, Никарагуа и Эквадора удалось найти компромисс с частным сектором. В то же время после смены власти в Эквадоре обострились противоречия между сторонниками экс-президента Рафаэля Корреа и нынешнего главы государства Ленина Морено. Параллельно импичменты глав государств и приход к власти центристских и правоцентристских политиков в большинстве стран региона свидетельствуют о том, что политический маятник в очередной раз качнулся вправо, что в какой-то мере связано как с необходимостью повышения эффективности экономики в условиях кризиса, так и негативным восприятием ситуации в Венесуэле. Окончательно политическая палитра определится после завершения нынешнего электорального цикла, который может принести много неожиданностей: в 2018 г. президентские выборы пройдут в Коста-Рике, Колумбии, Парагвае, Мексике, Бразилии и в самой Венесуэле, объявлено и о смене руководства на Кубе.

Колебания политического маятника (заметное отклонение влево, а затем вправо) очевидны. В то же время «правый поворот» отнюдь не означает возвращения к классической неолиберальной модели. С учетом опыта предшествующих десятилетий произошла определенная эволюция левых и правых в сторону центра. Представители левоцентристского блока решительно ратуют за защиту свободы слова, прав человека и других демократических ценностей, критикуют продление сроков президентских полномочий и возможность переизбрания глав государств неограниченное число раз. Правые и правоцентристские правительства, в свою очередь, отказались от крайностей неолиберализма и усилили внимание к социальным проблемам. Руководители всех стран, независимо от избранной политической модели, видят в качестве основных приоритетов снижение бедности и социальной поляризации, улучшение сферы образования и здравоохранения, однако предлагают для решения этих проблем разные рецепты. В какой-то мере Латинская Америка, сохраняя своего рода единство в многообразии, становится более однородной. После оздоровления экономики можно будет отказаться от «затягивания поясов» и вплотную заняться решением социальных проблем. Если существующие тенденции сохранятся, можно будет говорить о своего рода европеизации континента, в рамках которой у власти будут чередоваться лево- и правоцентристские правительства. Очевидно, что при «правом повороте» в целом сохраняются преемственность внешней политики и прагматичный курс на развитие взаимовыгодных отношений со всеми странами, в том числе и с Российской Федерацией, не отрицается необходимость проведения многовекторной внешней политики и поиска противовесов в формирующемся полицентричном мире.

1. CEPAL. Anuario estadístico de América Latina y el Caribe 2013. Santiago de Chile, 2014.

2. CEPAL. Anuario estadístico de América Latina y el Caribe 2012. Santiago de Chile, 2013.

3. Venezuela debt: US, Russia and China play for high stakes // Financial Times, 21.11.2017.

4. En Venezuela ocurre un asesinato cada 18 minutos // El Nacional, 30.12.2016.

5. Transparency International. Corruption Perceptions Index 2016. Berlin, 2017.

6. Venezuela paraliza el referéndum para destituir a Maduro // El País, 21.10.2016.

7. См. подробнее: Политические конфликты в Латинской Америке: вызовы стабильности и новые возможности / Отв. ред. З.В.Ивановский. М.: ИЛА РАН, 2017. С. 117–118.

8. Más de siete millones de venezolanos participaron en consulta popular // El Nacional. Caracas, 17.07.2017.

9. Venezuela detiene a 2 exministros de Petróleo por corrupción // El Nuevo Herald. Miami, 30.11.2017.

10. Países de Unasur condenan situación política en Venezuela // El Universal. Caracas, 31.03.2017.

11. См. подробнее: Политические конфликты в Латинской Америке: вызовы стабильности и новые возможности / Отв. ред. З.В.Ивановский. М.: ИЛА РАН, 2017. С. 115.

12. Maduro libera a la primera treintena de presos políticos en la víspera de Navidad // El País, 25.12.2017.

13. Venezuela debt: US, Russia and China play for high stakes // Financial Times, 21.11.2017; Refinanciamiento con Rusia representa 2% de la deuda global // El Nacional, 11.11.2017.

14. Профиль. 04.12.2017. С. 33.

15. Россия и Венесуэла подписали соглашение о реструктуризации долга // Ведомости, 15.11.2017.

16. Профиль. 04.12.2017. С. 33.


Оценить статью
(Голосов: 29, Рейтинг: 2.52)
 (29 голосов)
Поделиться статьей

Текущий опрос

Какие глобальные угрозы, по вашему мнению, представляют наибольшую опасность для человечества в ближайшие 20 лет? Укажите не более 5 вариантов.

Прошедший опрос

  1. Какой исход выборов в Конгресс США, по вашему мнению, мог бы оказать положительное влияние на российско-американские отношения в краткосрочной перспективе?

    Ни один из возможных результатов не способен оказать однозначного влияния  
     181 (71%)
    Большинство республиканцев в обеих палатах  
     46 (18%)
    Большинство демократов в обеих палатах  
     27 (11%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся