Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 18, Рейтинг: 4.28)
 (18 голосов)
Поделиться статьей
Валерия Вершинина

К.полит.н., эксперт Центра АСЕАН при МГИМО МИД России

2023 год стартует во Вьетнаме со сложных событий — добровольной отставки президента Нгуен Суан Фука. Верховная власть во Вьетнаме распределяется между так называемыми «четырьмя опорами» — генеральным секретарем Коммунистической партии Вьетнама (КПВ), премьер-министром, президентом и председателем Национального собрания. Должность президента носит представительский характер, тем не менее глава государства в значительной степени обеспечивает баланс внутри Компартии. Звучат предположения, что за этим решением стоит стремление высших эшелонов партии и силовых структур, которых принято условно считать сторонниками «консерваторов», вернуть себе контроль над партией и тем самым сократить влияние правительства, олицетворяющего собой «реформаторское» крыло. Другие эксперты придерживаются мнения, что отставка президента стала итогом инициированной генеральным секретарем ЦК КПВ Нгуен Фу Чонгом антикоррупционной кампании, которая особенно набрала обороты в условиях развития пандемии COVID-19.

Опыт борьбы с пандемией, с одной стороны, продемонстрировал успехи Вьетнама, такие как проведение массовой кампании вакцинации и сохранение темпов экономического роста, но, с другой стороны, выявил и кризисные явления в стране, которые во многом связаны с распространением коррупции. На протяжении 2022 г. по подобным обвинениям происходило множество задержаний, в том числе среди крупных государственных чиновников. Говоря о причинах возникновения и развития коррупции во Вьетнаме в подобных масштабах, следует обратить внимание на то, что покровительство и дарение подарков — это часть культуры и национальных традиций вьетнамцев. В этом контексте восприятие коррупционных практик и методы борьбы с ними крайне отличаются от тех, что распространены в западных странах. Несмотря на принятие и вступление в силу новых антикоррупционных законов, недостаточно развитая нормативно-правовая база и отсутствие координации между правоохранительными органами также выступают сдерживающими факторами.

Вместе с тем вьетнамская антикоррупционная политика развивается не без оглядки на опыт своего ближайшего соседа — КНР. И во Вьетнаме, и в Китае искоренение коррупции носит всеобъемлющей характер и затрагивает все уровни власти. Отстранение от должностей тех или иных чиновников, руководителей крупнейших корпораций и представителей силовых структур широко освещается в официальных вьетнамских СМИ. Партия, в данном случае КПВ, стремится вернуть доверие общества к власти и улучшить свой моральный облик, используя медиа в качестве инструмента. Однако отличительная черта вьетнамской кампании заключается в том, что подобного рода публикации в СМИ написаны в довольно сдержанном стиле, без раскрытия каких-либо данных и крупных сенсаций.

Партия не видит необходимости в жестоком наказании всех «поголовно», поскольку это приведет к потере кадров и, как следствие, к краху режима, что недопустимо. КПВ выработала сбалансированную стратегию: поощрять тех, кто признал свои ошибки, и давать им возможность уйти добровольно, тем самым сократив потери и риски для страны. Новой особенностью стало формирование условной «культуры выхода в отставку», которая позволяет предполагаемым обвиняемым избежать коррупционного скандала, покинуть пост с достоинством и даже в отдельных случаях заслужить поддержку со стороны населения и местных СМИ. Вероятно, именно этими мотивами были продиктованы добровольные отставки Нгуен Суан Фука и Фам Бинь Миня, чей вклад в развитие Социалистической Республики не вызывает сомнений. Другой вопрос состоит в том, насколько будет эффективна данная тактика борьбы с коррупцией и не приведет ли она к еще более серьезным последствиям.

Отставка двух таких крупных политических фигур, безусловно, станет серьезным испытанием для Вьетнама. Дискуссии вокруг возможных претендентов на должность президента уже развернулись в ведущих западных СМИ. 18 января 2022 г. Национальное собрание Вьетнама утвердило отставку президента, и на данном этапе, в соответствии с конституцией страны, должность исполняющего обязанности главы государства перешла к вице-президенту Во Тхи Ань Суан. Однако закрытость верховного эшелона власти Вьетнама и продолжающиеся новогодние праздники (Тет Нгуен Дан) не позволяют давать какие-либо однозначные прогнозы. Очевидно одно: в ближайшее время правящую элиту Вьетнама ожидает ротация, но руководящую и центральную роль в этом процессе по-прежнему будет играть КПВ.

2023 год стартует во Вьетнаме со сложных событий — добровольной отставки президента Нгуен Суан Фука, занимавшего пост премьер-министра до апреля 2021 г. Верховная власть во Вьетнаме распределяется между так называемыми «четырьмя опорами» — генеральным секретарем Коммунистической партии Вьетнама (КПВ), премьер-министром, президентом и председателем Национального собрания. Эти четыре фигуры делят между собой власть в неравных пропорциях, и на протяжении последних нескольких лет влияние уверенно смещается в пользу премьерского поста, что сопровождается укреплением позиций генерального секретаря. Должность президента носит представительский характер, тем не менее глава государства в значительной степени обеспечивает баланс внутри Компартии. Подобная расстановка сил продиктована традицией КПВ принимать решения по принципиальным вопросам консенсусом с учетом мнений различных политических групп влияния.

Екатерина Колдунова, Валерия Вершинина:
Юго-Восточная Азия: жизнь с коронавирусом?

Учитывая, что на протяжении последних десятилетий политический режим во Вьетнаме характеризовался как один из наиболее стабильных во всем регионе Юго-Восточной Азии (ЮВА), подобного рода новости вызвали широкий резонанс и бурную дискуссию относительно возможных причин отставки президента и дальнейших перспектив развития ситуации. Звучат предположения, что за этим стоит стремление высших эшелонов партии и силовых структур, которых принято условно считать сторонниками «консерваторов», вернуть себе контроль над партией и тем самым сократить влияние правительства, олицетворяющего собой «реформаторское» крыло. Однако следует подчеркнуть, что подобное разделение на «консерваторов» и «реформаторов» носит довольно условный характер, и понять реальную расстановку сил внутри Коммунистической партии Вьетнама крайне затруднительно, принимая во внимание закрытость режима и отсутствие достоверных данных. Другие эксперты придерживаются мнения, что отставка президента стала итогом инициированной генеральным секретарем ЦК КПВ Нгуен Фу Чонгом антикоррупционной кампании, известной как «Раскаленная печь» (đốt lò), которая особенно обострилась и набрала обороты в условиях развития пандемии COVID-19.

Очевидно, что за первой в истории вьетнамского государства добровольной отставкой президента стоит целый комплекс причин. Вместе с тем подобные сдвиги в политической элите Вьетнама выявляют ряд актуальных тенденций, наблюдаемых сегодня в политической жизни страны и определяющих ее дальнейшую траекторию развития.

Пандемия коррупции

На первых этапах развития пандемии опыт Социалистической Республики Вьетнам (СРВ) был признан одним из самых успешных примеров в борьбе с COVID-19 не только в ЮВА, но и за ее пределами. Предпринятые меры по борьбе с распространением коронавируса позволили вьетнамскому правительству прежде всего сохранить стабильные темпы экономического роста, и в результате в 2022 г. рост ВВП Вьетнама составил 8%, что стало максимальным показателем с 1997 г.

Стремительными темпами в стране разворачивалась программа вакцинации населения. Если еще в августе 2021 г. Вьетнам отставал по охвату вакцинации среди стран ЮВА, то уже в течение следующих пяти месяцев правительству удалось развернуть масштабную кампанию и вакцинировать до 90% населения. Подобные успехи, по мнению вьетнамских исследователей, позволили стране укрепить свои позиции в качестве средней державы и заявить о себе как уже о более влиятельном акторе международных отношений. Другими словами, борьба с COVID-19 стала своего рода катализатором проактивной и креативной вьетнамской дипломатии и существенно улучшила имидж страны на международной арене.

Вместе с тем COVID-19 выявил и кризисные явления во Вьетнаме, которые во многом связаны с распространением коррупции. Летом 2022 г. были задержаны несколько высокопоставленных должностных лиц: министр здравоохранения Нгуен Тхань Лонг и председатель Народного комитета Ханоя, бывший министр науки и технологий Чу Нгок Ань. Обоих чиновников обвиняют в получении взяток за поставку больницам по завышенным ценам наборов для тестирования, произведенных компанией Viet A Technology. Аресты последовали после полугодового расследования, инициированного премьер-министром Фам Минь Чинем, по итогам которого было арестовано около 60 человек, среди которых также глава компании Viet A Technology — Фам Куок Вьет.

Другое громкое и получившее развитие коррупционное дело связано с организацией авиарейсов для вывоза вьетнамских граждан, оказавшихся за рубежом во время пандемии. Высокопоставленные сотрудники министерства иностранных дел СРВ, в том числе бывший заместитель министра То Ань Зунг и руководители туристических агентств, были арестованы в апреле 2022 г. и затем привлечены к дисциплинарной и уголовной ответственности по подозрению в получении взяток и продаже билетов на вывозные рейсы по завышенным ценам.

5 января 2023 г. состоялось специальное заседание Национального собрания Вьетнама, по итогам которого вице-премьер по вопросам внешней политики, бывший министр иностранных дел Фам Бинь Минь и вице-премьер, курировавший вопросы культуры, образования и науки Ву Дык Дам были исключены из состава Политбюро ЦК КПВ и отправлены в отставку. Ранее Буй Тхань Шон, нынешний министр иностранных дел, также получил предупреждения о возможности привлечения к дисциплинарной ответственности по делу об организации данных рейсов. К настоящему времени свыше 40 человек, большая часть которых дипломаты, привлечены к ответственности по данному делу.

Антикоррупционная политика во Вьетнаме

Принято считать, что начало борьбы с коррупцией во Вьетнаме было положено генеральным секретарем Нгуен Фу Чонгом в 2016 г., однако, как верно отмечают отечественные исследователи В.М. Мазырин и Е.В. Кобелев, острота этой проблемы была замечена и ранее, и к ее решению приступили далеко не сегодня. Вместе с тем сегодняшние события и громкие дела последних лет свидетельствуют о том, что кампания на протяжении уже более чем 20 лет велась не столь успешно [1].

Если обратиться к данным международного индекса восприятия коррупции, то СРВ занимает в нем 87 место из 180, что свидетельствует о достаточно высоком уровне распространения коррупции в современном Вьетнаме. Действительно, это явление в СРВ носит системный характер и охватывает все стороны социально-экономической и общественно-политической жизни страны. Остроту этой проблемы признают и сами вьетнамцы, и о необходимости ее решения говорится во всех основополагающих документах партии. Так, к примеру, в итоговых документах XIII съезда КПВ подчеркивается, что коррупция — это одна из опасностей, угрожающих существованию Партии и режима, и с ней необходимо решительно бороться.

Говоря о причинах возникновения и развития коррупции во Вьетнаме в подобных масштабах, следует обратить внимание на то, что покровительство и дарение подарков — это часть культуры и национальных традиций вьетнамцев. В этом контексте восприятие коррупционных практик и методы борьбы с ними крайне отличаются от тех, что распространены в западных странах. Несмотря на принятие и вступление в силу новых антикоррупционных законов, недостаточно развитая нормативно-правовая база для борьбы с проявлениями коррупции и отсутствие координации между правоохранительными органами также выступают сдерживающими факторами. Кроме того, невзирая на все те достижения, которых Вьетнам добился в результате рыночных реформ и улучшения уровня жизни, одним из негативных следствий этого процесса стал рост коррупции. Согласно официальной риторике, причинами коррупции стали индивидуализм, деградация политической идеологии, морали и образа жизни.

В своем противодействии коррупции вьетнамское высшее руководство опирается на собственные новаторские идеи и развивает различные инструменты борьбы с этим социальным явлением. Для этих целей действует специальный партийный орган — Комитет по противодействию коррупции и широкая сеть профильных отделов, охватывающая всю территорию страны.

Вместе с тем вьетнамская антикоррупционная политика развивается не без оглядки на опыт своего ближайшего соседа — КНР, где председатель Си Цзиньпин, осознавая необходимость сохранить должный уровень доверия населения к КПК, провозгласил широкомасштабную программу по борьбе с коррупцией. Сопоставляя обе кампании, можно выделить некоторые общие свойственные им черты. И во Вьетнаме, и в Китае искоренение коррупции носит всеобъемлющей характер и затрагивает все уровни власти. Нгуен Фу Чонг неоднократно подчеркивает в своих выступлениях, что все органы государственной власти должны находиться под строгим контролем антикоррупционных механизмов. «Чем больше власти, тем больше ответственности. В отношении любого, кто злоупотребляет властью ради личной выгоды, следует инициировать предварительное расследование и рассмотреть его дело», — цитирует генсека онлайн-газета VnExpress.

Отстранение от должностей тех или иных чиновников, руководителей крупнейших корпораций и представителей силовых структур широко освещается в официальных вьетнамских СМИ, в публикациях которых можно найти отдельные разделы, посвященные итогам того или иного расследования. Следуя такой логике противодействия коррупции, как на это указывает китаист И.Ю. Зуенко, партия, в данном случае КПВ, стремится вернуть доверие общества к власти и улучшить свой моральный облик, используя медиа в качестве инструмента. Однако отличительная черта вьетнамской кампании заключается в том, что подобного рода публикации в СМИ написаны в довольно сдержанном стиле, без раскрытия каких-либо данных и крупных сенсаций. В таком же ключе выдержано и короткое сообщение об отставке Нгуен Суан Фука, опубликованное ведущими вьетнамскими СМИ, в котором говорится, что «осознавая свою ответственность перед Партией и народом, он подал заявление об отставке, увольнении и выходе на пенсию», при этом подчеркивается, что «занимая должность премьер-министра в 2016–2021 гг., он приложил большие усилия в борьбе с COVID-19 и добился важных результатов».

Новой особенностью борьбы с коррупцией во Вьетнаме стало формирование условной «культуры выхода в отставку», которая позволяет предполагаемым обвиняемым избежать коррупционного скандала, самостоятельно подав в отставку, тем самым покинуть пост с достоинством и даже в отдельных случаях заслужить поддержку со стороны населения и местных СМИ. Таким образом, партия диктует своим членам следовать простому и понятному правилу, согласно которому если под твоим руководством были проведены неправомерные действия или ты был лично в них замешан, партия ожидает от тебя добровольной отставки. Другими словами, подобная тактика позволяет партии сохранить свой моральный облик и доверие населения страны, а самим предполагаемым коррупционерам бесконфликтно отойти от дел и сохранить свое имя.

Нгуен Суан Фук и Фам Бинь Минь: ценные партийные кадры

Отставка двух таких крупных политических фигур, как Нгуен Суан Фук и Фам Бинь Минь, безусловно, станет серьезным испытанием для Вьетнама. В годы премьерства Нгуен Суан Фука рост ВВП увеличился в полтора раза и, несмотря на разразившуюся пандемию, стране удавалось сохранять положительные темпы роста и избежать серьезных спадов в национальной экономике. Слаженная и своевременная реакция правительства Нгуен Суан Фука в течение первых волн пандемии COVID-19 позволила Вьетнаму стать ориентиром для многих стран в борьбе с коронавирусом. В годы его руководства Вьетнам вел широкую внешнеполитическую деятельность — занимал пост председателя в АСЕАН, был избран непостоянным членом Совета Безопасности ООН, принимал на своей территории саммит АТЭС и участвовал в важнейших международных встречах. Примечательно, что первой страной для зарубежного визита в должности премьера Нгуен Суан Фук выбрал Россию и затем неоднократно посещал ее.

Фам Бинь Минь, карьерный дипломат, занимавший должность министра иностранных дел в течение десяти лет и считавшийся одним из «наиболее опытных дипломатов в Азии», также внес большой вклад в укрепление и развитие вьетнамской дипломатии. Под его руководством Вьетнамом были пописаны крупнейшие торговые соглашения (ТТП, ВРЭП, ЗСТ с ЕАЭС и ЗСТ с Великобританией), российско-вьетнамские отношения приобрели статус всеобъемлющего стратегического партнерства, страна подключилась к миротворческим операциям ООН и еще больше укрепила свои позиции в рамках этой международной организации.

Вьетнамский подход к борьбе с коррупцией заключается в том, что партия не видит необходимости в жестоком наказании всех «поголовно», поскольку это приведет к потере кадров и, как следствие, к краху режима, что недопустимо. КПВ выработала сбалансированную стратегию: поощрять тех, кто признал свои ошибки, и давать им возможность уйти добровольно, тем самым сократив потери и риски для страны. Вероятно, именно этими мотивами были продиктованы добровольные отставки Нгуен Суан Фука и Фам Бинь Миня, чей вклад в развитие Социалистической Республики не вызывает сомнений. Другой вопрос состоит в том, насколько будет эффективна данная тактика борьбы с коррупцией и не приведет ли она к еще более серьезным последствиям.

Дискуссии вокруг возможных претендентов на должность президента уже развернулись в ведущих западных СМИ. 18 января 2022 г. Национальное собрание Вьетнама утвердило отставку президента, и на данном этапе, в соответствии с конституцией страны, должность исполняющего обязанности главы государства перешла к вице-президенту Во Тхи Ань Суан. Однако закрытость верховного эшелона власти Вьетнама и продолжающиеся новогодние праздники (Тет Нгуен Дан) не позволяют давать какие-либо однозначные прогнозы. Тем не менее очевидно одно: в ближайшее время правящую элиту Вьетнама ожидает ротация, но руководящую и центральную роль в этом процессе по-прежнему будет играть КПВ.

1. Кобелев Е.В., Мазырин В.М. Коррупция во Вьетнаме и меры по ее ограничению: тревожный вызов для КПВ // Вьетнамские исследования. Сер. 2. 2021. № 3. С. 28.

(Голосов: 18, Рейтинг: 4.28)
 (18 голосов)

Прошедший опрос

  1. Какие угрозы для окружающей среды, на ваш взгляд, являются наиболее важными для России сегодня? Отметьте не более трех пунктов
    Увеличение количества мусора  
     228 (66.67%)
    Вырубка лесов  
     214 (62.57%)
    Загрязнение воды  
     186 (54.39%)
    Загрязнение воздуха  
     153 (44.74%)
    Проблема захоронения ядерных отходов  
     106 (30.99%)
    Истощение полезных ископаемых  
     90 (26.32%)
    Глобальное потепление  
     83 (24.27%)
    Сокращение биоразнообразия  
     77 (22.51%)
    Звуковое загрязнение  
     25 (7.31%)
 
Социальная сеть запрещена в РФ
Социальная сеть запрещена в РФ
Бизнесу
Исследователям
Учащимся