Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 31, Рейтинг: 3.68)
 (31 голос)
Поделиться статьей
Валерия Вершинина

К.полит.н., эксперт Центра АСЕАН при МГИМО МИД России

Стремительное экономическое развитие Вьетнама, его успешная борьба с распространением COVID-19 и значительные результаты во внешнеполитической сфере все больше привлекают внимание международных обозревателей, которые уже сейчас позиционируют страну в качестве «державы среднего уровня» и влиятельного международного игрока, мнение которого необходимо учитывать. Если взглянуть на достижения, которые Вьетнам демонстрирует на сегодняшний день, игнорировать нового «азиатского тигра» как минимум неразумно, а как максимум — стратегически неверно.

В последние годы Вьетнам стремится диверсифицировать свое военно-техническое сотрудничество и лоббирует продвижение новых форматов взаимодействия с привлечение диалоговых партнеров АСЕАН. Стремительно развивается вьетнамо-индийское оборонное сотрудничество, интенсификация контактов также наблюдается и в отношениях с Японией. Курс на расширение военно-технического сотрудничества Вьетнама обусловлен, с одной стороны, стремлением снизить свою зависимость от импорта вооружений из России, с другой — необходимостью укрепления обороноспособности страны. Расширение сети военных партнерств создает альтернативу политике военных альянсов и сохраняет за ним простор для маневра в условиях его ассиметричных отношений с Китаем и США.

Российско-вьетнамские отношения имеют богатую и длительную историю развития, а статус «всеобъемлющего стратегического партнерства» во многом отражает многоплановость двустороннего сотрудничества и высокий уровень доверия между странами. Несмотря на массированную информационную атаку, вьетнамская дипломатия демонстрирует свойственную ей сдержанность, прагматизм и взвешенность. Вьетнам, наравне с Лаосом, стал единственной страной — членом АСЕАН, воздержавшейся от голосования о резолюции ГА ООН, осуждающей действия России на Украине, и проголосовавшей против приостановки членства России в Совете ООН по правам человека. Ханой выступает за возобновление переговоров и неоднократно подчеркивает необходимость учитывать позицию обеих сторон — и Москвы, и Киева.

Тем не менее введение беспрецедентных по объему пакетов санкций западными странами в отношении России очевидно отрицательно скажется на будущем развитии торговых отношений двух стран. В этих условиях «всеобъемлющее стратегическое партнерство» России и Вьетнама стоит перед серьезным вызовом, требующим совместной кооперации и поиска новых стимулов интенсификации двусторонних отношений. Приоритетными сферами для сотрудничества могут быть атомная энергетика, сельское хозяйство и информационные технологии.

В этой связи визит главы МИД России С. Лаврова во Вьетнам 5–6 июля 2022 г. и его насыщенная программа стали подходящей возможностью для разъяснений российской позиции, обмена мнениями и, самое главное, поиска решений актуальных проблем. Одним из ключевых итогов визита можно отметить достижение взаимопонимания о том, каким образом продолжать развивать двусторонние торгово-экономические связи, чтобы они не пострадали от введенных санкций в отношении России. Особое значение, безусловно, имеют прозвучавшие заявления от вьетнамских партнеров о приоритетности развития отношений с Россией, свидетельствующие о готовности Ханоя сохранять сбалансированную позицию по украинскому вопросу.

Стремительное экономическое развитие Вьетнама, его успешная борьба с распространением COVID-19 и значительные результаты во внешнеполитической сфере все больше привлекают внимание международных обозревателей, которые уже сейчас позиционируют Социалистическую Республику Вьетнам (СРВ) в качестве «державы среднего уровня» и влиятельного международного игрока, мнение которого необходимо учитывать. Действительно, если взглянуть на те достижения, которые Вьетнам демонстрирует на сегодняшний день, игнорировать нового «азиатского тигра» как минимум неразумно, а как максимум — стратегически неверно. Текущий год для российско-вьетнамских отношений особенно важен с учетом того, что страны отмечают десятилетие установления отношений «всеобъемлющего стратегического партнерства» и в условиях сложной международной обстановки вынуждены искать новые точки роста двустороннего сотрудничества. В связи с этим визит министра иностранных дел России С. Лаврова во Вьетнам 5–6 июля 2022 г. приобретает еще большую актуальность и значимость.

Современный Вьетнам: экономика, демография, дипломатия

На протяжении более чем 35 лет с момента провозглашения в 1986 г. политики обновления «Дой Мой», одной из ключевых целей которой было реформирование национальной экономики, СРВ, несмотря на турбулентность мировой экономики, демонстрировала стремительный экономический рост. До пандемии среднегодовой рост ВВП Вьетнама составлял порядка 6,5%, и в 2021 г. он достиг отметки 362 млрд долл. Вьетнам стал одной из немногих стран, сумевших даже в условиях глобальной пандемии и жестких карантинных мер сохранить внешнеэкономическую активность и положительную динамику роста. По различным прогнозам, в 2022 г. рост ВВП Вьетнама может составить от 5,5% до 6,7%, что в целом свидетельствует о стойкости вьетнамской модели развития.

Вьетнамская экономика — открытая экономика. Вьетнам активно экспортирует собственную продукцию на мировые рынки (занимая первое место в мире по экспорту кешью, второе место в мире по экспорту кофе и второе место в мире по экспорту риса), привлекает в страну прямые иностранные инвестиции (в 2021 г. общий объем ПИИ составил 31,15 млрд долл.) и на сегодняшний день участвует в 17 торговых соглашениях различного типа. СРВ также является одной из самых динамично развивающихся и перспективных цифровых экономик в регионе. Наравне с этим, в условиях обострившейся американо-китайской торговой войны и из-за жестких ограничений китайских властей на работу предприятий в связи со вспышкой коронавируса, многие западные, японские и корейские компании стали переносить свои производственные мощности из Китая в третьи страны — феномен получивший название «стратегия «Китай+1». Вьетнам благодаря своей географической близости и дешевой рабочей силе становится привлекательной точкой для размещения подобных производств, причем не только в области легкой промышленности, но и в сфере производства электроники.

Страна богата не только природными ресурсами, но и значительным человеческим потенциалом, поскольку численность населения Вьетнама на сегодняшний день составляет почти 98,5 млн чел. Около 60% населения — это активная и образованная молодежь. В стране стремительно растет средний класс, который по различным оценкам составляет около 10% населения — один из наиболее высоких показателей в регионе Юго-Восточной Азии.

На международной арене вьетнамская дипломатия также достигла значительных результатов. В 2017 г. Вьетнам принял на своей территории саммит лидеров АТЭС, а уже в 2019 г. стал площадкой для проведения исторической встречи между президентом США Дональдом Трампом и председателем Госсовета КНДР Ким Чен Ыном. В 2020 г., несмотря на сложный пандемийный год, Вьетнам успешно справился с ролью председателя АСЕАН, значительно расширив повестку Ассоциации и завершив переговоры подписанием соглашения о создании крупнейшей зоны свободной торговли — Всеобъемлющего регионального экономического партнерства (ВРЭП). Широкая деятельность была развернута Вьетнамом в должности председателя Совета Безопасности ООН в апреле 2021 г. С недавнего времени СРВ также подключилась к миротворческим операциям ООН, направив в Южный Судан и Центральноафриканскую республику свыше 100 военных врачей и развернув два полевых госпиталя. Не остался в стороне Вьетнам и в вопросах «вакцинной» или «масочной» дипломатии, обгоняя в этой сфере, по некоторым оценкам, такого гиганта, как Китай.

В вопросах оборонной политики Вьетнам в последние годы стремится диверсифицировать свое военно-техническое сотрудничество и лоббирует продвижение новых форматов взаимодействия с привлечение диалоговых партнеров АСЕАН. Так, по инициативе Вьетнама в 2010 г. был запущен механизм Совещаний министров обороны АСЕАН и диалоговых партнеров (СМОА+), в рамках которого он приобрел возможность сопредседательствовать в экспертных рабочих группах с такими странами, как, например, Индия и Австралия. Стремительно развивается вьетнамо-индийское оборонное сотрудничество. Так, во время последнего визита министра обороны Индии Раджнатха Сингха во Вьетнам было подписано «Совместное видение об оборонном сотрудничестве между Вьетнамом и Индией до 2030 г.» — документ, определяющий будущий вектор развития двустороннего сотрудничества в этой области. Интенсификация контактов также наблюдается и в отношениях Вьетнама с Японией, которые в сентябре 2021 г. также подписали соглашение, позволяющее осуществлять поставки японского вооружения и технологий во Вьетнам. Курс на расширение военно-технического сотрудничества Вьетнама обусловлен, с одной стороны, стремлением снизить свою зависимость от импорта вооружений из России, с другой — необходимостью укрепления обороноспособности страны. Центральным компонентом внешней политики Вьетнама на протяжении последних десятилетий по-прежнему остается провозглашенный курс на многовекторность внешних связей как в области экономики, так и в сфере безопасности. Иными словами, расширение сети военных партнерств Вьетнама создает альтернативу политике военных альянсов и сохраняет за ним простор для маневра в условиях его ассиметричных отношений с Китаем и США.

«Всеобъемлющее стратегическое партнерство»: испытание на прочность

Российско-вьетнамские отношения имеют богатую и длительную историю развития, а статус «всеобъемлющего стратегического партнерства» во многом отражает многоплановость двустороннего сотрудничества и высокий уровень доверия между странами. Однако, как и большинство малых и средних стран Юго-Восточной Азии, вынужденных балансировать между крупными международными акторами, Вьетнам оказался в непростом положении в связи с начавшейся в феврале 2022 г. российской специальной военной операцией на Украине. Учитывая особые отношения Вьетнама с Россией, за его действиями в последнее время внимательно следят западные партнеры. Так, к примеру, широкая дискуссия развернулась по поводу запланированных совместных вьетнамо-российских военных учений. Одновременно в ведущих международных изданиях выходят публикации, в которых СРВ предлагается пересмотреть свою внешнюю политику в отношении России и диверсифицировать свое военно-техническое сотрудничество, сократив объемы закупок вооружений у своего традиционного поставщика — России. Иными словами, на страну оказывается сильное давление как по дипломатическим и военным каналам, так и в медийном поле.

Несмотря на массированную информационную атаку, вьетнамская дипломатия демонстрирует свойственную ей сдержанность, прагматизм и взвешенность. В рамках прошедшей с 28 февраля по 2 марта 2022 г. специальной сессии Генеральной Ассамблеи ООН по ситуации на Украине, постоянный представитель Вьетнама при ООН Данг Хоанг Зянг призвал обе конфликтующие стороны к диалогу и поиску мирного урегулирования конфликта с соблюдением фундаментальных принципов международного права и Устава ООН. Вьетнам, наравне с Лаосом, стал единственной страной — членом АСЕАН, воздержавшейся от голосования о резолюции ГА ООН, осуждающей действия России на Украине, и проголосовавшей против приостановки членства России в Совете ООН по правам человека. Ханой выступает за возобновление переговоров и неоднократно подчеркивает необходимость учитывать позицию обеих сторон — и Москвы, и Киева. На специальной встрече в вашингтонском Центре стратегических и международных исследований в преддверии саммита США — АСЕАН премьер-министр Вьетнама Фам Минь Чинь подчеркнул, что Вьетнам готов прилагать необходимые усилия и участвовать в инициативах международного сообщества в целях налаживания диалога и достижения перемирия.

Тем не менее введение беспрецедентных по объему пакетов санкций западными странами в отношении России очевидно отрицательно скажется на будущем развитии торговых отношений двух стран. Если политический диалог между Россией и Вьетнамом всегда отличался высокой интенсивностью, то экономическое сотрудничество на сегодняшний день значительно скромнее имеющегося потенциала. Несмотря на рост товарооборота в 2021 г., который составил 7,14 млрд долл., что на 25,9% больше по сравнению с 2020 г., приведенные цифры несопоставимы с уровнем торговли Вьетнама с такими партнерами, как США, Китай и Индия. В этих условиях «всеобъемлющее стратегическое партнерство» России и Вьетнама стоит перед серьезным вызовом, требующим совместной кооперации и поиска новых стимулов интенсификации двусторонних отношений.

Атомная энергетика — возможность для России

На протяжении последних десятилетий одним из центральных проектов российско-вьетнамского сотрудничества было строительство атомной электростанции Ниньтхуан-1, которая должна была стать очередным символом дружбы народов, однако уже в ноябре 2016 г. вьетнамское правительство приняло решение о приостановке реализации проекта. Официальными причинами были названы сложная экономическая ситуация в мире и недостаточный уровень научно-технического развития в стране, однако представляется, что на итоговое решение национального собрания Вьетнама повлиял целый комплекс факторов, включая экономические, политические и экологические.

Тем не менее, принимая во внимание стремительное экономическое развитие Вьетнама, повышение уровня жизни населения, рост численности городского населения и, как следствие, рост потребления электроэнергии как городскими, так и сельскими жителями, возрастает вероятность того, что Вьетнам может вновь вернуться к вопросу об атомной энергетике. Кроме того, Вьетнам взял на себя обязательства по сокращению выбросов метана на 30% к 2030 г. и намерен достичь углеродной нейтральности к 2050 г., что, в свою очередь, предполагает ограничение угольной генерации. Альтернативные источники энергии могут частично удовлетворить растущий спрос на электроэнергию, однако полностью не решат проблему дефицита. В то же время строительство и эксплуатация станций возобновляемых источников энергии отличаются высокой стоимостью. В связи с этим во Вьетнаме развернулась дискуссия относительно необходимости возврата к атомной энергетике и строительству АЭС.

В случае возвращения Вьетнама к планам создания национальной атомной энергетики России есть, что предложить. Особенно учитывая, что в «Совместном заявлении о видении развития отношений всеобъемлющего стратегического партнерства между РФ и СРВ на период до 2030 г.» содержится отдельный пункт, согласно которому Россия будет рассматриваться в качестве приоритетного партнера в данной области. Прежде всего, это строительство Центра ядерной науки и технологий на территории СРВ, который в перспективе должен стать важным центром кадровой подготовки вьетнамских специалистов. Наряду с этим Россия обладает уникальными передовыми технологиями в области строительства плавучих атомных теплоэлектростанций и наземных атомных станций малой мощности. Учитывая, что вьетнамские специалисты не исключают возможности перехода к малым формам атомной энергетики, российские технологии в этом случае могут представлять для Вьетнама значительный интерес.

Российское мясо & вьетнамское молоко

В результате резкого роста уровня доходов населения, появления на вьетнамском рынке крупнейших транснациональных компаний в области пищевой промышленности и на фоне процессов глобализации и урбанизации значительно трансформировались пищевые привычки вьетнамского населения. Во вьетнамском рационе все чаще стали появляться мясные и молочные продукты, кондитерские и мучные изделия, алкоголь, а доля потребления риса — традиционного для вьетнамцев продукта — постепенно снижается.

Произошедшие изменения в моделях потребления стимулируют импорт во Вьетнам, открывая тем самым новые возможности для российского сельского хозяйства. Дополнительные стимулы российскому экспорту сельхозпродукции создает подписанное в 2016 г. соглашение о ЗСТ между странами ЕАЭС и Вьетнамом, которое подразумевает обнуление таможенных пошлин на мясо, молочную продукции, зерновые и другие продукты, ввозимые из России во Вьетнам. Появление института сельхоз-атташе РФ еще один дополнительный способ поддержки российского экспорта во Вьетнам. Определенные результаты на этом направлении были уже достигнуты. Россия стала крупнейшим поставщиком свинины на вьетнамский рынок. В то же время Вьетнам является не только непосредственным потребителем российской мясной продукции, но и реэкспортером в страны ЮВА.

Среди других продуктов питания из России, на которые растет спрос во Вьетнаме, можно отметить сгущенное молоко, мед, кондитерские изделия, макароны, семечки и подсолнечное масло. Несмотря на то, что во Вьетнаме есть свои производители сгущенного молока, так как этот продукт стал важной частью вьетнамского рациона, российская продукция, отличающаяся высоким качеством и доступной ценой, пользуется большей популярностью.

Другим не менее ярким проявлением изменения потребительских привычек во Вьетнаме демонстрирует вьетнамская компания TH-True Milk — крупнейший современный производитель молочной и аграрной продукции во Вьетнаме. Компания имеет серьезные планы по экспорту собственной продукции на мировые рынки, в том числе и на российский. Первоначально компания анонсировала инвестиции в размере 2,7 млрд долл. в российскую экономику и была намерена завершить строительство ферм и перерабатывающих мощностей к 2025 г. в Подмосковье, Калужской и Тюменской областях, Башкирии и в Приморском крае. В Калуге в 2018 г. началось строительство завода, и уже к 2019 г. планировался запуск производства. Однако из-за завышенных цен на услуги российского подрядчика реализация проекта временно приостановлена. Решением данной проблемы может стать приглашение вьетнамской рабочей силы, как считает вьетнамская сторона, однако для этого необходимо соответствующая поддержка со стороны российских госорганов и Минсельхоза России.

Таким образом, новые тренды потребительского рынка Вьетнама соответствуют конкурентным преимуществам российского сельского хозяйства, а в сочетании со снижением таможенных пошлин в рамках ЗСТ открываются новые возможности для роста торговли. В условиях, когда России необходимо компенсировать сокращение своей внешней торговли, вьетнамский рынок может стать интересной нишей для российских производителей в силу своего объема и стремительных темпов роста. Вместе с тем с уходом с российского рынка западных производителей продуктов питания, к примеру, финской молочной компании Valio, альтернативным решением может стать вьетнамская продукция, качество которой не уступает западным производителям.

Цифровая экономика

Вьетнам, как уже говорилось ранее, является одной из самых быстрорастущих цифровых экономик в регионе с ежегодным темпом роста в 38% и перспективой стать второй крупнейшей цифровой экономикой в Юго-Восточной Азии к 2025 г. Число интернет-пользователей, особенно в условиях пандемии COVID-19, значительно выросло и на сегодняшний день составляет около 72,1 млн чел. Электронная коммерция, один из важнейших компонентов цифровой экономики во Вьетнаме, демонстрирует стремительный рост как по объему доходов, так и по масштабу рынка. В настоящее время размер сектора электронной коммерции во Вьетнаме составляет 11,8 млрд долл.

Признавая, что цифровые технологии стали важным драйвером экономического развития, и не желая отставать от мировых процессов, вьетнамское правительство имеет серьезные планы по цифровизации национальной экономики и прогнозирует, что ее доля будет составлять до 30% от ВВП Вьетнама. Однако для достижения подобной цели перед Вьетнамом стоит несколько задач, среди которых создание соответствующей инфраструктуры, подготовка квалифицированных кадров, разработка необходимых механизмов правового регулирования и обеспечение кибербезопасности.

На сегодняшний день Вьетнам остается одной из наиболее уязвимых стран по количеству кибератак в мире по причине низкого уровня цифровой грамотности населения и слабо развитой инфраструктуры. В этом контексте российские технологии таких крупных компаний, как «Лаборатория Касперского» и «Ростелеком», или менее известных, но не попавших под западные санкции российских IT-фирм могут стать важным вспомогательным инструментом для Вьетнама. Одновременно, произошедший в октябре 2021 г. масштабный сбой в работе сервисов WhatsApp, Instagram* и Facebook* продемонстрировал необходимость для отдельных стран иметь собственные независимые сервисы коммуникаций. Во Вьетнаме существуют свои альтернативные мобильные мессенджеры, в частности приложение Zalo, однако, учитывая богатый опыт российских компаний по разработке подобного рода инструментов, в этой области наблюдается большой потенциал для сотрудничества. Широкие перспективы для российско-вьетнамского взаимодействия также открываются в области развития умных городов и электронного правительства, где уже достигнуты определенные результаты.

Трудный поиск балансирования

Безусловно, возможности для интенсификации российско-вьетнамского сотрудничества не ограничиваются рассмотренными выше направлениями, и к этому списку также следует добавить сферу образования, туризма, медицины и многие другие. В этой связи двухдневный визит главы МИД России во Вьетнам и его насыщенная программа стали подходящей возможностью для разъяснений российской позиции, обмена мнениями и, самое главное, поиска решений актуальных проблем. В ходе визита состоялись встречи с генеральным секретарем ЦК КПВ Нгуен Фу Чонгом, премьер-министром Фам Минь Чинем и с министром иностранных дел Буй Тхань Шоном. Одним из ключевых итогов визита можно отметить достижение взаимопонимания о том, каким образом продолжать развивать двусторонние торгово-экономические связи, чтобы они не пострадали от введенных санкций в отношении России. Особое значение, безусловно, имеют прозвучавшие заявления от вьетнамских партнеров о приоритетности развития отношений с Россией, свидетельствующие о готовности Ханоя сохранять сбалансированную позицию по украинскому вопросу.

Отношения России и Вьетнама — это тот уникальный случай, когда накопленный опыт сотрудничества может и должен работать в интересах обеих сторон. Тем не менее необходимо принимать во внимание, что умение Вьетнама балансировать и маневрировать между крупными игроками с каждым годом ограничивается. И в случае, если Вьетнаму придется делать выбор, российской стороне необходимо приложить сейчас немало усилий для того, чтобы он пал в ее сторону.

* Данные социальные сети принадлежат Meta — организации, признанной экстремистской, деятельность которой запрещена на территории России.


(Голосов: 31, Рейтинг: 3.68)
 (31 голос)

Прошедший опрос

  1. Какие угрозы для окружающей среды, на ваш взгляд, являются наиболее важными для России сегодня? Отметьте не более трех пунктов
    Увеличение количества мусора  
     228 (66.67%)
    Вырубка лесов  
     214 (62.57%)
    Загрязнение воды  
     186 (54.39%)
    Загрязнение воздуха  
     153 (44.74%)
    Проблема захоронения ядерных отходов  
     106 (30.99%)
    Истощение полезных ископаемых  
     90 (26.32%)
    Глобальное потепление  
     83 (24.27%)
    Сокращение биоразнообразия  
     77 (22.51%)
    Звуковое загрязнение  
     25 (7.31%)
 
Социальная сеть запрещена в РФ
Социальная сеть запрещена в РФ
Бизнесу
Исследователям
Учащимся