Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 3, Рейтинг: 5)
 (3 голоса)
Поделиться статьей
Дмитрий Попцов

Независимый политолог, эксперт РСМД

Проблема обеспечения морской безопасности в текущих условиях приобретает для Европейского союза в целом и отдельных европейских стран дополнительную актуальность. Помимо ситуации с нелегальной миграцией на повестке дня стоит вопрос диверсификации экономических связей. Сохраняются и запросы на формирование новых логистических цепочек в части поставок продукции — как готовой, так и необходимой для обеспечения производственных циклов промпредприятий.

Все это объективно усложняет задачи обеспечения морской безопасности, поскольку увеличение трафика торговых судов в европейские порты из южноамериканских, африканских и азиатских стран может спровоцировать рост пиратской активности в зонах интенсивного судоходства. Согласно материалам Международного морского бюро (International Maritime Bureau, IMB), в 2021 г. было зафиксировано 132 случая пиратства и морских преступлений по всему миру, что на 32% меньше, чем годом ранее. Главным образом данная тенденция обусловлена значительным сокращением числа преступлений у берегов Западной Африки (в районе Гвинейского залива), а также у берегов Индонезии.

Одним из способов повышения безопасности морских путей, находящихся в фокусе внимания Европейского союза, является реализация концепции так называемого «скоординированного морского присутствия» (Coordinated Maritime Presences, СМР), пилотным регионом для отработки которой стал Гвинейский залив у побережья Западной Африки. Основным инструментом обеспечения СМР выступает применение так называемой «морской сети наблюдения», за счет которого участники СМР получают возможность свободного обмена оперативной информацией, включая текущее положение кораблей, треки пути, идентификационные данные и т.д. При этом CMP не является отдельной операцией ЕС, координация осуществляется на добровольной основе, а военные активы (корабли, самолеты, вертолеты), находящиеся в морской зоне интересов ЕС, остаются в национальной системе управления. В настоящее время в CMP участвуют пять государств — членов ЕС: Дания, Испания, Франция, Италия и Португалия, однако присутствие их военных активов вблизи побережья Западной Африки не является постоянным, в отличие от района Африканского рога.

Апробация CMP в Гвинейском заливе была признана успешной. С учетом в том числе и этого позитивного опыта в феврале 2022 г. было принято решение о распространении протоколов CMP на северо-западные районы Индийского океана. Это является еще одним маркером того, что Индо-Тихоокеанский регион постепенно становится сферой повышенного внимания европейских военно-морских сил.

Переориентация на поставки сырья из стран Центральной и Латинской Америки и Юго-Восточной Азии для потребностей европейской экономики, не говоря об увеличении доли СПГ в морском трафике, по всей видимости, потребует дополнительных усилий ЕС в части обеспечения бесперебойности поставок. И если СМР успешно апробируется в северо-западных районах Индийского океана, то формирование комплексной морской безопасности у южноамериканского побережья может стать новым вызовом, требующим реакции военно-морской составляющей европейских стран.

Проблема обеспечения морской безопасности в текущих условиях приобретает для Европейского союза в целом и отдельных европейских стран дополнительную актуальность. Помимо ситуации с нелегальной миграцией на повестке дня стоит вопрос диверсификации экономических связей. Как отмечает вице-адмирал Ян Кристина Каак, «для Германии как промышленной и торговой страны неограниченное использование глобальных морских путей всегда имело экзистенциальное значение».

Сохраняются и запросы на формирование новых логистических цепочек в части поставок продукции — как готовой, так и необходимой для обеспечения производственных циклов промпредприятий. По мнению Лисандры Флах, главы Центра международной экономики Института Ifo, «существует срочная необходимость в действиях по созданию устойчивых к кризисам цепочек поставок девяти важнейших полезных ископаемых, а именно кобальта, бора, кремния, графита, магния, лития, ниобия, редкоземельных элементов и титана». По ее подсчетам, для семи из девяти особо важных видов сырья одним из крупнейших поставщиков на мировом рынке выступает Китай, иногда и вовсе лидируя. Это говорит о необходимости быстрого укрепления существующих торговых отношений Германии с другими странами, включая Таиланд и Вьетнам, по редкоземельным элементам, а также с Аргентиной, Бразилией, США и Австралией по другим важным видам сырья, в том числе по литию и ниобию.

Все это объективно усложняет задачи обеспечения морской безопасности, поскольку увеличение трафика торговых судов в европейские порты из южноамериканских, африканских и азиатских стран может спровоцировать рост пиратской активности в зонах интенсивного судоходства. Согласно материалам Международного морского бюро (International Maritime Bureau, IMB) [1], в 2021 г. было зафиксировано 132 случая пиратства и морских преступлений по всему миру. При этом 115 судов было взято на абордаж, пять торговых судов были обстреляны, предприняты 11 попыток вооруженных нападений пиратов, одно судно было захвачено. По сравнению с 2020 г. со 195 инцидентами, число нападений в 2021 г. сократилось на 32%. Главным образом это связано со значительным сокращением числа преступлений у берегов Западной Африки (в районе Гвинейского залива), а также у берегов Индонезии. Всего было похищено 57 моряков, из которых восемь человек находились в качестве заложников на своих судах, четверо было ранено, трое подверглись физическому насилию, один человек был убит. Ниже приведены некоторые статистические данные пиратской активности в отдельных регионах мира по итогам 2021 г.

Западная Африка / Гвинейский залив

Количество пиратских нападений в этом регионе составило 35 (против 84 в 2020 г.). При этом 26 из 35 инцидентов произошли в Гвинейском заливе. Наибольшее снижение числа случаев приходится на Нигерию, где в 2021 г. было зарегистрировано только шесть инцидентов (в 2020 г. — 35).

Несмотря на уменьшение числа нападений, Гвинейский залив остается основным регионом пиратской активности. Все 57 моряков, захваченных в 2021 г., были похищены в этом морском районе. Единственный угон судна, зафиксированный в 2021 г., также произошел в Гвинейском заливе. Во время атаки у Сан-Томе и Принсипи в январе нападавшие убили моряка.

При этом не обо всех инцидентах, включая похищения экипажей, сообщалось в IMB. Так, например, имеются сведения еще о трех инцидентах в 2021 г. (два у Экваториальной Гвинеи и один у берегов Нигерии), в результате которых в общей сложности 14 моряков были похищены с целью выкупа. Кроме того, в ходе одной из атак был убит член экипажа.

Сомали

В 2021 г. IMB не было зарегистрировано ни одного инцидента в водах у берегов Сомали. Последние инциденты, связанные с нападением на рыболовные суда у сомалийского побережья, произошли в 2019 г., но о них в IMB не сообщалось.

Нападение на турецкое грузовое судно в августе 2021 г., которое находилось в трех морских милях от побережья Сомали, было классифицировано не как дело о пиратстве, а как морское преступление, и об этом инциденте в IMB не сообщалось. После того, как к грузовому судну приблизился скоростной катер (скиф), на котором было четверо человек, они открыли огонь по кораблю из огнестрельного оружия и РПГ. Команда безопасности на борту грузового судна открыла ответный огонь, и после длительной перестрелки скиф отступил обратно к берегу. Выстрел из РПГ причинил ущерб кораблю в районе моста, но никто не пострадал. Точная предыстория инцидента не ясна.

Аденский залив / Красное море

Один инцидент в Аденском заливе был зарегистрирован в IMB в январе 2021 г. Когда скиф приблизился к балкеру, экипаж судна обнаружил лестницу на катере и вызвал подмогу. Команда безопасности на борту корабля произвела предупредительные выстрелы, после чего скиф удалился.

Помимо пиратства, потенциальную угрозу в регионе для торгового судоходства представляют и другие факторы. Так, в связи с конфликтом в Йемене имели место неоднократные инциденты, связанные с торговыми судами, хотя приоритетной целью хуситов выступали военные корабли и корабли снабжения Саудовской Аравии.

Аравийское море / Оман

В Оманском заливе и Аравийском море в 2021 г. в IMB не было зарегистрировано ни одного пиратского нападения. Тем не менее фиксировались несколько инцидентов с участием израильских судов, вероятно, из-за напряженности между Израилем и США с одной стороны, и Ираном — с другой. Так, в Ормузском проливе подвергся ракетной атаке и получил легкие повреждения контейнеровоз, ранее принадлежащий израильскому владельцу. У берегов Омана было совершено нападение на принадлежащий Израилю танкер, в результате которого погибли капитан и сотрудник службы безопасности. Корабль, скорее всего, был атакован дроном.

Юго-Восточная Азия

Подавляющее большинство инцидентов в водах Юго-Восточной Азии классифицировались как «низкоуровневые атаки». В 17 из 56 инцидентов преступники использовали ножи, в трех случаях также задокументировано ношение огнестрельного оружия. В пяти случаях члены экипажа подвергались угрозам со стороны преступников, в двух случаях моряки подвергались физическому нападению, и один член экипажа был ранен.

Количество инцидентов в регионе сократилось по сравнению с 2020 г. Всего в морских районах было зафиксировано 56 инцидентов, 35 из которых произошли в Сингапурском проливе. Число нападений там продолжает расти по сравнению с 2020 г. Пираты выбирают в качестве цели своих атак танкеры и балкеры из-за их низкого надводного борта, а также нападают на буксирующие суда. Хотя власти Сингапура усилили патрулирование, этот морской район с интенсивным движением трудно контролировать.

Количество инцидентов у берегов Индонезии значительно снижается: в 2021 г. было зарегистрировано всего девять инцидентов по сравнению с 26 годом ранее, при этом из девяти зарегистрированных инцидентов четыре произошли в порту или на рейде Джакарты.

Вблизи Малайзии число случаев снова сократилось с четырех до всего двух. Только в водах Филиппин количество инцидентов находится в диапазоне 2020 г.

Восточная Азия

В регионе был зафиксирован только один инцидент у берегов Вьетнама — незаметно для экипажа преступники похитили наличные деньги из двух кают экипажа. Инцидент соответствует известному для региона методу пиратских действий. Как и в Юго-Восточной Азии, преступники пытаются незаметно попасть на борт стоящих на якоре кораблей, чтобы похитить личные вещи, ценности или какую-либо технику экипажа.

Южная Америка

В Южной и Центральной Америке нападения пиратов и грабежи происходят регулярно. Из 36 инцидентов, зарегистрированных в 2021 г., суда, стоявшие на якоре, пострадали в 26 случаях, а суда в порту — в трех случаях. В остальных семи случаях атаке подверглись корабли, находившиеся в движении.

Преступники, как правило, вооружены, обычно холодным, но часто также и огнестрельным оружием. Однако, в отличие от Азии, они не только не стремятся действовать скрыто, но зачастую вступают в борьбу с экипажем корабля, применяя оружие.

Большинство инцидентов было вновь зафиксировано у берегов Перу, причем во всех 18 случаях пострадал рейд у Кальяо. Шесть инцидентов были зарегистрированы у берегов Колумбии, три из которых произошли на рейде у Картахены. В то время как в одном случае нападение осталось незамеченным, в двух других случаях преступники скрылись, когда сработала тревога. Кража произошла на борту танкера с продуктами в порту Буэнавентура. В двух других случаях пострадали суда, находившиеся в движении.

Во всех четырех инцидентах, о которых сообщалось у берегов Гаити в 2021 г., преступники были вооружены огнестрельным оружием. В двух случаях пострадали суда, стоявшие на якоре у Порт-о-Пренса, на которые преступники поднялись на борт с помощью длинных лестниц.

У берегов Эквадора было зарегистрировано в общей сложности четыре инцидента, каждый из которых был связан с контейнеровозами, находящимися в движении. Два случая касались судов, принадлежащих немецким судоходным компаниям. Три инцидента произошли на речном переходе, ведущем в порт Гуаякиль.

У берегов Бразилии IMB было зарегистрировано только три инцидента. Вероятно, число нападений было выше, но местные власти не стремятся их обнародовать.

У берегов Мексики неоднократно регистрируются рейды и нападения на суда, связанные с нефтяной промышленностью, но об этих инцидентах обычно не сообщается в IMB. Тем не менее один эпизод был отмечен в отчете: рыбацкая лодка с экипажем из пяти человек, вооруженных огнестрельным оружием, подошла к кораблю, стоявшему на якоре у Сьюдад дель Кармен. Обнаружив пост охраны на борту корабля, пираты ушли.

На этом фоне одним из способов повышения безопасности морских путей, находящихся в фокусе внимания Европейского cоюза (морская зона интересов ЕС), является реализация концепции так называемого «скоординированного морского присутствия» (Coordinated Maritime Presences, СМР), пилотным регионом для отработки которой стал Гвинейский залив у побережья Западной Африки. Выбор именно этой морской акватории был обусловлен в том числе активизацией деятельности пиратов (в 2020 г. здесь произошло 84 атаки на торговые суда).

Основным инструментом обеспечения СМР выступает применение так называемой «морской сети наблюдения» (Maritime Surveillance Networking, MARSUR). За счет ее использования участники СМР получают возможность свободного обмена оперативной информацией, включая текущее положение кораблей, треки пути, идентификационные данные и т.д. При этом CMP не является отдельной операцией ЕС, координация осуществляется на добровольной основе, а военные активы (корабли, самолеты, вертолеты), находящиеся в морской зоне интересов ЕС, остаются в национальной системе управления. В настоящее время в CMP участвуют пять государств — членов ЕС: Дания, Испания, Франция, Италия и Португалия, однако присутствие их военных активов вблизи побережья Западной Африки не является постоянным, в отличие от района Африканского рога.

Одним из примеров реализации концепции СМР в Гвинейском заливе стали действия датского фрегата в ноябре 2021 г. Командованию корабля стало известно о скоростном катере, на котором находились восемь человек. Бортовой вертолет фрегата вскоре обнаружил подозрительное судно, на борту которого было идентифицировано оборудование, обычно относящееся к пиратству (длинные лестницы — трапы). Фрегат направил катер с морскими пехотинцами, чтобы более подробно осмотреть судно. Поскольку экипаж катера не отреагировали на запрос по радио, морские пехотинцы произвели предупредительные выстрелы. Затем экипаж пиратского катера открыл огонь по солдатам, которые немедленно вступили в перестрелку. В результате скоротечного огневого контакта четверо подозреваемых в пиратстве были убиты, и еще один ранен. Датские солдаты не пострадали. Весь экипаж и пассажиры катера были взяты на борт фрегата, пострадавшие получили медицинскую помощь.

Апробация CMP в Гвинейском заливе была признана успешной (механизм был запущен в январе 2021 г.), что нашло отражение, в первую очередь, в общем снижении количества пиратских нападений в этом районе по итогам 2021 года (35 против 84). С учетом в том числе, по всей видимости, и этого позитивного опыта в феврале 2022 г. было принято решение о распространении протоколов CMP на северо-западные районы Индийского океана. По мнению руководства ЕС, использование CMP в этом регионе повысит роль Европейского союза в качестве глобального поставщика услуг безопасности. Это является еще одним маркером того, что Индо-Тихоокеанский регион постепенно становится сферой повышенного внимания европейских военно-морских сил.

Начав свое развертывание в районе Африканского рога в целях борьбы с пиратством у побережья Сомали в рамках операции Atalanta в 2008 г., ЕС по мере нивелирования пиратской угрозы в этих водах не только не свернул миссию, а, напротив, адаптировал ее мандат к новым условиям. Так, с 2022 г. военно-морские активы ЕС, действующие по протоколам Atalanta, переквалифицировали задачу по борьбе с контрабандой наркотиков из вторичной в одну из основных. Уже к маю 2022 г. командование миссии отчиталось о проведении восьми успешных операций с изъятием более 12 т наркотических веществ.

Другой пример интереса европейских стран, в особенности Германии, к Индо-Тихоокеанском региону — это миссия немецкого фрегата Bayern F217 к берегам Южной Кореи с посещением Пакистана, Индии, Австралии, Японии, Сингапура, Вьетнама, Шри-Ланки в рамках так называемой «морской дипломатии». Помимо захода в порты указанных стран, фрегат принял участие приблизительно в 30 отдельных учениях с военно-морскими силами 17 стран. Чаще всего это были «походные упражнения» длительностью не более суток. В конце ноября 2021 г. корабль принял участие в крупномасштабных учениях японского флота, где также присутствовали корабли из США, Канады и Новой Зеландии. Отдельная миссия Bayern F217 заключалась также в обеспечении санкционного режима ООН, введенного против Северной Кореи.

Стоит отметить, что немецкие военные корабли не бывали в Азиатско-Тихоокеанском регионе более 30 лет, и решение о направлении фрегата с миссией по демонстрации флага является знаковым событием, демонстрирующим серьезность намерений.

Ставка на расширение географии поставок стратегического сырья становится важным геополитическом фактором, с точки зрения расширения военно-морского присутствия в водах Мирового океана. Отражением такого рода экономических интересов может быть оценка, произведенная Немецким агентством сырья (Dera) в части спроса на отдельные виды полезных ископаемых. Так, по немецким данным, спрос на литий к 2040 г., вероятно, увеличится в шесть раз по сравнению с объемом мирового производства 2021 г. (100 тыс. т) при условии, что переход на электромобили будет происходить так быстро, как планировалось.

Кобальт и графит также крайне необходимы для аккумуляторов электромобилей. При этом около 70% известных месторождений кобальта находятся в Конго (Африка), а 74% графита добывается в Китае. Растет спрос и на никель, который используется при производстве аккумуляторов, при этом его поставки на 60% зависят от трех стран: Индонезии, Филиппин и России. Ожидается и значительный рост спроса на медь, необходимую для производства электрических кабелей и катушек всех форм. Крупнейший производитель меди — Чили.

Очевидно, что рост морских перевозок в рамках расширения торговых связей может привести к увеличению случаев пиратства на море, что требует активизации действий военно-морских сил, в том числе в рамках концепции СМР. Вместе с тем отчетные данные IMB за девять месяцев 2022 г. пока демонстрируют тренд на общее снижение пиратских нападений во всем мире. Согласно имеющимся сведениям, в январе сентябре 2022 г. произошло 90 инцидентов. В подавляющем большинстве случаев (85) пиратам удалось проникнуть на борт судов. Один корабль был захвачен, 27 моряков попали в заложники, шесть подверглись физическому насилию.

В Гвинейском заливе было зафиксировано 13 нападений (за аналогичный период прошлого года — 27), что может указывать на эффективность концепции СМР. В то же время отмечается рост атака в Сингапурском проливе
— 31 инцидент против 21 за тот же период 2021 г. При этом объектами нападения становились в том числе крупнотоннажные балкеры и танкеры. Количество нападений вблизи Перу сократилось с пятнадцати до девяти, еще пять инцидентов произошло в Бразилии.

Вместе с тем говорить о переломе в борьбе с пиратством вряд ли возможно. Во-первых, как уже отмечалось, не обо всех инцидентах сообщается в IMB. Во-вторых, данные по итогам 2022 г. будут доступны не ранее январе 2023 г., а до этого срока ситуация в регионах пиратской активности может поменяться, и тренд на снижение изменится.

Переориентация на поставки сырья из стран Центральной и Латинской Америки и Юго-Восточной Азии для потребностей европейской экономики, не говоря об увеличении доли СПГ в морском трафике, по всей видимости, потребует дополнительных усилий ЕС в части обеспечения бесперебойности поставок. И если СМР успешно апробируется в северо-западных районах Индийского океана, то формирование комплексной морской безопасности у южноамериканского побережья может стать новым вызовом, требующим реакции военно-морской составляющей европейских стран.


1. Международное морское бюро (International Maritime Bureau, IMB) является специализированным подразделением Международной торговой палаты. В обязанности IMB входит cбор информации и координация работы по борьбе с преступлениями, связанными с морской торговлей и транспортом, особенно с пиратством и коммерческим мошенничеством, а также защитой экипажей океанских судов.


Оценить статью
(Голосов: 3, Рейтинг: 5)
 (3 голоса)
Поделиться статьей
 
Социальная сеть запрещена в РФ
Социальная сеть запрещена в РФ
Бизнесу
Исследователям
Учащимся