Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 18, Рейтинг: 4.78)
 (18 голосов)
Поделиться статьей
Наталья Травкина

Д.полит.н., руководитель Центра внутриполитических исследований Института США и Канады РАН, эксперт РСМД

В начале весны 2020 г. американское общество испытало экономические потрясения, которые сопоставимы по масштабам и величине падения ВВП с кризисом 1929–1933 гг. Падение экономики было во многом спровоцировано эпидемией коронавируса, который на момент президентских выборов 3 ноября стоил американскому обществу 230 тыс. жизней и почти 9 млн заболевших. В этой связи политтехнологами Демократической партии США была сформулирована конечная стратегическая цель президентской кампании 2020 г. — не просто победить действующих президента Д. Трампа и вице-президента М. Пенса, но и «смыть» олицетворяемый ими и ненавидимый демократами «трампизм» из американской политической жизни «синим цунами». Предполагалось, что такая мощная политическая волна позволила бы демократам по итогам выборов полностью контролировать Вашингтон на основе установления безраздельного контроля как над исполнительной, так и над законодательной властью.

По предварительным данным, республиканцам, по всей видимости, удалось сохранить контроль над Сенатом США, увеличить свою фракцию в Палате представителей; республиканцы также отвоевали одно место на губернаторских выборах, и по итогам избирательной кампании 2020 г. они будут иметь 27 губернаторов против 23 губернаторов-демократов.

Независимо от окончательных итогов президентских выборов, можно однозначно сказать, что в ходе избирательной кампании нынешнего года не состоялись ни «синее цунами», ни даже «синяя волна», и это несмотря на тяжелейшие системные социально-экономические и политические кризисы, которые в настоящее время переживают США, и которые в прошлом, как правило, приводили к масштабной «перетряске» всего политического ландшафта американского общества, в том числе и к беспрепятственной смене хозяина Белого дома.

Важнейший вывод, который уже сделали американские аналитики из предварительных итогов президентских выборов состоит в том, что «феномен Трампа» и «трампизм» как явления современной политической жизни США остаются в повестке дня дальнейшего развития американского общества как во внутренней, так и во внешней политике.

Д. Трамп оказался не «архаичным» политиком, а политиком нового типа, который сумел спроецировать на американское общество образы богатства и власти, которые за годы его пребывания в Белом доме значительная часть американского общества восприняла как свой собственный идеал и модель для подражания, к которым следует стремиться.

В начале весны 2020 г. американское общество испытало экономические потрясения, которые сопоставимы по масштабам и величине падения ВВП с кризисом 1929–1933 гг. Падение экономики было во многом спровоцировано эпидемией коронавируса, который на момент президентских выборов 3 ноября стоил американскому обществу 230 тыс. жизней и почти 9 млн заболевших. В этой связи политтехнологами Демократической партии США была сформулирована конечная стратегическая цель президентской кампании 2020 г. — не просто победить действующих президента Д. Трампа и вице-президента М. Пенса, но и «смыть» олицетворяемый ими и ненавидимый демократами «трампизм» из американской политической жизни «синим цунами». Предполагалось, что такая мощная политическая волна позволила бы демократам по итогам выборов полностью контролировать Вашингтон на основе установления безраздельного контроля как над исполнительной, так и над законодательной властью.

Медийный гипноз «синего цунами»

Летом этого года известный политолог-демократ Эд. Килгор сделал смелый прогноз относительно исхода президентских выборов 2020 г., которые, по его заключению, «все больше начинали быть похожими на “демократическое цунами” нежели просто на синюю волну». Общая концепция «синего цунами» строилась на том, чтобы к моменту объявления результатов голосования на выборах президента кандидат демократов Дж. Байден получил бы поддержку по меньшей мере 333 голосов Коллегии выборщиков, или порядка 2/3 членов Коллегии, состоящей из 538 человек, уверенно победив в таких ключевых «колеблющихся» штатах, как Аризона, Флорида, Мичиган, Миннесота, Северная Каролина, Пенсильвания и Висконсин.

Уверенная победа Дж. Байдена предполагала разрыв в количестве поданных голосов избирателей по меньшей мере в 3% в ключевых штатах, что автоматически делало бесполезным использование поствыборной стратегии оспаривания результатов голосования в этих штатах в судебных инстанциях, включая Верховный суд США. С правовой и с практической точек зрения разрыв в количестве поданных голосов избирателей в размере от 0,5% до 1% или меньше в пользу того или иного кандидата в этих штатах дает возможность подачи судебного иска с требованием пересчета голосов. Законодательством Аризоны, Джорджии, Мичигана, Невады, Северной Каролины, Пенсильвании и Висконсина такая возможность прямо предусматривается, при этом в случае Джорджии, Невады, Северной Каролины, Пенсильвании и Висконсина прямо оговорена максимальная величина разрыва в количестве поданных голосов за обоих кандидатов в пределах от 0,5 % до 1%. Если брать во внимание ситуацию в США в целом, то законодательство 27 штатов предусматривает в этом случае автоматический пересчет голосов, а законодательство 43 штатов — пересчет голосов «по требованию», т.е. в судебном порядке.

Опыт американских президентских выборов, начиная с кампании 1980 г., показывает, что разрыв в количестве голосов избирателей от 7% и выше обеспечивает победителю получение голосов Коллегии выборщиков в размере от 365 голосов и выше, вплоть до максимального значения в 525 голосов, зафиксированного в 1984 г. Соответствующие данные по президентским кампаниям 1980-2016 гг. приведены в Таблице 1.

Таблица 1. Соответствие преимущества в голосах рядовых избирателей и разрыва в голосах Коллегии выборщиков в 1980–2016 гг.

Годы Разрыв в голосах избирателей, в % Разрыв в голосах Коллегии выборщиков, количество
Победитель Проигравший Разрыв Победитель Проигравший Разрыв
1980 51 Р* 41 Д** + 10 Р 489 Р 49 Д + 440 Р
1984 58 Р 41 Д +17 Р 525 Р 13 Д + 512 Р
1988 53 Р 46 Д + 7 Р 426 Р 111Д + 315 Р
1996 49 Д 41 Р + 8 Д 379 Д 159 Р + 220 Д
2000 48,4 Д 47,9 Д + 0,5 Д 271 Р 266 Д + 5 Р
2004 51 Р 48 Д +3 Р 286 Р 251 Д + 35 Р
2008 53 Д 46 Р + 7 Д 365 Д 173 Р +192 Д
2012 51 Д 47 Р + 4 Д 332 Д 206 Р + 126 Д
2016 48 Д 46 Р + 2 Д 304 Р 227 Д + 77 Р

*-кандидат Республиканской партии;

**-кандидат Демократической партии.

Источник: Walter A. With Two Months To Go, a Steady Presidential Race. - “The Cook Political Report”, September 4, 2020.

В основу манипулирования общественным мнением США социологическими службами американских университетов, исследовательскими центрами и СМИ, ориентированных на демократов, и была положена эта достаточно хорошо известная «таблица перевода» голосов рядовых избирателей в голоса членов Коллегии выборщиков. Практически на всем протяжении 2020 г. преимущество Дж. Байдена по отношению к Д. Трампу устойчиво оценивалось в пределах от 7,5 % до 10% (по среднеарифметическим данным опросов основных социологических служб).

По предварительным данным, за Дж. Байдена в общенациональном масштабе проголосовало 75 млн избирателей (50,6%), за Д. Трампа — 70,6 млн (47,7%). Таким образом, разрыв в голосах составил 2,9%; он вряд ли превысит 3%, что позволяет достаточно уверенно говорить о том, что либерально-демократические СМИ и социологические службы старательно готовились к президентской кампании 2020 г., используя «перевернутую технологию» замеров общественного мнения. В её основу были произвольно заложены параметры поддержки кандидата от Демократической партии в пределах 7,5–10%, под которые и «подгонялись» голоса респондентов. Эта же методика прогнозирования была положена в основу возможного исхода голосования на выборах в Сенат, Палату представителей Конгресса США и губернаторов 11 штатов. На фалдах «сокрушительной победы» Дж. Байдена в ключевых штатах прогнозировалась симметричная победа 11 кандидатов от Демократической партии в Сенат, что в итоге дало бы возможность демократам иметь большинство в этой палате в соотношении 56 против 44 сенаторов-республиканцев.

Также прогнозировалось значительное увеличение демократов в Палате представителей, которое накануне 3 ноября имели большинство в 35 мест. И, наконец, предполагалось, что «синее цунами» накроет и губернаторский корпус, где демократы должны были приобрести дополнительно 2 губернаторских кресла. В целом, предполагалось, что «демократичекое цунами» в ноябре этого года не только положит конец эре Трампа и уничтожит большую часть власти его союзников в Сенате, но и может вызвать длительный кризис в Республиканской партии, которая все в меньшей степени способна реагировать на идущие полным ходом демографические изменения с её реакционной идеологией и опорой на традиционные слои избирателей [1].

По предварительным данным, республиканцам, по всей видимости, удалось сохранить контроль над Сенатом США, где их потери могут составить от одного до двух сенаторов, увеличить свою фракцию в Палате представителей по меньшей мере на 5 мест, хотя демократам удалось сохранить контроль над Палатой представителей; республиканцы также отвоевали одно место на губернаторских выборах, и по итогам избирательной кампании 2020 г. они будут иметь 27 губернаторов против 23 губернаторов-демократов.

Независимо от окончательных итогов президентских выборов, можно однозначно сказать, что в ходе избирательной кампании нынешнего года не состоялись ни «синее цунами», ни даже «синяя волна», и это несмотря на тяжелейшие системные социально-экономические и политические кризисы, которые в настоящее время переживают США, и которые в прошлом, как правило, приводили к масштабной «перетряске» всего политического ландшафта американского общества, в том числе и к беспрепятственной смене хозяина Белого дома.

«Трампизм» жив

Важнейший вывод, который уже сделали американские аналитики из предварительных итогов президентских выборов состоит в том, что «феномен Трампа» и «трампизм» как явления современной политической жизни США остаются в повестке дня дальнейшего развития американского общества как во внутренней, так и во внешней политике.

Как отметил с большим разочарованием политический обозреватель The New York Times Дж. Боуи, «трампизм» остается «жизнеспособной стратегией победы на президентских выборах». Президентская кампания 2020 г. «не оставила камня на камне» от либеральных надежд на то, что выборы 3 ноября 2020 г. явятся полным дезавуированием «трампизма» (и Республиканской партии!) во всех его формах и проявлениях. Несмотря на то, что Д. Трамп уступил Дж. Байдену по абсолютному числу поданных за него голосов рядовых избирателей, «ему удалось заручиться большим числом голосов избирателей, чем любому другому республиканскому кандидату за всю историю США».

За пять лет пребывания на общенациональной политической арене (начиная с июня 2015 г., когда Д. Трамп объявил о своем участии в президентских выборах), в американском обществе пустил глубокие корни экономический национализм («Америка превыше всего!»), питаемый открытым шовинизмом доминирующей расово-этнической группы в сочетании с достаточно новаторской концепцией обещания приобщения к материальной выгоде для любой социальной группы и отдельного индивида, которые пожелают присоединиться к «трамповской коалиции». Д. Трамп оказался не «архаичным» политиком, а политиком нового типа, который сумел спроецировать на американское общество образы богатства и власти, которые за годы его пребывания в Белом доме значительная часть американского общества восприняла как свой собственный идеал и модель для подражания, к которым следует стремиться [2].

Предварительные данные опросов на выходе из избирательных участков показывают, что Д. Трампу удалось заручиться поддержкой большей части белых американцев — при этом не только мужчин (в соотношении голосов 58% против 40% за Дж. Байдена), но и белых женщин (в соотношении голосов 55% против 43% за Дж. Байдена), отколоть от демократов значительную часть избирателей латиноамериканцев (в соотношении голосов 32% за Трампа против 66% за Дж. Байдена), что обеспечило ему, в частности, убедительную победу во Флориде и в Техасе, внести раскол в ряды афроамериканцев путем привлечения на свою сторону голосов мужчин (в соотношении голосов 18% за Трампа против 80% за Дж. Байдена). В этой связи можно указать, что среди афроамериканок степень поддержки Трампа оказалась в два раза меньше — 8% против 91% за Дж. Байдена. Вопреки прогнозам, представители старшего поколения (в возрасте свыше 65 лет) также предпочли Трампа Байдену в соотношении голосов 51% против 48%, несмотря на мощную пропагандистскую кампанию демократов, утверждавших, что Д. Трамп может значительно урезать пенсии по старости.

Экономический козырь Трампа

Накануне выборов в США были опубликованы официальные макростатистические данные, согласно которым в третьем квартале текущего года прирост ВВП составил рекордные 33% (в годовом исчислении), который в экономике не наблюдался с 1950 г. Тем самым экономике США удалось на 2/3 восстановить свое падение с рекордных отметок конца 2019 г. В общей суматохе и истерии последних дней президентской гонки 2020 г. соответствующие данные не получили достаточно большого освещения в медийном пространстве, но вполне возможно, что они окажут свое влияние на настроения деловых кругов США, особенно представителей крупного бизнеса, которые всегда считали Д. Трампа «за своего человека».

В условиях, когда президентская гонка после выборов плавно перетекла в стадию не менее ожесточенной борьбы в правовом поле, тенденция к улучшению экономического положения США может сыграть свою роль, хотя и не всегда видимую в тех или иных решениях судебных инстанций. Именно им суждено поставить последнюю точку в американской политической драме 2020 г., поскольку оба кандидата твердо решили отказаться от вековой американской традиции признания проигравшей стороной своего поражения на президентских выборах.

1. Kilgore Ed. What Would a Democratic ‘Tsunami’ in November Look Like? Op.cit.

2. Более подробно см.: Феномен Трампа. Под редакцией член-корреспондента РАН А.В. Кузнецова. М.: ИНИОН, 2020.


Оценить статью
(Голосов: 18, Рейтинг: 4.78)
 (18 голосов)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Как вы оцениваете угрозу от нового коронавируса и реакцию на него?
    Реакция на коронавирус гипертрофирована и представляется более опасной, чем сам вирус  
     369 (43%)
    В мире всё ещё недооценивается угроза вируса — этим и объясняется пандемический характер распространения заболевания  
     277 (32%)
    Реакция на коронавирус адекватна угрозе, представляемой пандемией COVID-19  
     211 (25%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся