Распечатать Read in English
Оценить статью
(Голосов: 17, Рейтинг: 4.82)
 (17 голосов)
Поделиться статьей
Иван Бочаров

Референт РСМД

Мир продолжает бороться с распространением коронавирусной инфекции нового типа COVID-19. В Китае пик эпидемии прошёл, страны Евросоюза и США пока не могут перехватить стратегическую инициативу в неравной схватке с пандемией, несмотря на высокий уровень системы здравоохранения. В то же время в ряде государств, уступающих им в экономическом развитии, болезнь распространяется менее экстенсивно, если верить официальной статистике. Не стал исключением и Египет — небогатая густонаселённая североафриканская страна, численность населения которой в феврале 2020 г. превысила 100 млн человек. Почти все население Арабской Республики Египет (АРЕ) проживает на севере страны и концентрируется в нескольких крупных городах: 10 млн живёт в Каире, ещё 9 млн — в Гизе. Именно поэтому вспышка эпидемии здесь особенно опасна, особенно в бедных районах мегаполисов.

Хотя президент Египта Абдель Фаттах ас-Сиси и распорядился предоставлять гражданам точную и достоверную информацию о коронавирусе, уже 6 марта стало очевидно, что официальная статистика не отражает реального положения дел. Тогда произошла вспышка COVID-19 на речном теплоходе, следующем по реке Нил из Асуана в Луксор: диагноз был подтверждён у 45 человек.

С каждым днём становится очевиднее, что спасение жизни требует жёстких мер контроля. Однако всеобщий карантин в Египте вводить не спешат, и этому есть объяснение. Коронавирус поставил мировых лидеров перед дилеммой: спасать людей или экономику. Социально-экономический кризис, в котором оказалась арабская республика ещё задолго до эпидемии, египетским властям выбора не оставляет.

Складывается впечатление, что принимаемые меры для борьбы с эпидемией — косметические. Возможно, они осуществляются только для того, чтобы действующее руководство Египта не казалось слишком негуманным. В стране не вводят всеобщий карантин и не мобилизуют все ресурсы для борьбы с COVID-19 — и это бездействие во многом вынужденное, так как карантин нанёс бы мощный удар по и без того слабой экономике. Инфраструктура системы здравоохранения остаётся очень хрупкой — Египет с трудом противостоял эпидемиям ВИЧ и гепатита C. Население умирало от голода и болезней и до пандемии коронавируса. С приходом новой напасти ситуация стала ещё более плачевной.

Пожалуй, единственное, что сейчас может спасти арабскую республику от большого количества смертей от COVID-19 — это масштабная помощь извне. В ситуации, когда все крупные игроки заняты решением внутренних проблем, вызванных вирусом, единственная страна, способная оказать Каиру необходимую финансовую поддержку и поставить тесты на коронавирус — это Китай. В противном случае Египет может стать новым Бергамо.

Мир продолжает бороться с распространением коронавирусной инфекции нового типа COVID-19. В Китае пик эпидемии прошёл, страны Евросоюза и США пока не могут перехватить стратегическую инициативу в неравной схватке с пандемией, несмотря на высокий уровень системы здравоохранения. В то же время в ряде государств, уступающих им в экономическом развитии, болезнь распространяется менее экстенсивно, если верить официальной статистике. Не стал исключением и Египет — небогатая густонаселённая североафриканская страна, численность населения которой в феврале 2020 г. превысила 100 млн человек. Почти все население Арабской Республики Египет (АРЕ) проживает на севере страны и концентрируется в нескольких крупных городах: 10 млн живёт в Каире, ещё 9 млн — в Гизе. Именно поэтому вспышка эпидемии здесь особенно опасна, особенно в бедных районах мегаполисов.

Андрей Кортунов, Наталия Цайзер:
Будущее Африки на фоне пандемии: два сценария

Первый случай заражения COVID-19 в Египте был зарегистрирован 14 февраля 2020 г., одновременно став первым подтверждённым случаем в Африке. В течение следующих недель египетские власти не принимали активных мер для того, чтобы воспрепятствовать распространению эпидемии. В начале марта, согласно официальным данным, в Египте вирус был обнаружен всего у трёх заболевших.

Хотя президент Египта Абдель Фаттах ас-Сиси и распорядился предоставлять гражданам точную и достоверную информацию о коронавирусе, уже 6 марта стало очевидно, что официальная статистика не отражает реального положения дел. Тогда произошла вспышка COVID-19 на речном теплоходе, следующем по реке Нил из Асуана в Луксор: диагноз был подтверждён у 45 человек. Несколько дней спустя Египет объявил о первой смерти от COVID-19, когда немецкий турист, перевезённый из Луксора в Хургаду, скончался от вируса в больнице. Вскоре Центры по контролю и профилактике заболеваний США заявили, что обнаружили не менее 60 случаев в 15 штатах, связанных с рейсами круизных теплоходов по реке Нил в Египте. Наблюдалось явное несоответствие между количеством заражённых туристов, выезжавших из АРЕ, и уровнем заболеваемости в стране. Согласно официальным данным, в Египте тогда было инфицировано всего 126 человек.

Проблему распространения COVID-19 в АРЕ тщательно изучили в Канаде: здесь диагноз подтверждали у многих туристов, вернувшихся из Египта, хотя в самой арабской республике подтверждённых случаев было чрезвычайно мало. Доходило до абсурда: коронавирус нашли у туриста, прибывшего из Египта, в то время, как в АРЕ был зарегистрирован всего один случай заражения COVID-19. Канадские ученые провели исследования, применив методологию, используемую в 2009 г. при моделировании распространения вируса H1N1. Эта же методология применялась для изучения ситуации с коронавирусной инфекцией нового типа в Иране и Италии. Проанализировав число заболевших туристов, которые возвращались из Египта к себе домой, исследователи пришли к неутешительному выводу. В ходе исследований было установлено, что когда египетские власти говорили о трёх заболевших, в стране уже было от 6 270 до 45 070 случаев заражения коронавирусной инфекцией.

Реакция руководства Египта последовала незамедлительно — вскоре власти вынудили покинуть страну журналиста The Guardian после того, как газета сообщила о результатах научного исследования канадцев. Всего в марте было зафиксировано 39 нарушений свободы слова, большинство из которых были связаны с информацией о коронавирусе. Такая реакция была ожидаема, ведь Египет занимает 163 место в индексе свободы прессы. По мере того как растёт число случаев заражения COVID-19, увеличивается и число арестованных за распространение «ложных новостей» про коронавирус.

Президент ас-Сиси временно закрыл школы и вузы, по указу властей прекратили работу кинотеатры, зоопарки, театры, были отменены или перенесены культурные и спортивные мероприятия. В стране даже запретили продажу кальянов, временно прекратили международное авиасообщение. Кроме того, был изменён график работы госучреждений, а многих сотрудников перевели на удалённую работу. Также в стране ввели комендантский час. Сейчас египтянам запрещено выходить на улицу в период с 20:00 до 06:00 — нарушители должны будут заплатить штраф размере 4 тысяч египетских фунтов. Власти проводят дезинфекцию туристических мест, включая Египетский музей в Каире и подножие Великих пирамид. На Великую пирамиду в Гизе с помощью света спроецировали призыв оставаться дома.

Борьба с коронавирусом консолидировала основные конфессии. Так, Министерство вакуфов (исламской религиозной собственности) запретило проведение любых массовых мероприятий в период поста в месяц Рамадан, армянская община пожертвовала один миллион египетских фунтов для борьбы с эпидемией коронавируса, а Коптская церковь отменила праздничные мероприятия и приостановила молитвы, предшествующие празднованию Пасхи.

Член парламентского комитета по телекоммуникациям Ахмед Рефаат предложил спикеру Палаты представителей Египта, министру связи и информационных технологий, а также министру здравоохранения и народонаселения разработать мобильное приложение для отслеживания местонахождения заболевших коронавирусом и людей, у которых есть подозрение на COVID-19. Предполагается, что приложение будет предоставлять пользователям актуальную информацию о последних случаях заражения, полные имена и местонахождение инфицированных, чтобы незаболевшие египтяне избегали прямых контактов с ними.

С каждым днём становится очевиднее, что спасение жизни требует жёстких мер контроля. Однако всеобщий карантин в Египте вводить не спешат, и этому есть объяснение. Коронавирус поставил мировых лидеров перед дилеммой: спасать людей или экономику. Социально-экономический кризис, в котором оказалась арабская республика ещё задолго до эпидемии, египетским властям выбора не оставляет. Президент Египта однажды сказал, что две главные проблемы, которые стоят перед АРЕ — это терроризм и рост населения. В данном случае подразумевались в первую очередь экономические последствия, вызванные демографическим взрывом, в том числе высокий уровень безработицы. Египетское руководство понимает, что надо спасать не только заражённых коронавирусом, но и экономику страны. Введение мер жёсткого карантина, как в Китае, Каиру представляется нецелесообразным.

Принимаемые руководством страны половинчатые меры по борьбе с коронавирусом уже наносят существенный урон экономике. За март валютные резервы Египта сократились на 5 млрд долл. Из-за вливаний Центрального банка для поддержания местного рынка запасов хватит всего на восемь месяцев. Эпидемия COVID-19 стала причиной переноса на 2021 год открытия новой административной столицы Египта, Большого египетского музея и ряда других крупных проектов, запуск которых планировался в 2020 г. Сейчас туристической отрасли грозит практически нулевая прибыль. Кроме того, ситуация с коронавирусом может неблагоприятно повлиять на движение судов через Суэцкий канал. Всё это грозит рядом серьезных проблем социально-экономического характера: бюджет недополучит налоги, вырастет и без того высокий уровень безработицы. В стране, где 33% населения живёт меньше, чем на 45 долл. в месяц, число бедных станет ещё больше.

Сейчас для того, чтобы сделать тест на коронавирус, необходимо заплатить тысячу египетских фунтов (примерно 64 долл.). Для многих такая сумма неподъёмна, и в случае усугубления санитарно-эпидемиологической обстановки всё больше людей не будет иметь возможности сдать тест на COVID-19. Это значит, что инфицированные египтяне будут продолжать работать, гулять, свободно передвигаться по городам и деревням и заражать друг друга. Общеизвестно, что можно быть переносчиком коронавирусной инфекции и не иметь явных симптомов. Не наблюдая у себя наличия симптомов заболевания, граждане не захотят тратить лишние деньги на ПЦР-тесты.

Растёт социальная напряжённость, несмотря на то, что меры по ограничению передвижению граждан страны — нежёсткие. Многие египтяне не соблюдают установленные правила. Интернет пестрит фотографиями многолюдных торговых площадок, свадебных церемоний, религиозных праздников, а также мечетей и церквей, полных людей. В провинции Гарбия состоялась массовая демонстрация против перевода одной из деревень на карантин после того, как там обнаружили 12 случаев заболевания коронавирусом. Растёт недоверие к официальным данным о количестве заболевших COVID-19.

Складывается впечатление, что принимаемые меры для борьбы с эпидемией — косметические. Возможно, они осуществляются только для того, чтобы действующее руководство Египта не казалось слишком негуманным. В стране не вводят всеобщий карантин и не мобилизуют все ресурсы для борьбы с COVID-19 — и это бездействие во многом вынужденное, так как карантин нанёс бы мощный удар по и без того слабой экономике. Инфраструктура системы здравоохранения остаётся очень хрупкой — Египет с трудом противостоял эпидемиям ВИЧ и гепатита C. Население умирало от голода и болезней и до пандемии коронавируса. С приходом новой напасти ситуация стала ещё более плачевной.

В марте министр здравоохранения и народонаселения Хала Заид посетила Китай с официальным визитом — она сопровождала поставку медикаментов. В свою очередь, Пекин предоставил Египту техническую документацию по коронавирусу, а также тысячу тестов для выявления вирусоносителей. Пожалуй, единственное, что сейчас может спасти арабскую республику от большого количества смертей от COVID-19 — это масштабная помощь извне. В ситуации, когда все крупные игроки заняты решением внутренних проблем, вызванных вирусом, единственная страна, способная оказать Каиру необходимую финансовую поддержку и поставить тесты на коронавирус — это Китай. В противном случае Египет может стать новым Бергамо.

Впервые опубликовано в NEWS.ru.

Оценить статью
(Голосов: 17, Рейтинг: 4.82)
 (17 голосов)
Поделиться статьей
Бизнесу
Исследователям
Учащимся