Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 18, Рейтинг: 4.72)
 (18 голосов)
Поделиться статьей
Андрей Кортунов

К.и.н., генеральный директор и член Президиума РСМД, член РСМД

Наталия Цайзер

Председатель Правления Союза «Африканская деловая инициатива» (Союз «АДИ»), эксперт РСМД

Рабочая тетрадь РСМД и Союза «Африканская деловая инициатива» №56 / 2020

Начавшаяся в конце прошлого года в Китае эпидемия COVID-19 через три месяца приобрела характер глобальной пандемии. Сегодня в мире едва ли найдется страна, так или иначе не затронутая этим опасным инфекционным заболеванием. COVID-19 буквально на глазах меняет весь мир, и многочисленные последствия этих изменений еще предстоит оценить.

Тем не менее пандемия по-разному протекает в отдельных странах и имеет свою специфику распространения в различных регионах. Если в начале года всеобщее внимание было приковано к Китаю и другим очагам заболевания в Восточной Азии, то сегодня эпицентр пандемии сдвинулся в Южную Европу (Италия, Испания) и Северную Америку (США). Другие регионы мира остаются в тени тех драматических событий, которые стремительно разворачиваются в Ломбардии, Калифорнии и Каталонии. Тем не менее не стоит обольщаться в связи с относительным благополучием стран и континентов, пока не столь сильно затронутых вирусом. В данном материале авторы попытались рассмотреть возможное воздействие COVID-19 на один из таких относительно «благополучных» континентов как Африка.

Пандемия коронавируса пока не сильно затронула Африку. Однако, по последним данным, вирус продолжает быстро развиваться и на этом континенте. Со времени последнего отчета о ситуации от 25 марта уже четыре новых страны в Африканском регионе ВОЗ, включая Ботсвану, Бурунди, Гвинею-Бисау и Сьерра-Леоне, сообщили о подтвержденных случаях заболевания COVID-19. В настоящее время все 47 государств, находящихся в африканском регионе, страдают от инфекции, хотя и в разной степени.

Заимствуя терминологию из стандартных названий, принятых в обозначении различных типов современных смартфонов, обозначим два сценария на африканском континенте как «коронавирус-лайт» и «коронавирус-про».

Сценарий «коронавирус-лайт» предполагает, что основные эпицентры пандемии так и останутся на Севере, в первую очередь — в Европе и в Северной Америке. Глобальный Юг в целом и Африку в частности, пандемия затронет лишь «по касательной». Число инфицированных в африканских странах будет измеряться сотнями и тысячами, в худшем случае — десятками тысяч человек. Средний процент летальных исходов будет выше, чем в большинстве стран Северной Европы и Восточной Азии и окажется сопоставимым с текущими показателями Ирана, Италии, Испании или превышать их, но незначительно (10–12%). К концу года или даже раньше появится эффективная вакцина против коронавируса, и пандемия пойдет на спад как в глобальном масштабе, так и в Африке. В начале 2021 г. можно будет утверждать, что на африканском континенте пандемия завершилась, не успев как следует начаться.

В этом сценарии негативные последствия пандемии для Африки будут носить преимущественно опосредованный характер. Но это совсем не означает, что эти последствия будут незначительными. Пандемия шагает по планете рука об руку с экономической рецессией. А глобальные рецессии, как показывает история, сильнее всего бьют по слабым, зависимым, не диверсифицированным и хрупким экономикам.

Сценарий «коронавирус-про» основан на предположении о том, что рано или поздно эпицентр глобальной пандемии переместится с глобального Севера на глобальный Юг, включая и африканский континент. Распространение вируса может идти через Иран, арабский мир и Турцию, а также через Средиземное море и страны Северной Африки, тесно связанные с Европой. Главными «международными воротами» для пандемии в Африке, скорее всего, станут огромные африканские мегаполисы — Лагос, Каир, Киншаса, Луанда, Абиджан и пр. (подобно тому, как дверь в Россию перед COVID-19 открыл международный транспортный узел московского мегаполиса). Однако пандемия в итоге затронет всю территорию континента, включая малые города и сельскую местность. Число инфицированных в странах Африки будет измеряться сотнями тысяч или даже миллионами, а средний уровень летальных исходов окажется значительно выше, чем в сценарии «коронавирус-лайт».

Экономические измерения этого сценария окажутся гораздо более масштабными, чем в случае сценария «коронавирус-лайт». Помимо опосредованных эффектов, вызванных глобальной рецессий и снижением интенсивности международных контактов, африканские страны будут испытывать на себе драматические непосредственные последствия, вызванные дезорганизацией производства, транспорта, торговли, социальной инфраструктуры, а также государственного управления и местного самоуправления. Можно предположить, что сжатие экономики в некоторых случаях будет измеряться двузначными цифрами. Резкий рост безработицы, снижение реальных доходов населения, возникновение дефицитов базовых продуктов и услуг — все это создаст угрозу социальных взрывов, уличного насилия и государственных переворотов. Некоторые симптомы растущей социальной нестабильности наблюдаются уже сегодня.

Подводя итоги предварительному анализу возможного воздействия пандемии коронавируса на страны Африки, представляется логичным заключить, что пандемия не столько поставила принципиально новые, сколько артикулировала уже застаревшие проблемы развития и безопасности африканского континента. Заглядывая в африканское будущее «после коронавируса», позволим себе предложить для последующего обсуждения две возможные роли Африки в мировой экономической и политической системе XXI века. Африка способна оказаться либо важнейшей частью фундаментальных проблем этой складывающейся системы, либо частью их решений.

В первом случае допустимо провести параллель между Африкой будущего и Ближним Востоком настоящего. Параллель касается наблюдающегося в ближневосточном регионе кризиса государственных институтов и национальных идентичностей, паралича многосторонних региональных механизмов безопасности и множества межгосударственных конфликтов, глубокого социального неравенства и подъема политического и религиозного радикализма. Все эти негативные особенности ближневосточного региона вполне могут распространиться на Африку в не таком уж далеком будущем. Поскольку же африканский континент намного больше ближневосточного региона, то и вероятные отрицательные последствия для международной системы грядущей континентальной дестабилизации будут выше, чем последствия для этой системы текущей региональной дестабилизации.

Во втором случае Африку будущего допустимо сравнить с Восточной Азией настоящего, то есть с главным драйвером сегодняшней мировой экономики. Через несколько десятилетий центр глобальной экономической активности вполне способен переместиться из неуклонно стареющей Азии во все еще молодую Африку, которая станет источником роста для всех остальных континентов планеты. Это не означает автоматического разрешения всех африканских проблем (как далеко не полностью разрешены сегодня все восточноазиатские проблемы). Тем не менее «восточноазиатская» модель, в отличие от «ближневосточной», превращает Африку из «пассива» мировой политики в ее «актив», из объекта разнообразных устремлений внешних игроков в важнейший субъект международной системы, из проблемы планетарного масштаба — в возможность глобального уровня. В интересах всех помочь Африке пойти по второму, а не по первому пути.

Рабочая тетрадь РСМД и Союза «Африканская деловая инициатива» №56 / 2020

Начавшаяся в конце прошлого года в Китае эпидемия COVID-19 очень быстро приобрела характер глобальной пандемии. Сегодня в мире едва ли найдется страна, не затронутая этим опасным инфекционным заболеванием. COVID-19 стремительно меняет мир, и многочисленные последствия этих изменений еще предстоит оценить.

Пандемия в Африке по-разному протекает в отдельных странах и имеет свою специфику распространения в различных регионах. Авторы тетради рассматривают два сценария развития пандемии на континенте, анализируют их последствия и рассматривают роль России в содействии Африке в борьбе с COVID-19.

Будущее Африки на фоне пандемии: два сценария, 976 Кб

Оценить статью
(Голосов: 18, Рейтинг: 4.72)
 (18 голосов)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Как вы оцениваете угрозу от нового коронавируса и реакцию на него?
    Реакция на коронавирус гипертрофирована и представляется более опасной, чем сам вирус  
     369 (43%)
    В мире всё ещё недооценивается угроза вируса — этим и объясняется пандемический характер распространения заболевания  
     277 (32%)
    Реакция на коронавирус адекватна угрозе, представляемой пандемией COVID-19  
     211 (25%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся