Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 1, Рейтинг: 5)
 (1 голос)
Поделиться статьей
Алексей Захаров

Научный сотрудник Центра индийских исследований Института востоковедения РАН

Французское направление по-прежнему находится во втором ряду приоритетов Нью-Дели. Развитие отношений с Парижем укладывается в общее стремление Индии к партнерству с ЕС. Тем не менее в последнее время именно Франция выходит на первые роли среди европейских партнеров Нью-Дели за счет развития военно-политического аспекта сотрудничества. В этом смысле намерение Э. Макрона сделать Францию своеобразной «входной дверью» в Европу видится вполне обоснованным и реализуемым.

Премьер-министр Индии Нарендра Моди стал одним из первых зарубежных лидеров, посетивших Францию после прихода к власти президента Эммануэля Макрона. Основным лейтмотивом их встречи в июне 2017 г. стала общая приверженность противодействию терроризму и борьбе с изменением климата. Визит Э. Макрона в Индию, состоявшийся 9–12 марта 2018 г., привнес в отношения стран новую энергию и перспективы развития новых направлений двустороннего диалога. Неудивительно, что поездка французского лидера была окружена яркими символами. Личная встреча в аэропорту со стороны Нарендры Моди и фирменные объятия индийского премьер-министра, а также красочные фото Э. Макрона и его супруги Брижит на фоне знаменитого Тадж-Махала — все это уже стало традиционной частью визитов мировых лидеров в Индию, неизменно поражающей приезжающих официальных лиц своим гостеприимством. Однако президент Франции стал одним из немногих зарубежных лидеров, встретивших единодушное одобрение индийских экспертов и СМИ.

Париж как альтернатива Москве

Могла бы Франция заменить Россию в качестве самого ценного международного партнера Индии? Вопрос, затронутый известным исследователем, директором индийского отделения Фонда Карнеги Си Раджой Моханом в авторской колонке для газеты The Indian Express, не является риторическим. Параллели в отношениях Индии с двумя странами вполне прослеживаются: две основные сферы, в которых строится взаимодействие сторон, — ВТС и энергетика; товарооборот составляет около 10 млрд долларов.

Несмотря на тот факт, что Россия на протяжении долгих лет является крупнейшим экспортером вооружений для Индии, ее позиции не кажутся незыблемыми. Нью-Дели активно диверсифицирует поставщиков, все чаще закупая вооружения у США, Израиля, Японии и Франции. Париж является давним экспортером военной техники в Индию, прежде всего — авиации. Наиболее крупным стал контракт на приобретение 36 многоцелевых истребителей четвертого поколения Rafale в 2016 г. Сделка обошлась Индии в рекордные 8,5 млрд евро и стала предметом ожесточенной критики правительства Бхаратия джаната парти со стороны оппозиционных сил за неразумное расходование бюджетных средств и нарушение порядка осуществления закупок для нужд Министерства обороны. Претензии оппозиции в необоснованно завышенной цене сделки заключались в том, что Египту и Катару, также приобретавшим самолеты Rafale, каждый самолет обошелся примерно на 54 тысячи долларов дешевле. Приобретение Индией еще 36 истребителей данного типа находится на стадии переговоров. В ходе визита французской стороне не удалось убедить правительство Н. Моди в совершении покупки. Сделка, вероятнее всего, состоится не ранее 2019 г.

Другая важная сфера индийско-французского сотрудничества — энергетика. Индия оказала значительную поддержку Парижскому соглашению по климату. Одной из договоренностей, достигнутых в Париже, стала организация Международного солнечного союза (International Solar Alliance, ISA), призванного продвигать использование энергии солнца и предпринимать усилия по сокращению стоимости технологий, необходимых для ее использования. Инициатива по созыву форума солнечных стран была предложена Нарендрой Моди, а запущена совместно с бывшим французским президентом Франсуа Олландом.

Первый саммит ISA состоялся в Нью-Дели 11 марта 2018 года. Индия и Франция выступили в качестве со-организаторов форума, на котором присутствовали главы государств и представители 23 стран мира. Позднее, индийский и французский лидеры торжественно открыли солнечную станцию в штате Уттар-Прадеш, построенную французской компанией Engie. Сотрудничество стран по продвижению солнечной энергетики несет в себе не только важный символический характер. Использование энергии солнца для Индии должно решить сразу две задачи — непосредственно способствовать обеспечению энергетической безопасности и улучшению экологической обстановки. Выступая на саммите Международного солнечного союза, Нарендра Моди поставил цель: к 2022 году генерировать 175 гигаватт энергии от возобновляемых источников, 100 гигаватт из которых должны приходиться на энергию солнца.

Довольно многообещающим является сотрудничество сторон в области гражданской ядерной энергетики. Атомная электростанция «Джайтапур» в индийском штате Махараштра должна стать крупнейшей не только в Индии, но и в мире. Планируется построить 6 атомных реакторов совокупной мощностью 9,6 гигаватт. Тем не менее реализация проекта затягивается. Лидеры стран поставили цель начать работы в конце 2018 года, однако, весьма вероятно, сроки будут вновь сдвинуты. У России же в этой области имеется явное преимущество: на данный момент реализуется строительство 3 и 4 блоков АЭС «Куданкулам» и подписано соглашение на конструкцию 5 и 6 блоков станции. Помимо этого, стороны согласовали площадку под строительство новой АЭС российского дизайна. Наконец, Москва и Нью-Дели начали сотрудничество в третьих странах. В частности, Индия будет оказывать России техническую помощь в реализации проекта АЭС «Руппур» в Бангладеш.

Не вызывает сомнений, что Франция пока не способна стать заменой России для Индии. Уровень военно-технического сотрудничества Нью-Дели и Парижа несоизмеримо ниже. Москва на несколько шагов впереди в области гражданской ядерной энергетики. Тем не менее в индийско-французских отношениях прослеживаются значительные перспективы: помимо развития солнечной энергетики, к ним, безусловно, относятся сотрудничество стран в Индийском океане и космосе.

Углубление сотрудничества в Индийском океане

В последнее время Индия активно развивает сотрудничество с морскими державами, стремясь укрепить свои позиции в регионе Индийского океана. Традиционно эта зона считалась своеобразным «задним двором» Индии. В этой связи с увеличением присутствия в регионе Китая появилась угроза индийским национальным интересам, в том числе и отношениям Нью-Дели с такими южноазиатскими странами, как Шри-Ланка и Мальдивская Республика. По всей видимости, в Индии полагают, что самостоятельно справиться с политикой КНР не получится, поэтому тема увеличения взаимодействия в Индийском океане либо же Индо-Тихоокеанском регионе присутствует в диалоге Нью-Дели с целым рядом государств — как в двустороннем, так и многостороннем форматах.

Франция стала еще одним партнером Индии в регионе. В Совместном стратегическом видении индийско-французского сотрудничества в регионе Индийского океана, выпущенном сторонами во время визита президента Франции, незримо фигурировал Китай. Однако, несмотря на наличие в данном документе призывов соблюдать «нормы международного права», «свободу навигации и полетов», а также заявления французского лидера о необходимости избегания «гегемонии в Тихом или Индийском океане», остается неясным, до какой степени Париж собирается противостоять расширению влияния Пекина.v

Одним из наиболее заметных результатов визита Эммануэля Макрона в Индию стало подписание сторонами соглашения о взаимной логистической поддержке (Reciprocal Logistics Support Agreement). Заключение соглашения позволяет Индии получить доступ к французским военно-морским базам. В контексте противостояния с Китаем особое значение для Нью-Дели имеет расширение возможностей в западной части Индийского океана, в частности — использование баз Франции в Джибути, Абу-Даби и на острове Реюньон. Примечательно, что в отличие от аналогичного соглашения Logistics Exchange Memorandum of Agreement (LEMOA), достигнутого Индией и США в августе 2016 года, заключение договора с Францией прошло в Индии достаточно буднично, без ожесточенных политических дебатов о необходимости сохранения «стратегической автономии». Как предполагается, этому есть три объяснения.

Во-первых, это свидетельствует, что Франция, в отличие от США, вызывает меньшее подозрение у индийских политиков и экспертов. Во-вторых, за прошедшие со времен подписания LEMOA полтора года опасения последствий логистического обмена не оправдались: Индия не оказалась вовлечена в какие-либо операции США в регионе. Соглашение было применено во время военно-морских учений стран для проведения дозаправки американских и индийских морских судов. В-третьих, уровень соперничества Индии с Китаем достиг такого градуса, что необходимость укрепления позиций страны в зоне непосредственных внешнеполитических интересов уже не вызывает сомнений даже у критиков правительства Н. Моди. Договоренности о доступе к военно-морской базе Чанги и порту Дукм, заключенные Индией с Сингапуром и Оманом соответственно, подтверждают стремление Нью-Дели расширять партнерские отношения с региональными игроками.

***

Несмотря на тот факт, что 20 лет назад, в январе 1998 г., Франция стала первым государством в мире, заключившим с Индией соглашение о стратегическом партнерстве, французское направление по-прежнему находится во втором ряду приоритетов Нью-Дели. Развитие отношений с Парижем укладывается в общее стремление Индии к партнерству с ЕС. Тем не менее в последнее время именно Франция выходит на первые роли среди европейских партнеров Нью-Дели за счет развития военно-политического аспекта сотрудничества. В этом смысле намерение Э. Макрона сделать Францию своеобразной «входной дверью» в Европу видится вполне обоснованным и реализуемым. Успешный двусторонний диалог в области изменений климата, солнечной энергетики, космоса, а также взаимовыгодное сотрудничество в Индийском океане способны подтянуть традиционные сферы индийско-французских отношений, которые страдают от трудных и длительных переговоров.


Оценить статью
(Голосов: 1, Рейтинг: 5)
 (1 голос)
Поделиться статьей
Теги
Теги:
Бизнесу
Исследователям
Учащимся