Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 15, Рейтинг: 5)
 (15 голосов)
Поделиться статьей
Светлана Гаврилова

К.и.н., и.о. руководителя программного отдела РСМД

Ключевым вопросом внутриполитической жизни Испании, однако, в последнее десятилетие является проблема каталонского сепаратизма. Если в первые десятилетия активной фазы своего существования каталонский сепаратизм был явлением локального масштаба, то после референдума о независимости 2017 года уже можно с уверенностью говорить о том, что он угрожает целостности испанского государства.

Для выхода из сложившейся, в сущности патовой, ситуации необходим устойчивый внутриполитический диалог между Мадридом и Барселоной, однако переговоры о будущем региона слабо продвигаются на протяжении последних нескольких лет. Положение дополнительно осложняется тем, что националистические силы Каталонии не едины, что осложняет задачу центральной власти в переговорах. При этом и население региона далеко не однозначно относится к идее об отделении от королевства: часть жителей Каталонии настроены унионистски. Судя по всему, каталонцы не хотят повторения 2017 года, когда проведенный референдум, обостривший внутриполитическую ситуацию в стране, в конечном счете не принес фактически никаких результатов. Итогом референдума стало ухудшение экономической ситуации в регионе: так, в 2020 году ВВП Каталонии сократился на 11,4%, что стало самым большим падением со времен гражданской войны, а большое количество компаний, которые работали в регионе, покинули его.

В сентябре 2022 года П. Арагонес неожиданно выступил с заявлением о том, что в Каталонии необходимо провести новый референдум о независимости, согласованный с Мадридом, результаты которого были бы признаны как центральной властью, так и международным сообществом, отмечая, что «подавляющее большинство каталонцев хотят решить будущее страны путем голосования на референдуме. Это заявление привело к кризису Женералитата: партия «Вместе за Каталонию» — одна из партий правительственной коалиции в Каталонии, наряду с «Левыми республиканцами» — высказала недовольство действиями П.Арагонеса. Существующие разногласия между каталонскими националистами достигли своего пика. Позже президент Каталонии признал, что переговоры о проведении референдума до 2024 года в рамках диалога с Мадридом невозможны.

Таким образом, налицо обострение целого комплекса проблем, сопровождающих каталонский вопрос: каталонское общество расколото надвое касательно независимости, внутренние противоречия политических элит в регионе и их непоследовательность осложняют поиск путей выхода из кризиса, а наладившийся диалог Мадрида и Барселоны оказался под угрозой, едва успев начаться. При этом много вопросов вызывает позиция президента Каталонии П. Арагонеса: в условиях достаточно высокой неустойчивости собственных позиций своими радикальными заявлениями он вызвал правительственный кризис в автономии, поставив под угрозу развитие диалога с центром и отодвинув перспективу решения каталонского вопроса путем компромисса.

Каталонский кризис остро поставил вопрос о необходимости конституционной реформы в стране, определенно не отвечающей современным политическим реалиям Испании. Очевидно, что модель государства автономий уже исчерпала себя, и идея о федеративном или конфедеративном устройстве Испании может оказаться на повестке дня уже в обозримом будущем. Страна либо пойдет по пути внутреннего диалога и преобразований, либо окажется перед угрозой распада, поскольку в случае успеха сторонников сецессии в Каталонии ряд регионов, исторически находящихся на «особом» положении в Испании, может последовать ее примеру. Кроме того, каталонский прецедент может стать толчком для нового витка сепаратистских настроений и в других регионах Европы: вопросы фламандского, шотландского, ирландского, корсиканского национализма находятся в латентной фазе, но остаются достаточно острыми для национальных государств.

Современное политическое развитие Королевства Испания отличается крайней нестабильностью. Целый ряд правительственных кризисов, фрагментация политических сил, сложные электоральные процессы — все это повергло страну если не в кризис, то, по крайней мере, в затяжной политический коллапс. Ключевым вопросом внутриполитической жизни Испании, однако, в последнее десятилетие является проблема каталонского сепаратизма. Если в первые десятилетия активной фазы своего существования каталонский сепаратизм был явлением локального масштаба, то после референдума о независимости 2017 года уже можно с уверенностью говорить о том, что он угрожает целостности испанского государства. Необходимо сразу обозначить, что «сепаратистским» данный вопрос чаще именуют сторонники целостности страны — как в политическом, так и в общественном и научном дискурсе, — а сторонники независимости региона предпочитают термин «регионализм» или «национализм».

Фактически в настоящее время каталонское движение в целом можно определить как сепаратистское, поскольку главной целью так называемых «националистов» Каталонии является именно отделение региона от испанского королевства и его превращение в независимое государство. Суть проблемы, впрочем, от этого не меняется: каталонский вопрос стоит во главе угла испанской внутриполитической повестки и оказывает влияние практически на все стороны политической, социальной и экономической жизни Испании. Для выхода из сложившейся, в сущности патовой, ситуации необходим устойчивый внутриполитический диалог между Мадридом и Барселоной, однако переговоры о будущем региона слабо продвигаются на протяжении последних нескольких лет. Положение дополнительно осложняется тем, что националистические силы Каталонии не едины, что осложняет задачу центральной власти в переговорах. При этом и население региона далеко не однозначно относится к идее об отделении от королевства: часть жителей Каталонии настроены унионистски.

Важным фактором в решении каталонской проблемы является неустойчивость действующего испанского правительства социалистов: правящая партия вынуждена искать поддержки всех возможных союзников, в том числе каталонских партий. Этот факт обуславливает неизбежность для правящей партии не просто идти на диалог с каталонскими сепаратистами, но и соглашаться на определенные уступки. Весь сложный комплекс противоречий каталонского вопроса связан с проблемой реформирования конституционного строя Королевства Испания. Фактически новый виток каталонского кризиса ставит под вопрос жизнеспособность испанской Конституции 1978 года. В настоящее время, судя по всему, действующая Конституция страны не отвечает современным вызовам политической, экономической и социальной жизни Испании и требует пересмотра. Далеко не очевидно, однако, что такой серьезный шаг, как реформирование Основного закона, может снять напряжение, создаваемое каталонским вопросом, поскольку даже предлагаемая федерализация страны не отвечает полностью запросу каталонских националистов касательно будущего автономии.

К истории и сущности каталонского вопроса

Государственное устройство Королевства Испания характеризуется асимметричным объемом прав и полномочий отдельных регионов, что осложняет отношения центральной власти с региональными властями. Конституция страны, составленная без учета всех требований и особенностей регионального развития, изначально закладывала определенные противоречия, а действующие элементы федерализма не удовлетворяют запросы отдельных регионов с высоким уровнем национального самосознания населения.

Обострение региональных проблем оказывает дестабилизирующее воздействие на всю политическую систему Испании, особенно острыми являются проблемы каталонского, баскского и галисийского национализма. И если вопросы с Галисией и Страной Басков несколько смягчились в последние годы, то Каталония остается важнейшей проблемой для внутриполитического развития страны. Каталонский кризис является ключевой составляющей общеиспанского внутриполитического кризиса, поразившего страну. Именно каталонская проблема стала причиной, усугубившей общеиспанский политический кризис: недоговороспособность общеиспанских политических сил, в частности правой Народной партии (НП), в период обострения проблемы Каталонии в 2017 году спровоцировала новый виток разногласий каталонского кризиса, в итоге которого НП потеряла значительную часть поддержки электората. Очевидно, что каталонский вопрос является «самым серьезным кризисом испанской демократии за 40 лет ее существования» [1], угрожающим самому существованию испанского королевства.

Особое значение в данном контексте имеет тот факт, что проблема сепаратизма — не только испанская, в целом ряде европейских стран существуют аналогичные очаги сепаратизма, угрожающие государственной целостности. К таким государствам относятся Великобритания, Бельгия, Италия (последняя — в меньшей степени в настоящее время). Каталонский пример, в случае как достижения сепаратистами своей цели, так и в случае обострения кризиса из-за его затягивания по вине центральной власти, может запустить цепную реакцию, которая сотрясет социально-политические основы ключевых акторов на общеевропейской арене. Определенные сложности каталонский вопрос создает для Европейского союза уже сейчас [2].

Каталонский национализм уходит корнями еще в XIX век, но как оформившееся движение существует с 1980-х годов. При этом важно отметить, что в период разработки Конституции Испании каталонцы были согласны с формулировкой о «нерушимом единстве испанской нации», что лишало их права называться отдельной нацией в рамках испанского государства. Однако постепенно в общественном сознании формируется «синдром избранной нации, ставшей невинной жертвой, — одна из важнейших опор националистической мифологии» [3].

В 2006 году был принят новый Статут автономии Каталонии [4], согласно которому права автономии существенно расширялись: вводился новый специальный налоговый режим, создавалась отдельная судебная система, роль каталанского языка на уровне региона заметно увеличивалась. Но в 2010 году ряд положений нового статута были признаны неконституционными и отменены. Наибольшее возмущение каталонцев вызвал запрет Конституционного суда на их право считаться отдельной нацией. Именно этот момент можно считать началом каталонского кризиса.

Первым признаком обострения противоречий стала уверенная победа в 2010 году сепаратистской партии «Конвергенция и союз» на региональных выборах в Каталонии, а после отказа центральных властей идти на компромисс каталонские сепаратисты взяли курс на сецессию путем проведения референдума о независимости в регионе. Кроме того, сепаратистские партии выдвигали требования о создании в автономии отдельного министерства финансов и получении более широких прав по распоряжению взимаемыми налогами.

Критическое значение имели экономические проблемы в стране: являясь главным «локомотивом» испанской экономики, Каталония испытывала большую финансовую нагрузку, чем любой другой регион в период экономического кризиса 2008 года. Именно в период мирового финансового кризиса, когда в регионе резко выросла безработица, «умеренный каталонский национализм перерос в сепаратизм» [5]. В январе 2013 года Парламент Каталонии принял декларацию о суверенитете [6], в которой заявлялось о намерении провести референдум по вопросу создания независимого государства, однако действие данного документа было приостановлено Конституционным судом Испании.

Важное значение для роста сепаратистских настроений в Каталонии имеют этнокультурные и лингвистические особенности региона, на которых основывается идея о существовании особой каталонской идентичности. Вопрос о языке является центральным фактором для каталонской идентичности и средством формирования каталонской нации и уходит корнями в период объединения Кастилии и Арагона, когда каталанский язык попал под влияние кастильского диалекта. «Современная языковая ситуация в Каталонии характеризуется существованием двух официальных языков: кастильского и каталанского, последний имеет еще статус национального языка на территории данного автономного сообщества» [7].

В наиболее острую фазу каталонский кризис перешел осенью 2017 года, когда в регионе был проведен референдум о независимости, несогласованный с центральным правительством и признанный в итоге неконституционным. Эксперты называют этот период «худшим политическим кризисом в стране за последние десятилетия» [8]. Следует отметить, что — при результате более 90% за отделение — в голосовании приняли участие всего 43% жителей региона [9] и объективной картины относительно мнения каталонцев по вопросу сецессии итог референдума, очевидно, не предоставил.

Центральная мадридская власть отреагировала на данный шаг Барселоны достаточно жестко и, как представляется, усугубила ситуацию: в действие была введена 155 статья Конституции Испании, предусматривающая прямое управление автономией из центра, организаторы референдума были признаны вне закона, часть из них была помещена под стражу, часть — бежала из страны. Решение правящей на тот момент Народной партии стало критическим фактором, в результате чего кризис обострился и затянулся, а ситуация осложнилась сразу в двух измерениях: внутренняя политическая нестабильность в королевстве усугубилась, на внешнеполитической арене Испания потеряла политические очки.

Фактически правительство не предпринимало никаких попыток установить диалог с каталонскими сепаратистами, тогда как игнорировать позицию значительной части населения Каталонии, выражаемую сепаратистскими силами, было категорически нельзя в ключевой для всей страны момент. Народная партия совершила грубую ошибку, изначально переведя политическую проблему в плоскость нарушения закона, что обострило отношения с сепаратистами на годы вперед. Очевидно, что обострение отношений Мадрида и Барселоны усугублялось тем фактом, что центральное правительство не принимало во внимание уровень роста каталонского национального самосознания, который происходил независимо от положений, прописанных в Основном законе страны.

Обострение каталонского вопроса стало следствием ряда факторов как политического и экономического характера (экономический спад, безработица, стремление к финансовой независимости, столкновения с центральным правительством по вопросам самоуправления региона), так и более глубинных, укоренявшихся на протяжении десятилетий причин, лежащих в области социокультурных и исторических отличий каталонцев, формировавших особое национальное самосознание и специфическую общность — нацию внутри нации. В экспертном сообществе до сих пор стоит вопрос: кто стал инициатором обострения каталонской проблемы — политические элиты или гражданское общество? Очевидно, однако, что резкие, спонтанные и недальновидные действия представителей политического истеблишмента в данном контексте имеют больший вес, чем стихийные выступления каталонцев.

Будущее Каталонии: пути выхода из кризиса

Длившийся на протяжении нескольких лет политический кризис в Испании, для которого была характерна крайняя нестабильность правительственных кабинетов и высокая степень расслоения электоральных предпочтений, формально завершился с формированием второго кабинета Педро Санчеса в январе 2020 года. Период внутриполитической нестабильности все-таки оставил заметный отпечаток на действующем правительстве: Испанская социалистическая рабочая партия (ИСРП) была вынуждена сформировать коалицию с партией «Унидас-Подемос» и Социалистической партией Каталонии (в действующем по состоянию на осень 2022 г. правительстве каталонские социалисты занимают два места [10]).

Зависимость кабинета П.Санчеса от каталонской партии дополнительно осложняет положение ведущей политической силы страны: к решению каталонского вопроса — ключевого для внутриполитической повестки Испании — социалисты вынуждены подходить с позиции фактически зависимых от региональной силы, напрямую заинтересованной в данном вопросе. Глава Женералитата (правительства Каталонии) Пере Арагонес открыто заявлял, что правящая партия «зависит от наших голосов в испанском парламенте для принятия бюджета. Педро Санчес полагался на наши голоса, чтобы быть избранным» [11]. Примечательно, что исследования показывают, что значительная часть испанского общества воспринимает каталонский сепаратизм как угрозу политической стабильности страны [12].

Важное значение имеет политический климат внутри самой Каталонии. В 2021 году в автономии прошли региональные парламентские выборы, по итогам которых практически одинаковое количество голосов получили Социалистическая партия Каталонии (СПК), «Левые республиканцы Каталонии» (ЛРК) (по 33 места) и «Вместе за Каталонию» (32 места), девять мест получила левая «Кандидатура народного единства» (КНЕ) [13]. Партия «Вместе за Каталонию» выступает за односторонний выход из состава королевства, отказываясь от переговоров с Мадридом в этом вопросе. «Левые республиканцы», в свою очередь, полагают, что диалог с центральной властью по данному вопросу возможен и необходим. Явка на выборах, однако, была рекордно низкой (53%), и это позволяет предполагать, что реальный расклад электоральных предпочтений в автономии может быть несколько иным, поскольку сторонники независимости традиционно более активны, а позиции более пассивных унионистов могли остаться неучтенными [14].

Российский ученый В.Л. Верников отмечает, что «итоги выборов подтвердили… падение авторитета националистических партий из-за непопулярности их лидеров и упорного навязывания избирателям идеи провести референдум об отделении от Испании в одностороннем порядке» [15], а С.М. Хенкин полагает, что «в целом сепаратистские силы одержали победу на выборах. Их представительство в парламенте возросло с 70 до 74 депутатов. Три сепаратистские партии — ЛРК, «Вместе за Каталонию» и КНЕ — вместе с Демократической партией Каталонии… получили 51% голосов. Таким образом, борцы за независимость Каталонии впервые за десятилетие своей борьбы преодолели барьер в 50%» [16]. Сомнительно, однако, что каталонские националисты, по-разному представляющие будущее региона, способны единым фронтом выступить на переговорах с Мадридом, и события осени 2022 года это доказали.

Правительство региона было сформировано «Левыми республиканцами» и партией «Вместе за Каталонию» при поддержке «Кандидатуры народного единства», социалисты остались в оппозиции [17]. Этот факт не добавил популярности сторонникам независимости в самой Каталонии, как и то, что правительство региона демонстрирует либо пассивность, либо агрессивность в решении ключевого вопроса политической жизни автономии.

В числе основных факторов каталонского сепаратизма остается экономический. Каталония является одним из наиболее экономически развитых регионов Испании, по состоянию на 2022 год ее доля в национальном ВВП самая высокая и составляет 21% [18]. Уровень безработицы в автономии также ниже, чем в целом по стране: 9,31% в Каталонии и 12,67% в Испании [19]. Важное значение имеет тот факт, что экономические преференции для региона в случае выхода из состава королевства далеко не очевидны: сецессия повлечет за собой неизбежное сокращение ВВП, нарушение логистических цепочек, отток капиталов, падение фондовых бирж, рост расходов на социальную и оборонную сферы и бюрократический аппарат, а также многое другое.

Судя по всему, каталонцы не хотят повторения 2017 года, когда проведенный референдум, обостривший внутриполитическую ситуацию в стране, в конечном счете не принес фактически никаких результатов. Итогом референдума стало ухудшение экономической ситуации в регионе: так, в 2020 году ВВП Каталонии сократился на 11,4%, что стало самым большим падением со времен гражданской войны [20], а большое количество компаний, которые работали в регионе, покинули его. В 2022 году наблюдается сокращение сторонников независимости Каталонии в самом регионе: по данным социологического опроса, проведенного в июле 2022 года, 52% каталонцев выступают против того, чтобы автономия получила независимость, и только 41% поддерживает это, а 7% «оставляют вопрос без ответа» [21]. Доля граждан региона, выступающих против независимости, в этом опросе является самой высокой с 2015 года. Эксперты полагают, что «в целом каталонское общество расколото в отношении проблемы независимости на две примерно равные части» [22].

Если в период пика пандемии COVID-19 каталонский вопрос отошел на второй план во внутриполитической жизни Испании, то со стабилизацией ситуации данная проблема вновь встала во главу угла испанской политики. Переговоры между центральным правительством в лице П. Санчеса и Женералитатом в лице тогдашнего президента Ж. Торры начались в феврале 2020 года, но состоялась всего одна встреча: процесс был приостановлен из-за начала пандемии. В сентябре 2020 года главой каталонского правительства стал представитель ЛРК П. Арагонес — более умеренный, чем Ж.Торра.

Важным шагом в переговорном процессе стало решение центральной власти о помиловании получивших тюремные сроки лидеров каталонских сепаратистов, причастных к проведению референдума 2017 года, но нерешенным остается вопрос о судьбе каталонских политиков, скрывшихся от преследований за границей. Решение П.Санчеса о помиловании вызвало недовольство как испанских правых из-за уступок сепаратистам, так и самих каталонских националистов из-за половинчатости принятых мер [23]. Данное решение в итоге повлекло снижение популярности ИСРП и лично премьер-министра, которого обвинили в «заигрываниях» с сепаратистами. П.Санчес, однако, неоднократно заявлял о невозможности проведения референдума о независимости Каталонии, ссылаясь на то, что «право на самоопределение, определяемое каталонским национализмом, не существует в конституционных рамках» [24].

Каталонский вопрос, с точки зрения эксперта и журналиста Г. Хеджкоу, в 2021 году вернулся как «главный вопрос национальной политики последнего десятилетия» [25]. Переговоры правительства в Мадриде и правительства в Барселоне стартовали в сентябре 2021 года: в Барселоне состоялось первое заседание двусторонней комиссии правительства и Женералитата, на котором присутствовали премьер-министр страны и глава каталонского правительства. Главными требованиями каталонского правительства стали признание права региона на самоопределение и проведение легитимного референдума о независимости, а также амнистия всем подвергшимся преследованиям сторонникам сецессии.

15 февраля 2022 года премьер-министр Испании сделал заявление о том, что в стране назрела необходимость конституционной реформы в аспектах, касающихся «признания новых прав и углубления свобод», и правительство «развертывает программу абсолютного скоординированного диалога со всеми территориальными субъектами» [26]. Кроме того, было объявлено, что «правительство перешло от постоянного конфликта с Женералитатом к постоянному диалогу» посредством работы двусторонней комиссии. При этом уже 17 февраля Женералитат Каталонии сделал заявление о том, что собрание в рамках двусторонней комиссии не является заменой прямому диалогу между правительствами [27]. Очевидно, что Мадрид и Барселона по-разному видят пути, методы и инструменты переговорного процесса.

Примечательно, что П.Арагонес еще в январе 2022 года заявил, что «референдум необходим… право Каталонии на самоопределение неизбежно» [28], а в одном из последующих выступлений высказался о стремлении к диалогу с правительством. Из-за подобной непоследовательности и противоречивости заявлений, политических угроз и сохраняющейся агрессивной сепаратистской риторики можно сказать, что каталонские националисты гораздо меньше открыты к диалогу, чем центральное правительство Испании. Более того, складывается впечатление, что каталонские националисты посредством подобных резких и бескомпромиссных заявлений пытаются занять более выгодную позицию и добиться от центрального правительства больше уступок на переговорах. Важно также отметить, что партия «Левых республиканцев», находящаяся у власти в Каталонии, достаточно умеренная, готовая к компромиссу. Внутри самой партии, открытой к диалогу с Мадридом, существует мнение о возможности создания «государства в государстве», исключающего сецессию.

В апреле 2022 года в отношениях Мадрида и Барселоны разразился кризис, связанный с обнародованием информации о шпионаже за рядом каталонских политиков, в том числе за самим П. Арагонесом, с помощью программы «Пегас». Этот эпизод заметно затормозил диалоговый процесс автономии и центра: встреча П. Санчеса и П. Арагонеса, назначенная на апрель, была отменена. Она состоялась только 15 июля 2022 года и стала первой после почти годичного перерыва [29]. На встрече было достигнуто соглашение о проведении собрания двусторонней комиссии Женералитата и центрального правительства.

Среди ключевых проблем для обсуждения назывались экономическая ситуация, инвестиции в инфраструктуру, план восстановления, размещение европейских фондов в Каталонии [30]. Кроме того, на встрече двух лидеров было запланировано обсуждение вопроса возможности реформирования Уголовного кодекса с целью пересмотра преступления «подстрекательство к мятежу» — больному аспекту в отношениях Мадрида и Барселоны, остро стоящему в контексте преследований каталонских политиков-сепаратистов [31]. Эта встреча, как и совместное выступление по ее итогам, стали свидетельством налаживания диалога между автономией и центром.

Заседание комиссии правительства и Женералитата (третье с момента запуска формата) состоялось 27 июля 2022 года. «Делегации правительства Испании и Женералитата достигли соглашения о преодолении юридизации [политической жизни] и укреплении гарантий, также принято еще одно соглашение о защите и продвижении каталанского языка» [32]. В данном контексте важно также отметить, что в августе 2022 года Комитет ООН по правам человека признал, что политические права бывших лидеров каталонского парламента были нарушены, когда их отстранили от исполнения государственных обязанностей до вынесения обвинительного приговора по итогам референдума о независимости [33].

Соглашение о продвижении и защите каталанского языка стало знаковым достижением переговорного процесса: соглашение «признает языковое разнообразие Испании как гражданское и культурное наследие, а также источник социальной сплоченности и имеет три основных направления»: усиление каталанского языка в системе образования с педагогической точки зрения, обеспечение права граждан на обслуживание в официальных учреждениях на языке по их выбору, выдвижение каталанского языка в качестве рабочего на заседаниях Европейского парламента [34].

В сентябре 2022 года П. Арагонес неожиданно выступил с заявлением о том, что в Каталонии необходимо провести новый референдум о независимости, согласованный с Мадридом, результаты которого были бы признаны как центральной властью, так и международным сообществом, отмечая, что «подавляющее большинство каталонцев хотят решить будущее страны путем голосования на референдуме [35]. Это заявление привело к кризису Женералитата: партия «Вместе за Каталонию» — одна из партий правительственной коалиции в Каталонии, наряду с «Левыми республиканцами» — высказала недовольство действиями П.Арагонеса [36]. Существующие разногласия между каталонскими националистами достигли своего пика.

Итогом стал распад правительственной коалиции региона: 7 октября 2022 года «Вместе за Каталонию» приняла решение отказаться от дальнейшего сотрудничества с ЛРК. При этом только 55,7% членов партии «Вместе за Каталонию» проголосовали за выход из коалиции, а 42,3% — за сохранение тандема [37], что свидетельствует о серьезных внутренних разногласиях партии. Это событие привлекло пристальное внимание Мадрида: премьер-министр подчеркнул необходимость сохранять стабильность правительства автономии в это непростое время [38].

Примечательно, что 1 октября — в день пятой годовщины каталонского референдума — П. Арагонес заявил, что референдум был «великой победой и высшим проявлением демократических ценностей», и отметил неизбежность проведения нового голосования [39]. Ключевое внимание глава Женералитата уделяет тому, что результаты нового референдума должны быть признаны центральной властью и международным сообществом. При этом далеко не все каталонские политики разделяют энтузиазм П. Арагонеса — даже националисты, а лидер каталонских социалистов Сальвадор Илья прямо заявил о том, что проведение референдума о независимости не состоится в ближайшие десятилетия, поскольку региону «нужна политика, объединяющая каталонцев» [40]. Позже президент Каталонии признал, что переговоры о проведении референдума до 2024 года в рамках диалога с Мадридом невозможны [41].

Таким образом, налицо обострение целого комплекса проблем, сопровождающих каталонский вопрос: каталонское общество расколото надвое касательно независимости, внутренние противоречия политических элит в регионе и их непоследовательность осложняют поиск путей выхода из кризиса, а наладившийся диалог Мадрида и Барселоны оказался под угрозой, едва успев начаться. При этом много вопросов вызывает позиция президента Каталонии П. Арагонеса: в условиях достаточно высокой неустойчивости собственных позиций своими радикальными заявлениями он вызвал правительственный кризис в автономии, поставив под угрозу развитие диалога с центром и отодвинув перспективу решения каталонского вопроса путем компромисса. В то время как абсолютно очевидна необходимость избегать обострения ситуации, глава Женералитата спровоцировал регресс в решении главного вопроса испанской внутренней политики. Не исключено, что на фоне падения поддержки идеи независимости жителями региона этот шаг может сыграть против ЛРК, вызвав отток электората.

Несомненно, ключевое значение как для каталонского вопроса, так и для испанской внутренней политики в целом имеют факторы экономического измерения. С одной стороны, если ИСРП удастся справиться с обострившимися проблемами в экономической сфере, она также может рассчитывать на рост поддержки, с другой — каталонским сепаратистам необходимо более взвешенно подойти к вопросу о степени «выгодности» отделения региона и его дальнейшего развития, в том числе с точки зрения перспектив вступления новообразованного государства в Евросоюз.

В условиях внутриполитической нестабильности, электорального расслоения и трансформации партийно-политической системы вопрос национального единства является жизненно важным для Испании, и решение каталонской проблемы, как представляется, должно быть найдено как можно скорее. В случае если этого не произойдет, действующее правительство рискует столкнуться с вотумом недоверия, а в контексте сохраняющейся нестабильности политической жизни страны формирование нового устойчивого кабинета оказывается под вопросом.

Специфика мирного протеста в Каталонии (в отличие, например, от баскского), видимо, создала ложное представление у центральной власти в Мадриде о том, что каталонский вопрос можно решить «проще», чем баскский, однако нарастание противоречий привело к кризису, ставшему одним из самых серьезных вызовов в современной испанской истории. При этом даже на пике этого кризиса — после проведения в Каталонии референдума о независимости в 2017 году — правительство правых проявило, с одной стороны, жесткость, применив 155 статью Конституции, с другой стороны, явную неуверенность и полную неспособность решить каталонский вопрос, поскольку эта проблема лежит в плоскости диалога Мадрида и Барселоны.

Каталонский кризис остро поставил вопрос о необходимости конституционной реформы в стране, определенно не отвечающей современным политическим реалиям Испании. Очевидно, что модель государства автономий уже исчерпала себя, и идея о федеративном или конфедеративном устройстве Испании может оказаться на повестке дня уже в обозримом будущем. Страна либо пойдет по пути внутреннего диалога и преобразований, либо окажется перед угрозой распада, поскольку в случае успеха сторонников сецессии в Каталонии ряд регионов, исторически находящихся на «особом» положении в Испании, может последовать ее примеру. Кроме того, каталонский прецедент может стать толчком для нового витка сепаратистских настроений и в других регионах Европы: вопросы фламандского, шотландского, ирландского, корсиканского национализма находятся в латентной фазе, но остаются достаточно острыми для национальных государств.

Основной проблемой для самих каталонских националистов является снижение поддержки жителями региона идеи сецессии, дестабилизирующее воздействие оказывает и их явная разобщенность. Националистические тенденции в Каталонии тем не менее уже на протяжении нескольких десятилетий являются определяющим политическим фактором для региона, и очевидно, что они никуда не уйдут. Несмотря на то что статистика демонстрирует снижение общественной поддержки идеи независимости Каталонии, напряжение вокруг данного вопроса продолжает расти. Таким образом, каталонский вопрос будет оставаться одним из важнейших во внутриполитической повестке Испании и от его решения зависит стабильность государства и дальнейшая судьба Испании как единой нации.

Ключевая роль в процессе разрядки отношений с каталонским правительством принадлежит П. Санчесу, однако серьезной угрозой данному процессу является сохраняющаяся непрочность правительства социалистов, регулярно претерпевающего перестановки и обновления и ненадежность каталонских партнеров по диалогу. Выходом из сложившейся ситуации, как представляется, может стать существенное расширение прав автономии, в первую очередь в налоговой и финансовой сферах, а также уступки по вопросу о самоопределении каталонцев как отдельной нации (здесь опять же встает вопрос о Конституции).

Каталонские сепаратисты, настроенные наиболее радикально, теряют свою поддержку как у партнеров по политической деятельности, так и у населения региона. В случае если центральное правительство сумеет нивелировать нарастающую остроту каталонского вопроса, ИСРП, очевидно, расширит свою поддержку и в перспективе может чувствовать себя более свободно в принятии ключевых политических решений, без оглядки на региональные силы. При этом любая ошибка Мадрида (как была совершена НП в 2017 г. после проведения референдума) способна спровоцировать новый виток кризиса.

Впервые опубликовано в журнале «Международная жизнь».

1. Хенкин С.М. Каталонский конфликт: характер, динамика, интерпретация // Вестник МГИМО-Университета. 2022. №15(1). С. 250.

2. Гаврилова С.М. Европейское измерение каталонского кризиса // Вестник Дипломатической академии МИД России. Россия и мир. 2018. №1(15). С. 97.

3. Хенкин С.М. Каталонский конфликт: характер, динамика, интерпретации // Вестник МГИМО-Университета. 2022. 15(1). С. 252.

4. Estatuto de Autonomía de Cataluña 2006 (19.06.2006) // Agencia Estatal // URL: https://www.boe.es/buscar/pdf/2006/BOE-A-2006-13087-consolidado.pdf

5. Хенкин С.М. Политико-территориальная модель Испании: старые проблемы и новые вызовы // Журнал политической философии и социологии политики «Полития. Анализ. Хроника. Прогноз». 2018. №4(91). С. 163.

6. The Catalan Parliament approves the ‘Declaration of sovereignty and the right to self-determination by the people of Catalonia’ // URL: https://web.archive.org/web/20130203031803/http://www.catalannewsagency.com/news/politics/catalan-parliament-approves-%E2%80%98declaration-sovereignty-and-right-self-determination-peop

7. Тарасова К.Э. Сравнение концептуальных областей языковых конфликтов в представлении этнокультурных сообществ Шотландии и Каталонии // Русский язык и культура в зеркале перевода. 2022. №1. С. 514.

8. Catalan President: Now Is Not the Time for a Unilateral Independence Vote // URL: https://foreignpolicy.com/2022/09/23/catalan-president-independence-vote-spain-negotiations-madrid/

9. Referèndum d’Autodeterminació de Catalunya. Resultats definitius // URL: http://estaticos.elperiodico.com/resources/pdf/4/3/1507302086634.pdf

10. Gobierno de la XIV Legislatura // URL: https://www.lamoncloa.gob.es/gobierno/gobiernosporlegislaturas/Paginas/xiv_legislatura.aspx

11. The Catalan Parliament approves the ‘Declaration…

12. Кузьмич С.В. Проблема сепаратизма Каталонии и пути ее решения на страницах газеты «El Mundo» в 2017-2020 гг. // Мир науки, культуры, образования. 2022. №2(93) С. 391.

13. Resultats electorals // URL: https://www.parlament.cat/pcat/parlament/que-es-el-parlament/resultats-electorals/

14. Гаврилова С.М. Проблема сепаратизма в современной Испании: каталонский вопрос // Проблемы постсоветского пространства. 2022. №2. С. 221-222.

15. Верников В.Л. Выборы в Каталонии — тест для правительства в Мадриде // Аналитические записки Института Европы РАН. 2021. №1. С. 17.

16. Хенкин С.М. Каталония: сепаратизм усиливается, несмотря на успех социалистов. 18.02.2021 // URL: http://russiancouncil.ru/analytics-and-comments/analytics/kataloniya-separatizm-usilivaetsya-nesmotrya-na-uspekh-sotsialistov/?sphrase_id=89660635 (дата обращения: 10.04.2022).

17. Resultats electorals // URL: https://www.parlament.cat/pcat/parlament/que-es-el-parlament/resultats-electorals/

18. Expansion // URL: https://datosmacro.expansion.com/

19. Activity, employment and unemployment rates // URL: https://www.idescat.cat/?lang=en

20. Хенкин С.М. Каталония: сепаратизм усиливается, несмотря на успех социалистов. 18.02.2021 // URL: http://russiancouncil.ru/analytics-and-comments/analytics/kataloniya-separatizm-usilivaetsya-nesmotrya-na-uspekh-sotsialistov/?sphrase_id=89660635

21. El porcentaje de Partidarios de la Independencia Baja en Tres Puntos // URL: https://amp.elmundo.es/cataluna/2022/07/28/62e255bde4d4d87d238b4595.html

22. Хенкин С.М. Каталонский конфликт: характер, динамика, интерпретации // Вестник МГИМО-Университета. 2022. 15(1). С. 253.

23. Nayler M. Spain’s Prime Minister Can’t Win When It Comes to Catalonia // URL: https://foreignpolicy.com/2021/07/09/spain-catalonia-independence-pardons-prime-minister-pedro-sanchez/

24. Sánchez insiste en que no habrá referéndum: «El derecho a la autodeterminación no existe» // URL: https://www.elindependiente.com/espana/2021/07/01/sanchez-insiste-en-que-no-habra-referendum-el-derecho-a-la-autodeterminacion-no-existe/

25. Hedgecoe G. Catalan independence talks are back — and the stakes are high for PM Sánchez. 15.09.2021 // URL: https://www.politico.eu/article/catalonia-independence-spain-prime-minister-pedro-sanchez/amp/

26. Sánchez: «El Gobierno está desplegando una agenda de diálogo absoluta y coordinada con todos los actores territoriales» // URL: https://www.lamoncloa.gob.es/presidente/actividades/paginas/2022/150222-sanchez-senado.aspx

27. La Generalitat advierte al Gobierno de que la Comisión Bilateral de este viernes no sustituye a la Mesa de Diálogo. 17.02.2022 // URL: https://www.publico.es/politica/generalitat-advierte-gobierno-comision-bilateral-viernes-no-sustituye-mesa-dialogo.html/amp

28. Aragonès: «El referéndum es necesario y el derecho a la autodeterminación de Cataluña es inevitable» // URL: https://elpais.com/espana/2022-01-12/aragones-el-referendum-es-necesario-y-el-derecho-a-la-autodeterminacion-de-cataluna-es-inevitable.html?outputType=amp

29. Pedro Sánchez recibe al presidente de la Generalitat de Catalunya // URL: https://www.lamoncloa.gob.es/presidente/actividades/Paginas/150722-sanchez-aragones.aspx

30. Sánchez y Aragonès pactan reunir la mesa de diálogo la última semana de julio // URL: https://amp.elperiodico.com/es/politica/20220715/sanchez-aragones-reunion-moncloa-dialogo-escandalo-espionaje-pegasus-14085416

31. Sánchez y Aragonès retoman el diálogo sin aclarar el alcance de la «desjudicialización» // URL: https://elpais.com/espana/catalunya/2022-07-15/el-encuentro-de-sanchez-y-aragones-concluye-tras-dos-horas-de-reunion.html?outputType=amp

32. La Mesa de Diálogo celebra su tercera reunión y alcanza sus primeros acuerdos // URL: https://www.lamoncloa.gob.es/serviciosdeprensa/notasprensa/mpresidencia14/Paginas/2022/270722-mesa-dialogo.aspx

33. Spain violated former Catalan Parliament leaders’ political rights, UN Human Rights Committee finds // The Office of the United Nations High Commissioner for Human Rights. 31.08.2022 // URL: https://www.ohchr.org/en/press-releases/2022/08/spain-violated-former-catalan-parliament-leaders-political-rights-un-human

34. La Mesa de Diálogo celebra su tercera reunión y alcanza sus primeros acuerdos // URL: https://www.lamoncloa.gob.es/serviciosdeprensa/notasprensa/mpresidencia14/Paginas/2022/270722-mesa-dialogo.aspx

35. Глава Каталонии хочет провести новый референдум о независимости // URL: https://ria.ru/20220927/kataloniya-1819927399.html?utm_source=yxnews&utm_medium=desktop

36. El desacuerdo por la vía del referéndum pactado vuelve a poner al Gobierno catalán en la cuerda floja // URL: https://elpais.com/espana/catalunya/2022-09-27/la-apuesta-de-aragones-por-el-referendum-choca-con-la-oposicion-de-junts-y-del-gobierno.html?outputType=amp

37. Junts rompe con ERC y Aragonès apuesta por gobernar en solitario // URL: https://elpais.com/espana/catalunya/2022-10-07/los-militantes-avalan-que-junts-salga-del-gobierno-catalan-con-un-55-de-los-votos.html?outputType=amp

38. Pedro Sánchez aboga por la «estabilidad» en el gobierno catalán tras ruptura en coalición. 07.10.2022 // URL: https://www.latercera.com/mundo/noticia/pedro-sanchez-aboga-por-la-estabilidad-en-el-gobierno-catalan-tras-ruptura-en-coalicion/UY2TCNQJEFCHVOTVBAM27QLRHU/?outputType=amp

39. President Aragonès: «Vam fer el referèndum de l'1-0 i farem que Catalunya torni a votar» // URL: https://govern.cat/salapremsa/notes-premsa/445002/president-aragones-vam-referendum-l1-0-farem-que-catalunya-torni-votar

40. Salvador Illa: «No habrá referéndum por la independencia ni en 2030 ni en 2040. Cataluña necesita políticas que unan» // URL: https://www.heraldo.es/noticias/nacional/2021/09/02/salvador-illa-no-habra-referendum-en-2030-ni-en-2040-cataluna-necesita-politicas-que-unan-1516633.html

41. Pere Aragonès rechaza declarar la independencia en 2023 como exige la ANC // URL: https://www.elmundo.es/cataluna/2022/09/13/6320d626fdddff1c898b457c.html


Оценить статью
(Голосов: 15, Рейтинг: 5)
 (15 голосов)
Поделиться статьей
Бизнесу
Исследователям
Учащимся