Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 4, Рейтинг: 4.75)
 (4 голоса)
Поделиться статьей
Милан Лазович

Программный координатор РСМД

В конце сентября 2021 г. в непризнанной республике Косово, которую Сербия считает своим автономным краем, вновь случилось обострение кризиса. На этот раз поводом послужило решение косовских албанцев об обязательном снятии сербских автомобильных регистрационных знаков при въезде на территорию Косово. По понятным причинам это вызвало негодование сербов в целом, а в особенности сербского населения края. Сложилась ситуация, при которой сербы не просто не могут попасть в свой южный край, но и оказались ущемленными при посещении края с преимущественно сербским населением. Это своего рода «сепаратизм в сепаратизме»: напомним, что сербы компактно проживают в северной части Косово, где составляют большинство. Это крупнейший сербский анклав. В остальной части Косово преимущественно большинство составляют албанцы, хотя есть и мелкие сербские общины.

В среднесрочной перспективе, а возможно, еще и достаточно длительное время «косовский вопрос» так и останется не разрешенным, сохранится статус-кво. При этом регулярно будут возникать кризисные ситуации и обострения, требующие внимания международного сообщества. Вероятность воссоединения Косово с Албанией крайне мала в виду отсутствия реальной заинтересованности в этом со стороны западных кураторов косовского правительства. Их цель по дроблению Балкан на микрогосударства достигнута — на осколках бывшей Югославии образовалось шесть государств и одно частично признанное — Республика Косово. Все же повторяющиеся заявления на счет планов воссоздания «Великой Албании» не более чем воинствующая риторика, за которой ничего не стоит. Даже набирающая международный политический вес Турция, активизировавшаяся на Балканах, также не способна в одиночку сыграть ключевую роль в данном процессе. Никто не хочет рушить хрупкую стабильность, что видно, в том числе, и по результатам соглашений по урегулированию последнего обострения. Во всяком случае, пока.

В конце сентября 2021 г. в непризнанной республике Косово, которую Сербия считает своим автономным краем [1], вновь случилось обострение кризиса. На этот раз поводом послужило решение косовских албанцев об обязательном снятии сербских автомобильных регистрационных знаков при въезде на территорию Косово. По понятным причинам это вызвало негодование сербов в целом, а в особенности сербского населения края. Сложилась ситуация, при которой сербы не просто не могут попасть в свой южный край, коим они считают все Косово целиком, но и оказались ущемленными при посещении анклава на севере края с преимущественно сербским населением. Это своего рода «сепаратизм в сепаратизме»: напомним, что сербы компактно проживают в северной части Косово, где составляют большинство. Это крупнейший сербский анклав. В остальной части Косово преимущественно большинство составляют албанцы, хотя есть и мелкие сербские общины.

Обострение миновало — все по-старому?

После того как сербы перекрыли КПП «Ярине» и заявили о создании Сообщества сербских муниципалитетов в Косово, ситуация накалилась еще сильнее. Косовары перебросили к КПП свой спецназ, произошло несколько столкновений на границе. Линию разграничения с Косово в сопровождении министра обороны Сербии Небойши Стефановича посетили Чрезвычайный и Полномочный Посол РФ в Сербии Александр Боцан-Харченко и военный атташе Александр Зинченко. Это событие, однако, имело скорее символический, нежели стратегический характер, и было призвано показать политическую (а как следствие, позднее — возможно, и военную) поддержку России территориальной целостности Сербии. Кризис продолжался около двух недель. В конечном счете к началу октября удалось достичь соглашения при посредничестве НАТО и сил KFOR в крае. Было принято решение не о снятии автомобильных номеров, а о временной заклейке государственных символов на номерах: сербы заклеивают свои, косовары — свои. Президент Сербии А. Вучич по итогам соглашения заявил о победе Сербии в этом обострении. Однако эксперты считают это утверждение спорным. С этим можно согласиться, поскольку, по сути, сербы не добились положительных сдвигов в косовском вопросе, а решение о заклейке государственных символов на номерах почти наверняка будет действовать недолго — до следующего обострения.

Аннексирует ли Албания Косово?

На этом фоне премьер-министр Албании Эди Рама вновь заявил о стремлении к объединению Косово с Албанией. По логике Э. Рамы, это целесообразно, поскольку в крае и так проживает албанское большинство. Однако албанский премьер не упомянул о том, каким репрессиям подвергалось сербское население Косово, как разрушались сербские храмы и другие объекты культурного наследия, как регулярно происходят нападения на сербов и зачистки территории в нарушение не просто всех норм международного права, но и принципов гуманизма. Более того, подобные заявления Э. Рамы грубо нарушают резолюцию 1244 Совета Безопасности ООН, говорящую о территориальной целостности Сербии. Такие заявления нарушают даже переговорный процесс Белграда и Приштины, запущенный по инициативе Евросоюза в 2013 г. Он призван нормализовать отношения Сербии и Косово и открыть путь к членству в ЕС. Однако о каком мире может идти речь, если Косово будет присоединено к Албании? Едва ли при этом будут учтены интересы сербского населения, проживающего на севере края, которое уж точно не хочет входить в состав албанского государства. Очевидно, что при реализации подобного сценария конфликт вспыхнет с новой силой. Притом он точно будет полномасштабным, а его последствия — непредсказуемыми.

Реакция российского МИД также не заставила долго себя ждать. Официальный представитель ведомства Мария Захарова заявила, что подобное заявление Э. Рамы абсолютно неприемлемо, ссылаясь на ту же резолюцию 1244 СБ ООН и подрыв региональной стабильности. «Особенно странно слышать, что нарушение основополагающего для косовского урегулирования документа декларируется в качестве ключевой цели политической карьеры албанского лидера», — отметила она. Представитель подчеркнула, что такие «ущербные вбросы» никак не вписываются в контекст усилий Белграда, Тираны и Приштины по стабилизации и дальнейшей нормализации отношений.

Насколько же реальны на сегодняшний день планы албанского руководства по аннексии Косово? По сути, речь об этом в албанских правящих кругах идет давно, но к каким-либо конкретным действиям Тирана не переходит. По большому счету понятно почему — она осознает, что это весьма серьезный шаг, который потенциально может вновь подорвать хрупкую стабильность в регионе. Вторая причина — отсутствие уверенности в том, что на фоне ухода из Афганистана, пандемии и внутренних проблем США в случае необходимости окажут реальную поддержку на политическом и военном уровнях. Таким образом, напрашивается вывод, что на сегодняшний день планы воссоединения Косово с Албанией носят скорее иллюзорный характер. Пока это лишь разговоры, направленные, в том числе на то, чтобы создать видимость превосходства и поддержки со стороны Вашингтона и Брюсселя. В рядах стран Евросоюза также отсутствует единое мнение относительно признания Косово: Словакия, Испания и Греция считают его неотъемлемой частью Сербии.

«Косовский вопрос» для Сербии: есть ли решение?

Другой вопрос, который также часто встает у российских и сербских экспертов, — насколько реально для Сербии сегодня если не вернуть Косово, то хотя бы усилить свой контроль и присутствие в нем? На этот счет существует множество предположений и взглядов. Но большинство все же полагают, что военный сценарий взятия под контроль Косово и воссоединения его с Сербией крайне маловероятен. Во-первых, потому что у Сербии недостаточно ресурсов для этого. Хотя сербские вооруженные силы динамично развиваются, все равно в случае втягивания в крупный военный конфликт в Косово есть риск завязнуть или проиграть. Во-вторых, как ни крути, за Косово горой стоит коллективный Запад, и по большому счету, может повториться история 1990-х гг., когда сербов обвинили во всех грехах, а страна погрузилась в международную изоляцию и кризис, из которого она, тем не менее, достаточно успешно выбирается. С другой стороны, Россия и Китай сегодня «не образца 90-х годов»; это крупные центры силы, великие державы, которые в состоянии сыграть ключевую роль в данном вопросе. Но вопрос, насколько Москва и Пекин готовы на это пойти? Представляется очевидным, что ни одна из сторон-антагонистов по данному вопросу — ни коллективный Запад во главе с США, ни Россия с Китаем — не готова ради «косовского вопроса» идти на серьезный мировой военный конфликт, ухудшение отношений и введение санкций. Поэтому трудно согласиться с «горячими головами», которые считают, что косовский блицкриг возможен при условии, что Сербия сразу пойдет на юг и юго-запад — к городам Печ и Призрен, а затем на обратном пути возьмет Приштину. Это трудновыполнимо и более того — рискованно: теоретически, если сербские вооруженные силы и пошли бы на юг Косово, велика вероятность, что албанцы начали бы погромы малочисленных сербских анклавов центральной и южной частей, и таким образом Белград просто «подставил» бы косовских сербов, обрекая их на уничтожение.

***

Подводя итог, можно сделать следующие выводы. Во-первых, в среднесрочной перспективе, а возможно, еще и достаточно длительное время «косовский вопрос» так и останется не разрешенным, сохранится статус-кво. При этом регулярно будут возникать кризисные ситуации и обострения, требующие внимания международного сообщества. Вероятность воссоединения Косово с Албанией крайне мала в виду отсутствия реальной заинтересованности в этом со стороны западных кураторов косовского правительства. Их цель по дроблению Балкан на микрогосударства достигнута — на осколках бывшей Югославии образовалось шесть государств и одно частично признанное — Республика Косово. Все же повторяющиеся заявления на счет планов воссоздания «Великой Албании» не более чем воинствующая риторика, за которой ничего не стоит. Даже набирающая международный политический вес Турция, активизировавшаяся на Балканах, также не способна в одиночку сыграть ключевую роль в данном процессе. Никто не хочет рушить хрупкую стабильность, что видно, в том числе, и по результатам соглашений по урегулированию последнего обострения. Во всяком случае, пока.

1. Согласно Конституции Сербии, Косово и Метохия являются автономным краем в составе Сербии.

Оценить статью
(Голосов: 4, Рейтинг: 4.75)
 (4 голоса)
Поделиться статьей
Бизнесу
Исследователям
Учащимся