Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 9, Рейтинг: 4.22)
 (9 голосов)
Поделиться статьей
Артур Хетагуров

Независимый аналитик рынков вооружений

ВТС России со странами Африки традиционно представляет собой один из ключевых инструментов внешней политики России на континенте. Спад в 1990-х гг. ВТС России с государствами Африки привел к минимизации имевшейся с советских времен значительной клиентской базы и присутствия страны в регионе. Несмотря на это, активизация Москвой внешней политики в начале 2000-х гг. обеспечила поступательный характер развития как объемов экспорта вооружений, так и роста внешнеполитической ориентированности со стороны значительного числа стран региона.

К настоящему времени в числе наиболее значимых покупателей российских вооружений можно назвать Алжир, Египет, Анголу, Уганду, Нигерию. Соглашения имеются с Мали, Мавританией, Камеруном, Зимбабве; перспективные наработки ведутся по Танзании, Намибии, Руанде и Экваториальной Гвинее. На конец 2016 г. общий портфель российских оборонных контрактов со странами Африки превысил 21 млрд долл.


ВТС России со странами Африки традиционно представляет собой один из ключевых инструментов внешней политики России на континенте. Новая парадигма в экономическом развитии ведущих стран Африки и их позиционировании на мировой арене подкрепляется их стремлением к развитию оборонного потенциала, в т.ч. для отстаивания национальных интересов и противостояния угрозе экспансии сепаратистских и террористических движений. В данном контексте практически все значимые игроки на мировом рынке вооружений активизировали со странами Африки военно-техническое сотрудничество, которое выступает как наиболее эффективный инструмент закрепления геополитического присутствия на континенте.

Спад в 1990-х гг. ВТС России с государствами Африки привел к минимизации имевшейся с советских времен значительной клиентской базы и присутствия страны в регионе. Несмотря на это, активизация Россией внешней политики в начале 2000-х гг. обеспечила поступательный характер развития как объемов экспорта вооружений, так и роста внешнеполитической ориентированности со стороны значительного числа стран региона.

К настоящему времени в числе наиболее значимых покупателей российских вооружений можно назвать Алжир, Египет, Анголу, Уганду, Нигерию. Соглашения имеются с Мали, Мавританией, Камеруном, Зимбабве; перспективные наработки ведутся по Танзании, Намибии, Руанде и Экваториальной Гвинее. По оценке главного советника генерального директора АО «Рособоронэкспорт» Юрия Демченко, на конец 2016 г. общий портфель российских оборонных контрактов со странами Африки превысил 21 млрд долл.

Египет

russianplanes.net, Алексей Карпулев
МиГ-29М и МиГ-29М2 ВВС Египта

ВТС с Египтом, возобновившись в конце 1990-х гг., тем не менее до конца первой декады 2000-х гг. оставалось довольно ограниченным и включало отдельные контракты на модернизацию техники ПВО советского производства, а также закупки небольших партий мобильных ЗРК «Тор-М1», «Бук-1М», ЗСУ-23-4-М4 «Шилка-Стрелец» и ПЗРК «Игла-С», вертолетов Ми-17. В немалой степени расширению масштабов закупок российских вооружений активно противодействовали США, под давлением которых в 2006 г. была отменена достигнутая договоренность о закупке партии истребителей МиГ-29СЭ стоимостью ок. 1,5 млрд долл.

Провокационная политика США в отношении дестабилизации внутриполитической ситуации в Египте и последующее блокирование Вашингтоном предоставлявшейся военной помощи поставили Каир в 2013 г. перед осознанным выбором определенного дистанцирования от США. В складывавшейся геополитической конъюнктуре для Египта вполне логичным стало усиление ВТС с Россией, в т.ч. в части демонстрации реальности корректировки внешнеполитических приоритетов.

Серьезность ориентации Египта на установление нового формата внешнеполитического и военно-технического партнерства с Россией была подкреплена заключенными в 2014–2015 гг. крупными контрактами (общей стоимостью свыше 3,5 млрд.долл.) на приобретение ЗРС С-300ВМ (в количестве трех дивизионов), а также 50 истребителей МиГ-29М/М2, 46 ударных вертолетов Ка-52К, ракетного катера проекта 1242.1 (с ПКР «Москит»). В сфере энергетики в 2016 г. также было заключено соглашение об участии «Росатома» в строительстве первой египетской АЭС в Эль-Аламейне, а также соглашение по концессионному участию «Роснефти» в разработке газового месторождения Шурук.

На фоне все более вероятного дрейфа Египта из сферы влияния США и что более нежелательно — вероятной стратегической переориентации на Россию Вашингтон предпочел не усугублять конфликтные тенденции в двусторонних отношениях. В 2015 г. он восстановил предоставление Египту финансовой помощи и поставок вооружений. Были разморожены сделки на поставку 12 истребителей F-16C/D, 10 вертолетов AH-64D Apache, 20 ПКР Garpun block 2, 125 машинокомплектов танков M1A1 Abrams.

В данном контексте необходимо отметить, что к настоящему времени в целом сохраняется превалирование ориентированности Египта на США (если Вашингтон не будет провоцировать Каир недружественными акциями) и западноевропейские страны. Несмотря на определенные подвижки в выстраивании альтернативных прежней прозападной ориентации внешнеполитических и особенно военно-технических связей с Россией, для правящего режима и египетского военно-политического истеблишмента Москва пока не является приоритетным партнером в военно-политическом и экономическом плане. Косвенным доказательством этому стала нейтральная позиция Каира относительно американских силовых действий в сирийском конфликте, направленных на оказание максимального противодействия российскому присутствию в регионе.

Алжир

Крупнейшим и стабильным клиентом в сфере ВТС для России на африканском континенте остается Алжир. Суммарная стоимость закупок Алжиром российских вооружений превысила 7,6 млрд долл, составляя примерно 80% алжирского импорта вооружений. Сохранению тесных связей с Россией способствуют не только наличие давнего базиса двусторонних отношений. С учетом ставки Алжира на обеспечение максимальной равноудаленности внешнеполитических партнеров [1]. Россия, входя в число приоритетных партнеров, в то же время в силу отсутствия экспансионистских устремлений в регионе наиболее подходит на роль основного поставщика вооружений.

menadefense.net
Т-90С для Алжира

При этом алжирские заказы, как правило, характеризовались закупками крупных партий. По настоящее время одним из рекордных остается пакетное соглашение 2006 г., составившее около 6 млрд долл. [2]. Только за последние пять лет Алжиром законтрактовано более 300 танков Т-90С, 14 истребителей Су-30МКА, 2 ДЭПЛ проекта 636Э, 42 ударных вертолетов Ми-28НЭ и 14 тяжелых транспортных Ми-26, а также около 5000 ПТУР и некоторое количество ЗРК «Бук-М2Э». В числе номенклатуры российской военной техники, по которым ведутся переговоры, — бомбардировщики Су-32/Су-34 (12 единиц на сумму порядка 500 млн долл.), истребители Су-35С (10 единиц), а также военно-транспортные самолеты Ил-76МД-90А и зенитные ракетные системы «Антей-2500».

Текущие закупки обеспечили нынешние потребности вооруженных сил Алжира, поэтому в обозримой перспективе продолжение масштабных прямых закупок маловероятно. Вероятность же перехода ВТС с Россией в новое качество, например, к промышленной кооперации и лицензионному производству как ожидалось — танков Т-90СА) довольно проблематична, в том числе ввиду отсутствия соответствующего потенциала у национальной промышленности.

Важным сигналом стало переданное российской стороне в сентябре 2016 г. послание правительства Ливии с просьбой о поставках вооружений ливийской армии для борьбы с радикальными исламистскими организациями и стабилизации обстановки в регионе. Для нынешних ливийских властей, кстати, не являющихся наследниками внешнеполитической линии прежнего режима Каддафи, деструктивная позиция западных стран во внутриливийском конфликте фактически не оставила иллюзий. Это заставляет их искать в лице России не просто поставщика вооружений (которым мог бы вполне успешно выступить и Китай), а именно геополитического союзника для противодействия дальнейшей экспансии экстремистов в регионе.

Субсахарская Африка

Последние годы ознаменовались существенными подвижками в реанимировании и расширении ВТС со странами Субсахарской Африки. По отдельным оценкам, на их долю в среднем приходится около 2% мирового рынка (ок. 2 млрд долл. в 2015 г.), при этом Россия занимает лидирующие позиции в регионе. По оценке «Рособоронэкспорта», на российские поставки пришлось около 30% регионального рынка за период 2001–2015 гг.

Прежняя ориентированность большинства государств региона на закупки вооружений советского производства, до сих пор составляющего значительную долю парка военной техники, дает России существенное потенциальное конкурентное преимущество. Только объем послепродажного обслуживания эксплуатируемой авиатехники советского/российского производства оценивается не менее чем в 2 млрд руб. в год.

При этом весьма серьезную конкуренцию в Субсахарской Африке составляют западные страны, сохраняющие значительное политическое и экономическое присутствие в регионе, а также Китай. Конкурентными преимуществами Китая, помимо ценовой доступности предлагаемой несложной военной техники, являются обширные экономические связи с африканскими странами как одного из крупнейших поставщиков промышленной продукции в регион и импортера сырьевого экспорта.

Определенную конкуренцию в регионе в сегменте ремонта и модернизации военной техники советского производства составляет Украина. Однако расширение присутствия украинского ВПК ограничивается ненадежной репутацией, связанной с имевшими место прецедентами использования некачественных запчастей. Необходимо отметить также региональные амбиции ЮАР, чей военно-промышленный комплекс способен обеспечить как поставки конкурентоспособных образцов вооружений, так и модернизацию эксплуатируемых во многих странах региона систем вооружений советского и российского производства.

www.helis.com
Ми-171Ш Нигерийских ВВС

Наиболее крупными покупателями в данном регионе преимущественно выступают традиционные эксплуатанты советских/российских вооружений, сохраняющие определенную внешнеполитическую ориентированность на Россию. В числе наиболее крупных контрактов со странами региона последних лет можно выделить поставки Анголе истребителей Су-30К (12 единиц ранее поставленных и возращенных Индией и прошедших ремонт) и 20 вертолетов Ми-171Ш и Ми-24П (на общую сумму ок. 1 млрд долл.), пакетное соглашение 2010 г. с Угандой на поставку 6 истребителей Су-30МК2 и бронетехники (44 танков Т-90С и 32 БТР-82А) на сумму около 740 млн долл., масштабные закупки ударных и многоцелевых вертолетов Суданом (закупка 24 Ми-35П и 22 Ми-17) и Нигерией (более 40 Ми-24/Ми-35 и Ми-171Ш). Кроме того, российскими двигателями РД-93 также обеспечивалась комплектация закупленных для нигерийских ВВС у Пакистана трех истребителей JF-17, что при условии дальнейшего развития российско-пакистанских связей, в т.ч. в части сохранения российских поставок авиадвигателей, на определенную перспективу обеспечит России дополнительные преференции на нигерийском рынке. В число новых российских клиентов вошла Намибия, законтрактовавшая партии стрелкового оружия, минометов, автомобильной техники и ПТРК «Корнет-Э».

Перспективы развития ВТС с остальными странами региона существенно ограничиваются отсутствием платежеспособного спроса. В числе подобных примеров — Гана, закупившая за последнее пятилетие менее 10 вертолетов Ми-171 и Ми-35, а также Руанда, соглашение о ВТС с которой было подписано в 2017 г., но при этом почти отсутствует платежеспособный спрос.

Довольно масштабные закупки российских вооружений в 1990-х – начале 2000-х гг. также проводились Эфиопией (закупившей 17 истребителей Су-27, 4 штурмовика С-25, более 20 вертолетов Ми-24 и Ми-8, а также около 350 артиллерийских систем) и Эритреей (истребители МиГ-29, вертолетная техника, значительное количество ПЗРК и ПТРК). Однако тяжелые последствия произошедшего между ними в конце 1990-х гг. вооруженного конфликта, приведшего к расстройству национальных экономик, вряд ли позволят им в ближайшем будущем возобновить крупные закупки вооружений.

Отдельно стоит отметить перспективы ВТС России с ЮАР, являющейся самым экономически развитым и наиболее мощным в военном отношении государством региона, с годовым военным бюджетом (около 5 млрд долл.), составляющим почти 3/5 суммарных региональных военных расходов. В условиях нежелания США и западноевропейских государств развивать ВТС с ЮАР потенциальными партнерами для нее остаются Россия и Китай. Однако технологический потенциал китайского ВПК пока не вполне соответствует амбициозным целям южноафриканского ВПК, имеющего сопоставимый уровень компетенций.

Несмотря на совместное членство стран в БРИКС, ВТС пока остается на нулевом уровне, однако имеется возможность сотрудничества в разработке перспективных образцов вооружений на основе российских технологий и индустриального потенциала южноафриканского ВПК. Создана межправительственная комиссия по военно-техническому сотрудничеству. ЮАР проявляет интерес к совместным разработкам ВВТ как для оснащения своих ВС, так и для экспорта в третьи страны, а также в совместном техническом обслуживании и ремонте техники советского/российского производства в регионе. Одним из шагов в данном направлении стало открытие в 2013 г. холдингом «Вертолеты России» совместно с южноафриканской компанией Denel Aviation в Йоханнесбурге центра по ремонту и обслуживанию гражданских вертолетов российского производства.

С восстановлением присутствия на национальных рынках вооружений и развитием экономических связей на принципах взаимовыгодного сотрудничества, способствующих укреплению военного и экономического потенциала африканских стран, Россия получит новые рычаги влияния в богатом ресурсами регионе. Определенную роль в этом сыграла и сдержанная позиция африканских стран в отношении антироссийских санкций Запада. В данной связи сопутствующим моментом стали и преференции в части поставок сельскохозяйственной продукции на российский рынок. Устойчивому присутствию России на африканском рынке вооружений также способствует и заинтересованность стран региона в установлении долгосрочного сотрудничества с Россией на рынке энергоресурсов по разведке и разработке ресурсов, а также сбытовой кооперации. В частности, Алжир и Нигерия реализуют с российским «Газпромом» проекты по развитию внутренней энергосистемы, а также по экспорту нигерийского газа по транссахарскому газопроводу (через территорию Алжира) в Европу.

1. Крупными поставщиками вооружений являются США, Китай, ФРГ, к примеру, в сегментах военно-транспортных самолетов и военно-морской техники. 2. Фактическая контрактная стоимость составила около 4 млрд долл. вследствие последующего отказа Алжира от закупки партии из 34 истребителей МиГ-29СМТ/УБ.


Оценить статью
(Голосов: 9, Рейтинг: 4.22)
 (9 голосов)
Поделиться статьей
Бизнесу
Исследователям
Учащимся