Россия и АТР: взгляд из Владивостока

Антон Киреев: Border Studies сегодня: новые границы исследований границ

6 Мая 2013
Распечатать

Медленный, но от того не менее уверенный дрейф центра мировой системы в направлении АТР происходит не только в области международно-политических отношений. Со смещением пространственных балансов политических сил весьма тесно связаны сходные процессы в различных сферах общественного сознания, и в т.ч. в науке.

 

Развитие науки (даже науки политической), безусловно, не является прямым отражением политических сдвигов. Во-первых, потому, что часто (пусть и не так часто как хотелось бы, но не в этом ли все-таки состоит миссия науки) это развитие опережает и теоретически предвосхищает происходящее в политике. Во-вторых, наука все же не столь национальна и классова как политика, и партикулярные интересы разного происхождения реализуются в ней обычно не в чистом виде, но в той или иной комбинации с ценностями, составляющими универсалистский этос «мировой республики ученых».

 

Тем не менее, связь между динамикой международно-политических процессов, с одной стороны, и развитием науки, с другой, достаточна сильна и содержательна, чтобы заслуживать специального рассмотрения. Ярким примером в данном случае может служить эволюция в последние годы такой растущей на стыке политологии, географии, социологии, экономики и целого ряда других дисциплин научной области как исследования границ (Border Studies). Идущие здесь бурные процессы международной кооперации и конкуренции, интеграции и размежевания различных научных центров, концепций и подходов любопытны не только с внутринаучной, историографической точки зрения. Их внимательное и панорамное изучение могло бы рассказать немало интересного о нынешнем состоянии дел в сфере самих международно-политических отношений, а также о вероятных тенденциях развития последних.

 

13 – 16 ноября 2012 г. состоялось крупное для области исследований границ событие. В эти дни в городах Фукуока (Япония) и Пусан (Южная Корея) прошла XII международная научная конференция «Border Regions in Transition» (BRIT – XII). Организаторами данного форума выступили Slavic Research Center of Hokkaido University (Центр славянских исследований университета Хоккайдо, Япония), Kyushu University (Япония) и Dongseo University (Корея). Участниками BRIT – XII стали свыше 220 ученых из 47 стран, главным образом стран Евразии и особенно восточноазиатского региона. Конференция, с 1994 г. объединяющая исследователей общественных и государственных границ и трансграничных отношений всего мира, была впервые проведена в Восточной Азии.

 

При подведении итогов подобных международных мероприятий их участники нередко склонны давать преувеличенные оценки их значимости. Однако в данном случае восприятие прошедшего события как исторической вехи представляется вполне оправданным. И дело здесь даже не в масштабах и содержании самой BRIT – XII, а в том месте, которое эта конференция занимает в общем контексте современного развития исследований границ. За последние годы в данной научной области можно проследить целую цепь событий, в которой названная конференция оказывается особенно заметным и, вместе с тем, вполне закономерным звеном.

 

При всей глубине интернационализации современных научных процессов, исходным географическим пунктом для этого ряда событий есть все основания считать Японию и в особенности университет Хоккайдо. Сегодня, как и в прошлом, Япония играет роль лидера в области общественных, и в т.ч. международных и пограничных, исследований в Восточной Азии, причем в последние десятилетия такое лидерство стимулируется неослабевающим интересом властей, бизнеса и общественности этой страны к различным интеграционным проектам в рамках данного региона и АТР в целом. Японское правительство оказывает существенную поддержку представителям национального научного сообщества, занимающимся изучением границ и трансграничных отношений самой Японии и сопредельных с ней стран. Так, около 5 лет назад, благодаря средствам, выделенным по программе «Global Center of Excellence» (подпрограмма «Обновление японских исследований границ»), исследования границ были включены в состав основных направлений работы Центра славянских исследований при университете Хоккайдо [1].

 

Следующим шагом в реализации этой программы стало начало издания Центром славянских исследований в 2010 г. научного журнала «Eurasia Border Review». Миссией этого выходящего дважды в год издания заявлена публикация результатов полидисциплинарных научных исследований, посвященных изучению границ и приграничных территорий в масштабах всей Евразии. Такое определение пространственных пределов сферы интересов «Eurasia Border Review» отражает во многом справедливое представление японских ученых, и в частности руководителя программы «Обновление японских исследований границ» и главного редактора EBR профессора А. Ивасита, о том, что Евразия (и особенно ее азиатская часть) является «белым пятном» на карте исследований границ, пространством, требующим исследовательского освоения и научно-организационной интеграции.

 

Стремление к расширению географии изучения границ в Евразии и объединению работающих в этой области ученых разных стран под эгидой японских научных центров нашло выражение не только в исследовательских проектах и издательской деятельности, но и в развитии различных форм прямой научной коммуникации. За последние годы Центр славянских исследований провел серию разномасштабных тематических конференций и круглых столов, с участием, прежде всего, ученых из АТР. Проведение этих научных встреч было тесно сопряжено с научно-образовательной работой Центра: за тот же период в рамках ряда летних школ стажировку в нем прошли несколько десятков исследователей из России (в т.ч. РДВ), Китая, Южной Кореи, Индии, стран Центральной Азии, а также США и Европы.

 

Международная активность Центра славянских исследований (и других японских центров [2]) в области изучения границ, безусловно, оказала как прямое, так и косвенное влияние на развитие этого научного направления в сопредельных с Японией странах Восточной Азии. Рост интереса к пограничной проблематике, увеличение числа сфокусированных на ней исследований и научных мероприятий наблюдались в эти годы в Китае и Южной Корее. Впрочем, с точки зрения своего географического и тематического размаха и программированности корейские и китайские исследования границ все еще на порядок уступают японским.

 

Деятельность японских коллег способствовала также определенному оживлению исследований границ в России, и прежде всего, на российском Дальнем Востоке. К началу второго десятилетия XXI в. в этом регионе обозначились три географических центра таких исследований – в Хабаровске, Благовещенске и Владивостоке. Так, в Хабаровске исследования социально-экономических проблем трансграничных отношений проводятся в Институте экономических исследований ДВО РАН (директор – П.А. Минакир). В октябре 2011 г. в Благовещенске было создано подразделение ИЭИ ДВО РАН – Амурская лаборатория экономики и социологии (заведующая – Н.П. Рыжова). Одним из приоритетов для Амурской лаборатории стало изучение процессов экономической интеграции на границе России и Китая. Позднее, в июле 2012 г. во Владивостоке, в Школе региональных и международных исследований ДВФУ, была образована лаборатория международных институтов и многостороннего сотрудничества АТР (заведующий – С.В. Севастьянов), одним из главных направлений работы которой служит изучение политических проблем трансграничных отношений в регионе. Исследования трансграничных процессов, кроме того, ведутся во Владивостоке сотрудниками Тихоокеанского института географии и Института истории, археологии и этнографии ДВО РАН.

 

Подъем и наметившаяся институционализация исследований границ в некоторых странах ВА (и АТР) в начале XXI в. явились той необходимой основой, без наличия которой успешное проведение в ноябре 2012 г. BRIT – XII было бы невозможным. Именно исследователи из АТР составили бо́льшую часть участников конференции, а темы их докладов, связанные с формированием, функционированием и регулированием границ в регионе, определили ее содержание. Это можно считать серьезным достижением, учитывая, что еще совсем недавно основные научные кадры Border Studies были сконцентрированы в Северной Америке и Европе, и в осуществляемых ими исследовательских проектах Азия в целом занимала весьма скромное, периферийное место. Соглашаясь с мнением ряда участников BRIT – XII, можно сказать, что она действительно наглядно продемонстрировала новую реальность, состоящую в том, что Восточная Азия (и я бы добавил – азиатский регион Евразии в целом) перестала быть местом разрыва, лакуной в пространственной структуре мировых исследований границ.

 

Принятое в ходе BRIT – XII решение о проведении следующей конференции такого рода в Индии (в сентябре 2013 г.) закрепило тенденцию к расширению исследований границ на Восток. В пользу устойчивости этого тренда говорят события, произошедшие уже после окончания BRIT – XII. Так, в конце ноября 2012 г. являвшийся координатором BRIT – XII и занимающий пост вице-президента Японской международной сети исследований границ А. Ивасита был избран вице-президентом Ассоциации исследований пограничных территорий (ABS), старейшей и крупнейшей общественной научной организации в мире в данной области. Примечательно, что в настоящее время ABS все более превращается из преимущественно североамериканской в глобальную структуру, объединяющую в своих рядах ученых из всех основных регионов планеты. Поэтому избрание А. Иваситы на этот пост есть, помимо прочего, признание возросшей значимости азиатских исследований границ, важного места, принадлежащего им в современной мировой лимологии.

 

Отмечу и еще один заслуживающий внимания факт. На июнь 2014 г. ABS запланировала проведение своей первой мировой конференции [3]. Местом ее проведения станут Йоэнсуу (Финляндия) и Санкт-Петербург, а в роли со-организаторов выступят VERA Centre for Russian and Border Studies при университете Восточной Финляндии и две российских организации – Центр независимых социальных исследований и Европейский университет в Петербурге. Такой уровень участия российской стороны в научном форуме, который должен засвидетельствовать тесную международную интегрированность и глобальные амбиции современных исследований границ, также можно рассматривать как показатель изменений в географии этой отрасли научного знания.

 

Даже этот краткий обзор позволяет зафиксировать в развитии современных исследований границ ряд тенденций, подобных тем, которые присущи сегодня процессам в мировой политической системе. Как и для последней, для исследований границ в настоящее время характерна стремительная глобализация, форсированная по инициативе и под руководством западных и прежде всего североамериканских исследователей. Вполне отчетливо в нынешней эволюции Border Studies прослеживается и восточный, азиатский сдвиг мировой политики. При этом, как и в международных отношениях, конкретный пространственный формат «поднимающейся Азии» остается неопределенным: в ходе происходящего в Border Studies экспертно-научного регионостроительства на роль целостного и автономного интеллектуального пространства здесь претендуют и Восточная Азия, и Евразия, и АТР.

 

Каковы бы ни были географические рамки региональной интеграции в исследованиях границ, в ней, так или иначе, присутствует институциональная и концептуальная оппозиция японских и китайских центров. Опираясь на активное сотрудничество с западными учеными и специалистами из наиболее развитых азиатских стран (и прежде всего, несмотря на известные пограничные разногласия, из РК), Япония сегодня не только сохраняет, но и укрепляет свои ведущее положение в этой научной области в масштабах всего АТР. Ее интеллектуальное доминирование и притяжение в региональных Border Studies, как впрочем, и многих других областях политических и социальных исследований, служит по существу механизмом амортизации и компенсации преобладающей hard power Китая, который ввиду ограниченности своих кадровых ресурсов и организационной гибкости в этой сфере вынужден занимать отстраненную и относительно более пассивную позицию.

 

Довольно размытой остается роль в развитии региональных исследований границ России. Участие российской стороны в научной жизни Восточной Азии (не говоря уже об АТР) характеризуются пока даже бо́льшими случайностью, факультативностью и периферийностью, чем ее вовлеченность в международно-политическую систему региона. В области исследований границ основными причинами этого являются малочисленность и распыленность исследовательского сообщества, его неконсолидированность в организационном и программном отношениях, отсутствие сколько-нибудь внятного государственного интереса и поддержки. В таких условиях Россия не может претендовать не только на согласную с ее геополитическим и геокультурным положением роль интегратора регионального научного пространства, но и на место самостоятельного игрока в формирующемся на наших глазах концерте эпистемических сообществ АТР.

 

1. Центр славянских исследований университета Хоккайдо. URL: http://src-h.slav.hokudai.ac.jp/index-e.html

2. Исследователей и практиков в области проблем границ и трансграничных отношений в Японии объединяет Japan International Border Studies Network.

3. ABS 2014 World Conference. URL: http://www.uef.fi/en/abs2014world/etusivu

Автор: А.А.Киреев, к.полит.н., доцент кафедры политологии Школы региональных и международных исследований ДВФУ

Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Какие угрозы для окружающей среды, на ваш взгляд, являются наиболее важными для России сегодня? Отметьте не более трех пунктов
    Увеличение количества мусора  
     228 (66.67%)
    Вырубка лесов  
     214 (62.57%)
    Загрязнение воды  
     186 (54.39%)
    Загрязнение воздуха  
     153 (44.74%)
    Проблема захоронения ядерных отходов  
     106 (30.99%)
    Истощение полезных ископаемых  
     90 (26.32%)
    Глобальное потепление  
     83 (24.27%)
    Сокращение биоразнообразия  
     77 (22.51%)
    Звуковое загрязнение  
     25 (7.31%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся