Распечатать Read in English
Оценить статью
(Голосов: 21, Рейтинг: 3.62)
 (21 голос)
Поделиться статьей
Марк Энтин

Д.ю.н., заведующий кафедрой европейского права МГИМО МИД России, почетный доктор наук БФУ им. И.Канта, ведущий эксперт РИСИ, эксперт РСМД

Екатерина Энтина

Д.полит.наук, профессор, заместитель проректора по науке НИУ ВШЭ, старший научный сотрудник Института Европы РАН, эксперт РСМД

Соединенные Штаты Америки являются главным военно-политическим игроком в Европе. Они оказывают определяющее влияние на внутреннюю и внешнюю политику Европейского союза и его государств-членов. Кто станет хозяином Белого дома на период с 2021 по 2024 гг., имело для них судьбоносное значение. Поэтому на протяжении всей президентской гонки между Дональдом Трампом и его соперником Джо Байденом, превратившейся по сути в референдум о доверии действующему президенту, европейцы уделяли ее перипетиям самое пристальное внимание.

Им страшно хотелось, чтобы Дональд Трамп проиграл. Его утверждения о том, что и он сам, и его курс безальтернативны и опираются на мощнейшую поддержку населения и преданных сторонников, воспринимались ими как чистой воды фанфаронство. Они мечтали о том, что Джо Байден выйдет из нее победителем. Настолько, что они, похоже, переиграли сами себя. Они утратили способность воспринимать ситуацию объективно и реалистично. В итоге допустили капитальную ошибку в ее оценке, придумав миф о том, будто демократы вернут мир к «дотрамповскому» состоянию, а их успех равносилен победе демократии, причем далеко не только в самих Соединенных Штатах. Она, скорее всего, будет им дорого стоить.

Новая американская администрация отмежуется не от глубинного идеологического «трампизма», не от достижения целей «Америка превыше всего», а лишь от перегибов, завихрений, ляпов предшествующего периода. От всего того, что вызывало у европейцев ощущение, будто покушаются на самое дорогое, что у них есть, и бьют по «впечатанной в них ДНК». Многие параметры внешнеполитического курса, заложенного Дональдом Трампом, утверждаются в объемистом докладе Королевского института международных отношений, обнародованного незадолго до дня голосования в США, не претерпят изменений. Ставка на то, чтобы установка в отношении ЕС и его государств-членов выполнялась во всех своих элементах, останется прежней. В частности в том, что касается выбивания экономических уступок из ЕС и его государств-членов, торговых переговоров и их подключения к проведению общего курса на сдерживание Китая. Первый практический шаг в данном направлении Джо Байден уже сделал, подтвердив премьер-министру Японии, что их оборонительный союз распространяется на острова, на которые претендует Китай.

Только реализация вытекающей из нее политики будет проводиться более цинично, цивилизованно, политкорректно и профессионально. В лексикон общения с руководством ЕС и государств-членов будут возвращены все нужные и важные слова об общих ценностях, единстве Западного мира, важности евроатлантической солидарности. С ними будут восстановлены дружеские, приветливые, обходительные отношения. Вашингтон сделает красивый жест, вернувшись в Парижское соглашение и присоединившись к международному лобби по борьбе с изменением климата, поскольку на самом деле это его ни к чему не обязывает. Но суть политики Соединенных Штатов от всего этого не изменится.

Во все структуры государственного управления США придут не случайные люди, а высококвалифицированные специалисты, которые знают, как грамотно и комплексно вести дело. Они будут «строить» ЕС и его государства-члены не от случая к случаю, не довольствуясь малым, а создавая работающую без сбоев систему подчинения. И только так относиться к мечтам партнеров о том, что отныне они будут «работать не в противовес», а тесно «координируясь с ними» по всей текущей повестке политики в отношении «Балкан, Украины, Беларуси, Кавказа, России и Турции», и «с благодарностью примут посредничество ЕС», чтобы вернуться в пакетное соглашение по Ирану.

Вот когда обнаружится, насколько недальновидными были все антитрамповские высказывания, ожидания и политика Брюсселя, Парижа и Берлина.

Из нежных американских объятий им теперь уже не вырваться. Со всеми вытекающими из этого геостратегическими последствиями. Для России. Для Китая. Для новой игры на большой геостратегической шахматной доске, фигуры на которой уже вскоре будут расставлены совсем иначе.

Соединенные Штаты Америки являются главным военно-политическим игроком в Европе. Они оказывают определяющее влияние на внутреннюю и внешнюю политику Европейского союза и его государств-членов. Кто станет хозяином Белого дома на период с 2021 по 2024 гг., имело для них судьбоносное значение. Поэтому на протяжении всей президентской гонки между Дональдом Трампом и его соперником Джо Байденом, превратившейся по сути в референдум о доверии действующему президенту, европейцы уделяли ее перипетиям самое пристальное внимание.

Им страшно хотелось, чтобы Дональд Трамп проиграл. Его утверждения о том, что и он сам, и его курс безальтернативны и опираются на мощнейшую поддержку населения и преданных сторонников, воспринимались ими как чистой воды фанфаронство. Они мечтали о том, что Джо Байден выйдет из нее победителем. Настолько, что они, похоже, переиграли сами себя. Они утратили способность воспринимать ситуацию объективно и реалистично. В итоге допустили капитальную ошибку в ее оценке, придумав миф о том, будто демократы вернут мир к «дотрамповскому» состоянию, а их успех равносилен победе демократии, причем далеко не только в самих Соединенных Штатах. Она, скорее всего, будет им дорого стоить.

Однако эта ошибка далеко не случайна. Своими корнями она уходит в тот сомнительный стратегический выбор, который крупнейшие державы ЕС сделали в 1990-е и последующие годы.

Исторический просчет

Спонтанное, хаотичное, иррациональное, одностороннее прекращение холодной войны Москвой привело к самоликвидации социалистического лагеря и развалу Советского Союза. Но и с Европейским союзом, вклад которого в ее завершение состоял в основном лишь в поощрении максимального отрыва стран Балтии, Восточной и Юго-Восточной Европы от СССР, «сыграло злую шутку».

У ЕС сбился внешнеполитический прицел. С окончанием противостояния двух систем Брюссель получил на порядок большие возможности для самостоятельного маневрирования в мировой политике и экономике. К сожалению, он не сумел воспользоваться ими для выработки качественно новой политики в отношении США и России, которая бы оправдала себя в долгосрочной перспективе. В результате он скатился к конфронтации с Россией и одновременно вызвал глубокое недоверие у Соединенных Штатов, которые пришли к выводу о необходимости поставить Европу под более надежный геополитический контроль.

У Брюсселя появились предпосылки для формирования инклюзивного, устойчивого и устраивающего всех миропорядка, отвечающего требованиям равноправия, подлинной многосторонности и всеобъемлющего международного сотрудничества, в том числе в области безопасности, краеугольным камнем которого могли бы стать коллективное управление международными делами и совместное решение общих проблем. Вместо того, чтобы пойти по столь нужному всем и привлекательному пути, крупнейшие державы ЕС сделали выбор в пользу экспансии интеграционного объединения в бывшую сферу жизненных интересов СССР. Они взяли курс на осуществление односторонних действий исключительно в своих превратно толкуемых национальных интересах и подрыв безусловного лидерства США на мировом финансовом рынке, в международной торговле и определении мировой повестки.

С самого начала политические элиты ЕС и ведущих государств-членов допустили колоссальную стратегическую ошибку в оценке ситуации, возникшей на международной арене. Они уверили себя в том, будто наступила крайне выгодная им эпоха одностороннего мира, позволяющая им больше не считаться с традициями, своеобразием и интересами других держав, даже входящих в состав постоянных членов Совета Безопасности ООН.

Будто однополярный мир — это когда можно переложить на США ответственность за свою и международную стабильность и безопасность, а также финансовое бремя их обеспечения и заняться под их зонтиком наращиванием своего влияния и международной конкурентоспособности в ущерб тем же самым Соединенным Штатам. Как следствие, они стали вполне обоснованно восприниматься американцами в качестве неблагодарных иждивенцев и нахлебников (о чем Дональд Трамп заговорил прямым текстом). США Дональда Трампа ни в коем случае не собирались отказываться от НАТО или олицетворяемой Альянсом коллективной обороны, как усиленно пытались представить дело представители правительственных и экспертных кругов стран ЕС. Пусть они и основывались на действительных высказываниях президента о том, что НАТО «принадлежит прошлому», и Альянс создавали, чтобы противостоять угрозам, которые больше не существуют. Все претензии, выставленные Вашингтоном, касались не собственно НАТО, а поведения союзников по НАТО, их деятельности или, вернее, бездействия в рамках Альянса, отношения к Америке и своим союзническим обязательствам.

Будто однополярный мир — это когда можно безнаказанно заниматься манипуляциями с общей валютой еврозоны, делающими более конкурентоспособными на внутреннем рынке ЕС и всех внешних рынках всё производимое ядром ЕС и, прежде всего, Германией, как не уставал объяснять Нобелевский лауреат по экономике Джозеф Стиглиц [1]. Когда можно поощрять играющие им на руку неравноправные практики международной торговли в обход предписаний ГАТТ/ВТО. Тем самым они породили у американцев подозрение в том, что союзники крадут у них рабочие места и вообще обманывают, причем всегда и во всём (к тому же, по словам Дональда Трампа, еще более злостно, нежели Китай). То есть поступают не как друзья, а как «противники» — в этом плане шеф дипломатии интеграционного объединения Жозеп Боррель ничуть не ошибался, цитируя Дональда Трампа. Тот именно это и имел в виду, обрушиваясь с критикой на Брюссель и Берлин и угрожая им санкциями.

Будто однополярный мир — это когда допустимо без согласования с Вашингтоном выдвигать любые самые разнообразные внешнеполитические и внешнеэкономические инициативы, продавливать их и «тянуть на себя одеяло», как в случае с климатической проблематикой, позволяя себе при этом беззастенчивую критику руководства Соединенных Штатов. А уничижительной критике оно было подвергнуто ими одновременно и за авантюризм в развязывании региональных войн и вмешательстве во внутренние дела других государств, и за мягкотелость по отношению к тем политическим режимам, которые Брюссель хотел бы свалить или подчинить своему влиянию руками американцев, и по многим другим основаниям. Ей они в более-менее политкорректной форме взяли за правило придаваться еще во времена Барака Обамы. С воцарением в США Дональда Трампа какой-либо политес вообще посчитали излишним.

Таким образом, феномен Дональда Трампа в США, одним из проявлений которого сделались недовольство европейскими союзниками по НАТО, пренебрежение ими и подозрительность в их отношении, возник далеко не на пустом месте. Он не мог не вызреть внутри определенной части американского общества и истеблишмента. Дональд Трамп в силу особых черт, присущих только ему, придал этим чувствам аррогантную форму. Но лишь только в том, что касается методов их выражения, а также импульсивности и непоследовательности изменений, вносимых во внешнеполитическую стратегию и практику Соединенных Штатов.

Однако ЕС и его ведущие государства-члены восприняли «трампизм» именно как девиацию, связанную со случайностью прихода Дональда Трампа в Белый дом. Они приняли «трампизм» за нечто временное и противоестественное, что уйдет из американской политики вместе с самим нетрадиционным, нетривиальным, экстравагантным политиком, который так и не научился тому, как вести себя во главе супердержавы, и не разобрался с тем, какой правильный курс, в смысле одобряемый ими, нужно проводить.

Они не увидели, что за внешней завесой волюнтаризма, своеволия, непоследовательности и аррогантности скрывается вполне выверенная установка на то, чтобы изменить прежнее положение в отношениях с европейскими союзниками, больше не устраивающее США. Что «четыре года, в течение которых Соединенные Штаты при президенте Дональде Трампе бросали вызов трансатлантическим правилам поведения то торговыми войнами, то ставя под сомнение военный альянс, то видя в ЕС, скорее, угрозу, нежели союзника», согласно броской характеристике экспертов европейского ежедневного круглосуточного информационного канала Евроньюс, далеко не случайны. Эта установка включает в себя несколько основных требований, хотя и не исчерпывается ими. Они состоят в следующем:

Во-первых, союзники должны не на словах, а не деле признать руководящую и направляющую роль Соединенных Штатов повсюду и во всём и подкреплять свою лояльность практическими действиями.

Во-вторых, они обязаны неукоснительно следовать в фарватере внешней политики США, откликаться на просьбы и предложения Вашингтона конструктивно и своевременно и прекратить какую-либо фронду.

В-третьих, им предписывается соблюдать иерархию и выступать с собственными инициативами в области общих интересов лишь в той степени, в какой это способствует более полному отправлению функций субподрядчика, каковым они назначены Соединенными Штатами.

В-четвертых, они должны в кратчайшие сроки открыть свои рынки для товаров и услуг американских производителей; принять меры, направленные на то, чтобы сбалансировать ситуацию во взаимной торговле; покончить с практиками, ущемляющими американских экспортеров; и отказаться от каких-либо планов обложить американские корпорации, в частности высокотехнологичные, дополнительными поборами.

В-пятых, предполагается, как само собой разумеющееся, что они будут вносить должный, т.е. на порядок более существенный материальный и финансовый вклад в решение общих задач, в том числе в области военного строительства и выполнения своих союзнических обязательств по линии НАТО.

В-шестых, их святая обязанность — безоговорочно примкнуть к единому фронту, создаваемому США для противодействия всем тем государствам, в отношении которых Вашингтон будет проводить политику сдерживания. В этом плане какие-либо сомнения и колебания абсолютно недопустимы.

В-седьмых, ни о какой стратегической самостоятельности ЕС, будь то создание собственной европейской армии или вытеснение доллара с мировых рынков в качестве главенствующей резервной валюты, в смысле создания противовеса Соединенным Штатам, и речи быть не может.

Представления, согласно которым данная установка ассоциируется исключительно с личностью Дональда Трампа, являются чистой воды идеализмом. За годы его президентства она глубоко укоренилась. В ее отношении сложился межпартийный консенсус. В этом плане Высокий представитель ЕС по международным делам и политике безопасности Жозеп Боррель совершенно прав, разъясняя мининдел государств-членов, что американское общество претерпело глубокие изменения, и «они никуда не денутся с уходом Дональда Трампа».

Неосторожная политическая близорукость

Не успели социальные сети и наиболее популярные американские СМИ, не дожидаясь официальных результатов подсчета голосов, объявить о победе на выборах президента США кандидата от демократической партии, как главы государств и правительств стран евро-атлантического пространства и руководство ЕС и НАТО вздохнули с облегчением и бросились напыщенно поздравлять Джо Байдена. Чувство, которое они испытали, как и миллионы простых европейцев — «ночной кошмар закончился». В первых рядах — президент Франции Эмманюэль Макрон, канцлер Германии Ангела Меркель, председатель Европейского совета Шарль Мишель и генсек НАТО Йенс Столтенберг.

Все они в один голос заявили о наступлении новой эры в американо-европейском взаимопонимании и сотрудничестве и призвали нового президента США вернуть страну к добрым старым доверительным отношениям с союзниками, т.е. с ними, и поддержке многосторонности, свободной торговли, климатической повестки и системы международных организаций, включая НАТО, ВОЗ и ВТО. В частности, «канцлер и избранный президент согласились, — по словам пресс-секретаря Ангелы Меркель, — что трансатлантическое сотрудничество имеет огромное значение в свете многочисленности глобальных вызовов». А президенту Франции Джо Байден пообещал «придать новую динамику двусторонним и трансатлантическим отношениями» главным образом «через НАТО и ЕС».

Комментаторы и обозреватели на все лады бросились превозносить Джо Байдена за то, что он еще не сделал, но обязательно сделает в плане восстановления евроатлантической солидарности, и объяснять, какой он симпатичный и порядочный человек, выдающийся политик и друг Европы. Здравые голоса о том, что никакой он не друг Европейского союза, утонули в общем хоре. Ощущение эйфории, разделяемое большинством, лучше всех выразил бывший председатель Европейской Комиссии Жозе Мануэл Баррозу. Он сказал: «Совсем так, как было раньше, не будет, поскольку мир изменился. Но славно, что мы получили во главе Соединенных Штатов Америки кого-то, кого мы знаем, и кто нам нравится».

Суждение о том, что политик, который сменит во главе Соединенных Штатов Дональда Трампа, сменит и проводившуюся им внешнюю политику, имело под собой какие-то основания в 2016 г. Но утверждать то же самое на горизонте 2021–2024 гг. даже несерьезно. Неудивительно, что горячий сторонник самостоятельности ЕС в мировых делах, директор итальянского Института международных отношений Натали Точчи самым энергичным образом убеждает европейские элиты не поддаваться самообману. Она предупреждает: «Для европейцев было бы чудовищной ошибкой полагать, будто президент Дональд Трамп был аберрацией, и старые добрые дни трансатлантических отношений возвращаются».

Прежде всего, как подчеркивалось выше, Дональд Трамп без обиняков и прикрас выразил те настроения, которые уже долгое время накапливались в американском обществе, но не получили публичной артикуляции. От имени большинства населения страны, политических и бизнес элит он выступил против прежнего типа глобализации, от которого все остальные, включая ЕС и его государства-члены, выиграли больше, нежели США. Насколько эти настроения стали расхожими в Соединенных Штатах, по утверждению специалистов, тщательно проанализировавших мотивацию американского электората, свидетельствуют опросы общественного мнения, экзитполы и прогнозные результаты выборов 2020 г. «Кто бы ни занял Белый дом по их итогам, — отмечают, в частности, эксперты Королевского института международных отношений, — очевидно, что упор он будет делать на “Америке превыше всего”. Отличаться будут лишь то, как он будет действовать и какие подходы возьмет на вооружение».

Дональд Трамп принялся разрушать миропорядок, при котором США выступали в качестве доминирующей силы лишь номинально, не имея реальной возможности «строить» другие державы, в том числе грандов ЕС, в рамках как мировой экономии, так и мировой политики. Взялся обеспечить фактическое доминирование Соединенных Штатов в международных отношениях и безусловное подчинение своим интересам не только Китая, России, Ирана и ряда других государств, но и своих союзников по НАТО, причем последних в первую очередь. Порой грубо, гротескно, непоследовательно, но он серьезно продвинулся в решении задач, связанных с тем, чтобы заложить основы новой внутренней и внешней политики страны, ассоциируемой с манифестом «Америка превыше всего».

Главное — он не столько утвердил реальное доминирование США в глобальном масштабе, сколько вынудил американские элиты произвести переоценку ценностей и показал им, как достичь поставленной цели. А цель, состоящую в обеспечении своей гегемонии, американские элиты разделяют полностью и безоговорочно. К ее достижению они будут стремиться во что бы то ни стало и после его ухода, пусть и в стилистике политкорректности, более приемлемой и для противников, и для партнеров.

Опробованный им инструментарий на практике доказал свою надежность и эффективность. Приведем буквально несколько наиболее показательных примеров. Экстерриториальное действие вводимых санкций и придание им вторичного эффекта заставили крупнейшие европейские компании уйти из Ирана. Последовал нарастающий экономически кризис. За ним — политическая нестабильность. Обусловили почти полное отсутствие капиталовложений в российскую экономику со стороны крупнейших китайских банков и компаний реального сектора, и так предпочитающих от них воздерживаться. Практически заморозили строительство «Северного потока-2», которому российское руководство придает столь большое значение. Однако, полагая, что лазейки еще остаются, Вашингтон расширил круг компаний, на которые распространяются ограничения, и запланировал новые шаги, идущие в том же направлении.

Откровенный нажим на Брюссель и Берлин, похожий порой на шантаж, когда дело доходило до угроз ввести запретительные ввозные пошлины на изделия немецких автомобильных гигантов, в сочетании с поощрением своих более лояльных союзников ангажироваться первыми, вынудили страны ЕС частично пересмотреть свою энергетическую политику. Хотя в экономическом плане им были бы выгоднее другие варианты, они, тем не менее, пошли на массовое строительство по всему побережью ЕС терминалов для приема сжиженного газа и фазированную переориентацию на закупку сланцевой нефти и газа из США. Сейчас терминалы загружены максимум на 20%. Но важно не это, а то, что навязанные ЕС энергетические решения создают для американской промышленности условия, необходимые для долгосрочного стратегического планирования.

Есть еще ряд процессов, запущенных Дональдом Трампом или при Дональде Трампе, которые меняют диспозицию в мире. США приступили к качественному обновлению арсенала вооружений, имеющихся в их распоряжении. Расчистили путь в космос для его коммерческого освоения своими компаниями, развалив казавшийся на протяжении десятилетий столь прочным международно-правовой режим неприсвоения космического пространства и небесных тел. Вышли на передовые позиции в мире в разработке автомобилей с электрическим мотором и управляемых системами искусственного интеллекта. Довели капитализацию своих ведущих высокотехнологичных компаний до заоблачных высот. Обязали союзников отказаться от сотрудничества и взаимодействия с крупнейшими китайскими хайтековскими фирмами в осуществлении ряда масштабных проектов, в частности по созданию сетей связи и передачи больших объемов данных нового поколения. Сдвинули с мертвой точки если не ближневосточное урегулирование, то, по крайней мере, легитимацию Израиля в арабском и мусульманском мире. Подвинули ЕС на Балканах, выдвинув на первый план натоизацию региона. Установили еще более тесные стратегические отношения с Восточной Европой, получив тем самым в свое распоряжение группу государств, готовых энергично отстаивать их интересы даже в тех случаях, когда они не совпадают с приоритетами ядра ЕС. Выдвинули Китай в разряд главных оппонентов коллективного Запада и западных ценностей и приступили к наращиванию давления на Пекин по всему азимуту. Вдохнули жизнь в антикитайский военно-политический блок Quad, создаваемый по его периметру. Всего и не перечесть.

Ни от чего этого по большому счету новая администрация Соединенных Штатов отказываться не будет. Она порвет с «трампизмом» в том, что касается манеры поведения, в частности в общении с союзниками, в том, что касается манеры ведения дел, но не его достижений, принципов и целевых установок. По ряду причин. Прежде всего, потому, что преемственность в их отношении выгодна американским элитам.

Но также и потому, что на прошедших выборах за Дональда Трампа проголосовали почти 72 млн американцев. Ему не хватило буквально крох, чтобы остаться в Белом доме на новый срок. Только его поддерживали с такой преданностью, энергией и энтузиазмом люди самых различных убеждений, принадлежащие ко всем слоям общества. Значительная часть электората только его политику и его самого считали и считают олицетворением Америки, не собираясь идти на компромиссы с демократами. Никакой голубой волны, которую предсказывали заведомо дезориентирующие население опросы общественного мнения и прогнозы ведущих американских СМИ, не случилось. Республиканцы в итоге получили в Палате представителей больше мест, чем раньше. На провал, поражение и дискредитацию партии это всё как-то не очень похоже. Если работать на объединение нации, на консолидацию элит, что собираются делать демократы, это нельзя не учитывать. Недопустимо забывать, как подчеркивает известный американский политолог Джордж Фридман, что «почти полстраны проголосовало против Джо Байдена», столь прочного большинства в Палате представителей, как раньше, у демократов нет, как и нет большинства в Сенате, к тому же в стане демократов разгорается борьба между леворадикальным крылом, центристами и консерваторами.

Значит, новая администрация отмежуется не от глубинного идеологического «трампизма», не от достижения целей «Америка превыше всего», а лишь от перегибов, завихрений, ляпов предшествующего периода. От всего того, что вызывало у европейцев ощущение, будто покушаются на самое дорогое, что у них есть, и бьют по «впечатанной в них ДНК». Многие параметры внешнеполитического курса, заложенного Дональдом Трампом, утверждается в объемистом докладе Королевского института международных отношений, обнародованного незадолго до дня голосования в США, не претерпят изменений. Ставка на то, чтобы проанализированная выше установка в отношении ЕС и его государств-членов выполнялась во всех своих элементах, останется прежней. В частности в том, что касается выбивания экономических уступок из ЕС и его государств-членов, торговых переговоров и их подключения к проведению общего курса на сдерживание Китая. Первый практический шаг в данном направлении Джо Байден уже сделал, подтвердив премьер-министру Японии, что их оборонительный союз распространяется на острова, на которые претендует Китай.

Только реализация вытекающей из нее политики будет проводиться более цинично, цивилизованно, политкорректно и профессионально. В лексикон общения с руководством ЕС и государств-членов будут возвращены все нужные и важные слова об общих ценностях, единстве Западного мира, важности евроатлантической солидарности. С ними будут восстановлены дружеские, приветливые, обходительные отношения. Вашингтон сделает красивый жест, вернувшись в Парижское соглашение и присоединившись к международному лобби по борьбе с изменением климата, поскольку на самом деле это его ни к чему не обязывает. Но суть политики Соединенных Штатов от всего этого не изменится. Как объясняет Джордж Фридман, «для Джо Байдена главным будет то же самое, что имело приоритетное значение для Барака Обамы и Дональда Трампа». Известный французский общественный деятель, председатель фонда Роберта Шумана Жан-Доминик Джулиани уточняет: «Тем не менее, Джо Байден воздержится от того, чтобы ставить под сомнение стратегический вираж», осуществленный Америкой при его предшественниках. Его суть состоит «в первую очередь в обеспечении американского лидерства перед лицом стремительного нарастания могущества Китая и в отношении Европы».

Во все структуры государственного управления США придут не случайные люди, а высококвалифицированные специалисты, которые знают, как грамотно и комплексно вести дело. Они будут «строить» ЕС и его государства-члены не от случая к случаю, не довольствуясь малым, а создавая работающую без сбоев систему подчинения. И только так относиться к мечтам партнеров о том, что отныне они будут «работать не в противовес», а тесно «координируясь с ними» по всей текущей повестке политики в отношении «Балкан, Украины, Беларуси, Кавказа, России и Турции», и «с благодарностью примут посредничество ЕС», чтобы вернуться в пакетное соглашение по Ирану.

Вот когда обнаружится, насколько недальновидными были все антитрамповские высказывания, ожидания и политика Брюсселя, Парижа и Берлина.

В действительности Дональд Трамп играл им на руку. Проводимую им политику и его манеры считали неприемлемыми подавляющее большинство немцев, французов и граждан ЕС в целом. Своими аррогантными и вызывающими действиями и высказываниями он унижал европейские элиты и руководство ЕС. Его откровенно не любили. Им оскорблялись и не скрывали этого.

В такой обстановке курс на суверенизацию ЕС, на самостоятельную политику, на отмежевание от США можно было проводить. Для нее не было непреодолимых препятствий. Как подчеркивали комментаторы Евроньюс, «четыре года с Дональдом Трампом стали хладнокровной, обжигающей пощечиной большей части Европы, но эта реальность вызревала длительное время и, не исключено, также открывала перед ЕС возможность придать своим внешнеполитическим позициям большую твердость и определенность». Брюссель, Париж и Берлин упустили время.

В условиях, когда Вашингтон восстанавливает дружеские отношения, возвращается в лоно евроатлантической солидарности, клянется в верности союзникам, их всячески хвалит и поощряет (беря одновременно за горло), продолжать с подобными затеями не получится. Даже как-то некрасиво. По крайней мере, нелояльно и несвоевременно.

Удивительная и в то же время вполне объяснимая политическая близорукость. Грандам ЕС Дональд Трамп был выгоден. Они в нем нуждались. Если бы он не появился, им его нужно было бы выдумать. Дональд Трамп давал ЕС уникальный шанс. Останься он на второй срок, полагают аналитики Королевского института международных отношений, Брюссель, наверняка, попробовал бы им воспользоваться; насколько успешно — другой вопрос. Аналогичного мнения придерживаются и в американских экспертных кругах. «Переизбрание Дональда Трампа, — отмечали комментаторы «Нью-Йорк Таймс, — могло бы ускорить тренд к автономии».

С приходом в Белый дом Джо Байдена второго такого шанса США европейцам не предоставят. Ни с тихоокеанским, ни с трансатлантическим, ни с другими равноправными партнерствами, как бы успешно они ни развивались. Сколько бы европейцы ни убеждали себя в обратном. Сколько бы ни призывали продолжать курс на самостоятельность. Они получат «новое партнерство, которое придет вместе с требованиями взять на себя новые обязанности и обязательства, особенно по Китаю».

Из нежных американских объятий им теперь уже не вырваться. Со всеми вытекающими из этого геостратегическими последствиями. Для России. Для Китая. Для новой игры на большой геостратегической шахматной доске, фигуры на которой уже вскоре будут расставлены совсем иначе.

Подобным образом в политических, экспертных и медиа кругах, близких к ЕС или работающих на него, вопрос, конечно же, не ставят. Однако показательно, что сразу же после объявления Джо Байдена следующим президентом США пошла волна весьма характерных комментариев, объясняющих ряд очевидных моментов, которые до того не казались европейцам само собой разумеющимися. В них акцентируется, что:

  1. идеи стратегической автономии ЕС всегда были чистым идеализмом и теоретизированием, оторванными от политической и военно-стратегической реальности;
  2. ни сил, ни политической воли на их превращение в практическую политику у ЕС никогда не было;
  3. с грядущим возвращением США в родное лоно евроатлантической солидарности они в какой-то степени утрачивают актуальность. Во всяком случае, их нынешняя «своевременность и полезность» вновь требуют обсуждения и дополнительного осмысления;
  4. речь должна идти теперь не об автономии ЕС и его государств-членов, а об укреплении их мощи и сплоченности. «Худшее, что может случиться с Европейским союзом, — это если мы позволим себе по результатам выборов в США вновь впасть в состояние апатии, самоуспокоенности и покорности, которая характеризовала нас столь долго», — взывает один из наиболее известных европейских политиков, представитель Европарламента по брекситу Ги Верхофстадт.
    Поэтому «настало время проявить себя настоящим союзником, а не обузой», достаточно сильным, чтобы трансатлантическая солидарность имела смысл. Для этого предложить «более конструктивные отношения в области торговли»; «слиться под эгидой Америки Джо Байдена, дабы противостоять общим угрозам, в объединение мировых демократий, базирующееся на общих ценностях»; вместе «принудить Китай играть по правилам и противостоять России, когда она откровенно попирает их» и под этим углом зрения вместе «установить новые правила, будь то для высокотехнологичных гигантов, или пресечения уклонения от налогообложения, или поощрения скорейшего перехода к безуглеродному миру».
  5. Дональд Трамп уходит, но «трампизм» остается. Он уже стал частью политической реальности. В любом случае, свою часть работы по переформатированию Соединенных Штатов и мировой политики и экономики Дональд Трамп уже сделал.


© Энтин М.Л., д.ю.н., профессор, заведующий кафедрой европейского права МГИМО МИД России, почетный доктор наук БФУ им. И.Канта, ведущий эксперт РИСИ, эксперт РСМД; Энтина Е.Г., д.полит.наук, профессор, заместитель проректора по науке НИУ ВШЭ, старший научный сотрудник Института Европы РАН, эксперт РСМД


Литература

Выборы в США: Лидеры ЕС призвали США укрепить трансатлантическое партнерство // DW. 07.11.2020. https://www.dw.com/ru/vybory-v-ssha-bajden-narashhivaet-otryv-ot-trampa/a-55515155

Торопчин Глеб. Quo Vadis, Quad? История и перспективы «четырехугольника» // РСМД. 28.01.2020. https://russiancouncil.ru/analytics-and-comments/analytics/quo-vadis-quad-istoriya-i-perspektivy-chetyryekhugolnika/

Alcaro Riccardo. Three stories from USA 2020 // Istituto Affari Internazionali. 09.11.2020. https://www.iai.it/en/pubblicazioni/three-stories-usa-2020

Araud Gérard. La victoire de Donald Trump. S'ils ont perdu la Maison-Blanche, les républicains sortent renforcés des élections et Donald Trump n'abandonnera sans doute pas ses ambitions // Le Point. 08.11.2020. https://www.lepoint.fr/invites-du-point/gerard-araud-la-victoire-de-donald-trump-08-11-2020-2399976_420.php

Berretta Emmanuel. Pourquoi l'UE n'attend pas de miracle de Biden. À Bruxelles et dans la plupart des capitales européennes, on se réjouit d'un départ de Trump. Pour autant, Biden est-il europhile? // Le Point. 08.11.2020. https://www.lepoint.fr/monde/pourquoi-une-victoire-de-biden-ne-ravirait-pas-l-union-europeenne-24-10-2020-2397834_24.php

Braw Elisabeth. Trump Was a Warning. It’s time the United States and Europe start taking their democracies more seriously // Foreign Policy. 07.11.2020. https://foreignpolicy.com/2020/11/07/biden-win-trump-warning-take-democracy-seriously/

Britain's Johnson, France's Macron and Germany's Merkel congratulate Biden during phone calls // Euronews. 10.11.2020. https://www.euronews.com/2020/11/10/britain-s-johnson-france-s-macron-and-germany-s-merkel-congratulate-biden-during-phone-cal

Donald Trump on NATO: Top quotes // DW. 09.07.2018. https://www.dw.com/en/donald-trump-on-nato-top-quotes/g-44588734

Election 2020 // Associated Press. 12.11.2020. https://apnews.com/hub/election-2020

Erlanger Steven. Europe Wonders if It Can Rely on U.S. Again, Whoever Wins // The New York Times. 22.10.2020. https://www.nytimes.com/2020/10/22/world/europe/europe-biden-trump-diplomacy.html

Europe on a power trip. With Joe Biden as US president-elect, does the French concept of ‘strategic autonomy’ for the EU still hold water? // EU Observer. 10.11.2020. https://euobserver.com/eu-scream/150003

Flatley Daniel, Khrennikova Dina. U.S. Targets Insurers In Latest Round of Nord Stream 2 Sanctions // Bloomberg Quint. 11.11.2020. https://www.bloombergquint.com/business/nord-stream-2-sanctions-to-be-included-in-u-s-defense-bill

Friedman George. Biden’s Dilemma // Geopolitical Futures. 10.11.2020. https://geopoliticalfutures.com/bidens-dilemma/

Haquet Charles. Élection de Biden : "Les Européens doivent plus que jamais se penser en puissance". Il serait illusoire de penser que notre relation avec les États-Unis va revenir "comme avant Trump", explique Jean-Dominique Giuliani, président de la fondation Robert Schuman // L’Express. 11.11.2020. https://www.lexpress.fr/actualite/monde/europe/election-de-biden-les-europeens-doivent-plus-que-jamais-se-penser-en-puissance_2138415.html

Johnson Keith. While Trump Builds Tariff Walls, Asia Bets on Free Trade. It’s crunch time for the biggest trade deal you’ve never heard of // Foreign Policy. 01.11.2019. https://foreignpolicy.com/2019/11/01/trump-tariffs-free-trade-rcep-asean-india-china-bangkok/

Lush Tamara, Geller Adam & Price Michelle. Grief, anger, disbelief: Trump voters face Biden’s victory // AP. 11.11.2020. https://apnews.com/article/election-2020-joe-biden-donald-trump-elections-coronavirus-pandemic-ced7bebdfebdeb63e545704d652daf85

McCaffrey Darren. Barroso: after Biden's election, it would be 'absurd' if there is no EU-UK Brexit Deal // Eurones. 12.11.2020. https://www.euronews.com/2020/11/12/barroso-after-biden-s-election-it-would-be-absurd-if-there-is-no-eu-uk-brexit-deal

McCaffrey Darren. US election: What will a Biden or Trump win mean for the European Union? // Euronews. 03.11.2020. 03/11/2020. https://www.euronews.com/2020/11/03/us-election-what-will-a-biden-or-trump-win-mean-for-the-european-union

Orchard Phillip. For the US and China, There’s No Going Back. Even under a Biden administration, the rivalry will only intensify from here // Geopolitical Futures. 09.11.2020. https://geopoliticalfutures.com/for-the-us-and-china-theres-no-going-back/

Paris Gilles. Election américaine 2020 : Joe Biden, la victoire d’un rescapé voué à devenir pacificateur en chef // Le Monde. 07.11.2020. https://www.lemonde.fr/international/article/2020/11/07/joe-biden-la-victoire-d-un-rescape_6058924_3210.html

Paris Gilles. Elections américaines 2020: le trumpisme fait la preuve de sa resilience. Mercredi soir 4 novembre, Donald Trump a ajouté 5 millions de voix à son total de 2016. Sa capacité à additionner divers courants idéologiques et à faire fructifier ce capital semble intact // Le Monde. 06.11.2020. https://www.lemonde.fr/international/article/2020/11/05/elections-americaines-2020-le-trumpisme-fait-la-preuve-de-sa-resilience_6058554_3210.html

Premier appel entre Emmanuel Macron et Joe Biden mardi // Le Point. 11.11.2020. https://www.lepoint.fr/monde/premier-appel-entre-emmanuel-macron-et-joe-biden-prevu-mardi-10-11-2020-2400488_24.php

Prospects dim for early U.S. return to TPP despite Biden win // The Japan Times. 09.11.2020. https://www.japantimes.co.jp/news/2020/11/09/business/us-return-tpp-joe-biden/

Rovan Anne. Josep Borrell: «La victoire de Biden ne permettra pas aux Européens de remonter le temps». Entretien - Le chef de la diplomatie de l’UE invite les Vingt-Sept à ne plus rêver du «parapluie protecteur des États-Unis» // Le Figaro. 12.11.2020. https://www.lefigaro.fr/international/joseph-borrell-la-victoire-de-biden-ne-permettra-pas-aux-europeens-de-remonter-le-temps-20201111

Stiglitz Joseph E. The Euro. How a Common Currency Threatens the Future of Europe. N.Y.: W.W.Norton, 2016. 512 p.

Stokes Bruce. US Electorate Shows Distrust of the Realities of Foreign Policy // Chatham House. 04.09.2020. https://www.chathamhouse.org/2020/09/us-electorate-shows-distrust-realities-foreign-policy

Tocci Nathalie. Europe and Biden’s America: Making European Autonomy and a Revamped Transatlantic Bond Two Sides of the Same Coin // Istituto Affari Internazionali. 08.11.2020. https://www.iai.it/en/pubblicazioni/europe-and-bidens-america

Tocci Nathalie. L’Europa e l’America di Biden // Affarinternazionali. 09.11.2020. https://www.affarinternazionali.it/2020/11/leuropa-e-lamerica-di-biden/

Undercurrents: US Election Special. Episode 65. Early reaction on the lessons and foreign policy implications of the 2020 US presidential election // Chatham House. 06.11.2020. https://www.chathamhouse.org/2020/11/undercurrents-us-election-special

US foreign policy priorities. What difference can an election make? // Chatham House Research Paper. US and the Americas Programme. October 2020. 86 p. https://www.chathamhouse.org/sites/default/files/2020-10/2020-10-15-us-foreign-policy-priorities-vinjamuri-et-al_1_0.pdf

Verhofstadt Guy. Biden presidency no quick fix, just chance for EU to fix itself // EU Observer. 10.11.2020. https://euobserver.com/opinion/150023

Vissière Hélène. Joe Biden, anti-Trump et «réconciliateur en chef». Le 46e président des États-Unis est l'exact opposé du 45e: consensuel et rassembleur. Suffisant pour apaiser un pays plus divisé que jamais? // Le Point. 07.11.2020. https://www.lepoint.fr/monde/joe-biden-anti-trump-et-reconciliateur-en-chef-07-11-2020-2399911_24.php

Yukio Tajima. Biden affirms security treaty applies to Senkaku Islands in Suga call. China calls US-Japan arrangement a 'product of the Cold War' // Nikkei Asia. 12.11.2020. https://asia.nikkei.com/Politics/International-relations/Indo-Pacific/Biden-affirms-security-treaty-applies-to-Senkaku-Islands-in-Suga-call


1. Stiglitz Joseph E. The Euro. How a Common Currency Threatens the Future of Europe. N.Y.: W.W.Norton, 2016. 512 p.


Оценить статью
(Голосов: 21, Рейтинг: 3.62)
 (21 голос)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Как вы оцениваете угрозу от нового коронавируса и реакцию на него?
    Реакция на коронавирус гипертрофирована и представляется более опасной, чем сам вирус  
     369 (43%)
    В мире всё ещё недооценивается угроза вируса — этим и объясняется пандемический характер распространения заболевания  
     277 (32%)
    Реакция на коронавирус адекватна угрозе, представляемой пандемией COVID-19  
     211 (25%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся