Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 6, Рейтинг: 5)
 (6 голосов)
Поделиться статьей
Елена Карпинская

Заместитель программного директора РСМД

Пандемия оказала негативное влияние на весь сектор высшего образования в мире. Хотя сбои, вызванные COVID-19, отразились на всех без исключения аспектах функционирования высшего образования, некоторые оказались в наиболее уязвимом положении. Среди них — международное академическое сотрудничество.

По результатам исследования Международной ассоциации университетов, проведенного в 2020 г., COVID-19 оказал серьезное влияние на межуниверситетское сотрудничество (такой ответ дали 64% респондентов из числа институтов высшего образования). Пандемия отразилась на международной студенческой мобильности в 89% случаев и на принятии решения зарубежными студентами прервать обучение в 39% случаев. Ограничения на пересечение границ, проблемы с получением визы привели к приостановке краткосрочных программ мобильности в большинстве стран мира. Преподаватели, научные сотрудники и студенты, планирующие долгосрочные поездки, были вынуждены их отложить или вовсе отменить.

В сфере научного сотрудничества последствия пандемии в большинстве случаев выразились в отмене международных поездок (в 83% вузов) и отмене или переносе научных конференций (в 81% вузов). Несмотря на то, что многие университеты смогли перейти в формат дистанционного взаимодействия, научная деятельность замедлилась. Негативное влияние отразилось в большей степени на естественных науках (в 92% случаев) и в меньшей — на гуманитарных (в 61% случаев). Для научно-педагогических работников приостановка программ международной мобильности сократила возможности для профессионального общения и научных поездок, хотя профессорско-преподавательский состав смог сохранить, а в каких-то случаях упрочить онлайн-коммуникации. Несмотря на то, что полевые исследования были запрещены и акцент на исследованиях, связанных с COVID-19, привел к приостановке многих научных исследований, научно-исследовательская деятельность пострадала в меньшей степени, чем образовательный процесс.

В то же время расширились возможности для активизации виртуальных исследовательских сетей, особенно в категории молодых исследователей, размещения и обмена результатами исследований и массивами данных.

Одним из положительных последствий пандемии стало более благожелательное отношение к онлайн-образованию, которое ранее во многих странах расценивалось как образование второго сорта и подвергалось существенным ограничениям и строгому регулированию.

Опыт преподавания в дистанционном формате можно рассматривать как хорошую возможность извлечь урок из этой чрезвычайной ситуации и предложить более гибкие образовательные возможности, освоить смешанное или гибридное обучение. Этот, если можно так сказать, незапланированный эксперимент с дистанционным обучением привел к развитию компетенций сотрудников вузов, которые апробировали новые системы и инструменты. Благодаря пандемии виртуальная мобильность и/или совместная образовательная деятельность в дистанционном формате интенсифицировались в 60% высших учебных заведений.

Коронакризис может служить подходящей возможностью для налаживания более глубоких партнерских отношений с университетами в других странах, которые готовы делиться накопленными ресурсами, технологическими решениями и опытом, полученным в кризисный период. Университетам стоит подумать, каким образом расширить сетевое взаимодействие для более систематического сотрудничества с партнерскими учреждениями и объединения имеющихся с каждой стороны ресурсов, материальных и человеческих.

Внедрение новых форматов не означает полного отказа от традиционных форм взаимодействия и сотрудничества, но может значительно обогатить и расширить это сотрудничество. Новые форматы могут предоставить альтернативную возможность для тех студентов и сотрудников, кто по разным причинам не может участвовать в программах физической мобильности, и в тех случаях, когда физическая мобильность и обмены по объективным причинам невозможны.

Можно ожидать, что полученный опыт и развитие инфраструктуры вузов открывают новые горизонты возможностей для международного сотрудничества, которые позволят осуществлять совместные онлайн-курсы или программы, совместно проводить научные исследования.


