Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 9, Рейтинг: 5)
 (9 голосов)
Поделиться статьей
Лидия Гиваргизова

Аналитик ВАВТ (Всероссийская академия внешней торговли) Министерства экономического развития Российской Федерации

К югу от России — в Закавказье, Средней Азии и на Черноморском побережье — стремительно формируется новая геополитическая и геоэкономическая реальность. Этот процесс напрямую связан с резкой активизацией в регионе Турции и укреплением ее политического, экономического и гуманитарного влияния. С одной стороны, Турция провоцирует войну с Грецией, с другой — поддерживает Азербайджан в военных действиях с Арменией и выступает в роли посредника между Россией и Украиной. Фактически речь идет о возможности создания под эгидой Турции нового макрорегиона.

Блокада Лачинского коридора, взрывы на территории Ирана, вывод посольства Азербайджана из Тегерана — это ряд линейных событий, которые действуют «эффектом домино» и могут закончиться региональным конфликтом с последующим формированием нового регионального порядка. Лачинский коридор — это единственная автотрасса, которая связывает Нагорный Карабах с Арменией, и после его закрытия местное население оказалось в изоляции от внешнего мира, что поставило регион на грань гуманитарной катастрофы. Вероятным следствием этого станет возобновление азербайджано-армянского конфликта, о чем свидетельствуют многочисленные военные учения Турции совместно с Азербайджаном и другими странами в 2022 и 2023 гг. Землетрясение в Турции, вероятнее всего, не повлияет на внешнюю политику страны, возможно только несколько замедлив дальнейшую реализацию выбранного курса.

Блокировка Лачинского коридора и требование создания Зангезурского коридора угрожают транзитному маршруту между Ираном и Арменией. Возможные изменения границ создадут новые проблемы для Ирана и в рамках соглашения о ЗСТ с ЕАЭС, в рамках которого Армения выступает единственным государством-членом, который имеет общую границу с Ираном. В частности, проблемы могут возникнуть при формировании таможенно-тарифной политики и в сфере логистики.

Кроме транзитных проблем существует угроза изменения баланса сил в регионе — геополитические изменения, которые могут угрожать Ирану и ослабить его влияние. С сентября 2022 г. усиливалась напряженность между Западом, Израилем и Ираном. Можно сказать, что ведется теневая война против Ирана, которая может перерасти в полномасштабную региональную войну в зависимости от того, как Иран ответит на провокации.

В случае, если акции протестов в Иране продолжатся, а также параллельно будет произведено нападение на страну под предлогом не допустить обретение ею ядерного оружия, то «эффектом домино» это повлечет за собой обострение ситуации в регионе. Реализуются угрозы Азербайджана по созданию коридора с помощью военной силы, возобновятся военные действия против Армении, а со стороны Ирана вести переговоры по поводу изменения границ будет практический невозможно в силу приостановленной дипломатической деятельности. Будут заблокированы транспортные коридоры северо-запада Ирана, что в итоге грозит формированием в южном «подбрюшье» России новой, неблагоприятной для нее геополитической и геоэкономической реальности.

К югу от России — в Закавказье, Средней Азии и на Черноморском побережье — стремительно формируется новая геополитическая и геоэкономическая реальность. Этот процесс напрямую связан с резкой активизацией в регионе Турции и укреплением ее политического, экономического и гуманитарного влияния. С одной стороны, Турция провоцирует войну с Грецией, с другой — поддерживает Азербайджан в военных действиях с Арменией и выступает в роли посредника между Россией и Украиной по урегулированию зернового вопроса. Фактически речь идет о возможности создания под эгидой Турции нового макрорегиона.

Блокада Лачинского коридора, взрывы на территории Ирана, вывод посольства Азербайджана из Тегерана — это ряд линейных событий, которые действуют «эффектом домино» и могут закончиться региональным конфликтом с последующим формированием нового регионального порядка. Лачинский коридор — это единственная автотрасса, которая связывает Нагорный Карабах с Арменией, и после его закрытия местное население оказалось в изоляции от внешнего мира, что поставило регион на грань гуманитарной катастрофы. Вероятным следствием этого станет возобновление азербайджано-армянского конфликта, о чем свидетельствуют многочисленные военные учения Турции совместно с Азербайджаном в 2022 г. и крупномасштабные «Зимние учения — 2023» с участием 17 стран мира по линии границы с Арменией. Землетрясение в Турции, вероятнее всего, не повлияет на внешнюю политику страны, возможно только несколько замедлив дальнейшую реализацию выбранного курса.

Блокада Лачинского коридора и роль российского миротворческого контингента

С 12 декабря 2022 г. единственная дорога, связывающая Нагорный Карабах с Арменией, заблокирована. Анализируя действия Азербайджана с 2020 г. и уступки правительства Армении, можно провести параллели с периодом Опиумных войн в Китае и заключенными сначала Нанкинским, а затем и Хумэньским договорами. Согласно этим документам, англичане обеспечивали себе право устанавливать постоянные представительства в портовых городах и вести прямые переговоры с местными властями, минуя двор в Пекине, а также получали право экстерриториальности для своих граждан. За каждой китайской уступкой выдвигалось дополнительное требование со стороны англичан. Договора, изначально задумывавшиеся для получения временных концессий, превратились в итоге в процесс, в результате которого цинский двор потерял контроль над большей частью торговой и внешней политики Китая. Аналогично, после Нагорно-Карабахской войны 2020 г. азербайджанская сторона постоянно выступает с требованиями или добивается уступок с помощью искусственных барьеров, таких как, например, блокировка транспортных путей, а на данном этапе — блокировка Лачинского коридора, которая в итоге может привести к гуманитарному кризису.

Лачинский коридор перекрыли несколько сотен граждан Азербайджана, представляющихся «экоактивистами» (Рис. 1). Они утверждают, что проводят акцию протеста и заявляют об «экотерроре» в Нагорном Карабахе, ссылаясь на действующие Кашенский и Дрмбонский медно-молибденовые рудники.

Рисунок 1.

1.png

Источник: https://ria.ru/20221217/lachinskiy_koridor-1839358844.html

Необходимо обратить внимание на британскую горнодобывающую компанию Anglo Asian Mining PLC с портфелем активов по производству меди, золота и серебра в западной части Азербайджана. Компания занимается добычей на восьми участках, в том числе отмечены Кашенский (Demirli) и Дрмбонский медно-молибденовые (Xarxar) рудники, которые компания приобрела 5 июля 2022 г. (Рис. 2).

Рисунок 2.

1.png

Источник: https://www.angloasianmining.com/operations/

Возникают вопросы по факту приобретения данных месторождений, так как окончательный статус Нагорного Карабаха не урегулирован, и сохранен статус-кво. Каким образом и по каким документам прошла операция купли-продажи между правительством Азербайджана и Anglo Asian Mining PLC, непонятно.

По данным Министерства обороны РФ, командованием российских миротворцев продолжается переговорный процесс с азербайджанской и армянской сторонами по возобновлению беспрепятственного движения автомобильного транспорта. Рассматривая ситуацию, можем отметить, что РМК на данном этапе удался остановить разжигание нового конфликта. Необходимо также отметить телефонный разговор 17 января 2023 г. министра иностранных дел России Сергея Лаврова с азербайджанским коллегой Джейхуном Байрамовым, во время которого российский министр призвал к скорейшей разблокировке движения по Лачинскому коридору и возобновлению комплексной работы по ключевым трекам азербайджано-армянской нормализации.

Тревоги Тегерана после блокады Лачинского коридора

Блокировка Лачинского коридора и требование создания Зангезурского коридора угрожают транзитному маршруту между Ираном и Арменией. Возможные изменения границ создадут новые проблемы для Ирана и в рамках соглашения о ЗСТ с ЕАЭС, в рамках которого Армения является единственным государством-членом, который имеет общую границу с Ираном. В частности, проблемы могут возникнуть при формировании таможенно-тарифной политики и в сфере логистики. Необходимо отметить, что на экспорт Ирана негативно влияли напряженность и пограничные споры между Азербайджаном и Арменией по поводу транзитного маршрута Армения — Иран. Фактически из 400 км маршрута от Нордуза на границе с Ираном до Еревана около 21 км (часть трассы Горис — Капан) проходит через подконтрольную территорию Азербайджана. До войны этот отрезок трассы находился под контролем Нагорно-Карабахской Республики, и у иранских водителей не было проблем с пересечением границы с Арменией.

Однако после второй Карабахской войны 2020 г. ситуация изменилась, и правительство Азербайджана, утверждая, что часть трассы Горис — Капан находится на территории страны, потребовало плату в размере 130 долл. за каждый иранский транзитный грузовик. В ответ иранское правительство решило разработать альтернативные маршруты, чтобы предотвратить нарушение иранского транзита и торговли с Арменией, Грузией и Россией. Первым альтернативным сухопутным коридором стал маршрут Татев — Агвани, который полностью обходит территорию Азербайджана. Иран объявил, что завершит недостроенный участок этой дороги на территории Армении.

Вызывает напряженность угрозы Азербайджана создать коридор с помощью военной силы. Президент Азербайджана Ильхам Алиев в апреле 2021 г. в интервью заявил: «Создание Зангезурского коридора полностью отвечает нашим национальным, историческим и будущим интересам. Мы воплотим в жизнь Зангезурский коридор, хочет того Армения или нет. Если захочет, то решим проще, если не захочет — решим силой». В ответ на это министр иностранных дел Ирана Хосейн Амир Абдоллахиан заявил на совместной пресс-конференции со своим российским коллегой Сергеем Лавровым в Москве 6 октября 2021 г., что Исламская Республика Иран не потерпит каких-либо геополитических изменений в регионе или изменения карты Кавказа.

Также вызывает тревогу активная деятельность Израиля в Азербайджане. Опасения обоснованы, так как нахождение Израиля вблизи границ Ирана дает возможность и пространство для шпионажа и других угроз безопасности, направленных против национальных интересов и безопасности республики. На озабоченность и опасения по поводу пограничной напряженности, а также готовность Ирана к разному развитию событий на Южном Кавказе указывают широкомасштабные военные учения иранской армии и Корпуса стражей исламской революции (КСИР) на северо-западной границе в октябре 2021 г., беспрецедентные за три десятилетия после распада Советского Союза. И как показывают последние события, эти опасения не были напрасными.

Атака на Иран — провоцирование нового регионального конфликта

Кроме транзитных проблем существует угроза изменения баланса сил в регионе — геополитические изменения, которые могут угрожать Ирану и ослабить его влияние. С сентября 2022 г. усиливалась напряженность между Западом, Израилем и Ираном. Можно сказать, что ведется теневая война против Ирана, которая может перерасти в полномасштабную региональную войну в зависимости от того, как Иран ответит на провокации (например, в последние месяцы представители министерства обороны Израиля громко заявляют о планах свести на нет ядерную программу Ирана). К настоящему времени ВВС Израиля находятся в состоянии повышенной готовности к крупномасштабному наступлению. По словам Рон Бена Ишайя, Генеральному штабу Израиля удалось сформулировать три альтернативных плана нападения на Иран. Оперативное реагирование Генштаба сводится не только к уничтожению ядерных объектов, но и к комплексному удару по режиму аятоллы, КСИР и стратегической инфраструктуре Ирана. В рамках планов нападений были проведены два учения, а также сымитирована атака на Иран. В военных учениях активно принимают участие ВВС США.

Также в конце января 2023 г. Иран заявил, что три беспилотника вызвали взрыв на заводе по производству боеприпасов в городе Исфахан. На вопрос о причастности Израиля к удару по Ирану премьер-министр страны Биньямин Нетаньяху заявил, что угроза применения силы может оказаться единственным фактором, способным остановить иранскую ядерную программу. Параллельно с этим президент Израиля Исаак Херцог в конце января 2023 г. призвал НАТО ужесточить свой подход к Ирану, поскольку, по его мнению, Тегеран поставляет беспилотники России. В этот же период в посольстве Азербайджана в Тегеране совершается покушение, и азербайджанская сторона резко приостанавливает дипломатическую деятельность, ссылаясь на то, что Иран не обеспечивает безопасность дипсотрудникам. Анализируя происходящее вокруг Ирана, можем предположить, что идет подготовка к наступлению на Иран.

Потенциал военных действий против Ирана и влияние «эффекта домино» на внешнеполитическую деятельность России

Блинкен во время своего ближневосточного турне в интервью с журналистами заявил: «Мы по-прежнему считаем, что наиболее эффективный способ справиться с обеспокоенностью международного сообщества по поводу ядерной программы Ирана — это дипломатия. Но президент Байден также ясно дал понять, что мы полны решимости не допустить, чтобы Иран приобрел ядерное оружие, и все варианты остаются на столе переговоров, чтобы этого не произошло». То есть фактически Блинкен объявил, что возможны любые варианты, чтобы помешать Ирану получить ядерное оружие, но, как показывают события, решение вопроса не идет по дипломатическому треку.

Пока власти США сосредоточили свое внимание на Tiandy Technologies Co., производителе оборудования для наблюдения, базирующемся в городе Тяньцзинь на востоке Китая, чья продукция была продана Корпусу стражей исламской революции. Экспорт систем видеонаблюдений из Пекина в Иран увеличился более чем вдвое в 2022 г., поскольку страну охватили протесты. В связи с этим санкции против китайской компании рассматриваются как Государственным департаментом, так и Министерством финансов, поскольку иранские власти все больше полагаются на эту технологию для подавления протестов. Подобный шаг — ни что иное, как вмешательства во внутренние дела Ирана и предпосылки для возможной организации протестов в ближайшем будущем.

В случае, если акции протестов в Иране продолжатся, а также параллельно будет произведено нападение на страну под предлогом не допустить обретение ею ядерного оружия, то «эффектом домино» в регионе будет наблюдаться обострение ситуации: реализуются угрозы Азербайджана по созданию коридора с помощью военной силы, возобновятся военные действия против Армении, а со стороны Ирана вести переговоры по поводу изменения границ будет практический невозможно в силу приостановленной дипломатической деятельности. Будут заблокированы транспортные коридоры северо-запада Ирана, что в итоге грозит формированием в южном «подбрюшье» России новой, неблагоприятной для нее геополитической и геоэкономической реальности.

Оценить статью
(Голосов: 9, Рейтинг: 5)
 (9 голосов)
Поделиться статьей
 
Социальная сеть запрещена в РФ
Социальная сеть запрещена в РФ
Бизнесу
Исследователям
Учащимся