Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 14, Рейтинг: 5)
 (14 голосов)
Поделиться статьей
Алексей Чихачев

Аспирант СПбГУ, эксперт РСМД

Франция, обладая в регионе Индийского океана собственными территориями и воинскими контингентами, считает себя «прибрежной державой», суверенным актором, способным вносить свой вклад в обеспечение региональной безопасности и на равных выстраивать партнерские отношения с крупнейшими игроками. Французская дипломатия убеждена, что просторы Индийского океана в обозримом будущем станут одной из основных арен международной конкуренции, поэтому она уже сейчас проявляет здесь определенную активность.

Спектр задач, стоящих в этом регионе, крайне широк — от борьбы с пиратством до закрепления за собой юридических прав на тот или иной остров и относящиеся к нему запасы ресурсов. Соответственно, от французского руководства будет требоваться аккуратный, сбалансированный подход, учитывающий самые разные проявления индоокеанской специфики.


Индоокеанское направление внешней политики Франции все еще остается слабо изученным по сравнению с такими типичными центрами французской активности, как, например, Европа или Ближний Восток. Во многом это объясняется тем, что Париж даже сам для себя не всегда выделяет Индийский океан в качестве самоценного вектора, предпочитая говорить о нем в контексте более крупных тенденций или «разводя» его по сопредельным зонам: восточное побережье Африки — в африканское направление, Аравийский полуостров — на Ближний Восток, Индию и Австралию — в Азиатско-Тихоокеанский регион и т. д. Тем не менее это не означает, что французская дипломатия совсем не работает в зоне Индийского океана. Имеет смысл изучить, как Пятая Республика трактует свои позиции в регионе, на что может здесь опереться и с какими вызовами вынуждена иметь дело.

Ответы на эти вопросы следует искать в двух основополагающих документах внешней политики Франции — Белой книге 2013 г. (принята при Ф. Олланде) и Стратегическом обзоре по обороне и безопасности 2017 г. (принят при Э. Макроне; дополнил Белую книгу, но формально не заменил ее). Хотя оба они не содержат отдельных разделов об Индийском океане, по текстам можно проследить мнение французского руководства как о регионе в целом, так и о конкретных странах, присутствующих в нем.

Как Франция «понимает» себя в Индийском океане?

enacademic.com

Наиболее характерные особенности французского подхода к индоокеанскому региону сформулированы в Белой книге 2013 г.

Во-первых, Париж должен оставаться суверенным актором в этом районе мира [1]. Как постоянный член Совета безопасности ООН, Франция, по логике авторов Книги, несет особую ответственность в глобальном масштабе, поэтому ее присутствие объяснимо даже в столь удаленном от «метрополии» регионе. Ее взгляд на происходящие здесь события должен быть формально независимым и опираться прежде всего на собственные аргументы. Одновременно, как убеждено французское руководство, в Индийский океан и в соседний Азиатско-Тихоокеанский регион смещаются интересы США. Поэтому Франция может действовать не только в личном качестве, но и как ценная союзница Вашингтона, что не ослабит, а лишь укрепит ее возможности.

Во-вторых, положение Пятой Республики в индоокеанском регионе определено в статусе прибрежной державы (état riverain) [2]. Подобная формулировка не лишена смысла, поскольку в Индийском океане находятся два заморских департамента Франции — Реюньон и Майотта, — нуждающиеся в защите и поддержке (например, принадлежность Майотты оспаривают Коморские острова). Кроме того, не следует забывать, что под французской юрисдикцией находится еще одно особое образование — Южные и Антарктические территории, включающие острова Эпарсе, архипелаги Амстердам, Крозе, Кергелен и Землю Адели в Антарктиде. Юридический статус некоторых из них весьма зыбок (принадлежность Эпарсе оспаривают Мадагаскар, Коморы и Маврикий, на Землю Адели Франция претендует сама), поэтому термин «прибрежная держава» крайне удобен благодаря широте своих толкований.

В-третьих, значение региона Индийского океана было высоко оценено как центра, где сталкиваются интересы ведущих держав современного мира [3]. По логике авторов Книги, о таком положении дел свидетельствует постоянное присутствие здесь военно-морских сил США, европейских стран, КНР; для Европейского союза Индийский океан особенно важен как транспортный и логистический узел. Региональная обстановка становится все более напряженной, но Франция, как рассуждали при разработке документа, сможет сыграть стабилизирующую роль: она готова активно участвовать в борьбе с пиратством и преступными сетями, а также выстраивать стратегическое партнерство с основными региональными игроками, например, Индией или Австралией.

На что Франция может опереться?

Вполне ясный ответ на этот вопрос предлагает Стратегический обзор 2017 г.: главным аргументом Пятой Республики в Индийском океане считается военная мощь. В документе приводятся основные силы и средства Франции в регионе:

а) Военные базы в ОАЭ (650 чел.) и Джибути (1450 чел.) [4]. Кстати, соседом на восточноафриканском побережье недавно стала КНР, присутствие которой воспринимается как вызов и одновременно как возможность инициировать какие-либо договоренности в области безопасности (как раз на примере Индийского океана) [5].

б) «Силы суверенитета», дислоцированные на Реюньоне и Майотте (Командование южной зоны Индийского океана) [6]. Под ними понимаются небольшие воинские контингенты, редко участвующие в крупных боевых операциях, но обозначающие сам факт французского присутствия. В их состав входят: 1 парашютный полк пехоты марин, 1 подразделение Иностранного легиона, 2 транспортных самолета, 2 малых фрегата типа «Флореаль», несколько патрульных судов и легких транспортов (с 2017 г. в строю новое многоцелевое судно «Шамплен» типа «д’Антркасто»).

в) Силы, периодически подключающиеся к общеевропейской антипиратской операции «Аталанта». За последние несколько лет с французской стороны в ней участвовали новый корвет типа «Говинд» и фрегат «Курбе» типа «Лафайет».

Помимо военного потенциала ценным ресурсом французской дипломатии в Индийском океане следует считать налаженный диалог с региональными лидерами — главным образом, с уже упомянутыми Индией и Австралией [7]. Так, стимул отношениям с Индией придал контракт по продаже 36 истребителей «Рафаль» за 8 млрд евро (2016 г.) [8], а также строительство подлодок «Скорпен» для индийского флота, продолжающееся несмотря на утечки данных. Кроме того, в марте 2018 г. в ходе визита Э. Макрона в Нью-Дели были достигнуты договоренности с премьер-министром Н. Моди о взаимодействии военно-морских сил двух стран, потенциальной закупке французских авиадвигателей, строительстве АЭС «Джайтапур», сотрудничестве в космической области. Что касается Австралии, то к ней подход также был найден через военно-техническое сотрудничество. В самом конце 2016 г. был согласован многолетний контракт общей сложностью в 34 млрд евро по поставке 12 подлодок типа «Барракуда» [9]. Здесь нельзя не заметить в скобках, что такой метод укрепления двусторонних связей работает в индоокеанском регионе далеко не всегда: имеется контрпример Пакистана, отношения с которым были надолго осложнены известным «делом Карачи» (о серых схемах оплаты подлодок «Агоста»), уходящим корнями еще в начало 1990-х гг.

Каковы основные вызовы французским интересам?

Французский автор Ж. Дюфурк резюмировал, что интересы Франции в Индийском океане сформулированы в трех плоскостях [10]:

  • поддержание свободы судоходства;
  • соблюдение баланса сил держав, присутствующих в регионе;
  • развитие сотрудничества в интересах мирного развития.

По всем трем направлениям наблюдается, по существу, один и тот же вызов — поддержание региональной безопасности. Правда, ситуация осложняется тем, что к Индийскому океану французская внешняя политика не может подойти с некой универсальной системой координат, не учитывающей различия между его отдельными секторами. Например, в условной северной части, по оси баз в ОАЭ и Джибути, в большей степени ощущается влияние Ближнего Востока и угроз, идущих оттуда. Южнее — вдоль Африканского рога, в Мозамбикском проливе, вокруг Реюньона и Майотты — более актуальна борьба с пиратством и преступными группировками. На крайнем юге, ближе к побережью Антарктиды, на первый план выходят задачи научно-исследовательского и природоохранного плана. Поверх всего этого накладываются беспокойства по поводу общей конфликтности региона и усиления Китая. Иначе говоря, индоокеанский регион следует воспринимать в качестве разнородного образования, где крайне трудно определить какие-либо общие рамки безопасности [11]. В этой связи неудивительно, что внешняя политика Франции пока предпочитает решать стоящие здесь задачи точечно, только пробуя найти в регионе некие признаки целостности.

Помимо сложностей в определении региональной архитектуры безопасности, положение Франции в Индийском океане иллюстрируется еще как минимум двумя крупными вызовами. Во-первых, в этом районе мира развернется своя борьба за энергоресурсы. Вдоль берегов Восточной Африки, судя по всему, расположены немалые запасы нефти и газа, которые уже интересуют иностранные энергетические компании [12]. Поэтому, в частности, вопрос о статусе островов Эпарсе, пока входящих во французские Южные и Антарктические территории, приобретает особый контекст. Во-вторых, стоит вызов эффективного государственного управления в заморских департаментах. До вопросов природных условий, уровня жизни и экономического развития Реюньона и Майотты у центра доходят руки далеко не всегда, хотя в совокупности в двух субъектах проживает более 1 млн человек. Между тем всеобщая забастовка на Майотте, начавшаяся в феврале 2018 г. в знак протеста против повышенного уровня преступности и неконтролируемых миграций с Коморских островов, выявила очевидную слабость местных властей. Центральное правительство в лице министра по делам заморских территорий А. Жирарден было вынуждено вмешаться и начать переговоры с протестующими, а также задуматься о серьезных реформах в управлении островом.

***

Регион Индийского океана, в самом деле, не чужд для внешней политики Франции. Обладая в этом районе мира собственными территориями и воинскими контингентами, Пятая Республика считает себя «прибрежной державой», суверенным актором, способным вносить свой вклад в обеспечение региональной безопасности и на равных выстраивать партнерские отношения с крупнейшими игроками. Французская дипломатия убеждена, что просторы Индийского океана в обозримом будущем станут одной из основных арен международной конкуренции, поэтому она считает уместным уже сейчас проявлять здесь определенную активность. Спектр задач, стоящих в этом регионе, крайне широк — от борьбы с пиратством до закрепления за собой юридических прав на тот или иной остров и относящиеся к нему запасы ресурсов. Соответственно, от французского руководства будет требоваться аккуратный, сбалансированный подход, учитывающий самые разные проявления индоокеанской специфики.

1. Livre Blanc sur la Défense et la Sécurité Nationale, 2013. – P 30.

2. Ibid. P. 51.

3. Ibid. P. 57.

4. Revue stratégique de Défense et de Sécurité nationale, 2017. – P. 22.

5. Ibid. P. 43.

6. Ibid. P. 27, 65, 77.

7. Ibid. P. 44.

8. Rapport au Parlement sur les exportations d’armement de la France, 2017. – P. 10.

9. Ibid. P. 9.

10. La France et les enjeux stratégiques de l’océan Indien. Entretien avec l’amiral Jean Dufourcq // Hérodote. 2012. № 2 (145). P. 21-29.

11. Saint-Mézard I. Quelles architectures de sécurité pour l’océan Indien? // Hérodote. 2012. № 2 (145). P. 129-149.

21. Augé B. Pétrole et gaz en Afrique de l’Est: quels enjeux et quels périmètre? // Note de l’Ifri. Mars 2015. 25 p.


Оценить статью
(Голосов: 14, Рейтинг: 5)
 (14 голосов)
Поделиться статьей
Бизнесу
Исследователям
Учащимся