Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 46, Рейтинг: 3.87)
 (46 голосов)
Поделиться статьей
Кирилл Семенов

Политолог, независимый эксперт в области ближневосточных конфликтов, деятельности исламских движений и террористических организаций

После разрушительного землетрясения свою поддержку Турции предложили 45 стран. Об этом сообщил президент Турции Р. Эрдоган. Помощь поступает в том числе от стран НАТО и Евросоюза. В страну также прибыли спасатели из России и других государств.

Для правительства Р. Эрдогана случившееся бедствие несет в себе как новые возможности, так и риски. У нынешней турецкой администрации есть шанс заявить о себе как об эффективной структуре, способной успешно преодолевать возникшие не по ее вине кризисы и в кратчайшие сроки справляться с последствиями стихийных бедствий. Следует иметь в виду, что природные катастрофы — это тот тип вызова, который для действующей власти несет меньше угроз и дает меньше поводов для критики, чем, например, террористические атаки. Это связано с тем, что такие катаклизмы не могут быть предотвращены и их проявление не зависит от эффективности или же, наоборот, слабости правительства. Появляется повод для сплочения и единения нации вокруг действующих властей в преодолении общей для страны беды.

Введение чрезвычайного положения в 10 провинциях страны сроком на три месяца в связи с произошедшей катастрофой может дать в руки Р. Эрдогана еще один козырь для лучшей подготовки к выборам в стране. Режим ЧП как административный ресурс, несомненно, будет использован в интересах действующей власти. Это касается и возможности изменения сроков проведения выборов в том случае, если такая необходимость возникнет.

При этом государство успешно справляется с последствиями землетрясения. Р. Эрдоган лично присутствует в координационном штабе, показывая, что все находится под его личным контролем и старательно дает понять, что берет на себя всю ответственность за ситуацию, стремясь решать, а не скрывать проблемы, какими бы ужасными не показались последствия стихии. В этой ситуации для оппозиции было бы политическим самоубийством активизировать свою деятельность по подрыву позиций президента Р. Эрдогана и правящей Партии справедливости и развития (ПСР), начав какую-либо широкую кампанию на фоне природного бедствия. Наоборот, пока политические противники склоны демонстрировать единство перед лицом общей для всей страны трагедии, но это не значит, что уже в ближайшем будущем оппозиция не предпримет шагов с тем, чтобы воспользоваться теми или иными недоработками правительства в преодолении последствий землетрясения.

Последствия этой природной катастрофы не настолько разрушительны для страны, чтобы Турция нуждалась во внешней помощи в той степени, которая заставила бы ее идти на какие-то серьезные политические уступки. Поэтому, вероятно, что после периода некоторого затишья на своих политических фронтах, Анкара и ее «проблемные партнеры» или просто оппоненты все равно продолжат искать пути решения стоящих между ними проблем, в том числе и через эскалацию.

После разрушительного землетрясения свою поддержку Турции предложили 45 стран. Об этом сообщил президент Турции Р. Эрдоган. Помощь поступает в том числе от стран НАТО и Евросоюза. В страну также прибыли спасатели из России и других государств. По данным Управления по ликвидации чрезвычайных ситуаций Турции (AFAD) на 12 февраля, жертвами землетрясения в Турецкой Республике стали 29 605 человек. Обновленных данных о пострадавших не приводится, ранее их число составляло 80 278 человек. Разрушены более 5 000 зданий. Экономический ущерб от землетрясения составляет около 15 млрд долл.

По словам президента Турции, нынешнее землетрясение стало крупнейшим стихийным бедствием в стране с 1939 г. Тогда во время природной катастрофы в Эрзинджане погибло 32 968 человек, ещё около 100 000 были ранены.

В Сирии, северные провинции которой также затронуло землетрясение, Министерство здравоохранения сообщило о 1 262 погибших и 2 285 раненых. Кроме того, в неподконтрольных властям районах погибли 1280 человек, а более 2600 получили ранения. Таким образом, общее число жертв в Сирии превысило 2,5 тыс.

Землетрясение как повод для правительства показать свою эффективность

Для правительства Р. Эрдогана случившееся бедствие несет в себе как новые возможности, так и риски. У нынешней турецкой администрации есть шанс заявить о себе как об эффективной структуре, способной успешно преодолевать возникшие не по ее вине кризисы и в кратчайшие сроки справляться с последствиями стихийных бедствий. Следует иметь в виду, что природные катастрофы — это тот тип вызова, который для действующей власти несет меньше угроз и дает меньше поводов для критики, чем, например, террористические атаки. Это связано с тем, что такие катаклизмы не могут быть предотвращены и их проявление не зависит от эффективности или же, наоборот, слабости правительства. Появляется повод для сплочения и единения нации вокруг действующих властей в преодолении общей для страны беды.

Несмотря на отдельные критические замечания граждан (неизбежные в такой ситуации), на текущий момент спасательные работы, за которые отвечает лично президент, не вызывают каких-либо серьезных нареканий со стороны специалистов, и могут в дальнейшем быть использованы для демонстрации эффективности руководства. В частности, как заявила консалтинговая компания Eurasia Group: «Эрдоган быстро и последовательно отреагировал на кризис. Это, вероятно, укрепит его имидж сильного лидера в преддверии выборов 14 мая при условии, если правительство сможет сохранить свой первоначальный импульс».

У турецкого руководства достаточно ресурсов и возможностей, чтобы в сжатые сроки построить новые дома вместо разрушенных и обеспечить всех пострадавших жильем. Хотя это потребует расхода дополнительных бюджетных средств, но позволит отчитаться об успехах в работе по преодолению последствий бедствия. Также в ближайшей перспективе и, что самое важное в преддверие выборов, у администрации Р. Эрдогана есть возможность начать компенсационные выплаты жителям пострадавших районов, включая временных перемещенных лиц (их количество превысило 300 тыс. человек), а также дать им соответствующие гарантии по поводу дальнейшей заботы правительства об их правах, что конечно укрепит базу поддержки нынешнего турецкого лидера. Оппозиция в текущих условиях будет способна лишь выступать с критическими замечаниями в адрес властей.

В свою очередь, деятельность правительства по решению проблем, вызванных землетрясением, может отодвинуть на второй план болезненные для граждан вопросы экономического развития страны, связанные с инфляцией, падением курса турецкой лиры, ростом цен и т.д. Таким образом, сохраняющиеся в стране экономические сложности могут быть оправданы необходимостью преодоления последствий землетрясения. В то же время отсутствие новых негативных тенденций в экономике за несколько месяцев до выборов в стране, если конечно правительству удастся это сделать, будет также занесено руководством Турции себе в актив в качестве способности удержать экономическую ситуацию под контролем, несмотря на природное бедствие и связанные с ним убытки и новые расходы на преодоление его последствий.

Введение чрезвычайного положения в 10 провинциях страны сроком на три месяца в связи с произошедшей катастрофой может дать в руки Р. Эрдогана еще один козырь для лучшей подготовки к выборам в стране. Режим ЧП как административный ресурс, несомненно, будет использован в интересах действующей власти. Это касается и возможности изменения сроков проведения выборов в том случае, если такая необходимость возникнет.

Кроме того, турецкое руководство демонстрирует, что нынешняя катастрофа беспрецедентна не только в масштабах Турции и региона, но и мира в целом. При этом государство успешно справляется с последствиями землетрясения. Р. Эрдоган лично присутствует в координационном штабе, показывая, что все находится под его личным контролем и старательно дает понять, что берет на себя всю ответственность за ситуацию, стремясь решать, а не скрывать проблемы, какими бы ужасными не показались последствия стихии. В этой ситуации для оппозиции было бы политическим самоубийством активизировать свою деятельность по подрыву позиций президента Р. Эрдогана и правящей Партии справедливости и развития (ПСР), начав какую-либо широкую кампанию на фоне природного бедствия. Наоборот, пока политические противники склоны демонстрировать единство перед лицом общей для всей страны трагедии, но это не значит, что уже в ближайшем будущем оппозиция не предпримет шагов с тем, чтобы воспользоваться теми или иными недоработками правительства в преодолении последствий землетрясения.

Оппозиция не дремлет

Поводы для критики действующих властей уже начали появляться и могут быть взяты на вооружение оппозицией. Через день после землетрясения отдельные представители оппозиционных партий и некоторые жители наиболее пострадавших районов жаловались, что власти медлили или плохо подготовились к подобным природным катаклизмам. Прежде всего внимание может быть обращено на недостаточное внимание правительства к угрозам землетрясений, несмотря на периодически появлявшиеся предупреждения о приближающейся катастрофе. Это, конечно, выглядит достаточно спекулятивно, но действительно распространялись прогнозы о том, что страну ждет подобное нынешнему бедствие. Другой вопрос, что такие предсказания появлялись с завидной периодичностью на протяжении долгих лет или десятилетий и часто не имели под собой какого-либо научного обоснования. А правительство так или иначе предпринимало меры и проводило соответствующую подготовку, ожидая возможных толчков, но вряд ли какое-либо государство могло бы полностью взять под контроль подобные природные стихии и избежать масштабных жертв и разрушений.

Тем не менее показательно в этом плане выступление по турецкому телевидению японского сейсмолога, который рассказал, что в Японии дома не рушатся даже при девятибалльном землетрясении. Данное заявление вызвало определенное недоумение в Турции, поскольку произошли масштабные разрушения природного бедствия меньшей силы (7,8 баллов), при котором было множество случаев обрушения домов, в том числе и новых, и даже целых кварталов.

Как оказалось, юг Турции, где произошли наиболее сильные толчки, имеет наибольшие проблемы с сейсмоустойчивостью строений. Местная застройка с неармированной кирпичной кладкой и малоэтажными бетонными каркасами крайне уязвима перед землетрясениями. Подобные исследования публиковались задолго до произошедшей трагедии. Например, в исследовании, опубликованном в марте прошлого года в Soil Dynamics and Earthquake Engineering, Арзу Арслан Келам из Ближневосточного технического университета в Анкаре и его коллеги предположили, что центр Газиантепа потенциально может испытать средние и серьезные повреждения в результате землетрясения магнитудой 6,5. Это связано с тем, что большинство существующих зданий представляют собой малоэтажные кирпичные строения, стоящие вплотную друг к другу.

В 1999 г. землетрясение магнитудой 7,4 балла произошло в семи милях к юго-востоку от Измита. В результате погибло более 17 тыс. человек и более 25 тыс. остались без крова. После этой трагедии правительство Турции ввело новые строительные нормы, правила и систему обязательного страхования от землетрясений. Однако нынешнее землетрясение подобной силы также привело к существенным разрушениям, что естественно не может не вызывать вопросов к правительству, особенно, если это касается социальных объектов, таких как больницы, интернаты или дома престарелых.

Например, распространялись материалы из турецкого города Искендерун, где спасатели поднялись на огромную груду обломков, которая когда-то была частью отделения интенсивной терапии государственной больницы. В связи с этим критики правящей Партии справедливости и развития Р. Эрдогана, говорят, что введенные после землетрясения 1999 года правила были смягчены, поскольку контракты на строительство были предоставлены приближенным к президенту магнатам, которые, в свою очередь, максимизировали прибыль, экономя на строительных материалах.

Кроме того, в нынешней критике турецкого руководства со стороны оппозиции начинает проявляться и «курдский фактор». Так, отмечается, что строительные нормы и правила, связанные с землетрясением, лучше соблюдаются в турецких районах, чем в курдских. Юго-восточная часть страны, которая больше всего пострадала от землетрясения, традиционно является курдским оплотом, хотя сейчас она также густо заселена беженцами от десятилетней гражданской войны в Сирии.

Беда сближает, но надолго ли?

Природная катастрофа в Турции может повлиять на перспективу членства Швеции и Финляндии в НАТО — такие оптимистические ожидания появляются в скандинавском информационном поле. По крайней мере, шведские эксперты и журналисты прогнозируют, что необходимость преодоления Анкарой последствий стихийного бедствия «приведет к снижению интенсивности и частоты нападок президента Турции на Швецию». Хотя в Стокгольме отдают отчет в том, что в целом вряд ли стоит ждать изменения позиции турецкого руководства по вступлению Швеции в альянс. Тем не менее аспект шведской заявки в блок больше не будет играть такой заметной роли в информационной повестке Турции в качестве «отвлекающего маневра» на турецких выборах, и акцент сместится «с надуманных проблем на реальные».

Правительство Швеции уже 6 февраля после первых сообщений о жертвах землетрясения в Турции приняло решение направить гуманитарную помощь, включая палатки и временное жилье. Средства получит Турецкий Красный Полумесяц.

«Шведская помощь будет способствовать улучшению отношений с Турцией. Мы можем показать, что Швеция не вписывается в картину, представленную пропагандой на Ближнем Востоке», — указывает комментатор шведского издания Svenska Dagbladet.

Землетрясение, казалось бы, уже снизило напряженность в отношениях между Анкарой и Афинами по поводу вопросов прохождения морских и воздушных границ и демилитаризации греческих островов. Греция оказала Турции помощь, а премьер-министр Греции К. Мицотакис 6 февраля провел телефонный разговор с турецким президентом Р. Эрдоганом. С другой стороны, не стоит преувеличивать значимость подобных жестов, ведь несмотря на временное смягчение риторики и уход некоторых проблем в отношениях Турции и других стран на второй план, они никуда не исчезли, а землетрясение не приблизило их решения и тем более не списало. Последствия этой природной катастрофы не настолько разрушительны для страны, чтобы Турция нуждалась во внешней помощи в той степени, которая заставила бы ее идти на какие-то серьезные политические уступки. Поэтому, вероятно, что после периода некоторого затишья на своих политических фронтах, Анкара и ее «проблемные партнеры» или просто оппоненты все равно продолжат искать пути решения стоящих между ними проблем, в том числе и через эскалацию.

Также не следует переоценивать влияние гуманитарного фактора на принятие Анкарой политических решений. Обращение Турции по поводу предоставления внешней помощи и ее принятие даже от вчерашних оппонентов, наоборот, играет в пользу Р. Эрдогана. Так, турецкий лидер продемонстрировал, что готов сделать всё для спасения жизней граждан и облегчения положения пострадавших и не откажется от любых форм поддержки. Однако это не означает, что страна сама не в состоянии преодолеть последствия землетрясения и тем более, что в обмен на гуманитарную помощь Анкара пойдет на какие-то политические уступки. Безусловно, в будущем Турция будет также готова прийти на помощь любому из государств, которое пострадает от природных бедствий, но этим ответные шаги Турции и ограничатся.

В данном контексте стоит обратить внимание на критику, с которой столкнулось правительство Японии после землетрясения 2011 года. Хотя японское правительство также принимало внешнюю помощь от многих стран, включая даже Афганистан, оно не проявило гибкости в принятии иностранной помощи, включая карантин иностранных собак-спасателей и иностранных товаров. Это касалось и использования лекарств, не одобренных в Японии, привезенных командами иностранной помощи, сохранялся таможенный сбор на гуманитарные товары и т.д. Поэтому, конечно, Турция постаралась избежать подобных негативных проявлений, проведя работу на чужих ошибках.

Также не стоило бы возлагать большие надежды на то, что последствия природной катастрофы подтолкнут Анкару и Дамаск к интенсификации контактов. Процесс нормализации отношений между Турецкой и Сирийской республиками имеет неплохие перспективы и будет, скорее всего, продвигаться. Но вряд ли именно землетрясение, от которого пострадали как Турция, так и Сирия, как-то сможет сблизить позиции обеих стран. Хотя возможны те или иные жесты Анкары и Дамаска в отношении друг друга, которые могли бы быть восприняты как позитивные сигналы, но в настоящее время (на момент написания статья) пока их не заметно.

В то же время, наоборот, это бедствие способно создать новые точки напряжения между Анкарой и Дамаском. Например, это может касаться вопросов восстановления в Идлибе и иных районах, удерживаемых оппозицией, если Турция сможет перенаправить туда и часть внешней помощи. Сирийское правительство всегда негативно воспринимало участие как иностранных государств, так и международных структур в проектах реконструкции в Сирии в обход официального Дамаска и на неподконтрольных ему территориях. Особенно это может быть актуально сейчас, когда сирийское правительство остро нуждаются в помощи, которую, однако, готов предоставить лишь весьма ограниченный список государств.

Вместе с тем, как сообщают источники сирийской оппозиции и центра OMRAN, похоже, ОАЭ удалось заключить сделку между донорами, Турцией и Сирией по доставке помощи пострадавшим от землетрясения районам [1].

1. В сделку входят: 1. объявление сирийским режимом некоторых провинций, в том числе находящихся под контролем оппозиции, таких как Идлиб, зоной природного бедствия; 2. разрешение трансформировать гуманитарную помощь в удерживаемые оппозицией районы в «трансграничную помощь»; 3. приостановление санкций США на шесть месяцев для облегчения преодоления последствий землетрясения.


Оценить статью
(Голосов: 46, Рейтинг: 3.87)
 (46 голосов)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Какие угрозы для окружающей среды, на ваш взгляд, являются наиболее важными для России сегодня? Отметьте не более трех пунктов
    Увеличение количества мусора  
     228 (66.67%)
    Вырубка лесов  
     214 (62.57%)
    Загрязнение воды  
     186 (54.39%)
    Загрязнение воздуха  
     153 (44.74%)
    Проблема захоронения ядерных отходов  
     106 (30.99%)
    Истощение полезных ископаемых  
     90 (26.32%)
    Глобальное потепление  
     83 (24.27%)
    Сокращение биоразнообразия  
     77 (22.51%)
    Звуковое загрязнение  
     25 (7.31%)
 
Социальная сеть запрещена в РФ
Социальная сеть запрещена в РФ
Бизнесу
Исследователям
Учащимся