Распечатать
Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Диана Муллахметова

Магистр Факультета мировой экономики и мировой политики НИУ ВШЭ

Правительство Исламской Республики Иран уделяет пристальное внимание развитию интернет-пространства в стране и активно участвует в его регулировании. Высшие государственные деятели Ирана предпринимают шаги для решения проблем информационной политики и безопасности государства. Это обусловлено острыми противоречиями западных стран и ИРИ, которые ведут информационную войну друг с другом.

В Иране действует разветвленная сеть различных ведомств, отвечающих за регулирование сети и обеспечение «чистого контента». Иранское правительство наделило эти органы широкими полномочиями для обеспечения «культурной безопасности». Фильтрация нежелательного — то есть антиисламского — контента является одной из важнейших задач национальной информационной политики Ирана. Жёсткая политика «кнута» руководства ИРИ небезуспешна с точки зрения обеспечения информационной безопасности, создания технологических новаций и проектов, имеющих большой потенциал, однако также будет иметь определённые последствия для страны. Усиление контроля за киберпространством привело к нарушению фундаментальных прав и свобод человека, лишению людей доступа ко всемирной сети.

Правительство Исламской Республики Иран уделяет пристальное внимание развитию интернет-пространства в стране и активно участвует в его регулировании. Высшие государственные деятели Ирана предпринимают шаги для решения проблем информационной политики и безопасности государства. Это обусловлено острыми противоречиями западных стран и ИРИ, которые ведут информационную войну друг с другом.

ИРИ подключился к Интернету в январе 1992 г. Иран был соединен первой выделенной линией с европейскими университетами в Европейской сети академических исследований (EARN). На тот момент только высшие государственные деятели, студенты и сотрудники научно-исследовательских центров смогли получить доступ в Интернет. Важно отметить, что тогда никаких ограничений в интернет-пространстве не предусматривалось. Однако со временем эта политика претерпела существенные изменения.

Артур Хетагуров:
Кибермощь Ирана

С 1992 по 1997 гг. Интернет в Иране развивался медленно и представлял собой пока еще неизведанную площадку для иранских чиновников и молодёжи. Интенсивное развитие началось после реформ пятого президента ИРИ Мохаммада Хатами (1997–2005). С 1994 по 1999 гг. число интернет-пользователей в Иране выросло с 10 тыс. до 100 тыс. человек, при этом Тегеран существенно опережал другие регионы, с тех пор иранское киберпространство активно развивается вплоть до сегодняшнего дня.

Согласно данным поисковой системы «UnData», число иранских интернет-пользователей в 2020 г. выросло почти в два раза по сравнению с 2015 г. Большинство населения ИРИ пользуется мессенджером «Telegram», поскольку он весьма удобен для использования при низкой скорости соединения. На сегодняшний день социальная сеть «Instagram» также считается популярной платформой для общения иранской молодёжи.

Увлеченность иранских пользователей социальными сетями, в которых можно встретить «запрещенный контент», стала одной из причин блокировки данных сервисов. Например, большинство популярных сайтов, такие, как YouTube и IMDb, запрещены в Иране, поскольку иранские пользователи могут столкнуться на них с антиисламским контентом. Согласно конституции ИРИ, «средства массовой информации должны служить распространению исламской культуры в процессе развития Исламской революции, используя конструктивное столкновение различных мнений и идей, решительно воздерживаться от распространения деструктивных сил и антиисламских явлений». Поэтому государство тщательно контролирует деятельность своих граждан в Интернете.

Кроме того, правительство проводит жёсткую политику цензурирования в сети на основе технологии Deep Packet Inspection. Она позволяет фильтровать и блокировать контент, не соответствующий нормам ислама. Иран заимствовал эту технологию у Китая и Южной Кореи, которые добились значительных результатов в цензурировании своего сегмента глобальной сети. Стоит также отметить особое место Корпуса стражей исламской революции (КСИР) среди структур и ведомств, регулирующих киберпространство. Вовлеченность КСИР в сферу ИКТ обосновывается необходимостью защиты страны от идеологического вмешательства из вне посредством интернет-каналов. Под контролем КСИР находится кибер-армия Ирана, включающая в себя подпольных социальных активистов и хакеров. Основная их деятельность заключается в мониторинге и взламывании сайтов с антиисламским содержанием.

Иранцы предпринимают попытки обходить ограничения, наложенные властями, подключаясь к VPN-сервисам. Правительство негативно относится к последним, поскольку «рассматривает их как угрозу, препятствующую блокировке порносайтов, анонимайзеров, сайтов для гомосексуалистов, политических сайтов, сайтов о правах женщин и многих других, которые считаются незаконными».

Стоит добавить, что Иран пытается регулировать Интернет не только посредством запретов неугодных с точки зрения соответствия нормам ислама платформ, но и созданием собственных аналогов этих ресурсов. Например, был создан аналог FacebookCloob, однако он не получил широкого резонанса и был удалён. Кроме разработки отечественных аналогов, политика ИРИ направлена на создание собственных инноваций, что позволит ей конкурировать с мировыми платформами в будущем.

Иранское правительство предпринимает шаги не только по созданию «халяльного Интернета», но и «чистого Интернета», где становится намного более простым предотвращение преступности и поиск нарушителей закона. Данная идея не появилась бы без определённых причин. Ей предшествовали несколько событий — например, инцидент с крупнейшим иранским банком «Bank Mellat» в 2010 г. В связи с установлением ограничений на использование домена «.com» в Иране было приостановлено обслуживание сайта этого банка, что имело серьёзные последствия для финансового и банковского сектора страны. С 2010 г. также начались с регулярные кибератаки на Иран, что угрожало информационной безопасности страны.

Одним из шагов к реализации плана «чистого» Интернета стал проект «Национальная информационная сеть» (на фарси — SHOMA на фарси, пер. с фарси «ВЫ»), идея которого возникла в первые годы президентского срока Махмуда Ахмадинежада (2005–2013). Проект предполагал создание «халяльного Интернета» с «исламским контентом», не противоречащим морально-этическим нормам иранского общества. Эта информационная сеть даёт возможность контролировать, фильтровать и в некоторых случаях даже блокировать нежелательный контент, который мог бы негативно повлиять на ситуацию в стране.

Внедрение проекта осуществлялось в три фазы. Первый этап завершили к концу 2016 г. и который предполагал внедрение инфраструктуры, после чего иранские пользователи смогли получить доступ к некоторым иранским сайтам, правительственным и цифровым услугам. Вторая фаза была реализована в феврале 2017 г. — тогда большая часть сервисов была переведена с внешних хостов на внутренние. Третий этап был запланирован на 16 июля 2017 г., однако по определённым причинам несколько раз переносился. В рамках третьей фазы была проведена полная интеграция систем в новую национальную сеть. Сегодня все правительственные учреждения Ирана пользуются этой сетью, а в случае необходимости международной коммуникации они могут подключиться к всемирной паутине с помощью Интернет-шлюза.

Хотя проект новой национальной сети направлен на защиту иранского киберпространства, большинство населения страны опасается его завершения. В основном, это связано с тем, что пользователи могут лишиться доступа к глобальному Интернету. Изначальный план внедрения новой сети предусматривал использование только новой инфраструктуры для выхода в сеть, однако Хасан Рухани, действующий президент ИРИ, внёс корректировки в план, благодаря чему возможность доступа к всемирной сети сохранилась. Х. Рухани реализовал смену курса, поскольку он «выступает за расширение свобод человека в Интернете, осознавая, что национальная сеть без Интернета не сможет “открыть Иран миру” и улучшить экономическое положение страны».

Для борьбы с киберпреступностью была также создана система онлайн-идентификации «Shahkar» (пер. с фарси — «шедевр»). Она отслеживает отправителей и получателей данных через IP-адреса.

Помимо технических ограничений в виде Shahkar и SHOMA, иранское правительство в 2009 г. приняло закон «О компьютерных преступлениях» для обеспечения правовой основы регулирования вопросов, касающихся информационной безопасности. Многие эксперты считают, что он способствовал началу преследования киберактивистов и блогеров. Поводом к таким ограничениям послужило «зелёное движение», в ходе которого развернулись массовые протесты в связи с фальсификацией выборов. Во время беспорядков протестующие использовали социальные сети — Facebook, Twitter — для поддержки связи между собой и обращения к мировой общественности. Таким образом, Иран 24 января 2011 г. официально объявил о начале работы нового подразделения киберполиции, чтобы противостоять интернет-преступлениям и противодействовать социальным сетям, которые распространяют «шпионаж и беспорядки». В связи с этим также примечательно заявление начальника отдела производства и обмена информацией правоохранительной полиции генерала Сейеда Камаля Хадианфара, который подчеркивал важность более тщательного регулирования Интернет-пространства, чтобы быть способными противостоять потенциальным угрозам.

С момента образования киберполиция приступила к активной деятельности. Например, в январе 2012 г. подразделение выпустило новые правила для интернет-кафе, требующие от пользователей предоставления личной информации, которая будет храниться у владельцев кафе в течение шести месяцев, а также записи посещенных ими веб-сайтов. Правила также требуют от владельцев кафе установить камеры видеонаблюдения и хранить записи в течение полугода.

В дальнейшем в стране были созданы другие органы киберрегулирования. Одной из самых главных и влиятельных структур в информационной сфере считается Верховный совет по киберпространству (ВСК), созданный в 2012 г. Он играет большую роль в регулировании и фильтрации интернет-пространства в стране. Совет имеет в подчинении несколько ведомств, таких как Национальный центр киберпространства, Комитет по определению случаев криминального контента (КОСКК) и киберполиция (FATA). Каждый из вышеперечисленных органов имеет свои обязанности и контролирует определенную сферу в киберпространстве. Например, Национальный центр киберпространства осуществляет мониторинг новостей о технологических открытиях внутри и за пределами республики. КОСКК, в свою очередь, определяет, что цензурировать или заблокировать. Кроме того, это же ведомство контролирует контент сети, в случае обнаружения нарушений пользователями формирует определённый список сайтов с неподобающим содержанием, которые впоследствии тщательно фильтрует Министерство информационных и телекоммуникационных технологий, контролирующее две значительные структуры.

Во-первых, в его подчинении находится компания телекоммуникационной инфраструктуры, предоставляющая всё необходимое для национальной сети данных. Во-вторых, Министерство контролирует агентство по регулированию коммуникаций (АРК), отвечающее за качество телекоммуникационных технологий и интернет-услуг.

***

Таким образом, в Иране действует разветвленная сеть различных ведомств, отвечающих за регулирование сети и обеспечение «чистого контента». Иранское правительство наделило эти органы широкими полномочиями для обеспечения «культурной безопасности». Фильтрация нежелательного — то есть антиисламского — контента является одной из важнейших задач национальной информационной политики Ирана. Жёсткая политика «кнута» руководства ИРИ небезуспешна с точки зрения обеспечения информационной безопасности, создания технологических новаций и проектов, имеющих большой потенциал, однако также будет иметь определённые последствия для страны. Усиление контроля за киберпространством привело к нарушению фундаментальных прав и свобод человека, лишению людей доступа ко всемирной сети.


Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Бизнесу
Исследователям
Учащимся