Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 18, Рейтинг: 5)
 (18 голосов)
Поделиться статьей
Лев Сокольщик

К.и.н., научный сотрудник Центра комплексных европейских и международных исследований (ЦКЕМИ), Факультет мировой экономики и мировой политики НИУ ВШЭ, эксперт РСМД

Результаты прошедшего в ходе так называемого супервторника (когда праймериз прошли сразу в ряде ключевых штатов) голосования свидетельствуют о том, что президентская гонка в США набирает обороты. Хотя говорить о конкретном исходе выборов пока преждевременно, представляется важным проанализировать их основные тенденции и влияние на мировую политику и российско-американские отношения.

Рассматривая сюжет разворачивающейся выборной кампании, необходимо в первую очередь обратить внимание на демократическую партию, поскольку основная интрига связана с ее кандидатом. В стане республиканцев все достаточно ясно — от партии будет выдвинут действующий хозяина Белого дома Дональд Трамп.

Ослабление позиций традиционных для США либеральной и консервативной идеологий, с одной стороны, и формирование разочарованного в либеральной демократии слоя так называемых лузеров глобализации — с другой, привели к взлету популизма в его левой (Берни Сандерс) и правой (Дональд Трамп) вариациях. Проникновение популизма в международную сферу усиливает непредсказуемость внешней политики США, ее ситуативный характер, снижает плюрализм во внешнеполитическом дискурсе и способствует усилению унилатерализма.

Общее негативное отношение кандидатов в президенты США к России является предсказуемым и закономерным продолжением уже многолетнего антироссийского курса. И в перспективе даже с возможным приходом в Белый дом демократа надеяться на кардинальный пересмотр этой тенденции не приходится.

Линия США на продолжение конфронтации с Китаем и Россией, сопровождающаяся торговыми войнами и тарифными ограничениями, санкциями, геополитическим и военно-стратегическим соперничеством, скорее всего, продолжится, вне зависимости от исхода выборов. Однако при победе наиболее вероятного на сегодняшний день кандидата от демократической партии Джо Байдена можно ожидать более консолидированных в этом направлении действий Запада, возращения политики «либеральных ценностей» и усиления давления на внутриполитический курс этих стран.

Результаты прошедшего в ходе так называемого супервторника (когда праймериз прошли сразу в ряде ключевых штатов) голосования свидетельствуют о том, что президентская гонка в США набирает обороты. Хотя говорить о конкретном исходе выборов пока преждевременно, представляется важным проанализировать их основные тенденции и влияние на мировую политику и российско-американские отношения.

Рассматривая сюжет разворачивающейся выборной кампании, необходимо в первую очередь обратить внимание на демократическую партию, поскольку основная интрига связана с ее кандидатом. В стане республиканцев все достаточно ясно — от партии будет выдвинут действующий хозяина Белого дома Дональд Трамп.

Праймериз. Кто в фаворитах?

Старт партийных выборов, как обычно и бывает, собрал значительное количество претендентов на номинацию: более 10 кандидатов заявили о своем участии в демократических праймериз. Но голосования первых (по времени) штатах стали фильтром, отсеявшим слабых и выявившим основных действующих лиц партийного состязания. Не получив существенной поддержки, из борьбы вынужден был выйти даже политический тяжеловес бывший мэр Нью-Йорка и медиа-магнат Майкл Блумберг, которого некоторые эксперты называли потенциальным фаворитом гонки.

По результатам первого месяца выборной кампании сформировалась очевидная группа лидеров: бывший вице-президент США Джозеф (Джо) Байден, сенатор из штата Вермонт Бернард (Берни) Сандерс и сенатор из штата Массачусетс Элизабет Уоррен. Однако предвыборная программа с акцентом на реформе банковской и финансовой сфер не вызвала достаточного интереса у избирателей, и после серии неудачных результатов в супервторник Э. Уоррен вышла из предвыборной гонки. Таким образом, осталось всего два претендента на роль кандидата от демократической партии.

Голосования в штатах Айова, Нью-Гемпшир и Невада предоставили фору Берни Сандерсу, который сам себя называет демократическим социалистом. В свою очередь, отстаивающий умеренно-либеральные взгляды Дж. Байден после партийных выборов начала–середины февраля (в штатах Айова, Нью-Гемпшир, Невада) постарался скорректировать предвыборную кампанию. Кроме того, выбывание из борьбы ряда кандидатов, призвавших поддержать бывшего вице-президента, открыло для него окно возможностей. И, кажется, Дж. Байден смог воспользоваться моментом и перехватить инициативу, по крайне мере, об этом говорит смена партийного лидера после супервторника. На 17 марта в активе Дж. Бадена было 894 голоса делегатов. Положительный исход сказался и на его общенациональном рейтинге, который, по разным оценкам, достиг примерно 50%.

В то же время ближайший конкурент не критически отстал от фаворита. На тот же день у Б. Сандерса было 744 голоса выборщиков, и он по-прежнему сохраняет шансы на победу в партийном состязании. Подкрепляют его притязания на номинацию результаты опросов общественного мнения, фиксирующие солидный уровень его поддержки среди избирателей. Основные социологические агентства, исследующие ход выборов в национальном масштабе, оценивают рейтинг Берни Сандерса в районе 40%. Кроме того, во многом за счет массовых пожертвований от рядовых граждан он смог сформировать самый внушительный среди демократических кандидатов предвыборный фонд, составлявший 121 млн долл. на январь 2020 г. Джо Байден на тот же период собрал лишь около 70 млн долл.

Что касается «идейной» расстановки сил на предвыборной арене, то здесь крайний фланг левого лагеря занимает Берни Сандерс, придерживающийся достаточно радикальных для США социалистических взглядов. Умеренные левоцентристские позиции отстаивает Джо Байден. Правый фланг представлен действующим президентом-республиканцем Дональдом Трампом.

Популизм: политический тренд?

Одна из важных черт политической картины современности во многих странах Запада — рост электоральной поддержки популистских политических сил как левого, так и правого толка. Подобная ситуация складывается и в США, где политическая поляризация, увеличивающееся социально-экономическое расслоение, вкупе с утратой позиций на мировой арене порождают протестные настроение широких слоев населения. Апеллируя к чувствам и интересам пострадавших от глобализации социальным слоям, популисты стремятся воспользоваться волной недовольства. Их ключевой идейный посыл заключается в конструировании двух антагонистических и гомогенных общностей — «благородного народа» и «коррумпированной элиты». Выступая против политического истеблишмента, популисты стремятся реализовать произвольно понимаемую ими народную волю. При этом для создания собственной идейной платформы популисты зачастую используют концепты классических идеологий левой (либерализм, социал-демократия) или правой (консерватизм) направленности.

Еще в период избирательной кампании 2016 г. с идеей защиты народа от кризисных явлений и злоупотреблений элиты «справа» выступил Дональд Трамп, а «слева» — Берни Сандерс [1]. Использование популистской концепции прослеживается у обоих политиков и в текущем электоральном цикле. Основным для Б. Сандерса стал антиэлитистский посыл, который по своему популистскому характеру перекликается с выпадами Д. Трампа против истеблишмента. Но в отличие от найтивистской риторики республиканца, социал-демократическая идейная наполненность программы Б. Сандерса позволяет отнести ее к левопопулистскому типу [2].

Выстроенная на идее справедливого перераспределения национального богатства, программа Б. Сандерса содержит обещание введения бесплатного высшего образования и медицинского обслуживания, повышения минимальной заработной платы до 15 долл. в час, значительное смягчение миграционного законодательства и развитие «зеленой экономики». Хотя сенатор из Вермонта делает акцент на внутриполитической проблематике, он высказывается и по международным вопросам. Критикуя существующее мировое устройство и неравное распределение благ в глобальном масштабе, Б. Сандерс призывает бороться с нелиберальными режимами, снизить военный интервенционизм США и расширить взаимодействие в рамках НАТО. В отношении России он занял жестко критическую позицию после 2014 г. — последовательно голосовал в Сенате США за введение антироссийских санкций и выступал за укрепление Североатлантического альянса для геополитического противостояния с Россией в Восточной Европе.

Правый популизм активно использует в своей политической практике президент Д. Трамп, который для «защиты» социокультурной идентичности американского народа и его экономических интересов использует политику протекционизма и ограничения иммиграции. На международном уровне он критикует сложившийся мировой порядок, выстроенный, с его точки зрения, для поддержания правления «коррумпированной» элиты. Примечательно, что правопопулистская повестка Д. Трампа и положительная экономическая динамика в США (устойчивый рост ВВП на протяжении всего срока его президентства, самый низкий уровень безработицы за последние годы — 3,5 % на январь 2020 г.) способствуют поддержанию относительно высокого рейтинга одобрения политики президента. По оценке агентства «Гэллап», он сейчас находится в районе 50%. И в этих условиях, если экономика не войдет в долгосрочное кризисное пике, любому кандидату от демократов предстоит сложная конкуренция с сильным республиканским кандидатом.

Внешняя политика: (не)время для перемен?

Нанося упреждающий удар по Дональду Трампу, демократы еще в начале года попытались реанимировать тему вмешательства России во внутренние дела США, повторив обвинение в том, что она стремится изменить результаты американских выборов. Однако вопрос американо-российских отношений возникает и в контексте национальной безопасности США. Джо Байден еще в 2018 г. опубликовал статью, посвященную России и перспективам двусторонних отношений. В работе наряду с критикой внутриполитического курса утверждается, что Россия представляет одну из основных угроз Соединенным Штатам и их союзникам, поэтому, как и в годы холодной войны, следует усилить ее военное сдерживание, а также расширить сотрудничество с партнерами по различным направлениям: от финансов до кибер-сферы.

Своеобразным предвыборным манифестом может служить другая статья Дж. Байдена, опубликованная в марте 2020 г. В ней среди наиболее острых глобальных вызовов в политической сфере автор выделяет рост авторитаризма, национализма, нелиберализма и падение доверия к демократическим институтам. Наряду с утратой США и в целом Западом мирового лидерства подобная характеристика звучит как констатация экзистенциального кризиса.

Хлестко критикуя действующую республиканскую администрацию, демократ не предлагает прорывных идей и стратегий для преодоления негативных тенденций. Его программа планирует пересмотр ужесточенного при Д. Трампе миграционного законодательства и восстановление ведущей роли США в продвижении либеральных ценностей. Анализ предвыборной программы Дж. Байдена показывает, что его внешнеполитическая повестка базируется на четырех ключевых тезисах.

Первый заключается в стремлении вернуть США в «старые добрые времена» мирового лидерства. Главными инструментами наряду с умеренным применением жесткой силы в решении данной задачи определяется дипломатия и укрепление системы альянсов, в первую очередь — НАТО. Но кардинально изменившиеся международные реалии, процесс складывания полицентричности, повышение роли средних и малых стран во многом ставят эти планы под сомнение.

Следующая важная интенция — это продолжение общей линии Д. Трампа на конфронтацию с Россией и Китаем, но с определенными корректировками. Предлагается консолидировать союзников США, усилить идейное единство на основе либерально-демократических ценностей и укрепить экономический потенциал. Это, очевидно, означает продолжение американо-китайской торговой войны, экономического, военно-стратегического, информационного и политического противостояния с Россией.

Демократический фаворит, стремясь перехватить политическую повестку у своего республиканского соперника, попытался сделать акцент на внешней экономической политике, выгодной для среднего класса. Именно некрупные бизнесмены, «голубые воротнички» и жители сельских окраин, серьезно пострадавшие от глобализации, во многом разделяют правопопулистские установки Д. Трампа и являются его «ядерным» электоратом. Подобная ориентация может способствовать продолжению линии на возвращение производств из третьих стран и политики жесткой конкуренции с Китаем, особенно в технологической сфере.

Несмотря на соперничество с Россией и Китаем, Дж. Байден не отметает возможность конструктивного взаимодействия в важных для США областях. Не исключается выстраивание диалога с Китаем по проблемам изменения климата и загрязнения окружающей среды в контексте создания «зеленой экономики». Отношения с Россией могли бы быть интересны США в таких сферах как ограничение распространения ядерного оружия и стратегическая стабильность. В частности, Дж. Байден высказывается за продление договора СНВ-3 и начало переговоров по созданию новой системы стратегической стабильности. Однако вопрос о том, как на практике мог бы быть осуществлен подобный сценарий при крайне низком уровне взаимного доверия и продолжении Соединенными Штатами общего курса на противостояние, остается открытым.

***

Учитывая сложившуюся ситуацию, можно сделать некоторые выводы. Во-первых, ослабление позиций традиционных для США либеральной и консервативной идеологий, с одной стороны, и формирование разочарованного в либеральной демократии слоя так называемых лузеров глобализации — с другой, привели к взлету популизма в его левой (Берни Сандерс) и правой (Дональд Трамп) вариациях. Проникновение популизма в международную сферу усиливает непредсказуемость внешней политики США, ее ситуативный характер, снижает плюрализм во внешнеполитическом дискурсе и способствует усилению унилатерализма.

Во-вторых, несмотря на то, что выступивший на умеренно-либеральных позициях Джо Байден вырвался в лидеры праймериз, и, скорее всего, продолжит набирать очки, уверенное второе место отстаивающего социал-демократические идеи Берни Сандерса дает основания говорить о закреплении леворадикального крена в демократической партии.

В-третьих, общее негативное отношение кандидатов в президенты США к России является предсказуемым и закономерным продолжением уже многолетнего антироссийского курса. И в перспективе даже с возможным приходом в Белый дом демократа надеяться на кардинальный пересмотр этой тенденции не приходится.

Кроме того, линия США на продолжение конфронтации с Китаем и Россией, сопровождающаяся торговыми войнами и тарифными ограничениями, санкциями, геополитическим и военно-стратегическим соперничеством, скорее всего, продолжится, вне зависимости от исхода выборов. Однако при победе наиболее вероятного на сегодняшний день кандидата от демократической партии Джо Байдена можно ожидать более консолидированных в этом направлении действий Запада, возращения политики «либеральных ценностей» и усиления давления на внутриполитический курс этих стран.

Наконец, американские выборы создают дополнительный фактор неопределенности для мировой политики и ослабляют консолидированные действия Запада, например, в рамках G7. В то же время американские предвыборные баталии предоставляют альтернативным центрам силы (Россия, Китай, Индия, Бразилия, возможно, ЕС и др.), а также средним и региональным акторам определенные возможности для реализации собственной международной повестки.

1. Skonieczny A. (2018). Emotions and Political Narratives: Populism, Trump and Trade. Politics and Governance. Vol. 6, № 4, pp. 62-72.

2. Dyer-Witheford N. (2020). Left Populism and Platform Capitalism. TripleC. 18 (1), pp. 116-131.


(Голосов: 18, Рейтинг: 5)
 (18 голосов)

Прошедший опрос

  1. Как вы оцениваете угрозу от нового коронавируса и реакцию на него?
    Реакция на коронавирус гипертрофирована и представляется более опасной, чем сам вирус  
     369 (43%)
    В мире всё ещё недооценивается угроза вируса — этим и объясняется пандемический характер распространения заболевания  
     277 (32%)
    Реакция на коронавирус адекватна угрозе, представляемой пандемией COVID-19  
     211 (25%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся