Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 18, Рейтинг: 3.44)
 (18 голосов)
Поделиться статьей
Илона Стадник

Преподаватель-практик факультета международных отношений СПБГУ, эксперт РСМД

Отсчет значительных интернет-шатдаунов принято начинать с 2011 г., когда во время революции в Египте по приказу властей был полностью отключен Интернет на несколько дней. Этот случай является уникальным, поскольку впервые власти решились на столь радикальные меры в надежде сдержать протесты. До этого случаи отключения Интернета наблюдались, но не имели настолько серьезных последствий для населения. Исследователи отмечают явную корреляцию между расширением доступа к сети и частотой шатдаунов. По мере роста зависимости национальной экономики от цифровых платформ растут политические и экономические издержки, которые влечет за собой принудительное отключение Интернета.

Так или иначе большинство зафиксированных интернет-шатдаунов происходит в странах третьего мира, либо локально — в некоторых регионах крупных стран, таких как Индия. Однако в августе 2020 г. этот тренд добрался и до европейского субконтинента: в Беларуси было зафиксировано трехдневное отключение Интернета.

Неправительственная организация Access Now в рамках кампании KeepItOn! фиксирует тренд на увеличение количества интернет-шатдаунов. То же самое отмечал на июльской сессии Совета по правам человека ООН специальный докладчик по вопросу о праве на свободу мирных собраний и ассоциаций: с января 2019 г. по май 2021 г. произошло по меньшей мере 79 случаев отключений, связанных с протестами, в том числе во время выборов в Бенине, Беларуси, Демократической Республике Конго, Малави, Уганде и Казахстане.

Можно выделить несколько оснований, по которым власти стран решают отключить своим гражданам доступ в Интернет. Самая частая причина — охрана общественного порядка и национальной безопасности. Также активисты из KeepItOn Coalition отмечают, что отключение Интернета происходит в попытках скрыть насилие в общинах, подавить оппозиционные группы, заявить о предполагаемой победе на спорных выборах, сорвать протесты и весьма экстравагантно запретить студентам списывать во время экзаменов.

Намеренные отключения и ограничения Интернета не проходят бесследно и для самих стран. Прежде всего страдает экономическая сфера. Например, отключение Интернета обошлось странам примерно в 2,4 млрд долларов США в период с 1 июля 2015 г. по 30 июня 2016 г., при этом максимальные убытки понесла Индия — 968 миллионов долларов США.

Инструмент от NetBlocks оценивает экономические последствия разных типов шатдаунов, используя данные Всемирного банка, Международного союза электросвязи, Евростата и переписи населения США. Так, например, по данным за 2019 г., один день полной блокировки YouTube в России потенциально может стоить экономике 1,6 млрд рублей.

Экономический ущерб — только видимая часть айсберга. Шатдауны влекут за собой нарушения базовых прав человека. Кроме того, шатдауны противоречат политике ООН в области достижения целей устойчивого развития. В Повестке дня на период до 2030 года подчеркивается важность доступа к Интернету для искоренения бедности: «распространение информационно-коммуникационных технологий и глобальная взаимосвязанность обладают огромным потенциалом для ускорения прогресса человечества, преодоления цифрового разрыва и развития общества знаний».

Глобальная цифровизация будет неумолимо продолжаться, погружая государства во всю большую зависимость от устойчивого интернет-соединения и доступности многих интернет-сервисов и платформ. Тотальные шатдауны, вероятно, останутся уделом слаборазвитых государств. Для остальных отстаивание цифрового и технологического суверенитета будет первостепенной задачей. Методы же могут быть любые: политика приобретения стратегической независимости, как в ЕС, политика импортозамещения и цифрового неприсоединения, полные блокировки неугодных сервисов.

С середины 2019 г. в Мьянме начался самый продолжительный интернет-шатдаун [1] в истории страны. В начале министерство коммуникаций распорядилось отключить мобильный Интернет в девяти населенных пунктах, сославшись на «нарушения спокойствия и использование интернет-услуг для координации незаконной деятельности». Позже мобильная интернет-связь была частично восстановлена, однако ее скорость не позволяла полноценно пользоваться интернет-сервисами. После военного переворота в феврале 2021 г. Интернет был практически полностью отключен, а спустя какое-то время военные установили определенный график доступности сети для граждан, блокируя при этом крупные социальные сети и платформы. Вплоть до апреля нынешнего года мониторинговые организации фиксировал у жителей Мьянмы перебои с доступом в сеть, либо недоступность отдельных интернет-сервисов.

Шатдаун в Мьянме — не первый и не единственный в своем роде случай. «Чемпионом» по принудительному отключению Интернета в отдельных регионах страны является Индия — только за 2020 год там зафиксировано 109 случаев.

Вообще, отсчет значительных интернет-шатдаунов принято начинать с 2011 г., когда во время революции в Египте по приказу властей был полностью отключен Интернет на несколько дней. Этот случай является уникальным, поскольку впервые власти решились на столь радикальные меры в надежде сдержать протесты. До этого случаи отключения Интернета наблюдались, но не имели настолько серьезных последствий для населения. Исследователи отмечают явную корреляцию между расширением доступа к сети и частотой шатдаунов. По мере роста зависимости национальной экономики от цифровых платформ растут политические и экономические издержки, которые влечет за собой принудительное отключение Интернета.

Так или иначе большинство зафиксированных интернет-шатдаунов происходит в странах третьего мира, либо локально — в некоторых регионах крупных стран, таких как Индия. Однако в августе 2020 г. этот тренд добрался и до европейского субконтинента: в Беларуси было зафиксировано трехдневное отключение Интернета, а также наблюдались блокировки отдельных сервисов во время протестных акций после президентских выборов.

Неправительственная организация Access Now в рамках кампании KeepItOn! фиксирует тренд на увеличение количества интернет-шатдаунов. То же самое отмечал на июльской сессии Совета по правам человека ООН специальный докладчик по вопросу о праве на свободу мирных собраний и ассоциаций: с января 2019 г. по май 2021 г. произошло по меньшей мере 79 случаев отключений, связанных с протестами, в том числе во время выборов в Бенине, Беларуси, Демократической Республике Конго, Малави, Уганде и Казахстане.

Что же такое интернет-шатдауны и как они потенциально могут отразиться на мировой политике?

Определение

Важно различать разные типы отключения Интернета. В случае шатдауна (internet shutdown) имеет место намеренное отключение сетей связи, осуществляемое, как правило, по указанию властей. Случаются и непреднамеренные отключения или потери связности сегментов сети в результате человеческого (ошибки в маршрутизации), природного или техногенного факторов (стихийные бедствия, повреждения инфраструктуры). В этом случае отключение обозначается как internet outage.

Согласно определению от Internet Society, шатдаун — это «преднамеренное нарушение интернет-коммуникаций, делающее их недоступными или фактически недоступными для определенного населения, местности или режима доступа, часто для осуществления контроля над потоком информации. Шатдаун может произойти на национальном уровне, когда пользователи по всей стране не могут получить доступ к Интернету, или на локальном уровне, когда мобильный и/или фиксированный доступ в Интернет в штате, городе или другой локализованной области отключен».

Более явное указание на инициатора шатдауна содержится в определении Индийского совета по исследованиям в области международных экономических отношений (Indian Council for Research on International Economic relations): «Преднамеренное и полное нарушение работы фиксированного или мобильного интернета, установленное в соответствии с полномочиями государства, которое делает Интернет недоступным или непригодным для использования населением, часто для осуществления контроля над потоком информации».

Шатдауны могут иметь собственный спектр: от полного отключения доступа ко всей сети в данном регионе, до узконаправленных блокировок, которые влияют на популярные социальные сети и мессенджеры. Можно выделить несколько методов, которые используются для отключения связи:

  • Замедление трафика. Провайдеры могут ограничивать интернет-соединение до такой степени, что загрузка определенных веб-сайтов становится практически невозможной.
  • Блокировки по IP-адресу. Позволяют частично блокировать конкретные интернет-ресурсы.
  • Отключение мобильной передачи данных. Сегодня по-прежнему остаются страны, где доступ в Интернет преимущественно осуществляется через дешевые смартфоны. Таким образом, отключение только мобильного интернета достаточно для обеспечения шатдауна.
  • Вмешательство в работу системы доменных имен (DNS) на уровне интернет-провайдеров. DNS отдает нужный IP-адрес ресурса в ответ на запрос доменного имени. В этой цепочке провайдеры могут настроить преобразование доменного имени так, чтобы пользователь не мог получить отклик от DNS-сервера, либо подменять ответы, отправляя пользователей на страницы-заглушки.
  • Глубокая проверка пакетов данных, передаваемых через Интернет (DPI). Каждый пакет имеет две части: заголовок, содержащий маршрутную информацию, и непосредственно содержимое передаваемых данных. При использовании DPI операторы могут понимать, какой тип трафика проходит через их сети, анализируя содержимое. Изначально DPI использовались операторами для оптимизации трафика, однако у технологии со временем появилась и темная сторона: с ее помощью можно идентифицировать и блокировать определенные типы трафика, позволяя блокировать доступ к определенному контенту, а не к интернет-сервисам целиком. Развитие технологий DPI позволяет сегодня пропускать через оборудование значительные объемы трафика и контролировать информационные потоки. Наибольшее распространение этот метод получил в Иране, Китае, и, с недавнего времени, в России в рамках реализации закона ФЗ-90 о стабильном Рунете.

Причины и последствия

Можно выделить несколько оснований, по которым власти стран решают отключить своим гражданам доступ в Интернет. Самая частая причина — охрана общественного порядка и национальной безопасности. Также активисты из KeepItOn Coalition отмечают, что отключение Интернета происходит в попытках скрыть насилие в общинах, подавить оппозиционные группы, заявить о предполагаемой победе на спорных выборах, сорвать протесты и весьма экстравагантно запретить студентам списывать во время экзаменов.

Отключения и ограничения во время выборов остаются наиболее частыми. Как правило, в преддверии выборов это означает, что оппозиция будет в меньшей степени способна координировать, организовывать и проводить кампании; отсутствие Интернета во время выборов мешает делиться информацией о нарушениях, а после объявления сфальсифицированных результатов затрудняет гражданам возможность скоординировать и выразить протест. Электорального сценария обычно придерживаются африканские страны.

Тем не менее в 2020 г. фиксируется увеличение числа шатдаунов в ответ на продолжающееся насилие в зонах активных военных конфликтов: Йемен, Сирия, Мьянма, Азербайджан и Эфиопия. Это потенциально становится проблемой, так как журналисты не могут оперативно освещать факты нарушения прав человека и военные преступления.

В целом с 2016 г. в KeepItOn зафиксировали как минимум 768 шатдаунов разных типов в более чем 60 странах мира. Цифра довольно внушительная, учитывая экспоненциальный рост случаев. При этом даже в пандемийный 2020 год, когда мир массово переходил на самоизоляцию, обеспечивающуюся удаленным форматом работы и ускоренной цифровизацией услуг и сервисов, количество шатдаунов хоть и снизилось по отношению к предыдущему году, но все равно оставалось значительным (155 случав против 213). В основном это были страны Африки, Ближнего Востока и Азии. Индия по-прежнему лидирует с большим отрывом.

Намеренные отключения и ограничения Интернета не проходят бесследно и для самих стран. Прежде всего страдает экономическая сфера. Перестают работать банкоматы и прием безналичных платежей в магазинах. Владельцы бизнеса теряют возможность исполнять контрактные обязательства перед зарубежными и национальными партнерами, теряется прибыль и упускаются возможности для развития и расширения. Страдает и теневая экономика: многие пытаются вести предпринимательскую деятельность нелегально через популярные интернет-платформы, включая соцсети и мессенджеры, доступ к которым блокируется в период шатдаунов.

Существуют разные методики оценки экономического ущерба от шатдаунов. Точные цифры получить невозможно, но методика, разработанная Институтом Брукингса позволяет примерно посчитать экономический ущерб от полного или частичного шатдауна по показателям ВВП. Например, отключение Интернета обошлось странам примерно в 2,4 млрд долларов США в период с 1 июля 2015 г. по 30 июня 2016 г., при этом максимальные убытки понесла Индия — 968 миллионов долларов США.

По расчетам CIPESA (Сотрудничество в области международной политики в области ИКТ в Восточной и Южной Африке), отключение Интернета в странах Африки к югу от Сахары обошлось региону в 237 млн долларов США в период с 2015 по 2017 гг.

Более свежий инструмент от NetBlocks оценивает экономические последствия разных типов шатдаунов, используя данные Всемирного банка, Международного союза электросвязи, Евростата и переписи населения США. Так, например, по данным за 2019 г., один день полной блокировки YouTube в России потенциально может стоить экономике 1,6 млрд рублей.

Экономический ущерб — только видимая часть айсберга. Шатдауны влекут за собой нарушения базовых прав человека. Еще в 2011 г. специальный докладчик ООН по вопросу о поощрении и защите права на свободу мнений и их свободное выражение отмечал, что отключение пользователям доступа в Интернет, в том числе на основании нарушения законодательства о праве интеллектуальной собственности, является несоразмерным и нарушает Международный пакт о гражданских и политических правах. Спустя десять лет Совет по правам человека ООН принял резолюцию A/HRC/47/L.22, впервые прямо осуждающую интернет-шатдауны. Резолюция призывает правительства прекратить цензурировать Интернет и ограничивать доступ своих граждан к нему. Вдобавок к этому, Управление Верховного комиссара по правам человека должно подготовить доклад о шатдаунах, где будет содержаться анализ их причин и последствий влияния на права человека.

Шатдауны противоречат политике ООН в области достижения целей устойчивого развития. В Повестке дня на период до 2030 года подчеркивается важность доступа к Интернету для искоренения бедности: «распространение информационно-коммуникационных технологий и глобальная взаимосвязанность обладают огромным потенциалом для ускорения прогресса человечества, преодоления цифрового разрыва и развития общества знаний».

Возможные сценарии использования шатдаунов во внешнеполитических целях

Несмотря на то, что шатдаун по определению является продуктом внутренней политики государства, интересно взглянуть на ситуации, когда само отключение Интернета или его последствия могут служить для достижения внешнеполитических целей других государств.

Например, страны могут оказывать дипломатическое давление на правительства, практикующие интернет-шатдауны. Попытки заглушить голоса протестующих или скрыть серьезные нарушения прав человека приводят еще к большему вниманию со стороны международного сообщества. Совет по правам человека ООН, Африканская комиссия по правам человека и народов, Организация Американских государств, ОЭСР — все они периодически обращают внимание на нарушения прав человека в цифровой среде и осуждают правительства, занимающиеся организацией шатдаунов. По ситуации с отключением Интернета в Беларуси в августе 2020 г. было сделано совместное заявление от 29 стран, включая США, Канаду, некоторые европейские страны, Австралию и Японию. Другой вопрос, что такое дипломатическое давление практически не имеет значительных последствий и, по сути, ничем не отличается от аналогичных «резолюций осуждения» вне цифрового пространства.

С другой стороны, можно вообразить ситуацию, когда власти страны могут отключить доступ в Интернет в другом государстве. Если верить одним из множества показаний Эдварда Сноудена, именно это и произошло в 2012 г. в Сирии в ходе американской спецоперации. Несмотря на то, что изначальной целью было установление контроля над сирийским интернет-трафиком через оборудование крупнейшего телеком провайдера, непреднамеренные ошибки в конфигурации маршрутизаторов привели к отключению Интернета в стране на двое суток. Похожий по смыслу сценарий внешнего вмешательства был взят в России в качестве модельной угрозы при разработке законодательства, обеспечивающего стабильную работу Рунета (в том числе, уже упомянутый выше закон ФЗ-90). При этом, нужно понимать, что Интернет сегодня сильно отличается от того, что было десять лет назад в инфраструктурном плане. Сценарий внешнего шатдауна может все еще быть возможен в развивающихся странах, где до сих пор сохраняется монополия одного крупного (и, как правило, государственного) интернет-провайдера, хотя возможные выгоды от такой операции сомнительны.

Сегодня все больше стран идет по пути максимальной цифровизации во всех сферах деятельности. Организация тотальных шатдаунов в них не выглядит привлекательной затеей, так как экономический, да и имиджевый ущерб слишком велик. При этом все равно у государств остается намерение контролировать и ограничивать информационные потоки ради обеспечения общественной безопасности, защиты населения от недостоверной информации и соблюдения требований других национальных законов. Учитывая технические сложности, с которыми сталкиваются надзорные органы в реализации точечных блокировок контента, некоторые государства в конце концов приходят к решению блокировать неугодные интернет-платформы, независимо от того, как это скажется на их гражданах.

То, что мы наблюдаем сегодня — это борьба государств за цифровой суверенитет. В этой борьбе различаются только методы: какие-то государства могут позволить себе радикальные методы организации тотальных шатдаунов, чтобы вернуть контроль за информационным пространством и коммуникациями граждан. А какие-то государства, наоборот, используют точечные шатдауны, ограничивая доступ к определенным сервисам, и, таким образом, пытаются принудить крупные транснациональные ИТ-корпорации к диалогу и соблюдению локального законодательства.

С другой стороны, не стоит сбрасывать со счетов возможности самих ИТ-гигантов в этой борьбе. Их действия могут быть продиктованы как их бизнес-интересами, так и санкционной политикой государства, в котором находится их штаб-квартира. Так, например, в 2015 г. американский регистратор GoDaddy (поддерживает домены верхнего уровня .com, .org, .net, .biz, .info и еще несколько других) прекратил обслуживание своих клиентов в Крыму. Владельцам доменов пришлось в срочном порядке переводить свои ресурсы к другим регистраторам или в другие доменные зоны. Санкции также затронули работу популярных сервисов — Booking.com, Netflix, Google, Apple и др. Им пришлось ограничить оказание услуг крымским пользователям, либо покинуть рынок полностью. Последние противоречивые новости из Крыма приходили в сентябре 2021 г. по поводу удаленной блокировки смартфонов Xiaomi, так как Крым оказался в списке стран, куда китайский вендор не может ввозить устройства без специальной лицензии. Однако ни сама компания, ни Роспотребнадзор не подтвердили информацию о блокировках устройств. Тем не менее сама возможность блокировки смартфонов на аппаратном уровне создает большие риски. Пусть технически это не будет являться шатдауном, нужно понимать, что значительная часть интернет-пользователей использует исключительно смартфоны для связи, поэтому для них последствия будут выглядеть примерно одинаково.

Глобальная цифровизация будет неумолимо продолжаться, погружая государства во всю большую зависимость от устойчивого интернет-соединения и доступности многих интернет-сервисов и платформ. Тотальные шатдауны, вероятно, останутся уделом слаборазвитых государств. Для остальных отстаивание цифрового и технологического суверенитета будет первостепенной задачей. Методы же могут быть любые: политика приобретения стратегической независимости, как в ЕС, политика импортозамещения и цифрового неприсоединения, полные блокировки неугодных сервисов.

1. Здесь и далее будет использоваться транслитерация оригинального английского термина ввиду отсутствия российского аналога.


Оценить статью
(Голосов: 18, Рейтинг: 3.44)
 (18 голосов)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Какие угрозы для окружающей среды, на ваш взгляд, являются наиболее важными для России сегодня? Отметьте не более трех пунктов
    Увеличение количества мусора  
     228 (66.67%)
    Вырубка лесов  
     214 (62.57%)
    Загрязнение воды  
     186 (54.39%)
    Загрязнение воздуха  
     153 (44.74%)
    Проблема захоронения ядерных отходов  
     106 (30.99%)
    Истощение полезных ископаемых  
     90 (26.32%)
    Глобальное потепление  
     83 (24.27%)
    Сокращение биоразнообразия  
     77 (22.51%)
    Звуковое загрязнение  
     25 (7.31%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся