Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 15, Рейтинг: 4.73)
 (15 голосов)
Поделиться статьей
Артур Хетагуров

Независимый аналитик рынков вооружений

Колонка: Геополитика и мировой рынок вооружений

Оценку ВТС России со странами СНГ и тем более входящими в ОДКБ — Арменией, Беларусью, Казахстаном, Киргизией, Таджикистаном — в геополитическом контексте корректное рассматривать через призму целей и принципов их сотрудничества в оборонной сфере. ВТС со странами-членами ОДКБ в определенной степени является составляющей общей оборонной политики, поскольку часть поставок ведется в рамках совместного оборонного строительства. С учетом того, что в масштабах СНГ разработка и производство современной военной техники и вооружений обеспечивается только Россией, поддержание во многом единых стандартов перспективного оснащения вооруженных сил стран ОДКБ подразумевает их преимущественную ориентированность на российские закупки.

Оценку ВТС России со странами СНГ и тем более входящими в ОДКБ — Арменией, Беларусью, Казахстаном, Киргизией, Таджикистаном — в геополитическом контексте корректное рассматривать через призму целей и принципов их сотрудничества в оборонной сфере, которые четко определены статусом межгосударственных организаций и союзническим характером отношений между странами.

В числе основополагающих документов стоит выделить «Соглашение об основных принципах военно-технического сотрудничества между государствами – участниками Договора о коллективной безопасности», «Концепцию военного сотрудничества государств – участников Содружества Независимых Государств до 2020 года», «Протокол о размещении объектов военной инфраструктуры на территориях государств – членов Организации Договора о коллективной безопасности», а также «Соглашение о создании объединенной системы противовоздушной обороны государств – участников Содружества Независимых Государств».

Поиск 2017
ОДКБ, Тактико-специальное учение ОДКБ «Поиск-2017»

ВТС со странами-членами ОДКБ в определенной степени является составляющей общей оборонной политики, поскольку часть поставок ведется в рамках совместного оборонного строительства. К примеру, формирование объединенной системы ПВО и ПРО с Беларусью и Арменией (с планируемым включением стран Центральной Азии), а также формирование коллективных сил быстрого реагирования (КСОР) ОДКБ обеспечиваются оснащением их только совместимыми образцами ВВиСТ. С учетом того, что в масштабах СНГ разработка и производство современной военной техники и вооружений обеспечивается только Россией, поддержание во многом единых стандартов перспективного оснащения вооруженных сил стран ОДКБ подразумевает их преимущественную ориентированность на российские закупки.

Часть поставляемых вооружений и военной техники Россия передает странам ОДКБ безвозмездно в рамках совместного оборонного строительства, либо заключаемых соглашений об оказании военной помощи. К примеру, в рамках формирования единой системы ПВО-ПРО российские зенитно-ракетные системы С-300 передавались Беларуси (4 комплекта С-300ПМУ-1 в 2014 году, с последующей поставкой еще 4 комплектов), Казахстану (5 дивизионов С-300ПС, в 2015 г), Армении (2 дивизиона С-300ПС, 2010 г).  В рамках подписанных в 2013 году соглашений о военной помощи договоренности о безвозмездной передаче военной техники и боеприпасов были достигнуты с Киргизией (на 1,1 млрд долл.) и Таджикистаном (на 0,2 млрд долл.). В 2016 году с Узбекистаном подписан договор о развитии военно-технического сотрудничества, ведется проработка нового соглашения с Таджикистаном о поставках вооружений (в частности, военной авиатехники) и оказание содействия в подготовке персонала «для обеспечения стабильности в регионе».

По контрактным поставкам продукции оборонного назначения в страны ОДКБ коммерческая составляющая в определенной степени нивелирована, в контексте принятого в 2010 году решения стран ОДКБ о взаимной поставке вооружения и военной техники по льготным и внутригосударственным ценам.

Ценовые параметры таких контрактов практически соответствуют отпускным ценам в рамках российского гособоронзаказа. В числе крупнейших подобных сделок — закупка Казахстаном 4 истребителей Су-30СМ на 5 млрд руб. по контракту 2014 года и планируемая поставка еще 7 машин стоимостью 10 млрд долл. (в общей сложности планируется закупить 24 единицы), а также контракты 2016 года на 11 вертолетов Ми-35М и Ми-15,  приобретение Беларусью 8 учебно-боевых самолетов Як-130 (по контрактам 2012 и 2015 годов) и 32 БТР-82А. По аналогичной ценовой политике поставлялись вооружения в рамках предоставленного Армении в 2015 году льготного  экспортного кредита на 200 млн долл. (сообщалось о приобретении Ереваном РЗСО «Смерч», ОТРК «Искандер-М», ПЗРК «Игла-С» и «Верба», ЗРК «Бук-М1-2», огнеметных систем ТОС-1А «Солнцепек», наземных комплексов радиотехнической разведки «Автобаза-М» и др. вооружений).

Автобаза-М
russianarms.ru, наземный комплекс радиотехнической разведки «Автобаза-М»

В контексте совместного оборонного строительства также практикуется поставка/передача ВВТ странам ОДКБ взамен предоставления России в пользование военных объектов (размещения военных баз) на их территории, что обеспечивает стратегическое присутствие России в соответствующих регионах. К примеру, с Таджикистаном в рамках соглашения 2012 года о продлении срока пребывания до 2042 года 201-й российской военной базы оговаривались безвозмездная поставка военной техники и обучение персонала. За использование российскими вооруженными силами авиабазы «Кант» в Киргизии Москва предоставляет Бишкеку различные преференции в сфере оборонного сотрудничества (в частности, предусматриваются Россией поставки оружия). В счет предоставленной Киргизии в 2013 году безвозмездной военной помощи на сумму 1,1 млрд долл. из наличия Минобороны России передавалась военная техника.

В наибольших масштабах производственная кооперация сохраняется и развивается с Беларусью, чей военно-промышленный комплекс имеет кооперационные связи с порядка 400 российскими оборонными предприятиями. В частности, это поставки колесных шасси производства Минского завода колесных тягачей для российских подвижных межконтинентальных баллистических ракетных комплексов «Тополь-М» и «Ярс», оперативно-тактических ракетных комплексов «Искандер», а также ЗРС С-400 и ЗРК «Тор-М2Э»; поставки ОАО «Пеленг» оптоэлектронных прицелов «Сосна-У» и «ЭССА» для танков Т-72 и Т-90, а также 1К118П для ПТРК «Хризантема»; кооперация Концерна ПВО «Алмаз-Антей» с белорусским предприятием «Агат» по модернизации ЗРК «Бук»; кооперация  НПО «Сплав» с белорусским ГП «ЗТЭМ» по проекту модернизации и продления сроков службы реактивных снарядов РЗСО «Град»; программа разработки перспективного российско-белорусского зенитного комплекса ближнего действия; создание совместных российско-белорусских сервисных технических центров по восстановительному ремонту ЗРК «Top», по обслуживанию радиоэлектронного вооружения, а также мобильного центра по ремонту бронетанковой техники.

Довольно развитые кооперационные связи имеются с оборонными предприятиями Армении в рамках двусторонних соглашений о сотрудничестве в области оборонной промышленности, производственной и научно-технической кооперации оборонных предприятий. Армянскими компаниями, в частности, осуществляются поставки российским смежникам различных электронных компонентов. Помимо этого, в конце 2016 года Армения присоединилась к российско-белорусской межгосударственной финансово-промышленной группе «Оборонительные системы» с интеграцией в нее ряда армянских оборонных предприятий. Кроме того, реализуются договоренности о создании сервисных центров для обслуживания техники размещенной в Гюмри 102-й российской военной базы.

С Азербайджаном в рамках проходившей в Баку 2-й международной оборонной выставки ADEX-2016 подписан меморандум (между российской корпорацией «Тактическое ракетное вооружение» и производственным объединением «Шарг» (Şərq) Министерства оборонной промышленности Азербайджана) о совместном производстве тактических ракет нового поколения «воздух-воздух» и «воздух-земля». С Казахстаном в 2017 году достигнута договоренность о создании совместного комитета по науке и технологиям в области ОПК и реализации совместных проектов в оборонно-промышленном комплексе и аэрокосмической сфере.  

Казахстан (наряду с Беларусью) также является крупнейшим российским клиентом по оборонным закупкам. Только за последние пять лет в России закуплены 36 многоцелевых истребителей Су-30СМ, 5 дивизионов ЗРС С-300ПС, 11 ударных и десантно-штурмовых вертолетов Ми-35М и Ми-17Ш. Несмотря на значительную диверсификацию структуры оборонных закупок Казахстаном (у США, западноевропейских стран, Турции  и Израиля, ЮАР), по настоящее время на российские поставки приходятся не менее 80%. При этом в сравнении с номенклатурой приобретаемой российской военной техники закупки у западных стран преимущественно ориентированы на сегменты вспомогательных систем (транспортные самолеты, многоцелевые вертолеты, БРЭО для авиатехники, легкие колесные ББМ), либо имели декларативно-политический характер (закупки у США бронеавтомобилей и бывших в употреблении вертолетов UH-1H в начале 2000-х гг.) в контексте демонстрации партнерского характера внешнеполитических связей.

С другими среднеазиатскими партнерами ВТС России, помимо передачи вооружений в рамках военной помощи, пока ограничивается модернизацией стоящей на их вооружении военной техники. В числе таких сделок — поставки в 2011-2016 годах Таджикистану 26 модернизированных БТР-70М, 40 модернизированных БТР-70М Киргизии (из заказанных 60 единиц), модернизация систем ПВО С-125 «Печора-2М/2БМ» для Туркменистана, также закупившего ограниченные партии бронетехники, вертолетов Ми-17, ПЗРК «Игла-С» и ПКР Х-35. Ограниченность закупок связана как с достаточностью наличного военного потенциала для парирования текущих военных угроз, так и с ограниченной платежеспособностью. Однако при этом практически все среднеазиатские государства поддерживают военно-техническое сотрудничество с США (поставки Узбекистану и Таджикистану в рамках военной помощи, программы обучения для Казахстана), западноевропейскими странами, а также с Китаем (поставившему Узбекистану партию ЗРК и беспилотников и расширяющему контакты с Киргизией).

Несколько особняком стоит Туркменистан, увязывающий перспективы расширения сотрудничества со статусом государственного нейтралитета и все больше стремящийся дистанцироваться во внешнеполитических связях от России, как, впрочем, и от США. Такая политика Ашхабада преимущественно связана с нежеланием конкурентного взаимодействия на рынке углеводородов с Россией (при этом российский «Газпром» «принял» вызов, и затянувшаяся пауза в двусторонних отношениях подвигла Туркменистан к их реанимированию) и с опасениями возможной дестабилизации внутриполитического положения в стране со стороны США. При этом на фоне официально декларируемого нейтралитета показательна переориентация Туркменистана на закупки китайской и пакистанской военной техники. В частности, в СМИ сообщалось о продемонстрированных туркменской армией на учениях в 2016 году ЗРК средней дальности KS-1A и большой дальности FD-2000, закупленных вместо российских систем С-300.

Армения – Азербайджан

В качестве иллюстрации интегрированной политики в сфере экспорта вооружений отдельного рассмотрения заслуживает ВТС России с Арменией и Азербайджаном, пребывающим в состоянии перманентной готовности к возобновлению конфликта в Нагорном Карабахе. Россия имеет обширные политико-экономические связи с обоими государствами — совместное членство в СНГ (а с Арменией еще и в ОДКБ и Таможенном союзе), масштабное сотрудничество с Азербайджаном в нефтегазовой сфере, а также является крупным партнером в оборонной сфере.

Эскандер Э
arms-expo.ru, ОТРК «Искандер-Э»

В плане российского военного присутствия в регионе необходимо отметить размещенную в Армении российскую военную базу (г. Гюмри) и заключение в 2016 году российско-армянского соглашения о создании Объединенной группировки войск (сил) Вооруженных Сил (в составе воинских подразделений 102-й российской военной базы в Армении и 5-го армейского корпуса ВС Армении, решающей вопросы совместной обороны двух стран на основе имеющихся базовых договоров о взаимной обороне и безопасности).

Российские поставки вооружений Еревану и Баку неизменно имеют резонансный характер ввиду ключевого характера влияния армяно-азербайджанских отношений на общий геополитический расклад на Кавказе. В целом политика России в отношении Армении и Азербайджана, как известно, основана на поддержании интегрального паритета взаимоотношений с обоими государствами и поддержание регионального военного баланса.

Учитывая весь комплекс двусторонних связей и лишь внешний характер поддерживаемого мира в Нагорном Карабахе, для России ВТС с Арменией и Азербайджаном является фактором сохранения рычагов влияния на ситуацию в регионе. При этом и Арменией, и Азербайджаном, несмотря на постоянные информационные выпады в СМИ обоих стран, объективно оценивается буферная роль российских поставок. В случае возможного масштабного перехода обеих сторон к альтернативным закупкам (хотя для Армении этот гораздо проблематичнее) поддерживать негласный баланс потенциалов и поставок обеим странам, соблюдаемый в настоящее время Россией, станет гораздо сложнее ввиду отсутствия у всех прочих потенциальных поставщиков баланса интересов и с Арменией, и с Азербайджаном.

Для Армении военно-техническое сотрудничество с Россией в части закупок вооружений в настоящее время является практически безальтернативным (хотя определенная научно-производственная кооперация имеется с Литвой, Украиной и Польшей). При этом подразделения ВС Армении принимают активное участие в различных военных программах и военных учениях со странами НАТО, а также в составе международных миротворческих контингентов в Афганистане, Ираке, Косово, Ливане (с начала 2000-х годов на эти цели США в порядке военной помощи выделили ок. 48 млн долл).

Масштабы закупок российских вооружений Арменией кратно уступают азербайджанским, что в первую очередь связано с отсутствием у Еревана сопоставимого оборонного бюджета, хотя, как члену ОДКБ, российские поставки ведутся по льготным ценам, сопоставимым с внутрироссийскими по государственному оборонному заказу. К примеру, в счет предоставленного в 2015 году кредита в сумме 200 млн руб. Армения в 2016 году, в частности, получила ОТРК «Искандер-Э», ЗРК «Бук-М1-2», системы РЭБ «Инфауна», крупная партия ПЗРК «Игла-С» и «Верба», а также установки РЗСО «Смерч», наземные комплексы исполнительной радиотехнической разведки «Автобаза-М», тяжелые огнеметные системы ТОС-1А «Солнцепек» и другое вооружение.

Масштабные поставки российских вооружений Азербайджану вызывают серьезное недовольство у значительной части армянского истеблишмента и политической оппозиции, на фоне чего активизировалось зондирование со стороны США и ЕС, в т.ч.  в части предложений Еревану об альтернативных российским закупках вооружений. Однако для масштабизации контактов в данной сфере для Еревана сдерживающими факторами являются отсутствие значимых гарантий от западных партнеров (в отличие от России) в случае кризисного развития ситуации в Нагорном Карабахе и непрекращающиеся попытки вмешательства ЕС и США во внутриполитические процессы.

При этом необходимо отметить альтернативную диверсификацию Ереваном в последние годы контактов в оборонной сфере с прочими государствами, в частности, подписание соответствующих соглашений с Китаем, Индией, а также практически налаженное сотрудничеством с Ираном (пока включающее поставки армянской армии вспомогательных (нелетальных) систем военной техники).

Мста-С
militaryarms.ru, САУ «Мста-С»

ВТС России с Азербайджаном по коммерческой составляющей выделяется из общего ряда среди стран СНГ. Не входя в ОДКБ и оплачивая поставки вооружений по экспортным ценам, Баку продолжает оставаться одним из крупнейших российских клиентов, несмотря на то, что, помимо закупок у Украины и Беларуси, с 1990-х годов он активно развивает ВТС с Турцией, Израилем, западноевропейскими странами, США, а также с Пакистаном.  

Если в 1990-х и в начале 2000-х годов закупки российских вооружений Азербайджаном были близки к околонулевым значениям, то за последнее десятилетие отмечается их значительная активизация. По оценкам Стокгольмского института исследования проблем мира  (SIPRI), в период между 2006 и 2010 годами доля Азербайджана в общем объеме военного экспорта России составила около 0,7%, а за период 2011-2015 годов выросла до 4,9%. Доля России в суммарном импорте оборонной продукции Азербайджана за последние 10 лет (за 2006 – 2016 годы оцениваемом в 22,7 млрд долл.) составляет порядка 22%, при этом в отдельные годы расходовалось до 80% бюджетных ассигнований на оборону.

В числе крупных закупок Азербайджаном российских вооружений за последние годы можно выделить приобретение двух дивизионов зенитно-ракетных систем С-300ПМУ-2 (стоимостью 300 млн долл., 2011 год), нескольких батарей зенитно-ракетных комплексов «Тор-2МЭ», ок. 80 вертолетов Ми-35 и Ми-17, около 100 танков Т-90С и 118 БМП-3, 36 самоходных артиллерийских установок «Мста-С» и «Вена», 18 РЗСО «Смерч», 18 тяжелых огнеметных систем ТОС-1. Совокупная стоимость контрактных поставок по данным азербайджанских СМИ за период 2010-2014 годов оценивалась в 4 млрд долл., а с учетом поставок 2015 года составила порядка 5 млрд долл. В ноябре 2016 года с Азербайджаном было подписано соглашение о перспективном военно-техническом сотрудничестве на 2017 год.

В числе чувствительных для Азербайджана факторов региональной безопасности России придется учитывать сложные отношения Азербайджана с Ираном в контексте перспективного российско-иранского сотрудничества в оборонной сфере и сохранения партнерских отношений с Азербайджаном. Помимо наращивания сил в противостоянии с Арменией, Баку ориентирован на закупки российских вооружений для усиления иранского направления. В частности, закупка российских ЗРС С-300 ввиду фактического отсутствия ударной авиации у Армении преимущественно была ориентирована на прикрытие объектов со стороны Ирана. Также азербайджанские военные рассматривали вероятность закупки российских ракетных комплексов береговой обороны «Бал-Э» для прикрытия своего каспийского побережья.

Одним из ключевых факторов для перспективного российско-азербайджанского и российско-армянского партнерства в геополитическом плане и в военно-технической сфере является конъюнктура российских поставок вооружений обоим государствам в контексте соблюдения условного военного паритета.

ADEX 2016.jpg
adex.az, выставка ADEX 2016

Наиболее резонансной стала поставка в 2016 году Армении 4 российских ОТРК «Искандер-Э» (с комплектом из 25 оперативно-тактических ракет), в военно-политическом отношении ставшей паритетной для уравновешивания ударного потенциала сторон — недавних закупок Азербайджаном турецких дальнобойных РСЗО Т-300 Kasirga (21 единица), израильских ОТР Extra, а также ранее поставленных Баку 18 российских РЗСО «Смерч» (в 2012-2014 годах) и имевшихся тактических ракетных комплексов «Точка-У». При этом ограниченное количество комплексов и небольшой комплект ракет однозначно сигнализировали об исключительно оборонительном предназначении данной поставки.

Появление у Армении возможности нанесения точечных ударов по важным целям в оперативной глубине в определенной степени нивелировало вероятность ставки Баку на значительное превосходство азербайджанской армии в дальнобойных артиллерийских и тактических ракетных системах и РЗСО, а также вероятного проведения азербайджанскими ВВС рейдов по целям в Армении самолетами тактической авиации. По оценкам наблюдателей, дальности пуска имеющихся у Азербайджана устаревших комплексов «Точка-У» и новых израильских ОТР Extra недостаточно для применения по оперативным тылам армянских сил из безопасного расстояния, без риска их подавления артиллерией, а также высокой долей вероятности их перехвата армянскими системами ПВО С-300.

Азербайджан незамедлительно предпринял шаги для преодоления возникшего диспаритета с Арменией в сегменте оперативно-тактических ракет, декларировав готовящуюся закупку оперативно-тактических ракет дальностью 300 и более километров. В числе возможных вариантов обозначались ОТРК «Гром-2» украинско-белорусской разработки, а также вероятность приобретения аналогичных систем у Пакистана.

Для нивелирования негативной реакции Азербайджана на поставку ракетных комплексов Армении, Россия представила Баку ассиметричное предложение — проект по организации совместного производства тактических ракет нового поколения «воздух-воздух» и «воздух-земля». Соответствующий меморандум подписали производственное объединение «Шарг» (Şərq) Министерства оборонной промышленности Азербайджана и российская корпорация «Тактическое ракетное вооружение» в рамках проходившей в Баку 2-й международной оборонной выставки ADEX-2016».

Оценить статью
(Голосов: 15, Рейтинг: 4.73)
 (15 голосов)
Поделиться статьей
Бизнесу
Исследователям
Учащимся