Пандемия оказала негативное влияние на весь сектор высшего образования в мире. Хотя сбои, вызванные COVID-19, отразились на всех без исключения аспектах функционирования высшего образования, некоторые оказались в наиболее уязвимом положении. Среди них — международное академическое сотрудничество.

По результатам исследования Международной ассоциации университетов, проведенного в 2020 г., COVID-19 оказал серьезное влияние на межуниверситетское сотрудничество (такой ответ дали 64% респондентов из числа институтов высшего образования). Пандемия отразилась на международной студенческой мобильности в 89% случаев и на принятии решения зарубежными студентами прервать обучение в 39% случаев. Ограничения на пересечение границ, проблемы с получением визы привели к приостановке краткосрочных программ мобильности в большинстве стран мира. Преподаватели, научные сотрудники и студенты, планирующие долгосрочные поездки, были вынуждены их отложить или вовсе отменить.

В сфере научного сотрудничества последствия пандемии в большинстве случаев выразились в отмене международных поездок (в 83% вузов) и отмене или переносе научных конференций (в 81% вузов). Несмотря на то, что многие университеты смогли перейти в формат дистанционного взаимодействия, научная деятельность замедлилась. Негативное влияние отразилось в большей степени на естественных науках (в 92% случаев) и в меньшей — на гуманитарных (в 61% случаев). Для научно-педагогических работников приостановка программ международной мобильности сократила возможности для профессионального общения и научных поездок, хотя профессорско-преподавательский состав смог сохранить, а в каких-то случаях упрочить онлайн-коммуникации. Несмотря на то, что полевые исследования были запрещены и акцент на исследованиях, связанных с COVID-19, привел к приостановке многих научных исследований, научно-исследовательская деятельность пострадала в меньшей степени, чем образовательный процесс.

Новые возможности для развития сотрудничества

Пандемия стала вызовом для всей системы высшего образования, который в то же время может послужить новым источником развития. Согласно результатам исследования Международной ассоциации университетов, для 31% высших образовательных учреждений пандемия создала новые возможности для международного академического сотрудничества, включая виртуальную мобильность, совместные онлайн-курсы и программы, обмен ресурсами, данными и пр.

Особое значение приобрело международное сотрудничество между партнёрскими университетами по накопленному за период пандемии опыту по разным аспектам функционирования университетов, а также обмен полезными ресурсами.

В научно-исследовательском плане пандемия исключила или сильно ограничила традиционные возможности сетевого взаимодействия — конференции, исследовательские практикумы и семинары, а также личные совместные визиты — что особенно важно для начинающих исследователей. Это значительно усложнило осуществление исследовательского сотрудничества между университетами. В то же время расширились возможности для активизации виртуальных исследовательских сетей, особенно в категории молодых исследователей, размещения и обмена результатами исследований и массивами данных.

Одним из положительных последствий пандемии стало более благожелательное отношение к онлайн-образованию[1], которое ранее во многих странах расценивалось как образование второго сорта и подвергалось существенным ограничениям и строгому регулированию.

Опыт преподавания в дистанционном формате можно рассматривать как хорошую возможность извлечь урок из этой чрезвычайной ситуации и предложить более гибкие образовательные возможности, освоить смешанное или гибридное обучение. Этот, если можно так сказать, незапланированный эксперимент с дистанционным обучением привел к развитию компетенций сотрудников вузов, которые апробировали новые системы и инструменты. Благодаря пандемии виртуальная мобильность и/или совместная образовательная деятельность в дистанционном формате интенсифицировались в 60% высших учебных заведений.

Накопленный опыт позволяет выделить преимущества совместных дистанционных программ в отличие от традиционных программ международной мобильности. Это — относительная экономичность, гибкость, а также значительный потенциал развития за счет обмена знаниями и опытом.

Уже сейчас многочисленные вузы придумывают и реализуют новые форматы международного сотрудничества: виртуальные международные стажировки и гибридные или полностью дистанционные варианты академической мобильности и/или виртуальных обменов.

Мюнхенский университет в рамках совместной инициативы Лиги европейских исследовательских университетов реализует программу виртуальной мобильности, в рамках которой предлагает студентам пройти дистанционные курсы партнерских университетов. Университет Гриффита так же предлагает программы виртуальной мобильности для студентов университета. Многие международные ассоциации университетов реализуют программы виртуальных обменов и/или виртуальной мобильности. К примеру, Консорциум ведущих университетов, который включает в себя Национальный университет Австралии, Делфтский технический университет, Федеральную политехническую школу Лозанны, Гонконгский университет науки и технологий, Университет Сарбонны и пр., продолжили реализацию программ виртуальных обменов. Ассоциация университетов Тихоокеанского региона реализует свою программу виртуальных студенческих обменов. В 2021 г. по инициативе Бразилии запущена программа академической мобильности между партнерскими университетами стран Латинской Америки.

Имеющиеся препятствия

Развитие новых дистанционных форм международного академического сотрудничества может столкнуться с рядом проблем. Главной из них является недостаточный уровень развития онлайн-преподавания и обучения. С началом пандемии большинство учреждений столкнулось с необходимостью резкого перехода к дистанционному обучению для обеспечения непрерывности образовательного процесса. Очень часто переход к дистанционному образованию в силу объективных причин предполагал исключительно использование средств для онлайн-коммуникаций без изменения учебного плана, методов обучения, соответствующих методов оценки знаний и т.п. По сути, в значительном числе случаев имела место имитация очного обучения в дистанционном формате, что неизбежно ведет к потере качества получаемого образования[2].

Эта проблема связана с отсутствием или недостаточным развитием нескольких взаимосвязанных процессов: совершенствованием цифровой инфраструктуры, обеспечением сотрудников доступом к компетенциям, необходимым для осуществления дистанционного преподавания, развитием соответствующих образовательных ресурсов и обеспечением доступа к учебным материалам и базам публикаций.

Значительное число университетов в мире не имеют развитой цифровой инфраструктуры, необходимой для организации обучения и оценки полученных знаний в дистанционном формате. Данные U-Multirank’s говорят о низком уровне развития интерактивных инструментов обучения и внедрения цифровых экзаменов.

Здесь также стоит упомянуть проблему слабого развития инфраструктуры для дистанционных коммуникаций с сотрудниками и студентами. 45% ректоров университетов, принявших участие в опросе Inside Higher Ed в 2020 г., отметили необходимость повышения эффективности общения со студентами и сотрудниками вуза[3]. Отдельно стоит выделить роль социальных медиа, которые за последние годы стали важнейшим каналом коммуникации со студентами. По данным Global Web Index, поколение Z проводит в соцсетях почти три часа в день. Это немаловажный фактор, который необходимо учитывать при выстраивании эффективных коммуникаций со студентами.

Другой проблемой, стоящей перед университетами, является недостаток компетенций и навыков у преподавательского состава для работы с различными платформами и образовательными технологиями, отсутствие рекомендаций по методикам осуществления дистанционного обучения с применением новых технологий, оценки полученных знаний, соответствующей дистанционной форме преподавания и обучения.

Последней проблемой в данной связке становится организация удаленного доступа к учебным материалам, электронным библиотечным ресурсам, международным и российским базам научных публикаций.

Если говорить о России, проведенное в 2020 г. группой ученых и специалистов ведущих российских университетов и научных центров исследование «Общество и пандемия: опыт и уроки борьбы с COVID-19 в России» показало, что к началу пандемии дистанционный формат обучения использовался преподавателями в довольно ограниченном масштабе, при этом больше половины профессорско-преподавательского состава вузов не имели соответствующей практики. Ключевым стал как технологический, так и методический дефицит, связанный с тем, что преподаватели не обладали компетенциями и навыками, необходимыми для качественной организации дистанционного обучения.

Еще одной серьезной задачей на пути развития новых форм академического сотрудничества, включая совместные курсы и/или образовательные программы, становится приведение к единому образцу критериев обеспечения качества и системы оценки знаний, полученных по результатам дистанционного обучения.

Международная академическая мобильность и будущее интернационализации

Скептицизм относительно необходимости физической мобильности в международном образовании зародился задолго до пандемии и был связан с ростом внутренней интернационализации, ростом числа филиалов и микрокампусов, а также развитием цифровых технологий и онлайн-образования.

В связи с возникшими на фоне пандемии проблемами, касающимися реализации университетами своей международной деятельности, программ международной академической мобильности, на повестку активно встает вопрос трансформации подходов к интернационализации высшего образования. Пандемия заставила взглянуть по-новому на процессы и цели интернационализации в целом.

На первый план вышло понимание того, что академическая мобильность в традиционном понимании как главный элемент интернационализации имеет значительные ограничения, поскольку доступна лишь небольшой части тех, кто мог бы извлечь выгоду из доступа к трансграничному высшему образованию.

Ограниченные возможности реализации программ международной академической мобильности рассматриваются как возможность для университетов пересмотреть цели и предполагаемое влияние интернационализации на преподавание и обучение. И прежде всего на инклюзивные подходы к глобальному обучению и интернационализации учебного плана и учебных программ с целью охвата и вовлечения в международные образовательные практики всего контингента студентов и профессорско-преподавательского состава, а не только «мобильного меньшинства» или иностранных студентов.

В общественный дискурс входит понятие «постмобильный мир», получает развитие понятие «домашней интернационализация», что позволяет в рамках международных партнерств перейти от экспорта образования и транзакционному характеру отношений к совместным моделям, в рамках которых возможен учет опыта различных стран.

***

Коронакризис может служить подходящей возможностью для налаживания более глубоких партнерских отношений с университетами в других странах, которые готовы делиться накопленными ресурсами, технологическими решениями и опытом, полученным в кризисный период. Университетам стоит подумать, каким образом расширить сетевое взаимодействие для более систематического сотрудничества с партнерскими учреждениями и объединения имеющихся с каждой стороны ресурсов, материальных и человеческих.

Внедрение новых форматов не означает полного отказа от традиционных форм взаимодействия и сотрудничества, но может значительно обогатить и расширить это сотрудничество. Новые форматы могут предоставить альтернативную возможность для тех студентов и сотрудников, кто по разным причинам не может участвовать в программах физической мобильности, и в тех случаях, когда физическая мобильность и обмены по объективным причинам невозможны.

Можно ожидать, что полученный опыт и развитие инфраструктуры вузов открывают новые горизонты возможностей для международного сотрудничества, которые позволят осуществлять совместные онлайн-курсы или программы, совместно проводить научные исследования.


1. Ведущие университеты Индии, к примеру, получили в 2021 г. разрешение реализовывать программы в полностью дистанционном формате. Выданные по результатам такого обучения дипломы полностью соответствует дипломам очного обучения.

2. J. Salmi. Learning from the Past, Coping with the Present, Readying for the Future: Impact of COVID-19 on higher education from an equity perspective // Lumina Foundation

3. Inside HE Ed (2020) Responding to the COVID Crisis: A Survey of College and University Presidents


(Голосов: 6, Рейтинг: 5)
 (6 голосов)

Прошедший опрос

  1. Какие угрозы для окружающей среды, на ваш взгляд, являются наиболее важными для России сегодня? Отметьте не более трех пунктов
    Увеличение количества мусора  
     228 (66.67%)
    Вырубка лесов  
     214 (62.57%)
    Загрязнение воды  
     186 (54.39%)
    Загрязнение воздуха  
     153 (44.74%)
    Проблема захоронения ядерных отходов  
     106 (30.99%)
    Истощение полезных ископаемых  
     90 (26.32%)
    Глобальное потепление  
     83 (24.27%)
    Сокращение биоразнообразия  
     77 (22.51%)
    Звуковое загрязнение  
     25 (7.31%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся