Россия и АТР: взгляд из Владивостока

Андрей Губин: Километры превратятся в прошествии лет в киноленты… О реалиях российско-китайского приграничного сотрудничества

9 Октября 2015
Распечатать

В течение сентября в приграничной с Приморским краем китайской провинции Цзилинь прошло несколько достаточно интересных мероприятий. Во-первых, международный семинар по содействию развитию торговли в Северо-Восточной Азии, организованном Экономическим и социальным советом ООН по странам Азии и Тихого океана (ЭСКАТО) и секретариатом Расширенной Туманганской инициативы (РТИ). Мероприятие прошло в Чанчуне – административном центре провинции Цзилинь -  и проходило одновременно с масштабной выставкой-ярмаркой «Чанчунь экспо-2015».

 

По словам представителей Секретариата РТИ, «объединение евразийских инициатив России, Китая, Республики Корея и Монголии позволяет говорить о новой главе в развитии системы мирового хозяйства. Меняется не только политическая структура на евразийском пространстве, но и основные принципы экономического взаимодействия».

 

Участники, среди которых, прежде всего, были представители таможенных и  внешнеэкономических ведомств отметили уникальное географическое положение провинции Цзилинь, что позволяет ей стать соединяющим звеном между РФ, МНР, РК и КНДР для создания механизма многостороннего экономического партнёрства.

 

Данные идеи, бесспорно, укладываются в идеологию прошедших летом  в Уфе Саммитов ШОС и БРИКС, однако «гладко только на бумаге», а пока простым гражданам приходится стойко преодолевать тяготы и лишения. Но об этом позже.

 

Пара слов о Чанчуне. Город с около 3 млн урбанизированного населения и еще 3 млн в агломерации стремительно развивается. Строится метро, возводится масса новых высотных зданий (включая «Хаятт», который в долгих муках так и не появился на свет во Владивостоке), модернизируются промышленные объекты. Город ровный, спокойный, в меру чистый (что для Дунбэя достижение). Благоприятное впечатление произвёл Цзилиньский университет, в стенах которого обучается более 60 тысяч студентов, включая наших соотечественников. В образцовом состоянии содержится и наследие Маньчжоу-го, включая Музей-дворец последнего императора Пу И. Несмотря на то, что в городе есть физические напоминания советско-китайской дружбы – сохранился мемориал советским летчикам, а центральный Народный проспект до 90-х годов назывался Проспектом Сталина – по-русски практически никто не говорит, так как наши туристы до него в основном не доезжают. Но об этом тоже позже.

 

Под мемориалом советским лётчикам на бывшем проспекте Сталина  в Чанчуне строится станция метро

 

В конце сентября в г. Яньцзи (Яньбянь-Корейский автономный округ провинции Цзилинь) прошёл Туманганский форум-2015. Общее наименование  - «Возможности и вызовы: инициатива «Один пояс – один путь» и международное сотрудничество в районе реки Тумынь». Повестка Форума формировалась вокруг китайской концепции создания «Нового Шёлкового пути», которая предусматривает широкое вовлечение всех соседних государств. По заявлению организаторов, поскольку бассейн реки Туманная (Тумынь – кит., Туманган – кор.) расположен в географическом центре Северо-Восточной Азии, именно отсюда должен начинаться «Евразийский сухопутный мост». В этой связи Китай, РК, КНДР и Монголия должны стать основой нового трансрегионального механизма сотрудничества и заложить фундамент будущих перемен в глобальной системе международных отношений. Участники Форума, в целом,  отметив значительные перспективы объединения политик указанных государств в Евразии, указали на необходимость кропотливой согласованной работы как государственных органов, так и экспертных кругов, для снятия имеющихся и предотвращения возможных противоречий.

 

Отрадно, что в этом году на мероприятии можно было использовать русский язык – традиционно оно проходило только в китайско-корейском формате, что вселяло определённый дискомфорт. Вместе с тем, о России и в Чанчуне, и в Яньцзи, говорили осторожно и мало – слишком много неопределённостей. В основном аналитики концентрировались на национальных усилиях на евразийском пространстве, вопросы формирования многосторонней структуры практически не звучали в докладах. Даже китайские ученые лишь приблизительно представляют процесс объединения всех локальных и национальных инициатив в мегапроект.

 

Оторванность планов от реалий весьма наглядно характеризует состояние транспортного сообщения с приграничным Китаем. Традиционный маршрут для коммерческих туристов из России  - наземный. Наиболее распространенный через пункты пропуска Пограничный (автомобильный) и Суйфэньхэ (пр. Хэйлунцзян). За сутки проходит в обе стороны около 60 регулярных  автобусов. Не буду останавливаться на этом направлении, являющемся частью транспортного коридора «Приморье-1», там, несмотря на ряд серьезных проблем (главные – не построен новый многосторонний пункт пропуска, не реализуются соглашение о безвизовом пропуске на территорию приграничного комплекса и договорённость о начале движения личного автотранспорта),  все более или менее.

 

Коридор «Приморье-2» связывает Приморский край с провинцией Цзилинь.  Китайской стороной с 20 сентября  начато регулярное движение скоростного пассажирского электропоезда Хуньчунь – Цзилинь, при этом по CCTV активно говорится о возможности соединение данной ветки с российскими железными дорогами с выходом на Транссиб… Однако каким образом это будет осуществляться российской стороной неясно – ОАО «РЖД», вероятно, пойдет на такой рискованный с точки зрения окупаемости шаг не скоро. Стоит отметить, что сегодня прямого  автобусного собщения между Владивостоком, Чанчунем и Яньцзи нет. Единственный автобус  в Яньцзи – раз в сутки следует из Уссурийска, чанчуньский существует только в расписании  с чудесной оговоркой – «отправление по особому распоряжению в зависимости от пассажиропотока». О ж.д. сообщении уже сказано выше.

 

Более того, сообщение с приграничным Хуньчунем также недостаточное. Регулярное сообщение имеется со Славянкой и Уссурийском, количество выезжающих автобусов в сутки – не более 10. Автобусы из Владивостока и обратно ориентированы на организованные тургруппы. А из Славянки до Владивостока либо автобусом (4 в сутки), либо катером... Для справки, стоимость билета в Китай около 1 400 рублей, а обратно уже 2 500, к тому же обратно напрямую во Владивосток, если ты следуешь не в тургруппе, уехать нельзя. Квест тот еще. Так же море удовольствия доставляет общение с представителями российских транспортных компаний, которые по телефону не отвечают, а при личной явке  в офис для покупки билетов (это нельзя сделать в электронном виде) – хамят… Складывается впечатление, что пассажир с визой - обуза.

 

Расписание движения автобусов в китайском Хуньчуне. Владивостока в нём вообще нет.

 

Пункт пропуска Краскино катастрофически устарел и фактически представляет собой ангар, с периодически пропадающим электроснабжением и не работающим по воскресеньям (поясняю – попасть из приграничной провинции Цзилинь домой в Россию в воскресенье нельзя!). Новая инфраструктура российского пункта пропуска не может быть запущена в эксплуатацию из-за технических просчетов при строительстве – построенные сооружения просто ушли в зыбучий песок и увязли в глине, представляя памятник человеческим глупости и жадности…  Прямой авиарейс из Владивостока в Яньцзи (36 минут полета!), выполнявшийся китайской авиакомпанией, отменен. Рейсы из Владивостока в Чанчунь (1 час полёта) только во вторник и субботу и тоже имеют смутные перспективы, несмотря на субсидии китайских властей… Здесь остановлюсь, пожалуй.

 

В пункте пропуска "Краскино" снова погас свет...

 

На Восточном экономическом форуме, прошедшем во Владивостоке в начале сентября 2015 г., главой города был представлен проект транспортного коридора «Приморье-3» (Владивосток – Песчаный – Барабаш – Фэньшуйлин – Хуньчунь). Предложение предусматривает строительство низководной эстакады через Амурский залив из Владивостока в Хасанский район и далее прокладку автодороги до приграничного Китая, новый коридор будет интегрирован как во внутрикраевую транспортную систему, так и в уже существующие международные маршруты. Полпред Президента в ДФО Юрий Трутнев поддержал данное предложение.

 

Бесспорно, проект весьма интересный, хотя и ооочень сильно на вырост. Как представляется, разумным было бы одновременно разобраться с положением дел на уже существующих пунктах пропуска и в рамках уже почти 20 лет существующих схем «Приморье-1» и «Приморье-2» и реализовывать «Приморье-3» с учетом негативного опыта, а также, например, возможных последствий для экологии Амурского залива и Хасанского района. Экономический эффект, пока призрачный, вероятно, появится. Но только (цитирую участников Туманганского форума-2015) «при кропотливой согласованной работе как государственных органов, так и экспертных кругов, для снятия имеющихся и предотвращения возможных противоречий». В таком случае можно будет говорить и о конкретном наполнении приграничного сотрудничества в контексте российско-китайского стратегического партнёрства.

 

Автор: Губин А.В., доцент кафедры международных отношений ДВФУ, руководитель регионального центра РИСИ во Владивостоке, к.п.н.

Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Какие угрозы для окружающей среды, на ваш взгляд, являются наиболее важными для России сегодня? Отметьте не более трех пунктов
    Увеличение количества мусора  
     228 (66.67%)
    Вырубка лесов  
     214 (62.57%)
    Загрязнение воды  
     186 (54.39%)
    Загрязнение воздуха  
     153 (44.74%)
    Проблема захоронения ядерных отходов  
     106 (30.99%)
    Истощение полезных ископаемых  
     90 (26.32%)
    Глобальное потепление  
     83 (24.27%)
    Сокращение биоразнообразия  
     77 (22.51%)
    Звуковое загрязнение  
     25 (7.31%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся