Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 11, Рейтинг: 5)
 (11 голосов)
Поделиться статьей
Александар Джокич

Магистр политологии, ассистент кафедры сравнительной политологии ФГСН РУДН, аспирант ФГСН РУДН

Многие эксперты и политики считают проблему статуса Косово главным препятствием интеграции Западных Балкан в ЕС и НАТО, а также причиной медленного экономического развития региона, так как зарубежные инвесторы не хотят вкладывать капитал в конфликтный регион, где в любой момент может начаться военное столкновение. В турбулентном 2020 году можно ожидать заключение международного договора между Сербией и Косово, который поставит точку в этом конфликте.

В данной статье будут проанализированы возможные формы договора между Сербией и Косово, позиции США и ЕС по данному договору, а также внутриполитические факторы в Сербии и Косово в контексте решения проблемы статуса территории.

Когда президентом США стал Дональд Трамп, который воспринимает Соединенные Штаты как мощное национальное государство, а не как страну, на которой почивает глобальная конструкция международных отношений, названная Дж. Бушем — старшим «новым мировым порядком», подход США к косовской проблеме в определенной степени изменился. Америка не стала отказываться от признания независимости Косово, ведь это бы означало их полную капитуляцию на Балканах, но появился новый подход в рамках процесса переговоров о статусе этой территории. Этот подход можно терминологически обозначить как «хорошая сделка». Косово должно получить полную независимость, а это подразумевает членство во всех международных организациях, включая ООН, но при этом и Сербия должна получить какую-то выгоду из данной сделки, иначе она не была бы «хорошей». Единственное, что Сербии можно предложить взамен за прямое или косвенное признание независимости Косово — это часть территории Косово с сербским большинством, которое граничит с Сербией. Фактически туда входят четыре сербских муниципалитета на севере Косово: Лепосавич, Зубин Поток, Звечан и Северная Митровица. Также возможно, что и Косово может получить некоторые поселения с албанским большинством из муниципалитетов Буяновац и Прешево, которые входят в состав Сербии.

Важно упомянуть то, что нет официального подтверждения со стороны США этой новой стратегии территориального разделения или обмена территориями между Сербией и Косово, но она не только регулярно продвигается в сербских и косовских СМИ, но ее также открыто поддерживают президент Сербии А. Вучич и президент Косово Х. Тачи.

Канцлер Германии Ангела Меркель в октябре 2018 г. выступила против инициативы изменения границ Сербии и Косово. В свою очередь у Франции под руководством Эммануэля Макрона не было никаких причин пойти в этом процессе против Германии.

По сути, в Сербии ничего не поменялось — те же прозападные партии управляют государством, но налицо столкновение интересов США и ЕС по косовскому вопросу. В настоящий момент ведется «игра представителей».

Чем ниже рейтинг Трампа внутри США, тем ниже его шансы пролоббировать быстрое решение косовской проблемы. Если переизбрание Дональда Трампа на пост президента США будет выглядеть реалистичным к осени, шансы для его «хорошей сделки» на Балканах значительно вырастут. В данный момент кажется более вероятным, что А. Вучич и Х. Тачи под наблюдением Р. Гренелла подпишут договор и этим поставят точку в конфликте, который длится уже 21 год.


Многие эксперты и политики считают проблему статуса Косово главным препятствием интеграции Западных Балкан в ЕС и НАТО, а также причиной медленного экономического развития региона, так как зарубежные инвесторы не хотят вкладывать капитал в конфликтный регион, где в любой момент может начаться военное столкновение. В турбулентном 2020 году можно ожидать заключение международного договора между Сербией и Косово, который поставит точку в этом конфликте.

В данной статье будут проанализированы возможные формы договора между Сербией и Косово, позиции США и ЕС по данному договору, а также внутриполитические факторы в Сербии и Косово в контексте решения проблемы статуса территории.

Последствия капитуляции Югославии

Екатерина Энтина, Максим Сучков, Александр Пивоваренко:
США на Балканах: эволюция присутствия, приоритеты, перспективы

Более 20 лет прошло с тех пор, как югославская армия и полиция были вынуждены отступить из Косово вследствие капитуляции перед НАТО. Это решение югославского руководства привело к некоторым политическим и юридическим последствиям, влияние которых сегодня продолжает быть ощутимым. Во-первых, произошло полное отступление армии Югославии из Косово. Во-вторых, стало возможным введение международного администрирования области Косово, хотя вплоть до 2013 г., когда был заключен Брюссельский договор, в муниципалитетах с сербским большинством существовали органы гражданской администрации, которые напрямую подчинялись Белграду. Стоит добавить, что в данных муниципалитетах, особенно на севере Косово, который граничит с остальной территорией Сербии, под видом представителей гражданской администрации работали силы сербской полиции.

Юридические последствия капитуляции Югославии в 1999 г. содержатся в Резолюции Совета Безопасности ООН 1244 от 10 июня того же года. Во-первых, Резолюция 1244 поддерживает территориальную целостность Югославии: «Создание временной администрации в Косово как части международного гражданского присутствия, под управлением которой население Косово сможет иметь существенную автономию в рамках Союзной Республики Югославии». Кроме того, в документе отмечается, что в будущем допускается возвращение ограниченного количества югославских военных в целях защиты православных святынь в Косово, разминирования минных полей, поддержания связи с международной миссией в Косово или несения службы на ключевых погранзаставах. Во-вторых, Резолюция 1244 открыто осуждает югославское правительство в репрессиях над албанцами в Косово: «Немедленное и поддающееся контролю прекращение насилия и репрессий в Косово; вывод из Косово военных, полицейских и военизированных сил». Констатация фактов, подтверждающих осуществление репрессий в Косово, играет важную роль в рамках теории о гуманитарных интервенциях, согласно которой НАТО имел полное право вмешиваться в югославский конфликт, чтобы остановить нарушения прав человека.

Столкновение интересов США и ЕС по косовскому вопросу

В прошлом процесс урегулирования косовского конфликта зависел от двух факторов: сотрудничает ли конкретная власть в Белграде с Западом и есть ли у последнего единая позиция по решению косовского вопроса. Первый фактор был обеспечен цветной революцией 5 октября 2000 г., когда на волне демонстраций к власти в Сербии пришли прозападные политические партии. С тех пор ничего не изменилось даже с приходом к власти в 2012 г. Сербской прогрессивной партии (СПП) Александра Вучича, который в 1990-х гг. занимал пост министра информации и обороны в коалиции с режимом Слободана Милошевича. Причина такого положения дел заключается в том, что А. Вучич изменил свою идеологию и с радикальной националистической позиции перешел на умеренно консервативную. Второй фактор также присутствовал — именно коллективный Запад участвовал в военной интервенции против Югославии в 1999 г., к которой подключилась даже Германия, избегающая со времен Второй мировой войны участия в военных операциях, которые не проходили под эгидой ООН. Запад поддержал одностороннее провозглашение независимости Косово в 2008 г. Запад в 2011 г. коллективно выступил за то, чтобы процессом переговоров о статусе Косово занималась не ООН, а ЕС (с чем тогда согласилась сербская власть, возглавляемая Борисом Тадичем, который сейчас находится в оппозиции). В поздней фазе переговоров Брюссельским договором 2013 года (заключенным во время правления А. Вучича) Запад принудил Сербию полностью отказаться от институционального присутствии в Косово и преобразовать административную линию в настоящую межгосударственную границу.

Однако, когда президентом США стал Дональд Трамп, который воспринимает Соединенные Штаты как мощное национальное государство, а не как страну, на которой почивает глобальная конструкция международных отношений, названная Дж. Бушем — старшим «новым мировым порядком», подход США к косовской проблеме в определенной степени изменился. Америка не стала отказываться от признания независимости Косово, ведь это бы означало их полную капитуляцию на Балканах, но появился новый подход в рамках процесса переговоров о статусе этой территории. Этот подход можно терминологически обозначить как «хорошая сделка». Косово должно получить полную независимость, а это подразумевает членство во всех международных организациях, включая ООН, но при этом и Сербия должна получить какую-то выгоду из данной сделки, иначе она не была бы «хорошей». Единственное, что Сербии можно предложить взамен за прямое или косвенное признание независимости Косово — это часть территории Косово с сербским большинством, которое граничит с Сербией. Фактически туда входят четыре сербских муниципалитета на севере Косово: Лепосавич, Зубин Поток, Звечан и Северная Митровица. Также возможно, что и Косово может получить некоторые поселения с албанским большинством из муниципалитетов Буяновац и Прешево, которые входят в состав Сербии.

Важно упомянуть то, что нет официального подтверждения со стороны США этой новой стратегии территориального разделения или обмена территориями между Сербией и Косово, но она не только регулярно продвигается в сербских и косовских СМИ, но ее также открыто поддерживают президент Сербии А. Вучич и президент Косово Хашим Тачи. Так, президент Сербии в июне 2019 г. заявил: «Я поддерживаю разграничение и не стыжусь этого… Это самое здоровое решение для Сербии и сербского народа». В свою очередь президент Тачи в августе 2018 г. отметил, что: «Никто не должен бояться возможного мирного договора с Сербией, даже если он подразумевает коррекцию границ». Ясно, что и А. Вучич и Х. Тачи говорят о той же самой «хорошей сделке», но она в 2018–2019 гг. еще была на стадии разработки. А. Вучич выступает за идею разделения Косово, а Х. Тачи — за обмен территориями, и по бизнес-логике они должны встретиться где-то на середине пути — север Косово в обмен на Прешево и Буяноваца. Можно предположить с большой долей вероятности, что оба президента не стали бы говорить об этой сделке, если бы им какая-то из влиятельных западных стран, включенных в процесс переговоров о статусе Косово, не предложила это решение.

К западным странам, которые принимают активное участие в решении косовской проблемы, относятся: США, Германия, Великобритания и Франция. Канцлер Германии Ангела Меркель в октябре 2018 г. выступила против инициативы изменения границ Сербии и Косово. Великобритания находится в многолетнем кризисе в связи с выходом из Евросоюза и не заняла активную позицию по данному вопросу, а предпочла передать инициативу США. В свою очередь, у Франции под руководством Эммануэля Макрона не было никаких причин пойти в этом процессе против Германии, когда перед этими двумя государствами стоят намного более масштабные проблемы, такие как реформа ЕС. Для Франции конфликтовать с Германией из-за Балкан было бы нецелесообразно. Более того, министры иностранных дел Франции и Германии в конце мая 2020 г. опубликовали открытое письмо в связи с процессом переговоров Сербии и Косово, в котором подчеркнули, что данным процессом должен руководить только ЕС, как «искренний посредник». Это достаточно ясный намек на то, что США не должны играть роль лидера в процессе переговоров и что представители ЕС не довольны их стратегией на Балканах. С этим утверждением согласен и немецкий эксперт по Балканам Бодо Вебер.

По сути, в Сербии ничего не поменялось — те же прозападные партии управляют государством, но налицо столкновение интересов США и ЕС по косовскому вопросу. В настоящий момент ведется «игра представителей» — так западные СМИ называют назначение двух специальных представителей для региона Западных Балкан, со стороны США — Мэтью Палмер (продолжает занимать пост помощника замсекретаря Госдепа) и Ричард Гренелл (до недавнего времени был послом США в Германии), со стороны ЕС — Мирослав Лайчак (бывший министр иностранных дел Словакии).

Р. Гренелл оказывал давление на немецкие правящие круги, причем делал это открыто, из-за чего подвергался резкой критике со стороны немецких политиков. Он напрямую отвечает за переговоры между Белградом и Приштиной, хотя этот процесс продолжает формально находиться под покровительством ЕС в Брюсселе. Именно Р. Гренелл в начале марта 2020 г. провел встречу Вучича и Тачи в Вашингтоне, на которой в том числе присутствовали советник президента США по национальной безопасности Роберт О'Брайен и старший советник президента США Джаред Кушнер. Официально ее представляли как стандартную встречу двух президентов, на которой не обсуждались важные вопросы, но американские эксперты по Западным Балканам Д. Сервер, Т. Джуда и Э. Джозеф считают, что на этой встрече окончательно утвержден формат международного договора между Сербией и Косово, который содержит изменение границ. Самая влиятельная приштинская газета «Коха диторе» по этому поводу писала, что мартовская встреча в Вашингтоне не была заранее запланирована, и что Тачи был экстренно вызван в Вашингтон, хотя накануне находился в Нью-Йорке.

М. Лайчак, известен на Западных Балканах как политик, который занимал пост Верховного представителя международного сообщества по Боснии и Герцеговине и как уполномоченный наблюдатель за референдумом о независимости Черногории в 2006 г. Он поддерживает подход ЕС по переговорному процессу Сербии и Косово, который подразумевает признание независимости Косово без каких-либо территориальных уступок Белграду. Это значит, что эти переговоры растянутся на годы, а предположительно на десятилетия, в то время как президент Трамп предлагает быстрое решение, к которому можно прийти в 2020 году. Понятно, что ЕС противится решению Трампа, потому что оно может привести к дальнейшей дестабилизации Балкан, и тогда под вопросом окажутся границы Боснии и Герцеговины, Северной Македонии, а возможно и Черногории. ЕС в дипломатии предпочитает медленный и осторожный подход. Трамп же стремится к быстрым успехам, несмотря на возможные негативные последствия.

Внутриполитическая обстановка в Сербии и Косово

В Сербии 21 июня 2020 г. пройдут парламентские выборы, которые в первый раз с 1990-х гг. бойкотирует большая часть сербской оппозиции. Среди партий, которые присоединились к бойкоту, есть и умеренные прозападные и националистические. Чтобы не оказаться в парламенте одному со своими коалиционными партнерами из Социалистической партии Сербии (СПС), А. Вучич решился понизить избирательный порог с 5% до 3%. Таким образом менее популярные оппозиционные партии, которые не участвуют в бойкоте, смогут получить мандаты в сербской Скупщине. Это свидетельствует о большой напряженности на сербской политической сцене.

Посол США в Белграде Энтони Годфри откровенно поддержал позицию А. Вучича и высказался против бойкота выборов, несмотря на многочисленные жалобы сербской оппозиции за недостаток внимания к демократическим принципам. Между тем американская НПО «Фридом хаус», которая большинство своего финансирования получает от дотации из американского бюджета, охарактеризовала Сербию как «смешанный режим». Александар Вучич в данном рейтинге определен как политик, «узурпировавший власть в стране». В самих США, как видно из насильственных и массовых протестов в июне 2020 г., также существует серьезный идеологический раскол между оппозиционными глобалистскими либералами и трамповскими националистическими изоляционистами. Поэтому неудивительно, что посол США в Сербии, которого на этот пост назначил Трамп, поддерживает А. Вучича. Согласно исследованиям общественного мнения, партия президента может получить рекордные 60% голосов избирателей.

Представители сербской оппозиции, которые бойкотируют выборы, несколько раз обвиняли А. Вучича в том, что он готовится к обмену территориями и к признанию Косово. Однако есть вероятность того, что сербская оппозиция не хочет быть в парламенте Сербии, когда осеню 2020 г. А. Вучич предположительно подпишет договор с президентом Косово Х. Тачи. После этого, если действующий президент потеряет власть, оппозиция может переложить всю вину на него, но не отменить данный договор, так как он будет обязательным по международному праву.

Также возможно и то, что А. Вучич продержится у власти и после признания Косово, если этим договором в состав Сербии будет возвращен север Косово, а признание будет косвенного характера (Сербия не будет блокировать вступление Косово во все международные организации). По данным исследования общественного мнения, 56% населения Сербии не согласно с разделением территории Косова, а 33% поддержали бы такое решение косовской проблемы. Эти данные не настолько обескураживающие, чтобы А. Вучич не рискнул подписать договор, который неофициально предлагает президент Трамп, особенно если иметь в виду, что ЕС предлагает договор без какой-либо компенсации.

В Косово все проходит намного драматичнее, и там вмешательство США во внутренние дела намного очевиднее, чем в Сербии. В Приштине 25 марта распалось коалиционное правительство националистической антисистемной албанской партии «Самоопределение», которую возглавляет Альбин Курти. Коалиционный партнер Курти из Демократической лиги Косово (ДЛК), лидером которого является Авдулла Хоти, отозвал свою поддержку правительству в парламенте. Через пару месяцев после этого Хоти согласился вступить в коалицию с партиями бывших полевых командиров «Освободительной армии Косово» Рамуша Харадиная и Фатмира Лимая. А. Курти из «Самоопределения», единственный влиятельный косовский албанский политик, который не участвовал в войне в Косово и не имеет криминального прошлого, напрямую обвинил в падении своего правительства США и ее спецпредставителя Гренелла, потому что А. Курти не был согласен на договор об обмене территориями между Сербией и Косово, который, по его словам, должен быть заключен до сентября 2020 года. Послы Германии и Франции в Приштине поддержали А. Курти в его споре с США тем, что открыто обратились к косовским политикам с призывом отложить вотум доверия правительству А. Курти в косовском парламенте. Они не были услышаны, а вместо того, чтобы встать на их сторону, косовские албанские политики выбрали сторону Гренелла, который поддержал смену правительства и формирование нового кабинета без представителей «Самоопределения». На некоторое время борьба из политического поля перешла в косовский Конституционный суд, где А. Курти требовал новые выборы и оспаривал легальность формирования нового правительства. Однако суд поддержал Гренелла, а албанские аналитики объяснили это лояльностью судий Тачи.

Более 60% населения Косово не поддержали формирование правительства Хоти. После этих событий президент Косово Тачи заявил, что поддерживает переговоры с Сербией только под руководством США и не готов вести переговоры под патронажем спецпредставителя ЕС Мирослава Лайчака. Американское радио «Свобода» передало утверждения источников из ЕС, что М. Лайчак не может связаться ни с Р. Гренеллом, ни с Х. Тачи. Кроме того, Тачи заявил, что не намерен больше баллотироваться в президенты Косово. Если учесть, что правительство А. Хоти не только непопулярно, но и составлено из разных партий с противоречащими друг другу программами, становится ясно, что это правительство имеет только одну функцию — участвовать в переговорах с Сербией и довести их до конца. Потом этот договор должен подписать Х. Тачи, который этим и закончит свою политическую карьеру.

В заключение можно сказать, что администрация Дональда Трампа проводит политику быстрого заключения договора между Сербией и Косово при условии обмена территориями. Это видно из всех поступков представителя США в регионе Западных Балкан Ричарда Гренелла и из реакции на его поведение представителей Германии и Франции. Также это подтверждается смещением правительства Курти в Косово, смену которого полностью поддержал (можно сказать, что курировал) Р. Гренелл, но которой сопротивлялись послы Германии и Франции в Приштине. Картина становится полной, если принять во внимание тот факт, что посол США в Белграде откровенно выступил на стороне А. Вучича, не подержав бойкот оппозиции или не оставшись нейтральным в этом вопросе. Нет сомнений и в том, что ЕС, то есть Германия и Франция, придерживаются стратегии по Косово, которая отличается от американской, и что они активно противятся политике трамповской администрации на Балканах.

Стоит отметить, что чем ниже рейтинг Трампа внутри США, тем ниже его шансы пролоббировать быстрое решение косовской проблемы. Если переизбрание Дональда Трампа на пост президента США будет выглядеть реалистичным к осени, шансы для его «хорошей сделки» на Балканах значительно вырастут. В данный момент кажется более вероятным, что А. Вучич и Х. Тачи под наблюдением Р. Гренелла подпишут договор и этим поставят точку в конфликте, который длится уже 21 год.


(Голосов: 11, Рейтинг: 5)
 (11 голосов)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся