Блог журнала "Защита и безопасность"

Пять тысяч слов о величии Сталина

18 Января 2018
Распечатать

Автор: Евдокимов Андрей Михайлович, главный редактор журнала "Защита и безопасность".

Обсуждение исторической роли пакта Молотова–Риббентропа, как принято называть Договор о ненападении между Германией и Советским Союзом и секретный протокол к нему (в дальнейшем — «Пакт- 1939»), в основном, сводится к якобы полученной Советским Союзом отсрочке от войны с Германией и ошибкам Сталина, не верившего, что Гитлер решится напасть на СССР. Эта версия стала идолом отечественной историографии и в последнее время продолжает активно внедряться в общественное сознание, находя себе громогласных адептов.

Например, лидер КПРФ г-н Г. Зюганов заявляет буквально следующее: «Считаю, что Сталин принял гениальное и единственно возможное в тех исторических условиях решение о подписании Договора о ненападении между СССР и Германией. <…> это было единственно верное для нашей страны решение в условиях, когда Запад поощрял гитлеровскую военную машину двигаться на СССР, а нашей стране как воздух нужны были еще несколько лет мирной передышки для решения неотложных задач укрепления обороноспособности».

Безусловно верное в приведенном суждении — это признание сталинского решения гениальным. Но к какой категории неосведомленных следует отнести того, кто называет «мирной передышкой» два года непрерывных «освободительных походов Красной армии» и кровопролитную войну с Финляндией.

Другого мнения придерживается ряд зарубежных и отечественных историков. Опуская обсуждение весомых аргументов различных специалистов, выскажемся категорически: они ошибаются! Причина заблуждений и ложных трактовок в том, что действия геополитических фигурантов в 1939 году рассматриваются в рамках окостеневшего стереотипа о «мирной передышке», вне логики предшествующих и, что более важно, последующих событий.

stalin.jpg


Незабываемый 1919-й


Версальский договор зафиксировал статус побежденной Германии в качестве второстепенного государства. Германии было запрещено иметь подводный флот, надводные корабли среднего и тяжелого классов и военно-воздушные силы. Под запрет попало производство самолетов, бронетехники, химического оружия и некоторых других видов вооружения. Армия была ограничена по составу и численности, по сути — ликвидирована. В стране свирепствовали гиперинфляция, голод, безработица и всеобщее озлобление.

Последствия сложившейся геополитической ситуации провидчески оценил Ленин: «Что такое Версальский договор? Это неслыханный, грабительский мир, который десятки миллионов людей, в том числе самых цивилизованных, ставит в положение рабов. Это не мир, а условия, продиктованные разбойниками с ножом в руках, беззащитной жертве. <…> Эти рабы разбросаны по всему миру и отданы на растерзание кучке стран: Англии, Франции и Японии. И весь этот международный строй, порядок держится на вулкане, так как те 7/10 населения земли, которые порабощены, ждут не дождутся, чтобы нашелся кто-нибудь, кто поднял бы на борьбу, чтобы начали колебаться эти государства…». Через двадцать лет такие деятели нашлись, и заколебался весь мир.

Положение РСФСР было еще хуже. От балтийских морей до Тихого океана полыхали очаги Гражданской войны. Вследствие заключения Брест-Литовского мирного договора, который Ленин с присущим ему остроумием назвал «похабным», Россию исключили из числа держав–победительниц и не допустили к участию в послевоенном переделе мира. Заметим, что сепаратный советско-германский мир был единственным случаем в истории, когда победоносная страна сдалась на милость побежденного противника.

Так Германия и советская Россия превратились в страны-изгои, униженные и оскорбленные. Отверженным было суждено объединиться. И они объединились! Сближение началось в конце 1919 года после возвращения в Москву члена ЦК РКП(б) Карла Радека, почти год отсидевшего в берлинской тюрьме за подготовку и проведение неудачного путча так называемых «спартаковцев». Судя по всему, в тюрьме он был завербован штабом рейхсвера, чтобы довести до большевистского руководства план налаживания военно-технического сотрудничества, которое началось безотлагательно. Советская России получала немецкие капиталовложения, военную технику и технологии, а Германия — возможность производства в РСФСР вооружений, а также базы для подготовки командного состава и военных специалистов.

Дальнейшее развитие этих связей получило мощный импульс в 1922 году, когда в итальянском городке Раппало был подписан договор между РСФСР и Германией о восстановлении дипломатических отношений и урегулировании всех имевшихся разногласий. Согласно некоторым источникам весомую роль в подготовке договора сыграл Муссолини, находившийся в личных и весьма доверительных отношениях с Лениным еще со времени их вынужденного пребывания в Швейцарии. После смерти Ленина и прихода к власти Сталина интенсивность этого сотрудничества постоянно нарастала за исключением короткого периода в середине 30-х гг.


Говорим «НеНападеНие», подразумеваем «дружба Навек»!


Из научного оборота и зоны общественного внимания выпал важнейший источник, подлинность и аутентичность которого не вызывает и тени сомнения. Это сборник документов и материалов «Международное положение и внешняя политика СССР», охватывающий события трех месяцев 1939 года: с 23 августа, дня подписания Пакта-1939, до 6 ноября, когда на торжественном заседании Московского Совета депутатов трудящихся нарком иностранных дел тов. В.М. Молотов отчитался о выдающихся успехах СССР. Сборник был подготовлен меньше чем за месяц Политическим управлением Красной армии и всего за одни сутки выпущен Государственным военным издательством МО СССР для личного состава РККА с целью «облегчить красноармейцу и командиру задачу изучения современного международного положения и внешней политики партии Ленина — Сталина и Советского правительства». С этой целью он применялся в войсках вплоть до последней недели июня 1941 года.

Подборка документов открывается сообщением о переговорах тов. Молотова и фон Риббентропа, проходивших в присутствии тов. Сталина и закончившихся подписанием договора, текст которого приведен на той же странице. Далее следует передовая статья газеты «Правда», центрального органа ЦК ВКП(б), выпущенная утром следующего дня под лаконичным заголовком «Советско-германский договор о ненападении».

Как известно, передовицы «Правды» имели силу директивы. Они готовились долго и скрупулезно, проходили многочисленные согласования; их исправляли и дополняли, выверяя не то что каждое слово — каждую букву и точку с запятой. Пакт-1939 был подписан ночью, времени на прохождение всех этапов предпечатной подготовки у редакции не было. Следует полагать, что статья готовилась заранее, причем задолго до ее опубликования. Соответственно и переговоры длились не одни сутки и наверняка не один месяц.

Примечательны два фрагмента. В первом документ оценивается как имеющий важнейшее значение и отражающий последовательную мирную политику Советского Союза. Во втором разъясняется органичность Пакта-1939 для советскогерманских отношений, основанных на Раппальском договоре 1921 года и договоре о нейтралитете, заключенном в апреле 1926 года. Пакт-1939 является их естественным продолжением.

Следующий документ сборника — это сообщение Молотова на внеочередной сессии Верховного Совета СССР, спешно созванной для ратификации Пакта-1939. Председатель Совнаркома подчеркнул, что во внешней политике нацистской Германии «произошел поворот в сторону добрососедских отношений с Советским Союзом». При этом он сослался на выступление товарища Сталина на XVIII съезде ВКП(б), где тот разоблачил происки англо-французских и североамериканских поджигателей войны, направленные на то, чтобы «спровоцировать конфликт между СССР и Германией без видимых на то оснований». Сталин четко обозначил вектор советской внешней политики, направленной против Англии и Франции. Эти страны в отличие от гитлеровской Германии не захотели «круто поворачивать курс своей политики от недружелюбного отношения к Советскому Союзу…».

«Тов. Сталин еще тогда поставил вопрос о возможности невраждебных, добрососедских отношений между Германией и СССР. Теперь видно, что в Германии правильно поняли эти заявления т. Сталина и сделали из этого практические выводы», — с большевистской прямотой заявил Молотов.

Главное в выступлении Молотова — это оценка Пакта-1939 как «…договора, устраняющего угрозу войны между СССР и Германией». Подчеркнем, не отодвигающего угрозу, а устраняющего ее!

XVIII съезд ВКП(б) проходил за два месяца до начала англо-франко-советских переговоров. Заявление Молотова свидетельствует о том, что эти переговоры были заведомо обречены на неудачу. Зачем же договариваться с «недружелюбными государствами», когда рядом гитлеровская Германия, уже «сделавшая практические выводы и развернувшаяся в сторону добрососедских отношений с СССР»?

С несокрушимой сталинской логикой Молотов напомнил, что с 1933 года действует договор СССР с фашистской Италией, аналогичный Пакту-1939, и никто этому не удивляется. Такое сравнение потребовалось потому, что, по словам Молотова, многие советские люди близоруко «увлеклись упрощенной антифашистской пропагандой», забывая при этом о «провокаторской работе» врагов СССР. Нарком явственно услышал, как «раздаются голоса, в которых сквозит непонимание самых простых основ улучшения политических отношений между СССР и Германией».

Те, кому положено, услышали и приняли сказанное к безусловному исполнению. Буквально на следующий день была начата оперативно-чекистская работа по выявлению и пресечению вредительской деятельности близоруких провокаторов, омрачающих советско-германскую дружбу. На наши города и села уже падали тяжелые доказательства добрососедства, колхозные нивы уже корежили немецкие танки, а особые совещания и военные трибуналы продолжали выносить приговоры тем, кто проявлял непонимание советскогерманских отношений.

Завершая выступление, Молотов подчеркнул: «Этот договор (равно как кончившиеся неудачей англо-франко-советские переговоры) показывает, что теперь нельзя решать важные вопросы международных отношений без активного участия Советского Союза, что всякие потуги обойти Советский Союз должны окончиться провалом».

Как видим, потуги изолировать Россию от мирового сообщества не новы. Нынешним последователям керзонов, чемберленов, даладье и им подобных следовало бы накрепко усвоить слова Молотова о том, чем заканчиваются попытки решать «важные вопросы международных отношений без активного участия» нашей страны. А отечественным недоумкам, которые нахально присвоили достижения сталинской внешней политики, следует умерить амбиции: рано или поздно плагиаторов всегда ловили за руку.


***


Предложение ратифицировать советско-германский договор депутаты встретили стоя, выразив свое одобрение бурными, продолжительными аплодисментами, криками «Ура!», здравицами в адрес товарища Сталина и единогласно приняли постановление, резолютивная часть которого включала всего два пункта: «1. Одобрить внешнюю политику Правительства. 2. Ратифицировать договор о ненападении между Союзом Советских Социалистических Республик и Германией, заключенный в Москве 23-го августа 1939 года».

В тот же день, 31 августа, постановление о ратификации Пакта-1939 вступило в силу. До начала Второй мировой войны оставались считанные часы.

Через день «Правда» опубликовала обстоятельную статью «Историческая Сессия Верховного Совета СССР», в которой дата заключения Пакта-1939 была названа исторической, «означающей поворот в истории Европы и не только Европы».

«Вся большая страна, весь советский народ поддерживает и одобряет мудрую сталинскую политику советского правительства», — так заканчивается публикация.


Братство по оружию


Все та же «Правда» в выпуске от 14 сентября представила передовую статью «О внутренних причинах военного поражения Польши».

«Хотя с момента начала военных действий между Германией и Польшей прошел какой-либо десяток дней, уже можно утверждать, что Польша потерпела военный разгром, приведшей к потере почти всех ее политических и экономических центров», — говорится в статье.

Главной причиной краха называется политика насильственного «ополячивания» не менее 8 млн украинцев и около 3 млн белорусов, проживавших в Польше

Ведь «многонациональное государство, не скрепленное узами дружбы и равенства населяющих его народов, а, наоборот, основанное на угнетении национальных меньшинств, не может представлять военной силы» . Статья «Правды» провозглашала необходимость защитить угнетенных украинцев и белорусов от «правящей белополяцкой клики», не допустить «превращения Западной Украины и Западной Белоруссии в бесправную колонию, отданную на разграбление польским панам».

Партия велела, Красная армия ответила «есть!». Ответила заблаговременно, еще в первых числа сентября призвав запасных в шести военных округах. 17 сентября Главное командование РККА отдало приказ войскам перейти границу и взять под красноармейскую защиту население западных областей Украины и Белоруссии.

Полагаем, что именно 17 сентября 1939 года следует считать первым днем Великой Отечественной войны советского народа против империалистических захватчиков.

Этот день был насыщен важными событиями. Утром польскому послу в Москве была вручена нота о начале боевых действиях РККА в Польше, текст которой был тотчас же передан представителям 23 стран, включая Финляндию, Эстонию, Латвию и Литву, а также Тувинскую народную республику. Чуть позже председатель Совнаркома тов. Молотов выступил по радио с речью, в которой предсказал «новые славные победы Красной армии на боевых фронтах».

За несколько дней боевых действий Красная армия потеряла по разным данным от 882 до 1173 человек убитыми; от 97 до 302 военнослужащих пропали без вести. Потери дезорганизованного противника исчислялись сотнями тысяч, включая раненых и пленных.

28 сентября в Москве был подписан «Германо-советский договор о дружбе и границе между СССР и Германией», после чего в Бресте был проведен совместный 2В этом контексте упоминаются Финляндия, Эстония, Латвия и Литва. Упоминаются мельком, но явно неспроста. — Прим. Авт. парад частей Красной армии и гитлеровского вермахта.

Всего месяц потребовался, чтобы на освобожденных территориях Западной Украины и Западной Белоруссии были созваны народные собрания, делегаты которых единогласно приняли декларации о воссоединении с Советской Украиной и Советской Белоруссией, соответственно.

В сборнике рассказывается об огромной радости советских граждан, вызванной освобождением Западной Украины и Западной Белоруссии. Эти чувства выражались в бесчисленных выступлениях на митингах и собраниях трудящихся, в письмах Центральном Комитету партии и правительству, в советские газеты.

В одном из таких писем, написанном слесарем из Москвы тов. В.С. Боженок, говорится:

«Не нахожу слов выразить восхищение столь мудрой политикой нашего родного т. Сталина — вождя народов и главы Советского правительства т. Молотова. Так просто и умно решать проблемы содружества с другими народами может только гениальный ум. Идеальные решения!!!».


* * *


Советский Союз увеличил свою территорию почти на 200 тыс. кв. км, где проживало более 13 млн человек. Так завершился первый из шести победоносных сталинских ударов. Красная армия блистательно подтвердила основное положение советской военной доктрины: «Достигать победу малой кровью и на чужой территории».


Удар! Еще удар! И никаких мирных передышек!


28 сентября в Москве был заключен Пакт о взаимопомощи между СССР и Эстонской Республикой, согласно которому СССР размещает в Эстонии базы ВМФ, аэродромы и «строго ограниченное количество советских наземных и воздушных сил».

В течение следующих десяти дней были подписаны аналогичные договоры с Латвией и Литвой. Последней Советское правительство великодушно передало освобожденные от польского ига исконно литовские город Вильно и Виленскую область. Через считанные часы после подписания каждого из указанных договоров ограниченные контингенты Красной армии приступили к выдвижению в назначенные районы на территориях прибалтийских стран.

А спустя восемь месяцев части и соединения Ленинградского, Калининского и Белорусского Особого военных округов были подняты по тревоге и начали выдвижение к границам прибалтийских государств. Через день Советское правительство предъявило ультиматумы властям Литвы, Латвии и Эстонии, в которых они обвинялись в грубом нарушении условий ранее заключенных договоров о взаимопомощи. СССР потребовал сформировать правительства, способные обеспечить выполнение договоров о взаимопомощи, и допустить на территорию своих стран дополнительные контингенты советских войск. Условия были приняты. Красная армия триумфально вошла в страны-лимитрофы, созданные под патронажем Англии и Франции после завершения I Мировой войны на территориях бывшей Российской империи.

Трудящиеся прибалтийских государств с восторгом встретили Красную армию, что проявилось уже через два дня, когда под бдительной охраной красноармейцев и сотрудников НКВД, олицетворявших собой сталинскую политику мира и дружбы между народами, прошли свободные, демократические выборы. При явке избирателей от 84% в Эстонии до приблизительно 95% в Латвии и Литве победу подавляющим большинством голосов (от 92 до 99%) одержали блоки, ведомые коммунистами.

И недели не прошло, как избранные парламенты провозгласили преобразование своих стран в Советские Социалистические Республики и единогласно приняли Декларации об их вхождении в СССР. В начале августа 1940 года решениями внеочередной сессии Верховного Совета СССР они были приняты в состав Советского Союза.


* * *


Так советская держава возвратила себе свыше 180 тыс. кв. км территорий, ранее принадлежавших России, и людские ресурсы в 6 млн человек!


Принимай нас, Суоми-красавица


Пактом-1939 Финляндия была отнесена к зоне исключительных интересов Советского Союза. Во исполнение этих договоренностей 30 ноября 1939 года войска Ленинградского военного округа, усиленные частями из других военных округов, с боями пересекли советско-финляндскую границу на Карельском перешейке и в Карелии . Так началась короткая и кровопролитная война, названная «незнаменитой». Опуская известные подробности, отметим, что война с Финляндией оказалась единственной из военных кампаний 1939–1940 гг., в которой СССР не достиг первоначально поставленных целей. Несмотря на многократное превосходство советских войск в живой силе и технике, финны ожесточенно сопротивлялись, проявляя невиданные мужество и стойкость. К началу весны 1940 года безвозвратные потери РККА по приблизительным оценкам превысили 100 тыс. человек. Но и Финляндия исчерпала свой оборонительный потенциал. В этих условиях Сталин принял единственно верное решение. В середине марта был заключен мирный договор.

К СССР отошла значительная часть территорий на юго-востоке Финляндии. Из бывших финских провинций Восточной Карелии были образованы семь районов и три сельских совета, вошедших в состав созданной летом 1940 новой союзной республики — Карело-Финской ССР. Кроме того СССР получил в аренду на 30 лет южную часть полуострова Ханко, где была создана военно-морская база Балтийского флота. Советско-финская граница на Карельском перешейке, прежде проходившая в двадцати километрах от Ленинграда, была сдвинута к западу на 120 км. Именно необходимость обезопасить Ленинград от угрозы с Северо-Запада фальсификаторы стали называть единственной причиной развязывания «незнаменитой войны», тем самым цинично искажая великий замысел Сталина вернуть России по праву ей принадлежавшие земли. Эй, смуглянка-молдаванка!

Важные перемены произошли на югоюго-западном стратегическом направлении. После I Мировой войны Румыния аннексировала Бессарабскую губернию Российской империи, а также Северную Буковину. Законность этой аннексии никогда не признавалась Советским государством. Поэтому удовлетворение требования о воссоединении этого региона с СССР было оговорено протоколом к пакту Молотова–Риббентропа.

В начале лета 1940 года на юго-западе Украины началось сосредоточение разновидовых частей и соединений, включая корабельную группировку Черноморского флота и Дунайской флотилии. Командование было поручено Г.К. Жукову. В конце июня Советское правительство предъявило Румынии ультиматум о возврате незаконно захваченных территорий. Румынское правительство не располагало ни силами, ни средствами для противостояния овеянной славой побед Красной армии, а Франция, прежде выступавшая военным гарантом Румынии, к тому времени уже была разгромлена гитлеровской военной машиной.

28 июня 1940 года начался освободительный поход РККА в Бессарабию и Северную Буковину. Противник не решился оказать хоть какое-то сопротивление, и после молниеносного завершения наступательной операции указанные районы были включены в состав спешно созданной Молдавской ССР с территорией более 30 тыс. кв. км и населением около 3 млн человек.


Какая такая передышка?


В конце 1939 года началась передислокация передовых соединений Киевского и Белорусского особых военных округов к новой советской границе. При этом оборонительные сооружения вдоль старой границы постепенно демонтировались, а новые в приграничных районах не сооружались. В концепции «мирной передышки» это считается крупнейшим просчетом Сталина. Потуги таким образом бросить тень на военностратегический гений Сталина смешны под стать их нелепости. Столь же вздорными являются объяснения причин начавшегося в 1940 году перемещения соединений РККА из центральных военных округов на Запад. Дескать, это удалось сделать благодаря «мирной передышке» и укрепило оборону накануне гитлеровской агрессии. Весьма символично, что указанные трактовки один в один совпадают с измышлениями Резуна (он же Суворов), который в своей мерзкой книжонке «Ледокол» объясняет указанные передвижения РККА намерением Сталина нанести упреждающий удар по гитлеровской Германии. Но стоит провести беглый анализ мест дислокации перемещенных частей, чтобы прояснилось: войска концентрировались на оперативном направлении вдоль западного побережья Черного моря, весьма далеко от предполья наступательных, равно и оборонительных, операций против Германии.

Еще одним аргументом «передышечников» является вопрос о выпуске новых вооружений и специальной техники в предвоенный период. Дескать, благодаря «мирной передышке» Сталин успел серьезно продвинуться в перевооружении войск. Действительно, с 1939-го по июнь 1941 года Красная армия получила 595 тяжелых танков KB и 1225 средних танков Т-34; 3719 самолетов новых типов: истребителей Як-1, ЛаГГ-3, МиГ-3, бомбардировщиков Ил-4 (ДБ-ЗФ), Пе-8 (ТБ-7) и Пе-2, штурмовиков Ил-2. Но для якобы планируемой войны с Германией это количество было подобно капле в море.

Заметим, что когда Германия действительно напала на Советский Союз, объемы производства названных видов военной техники были в кратчайший срок увеличены в несколько раз. Так почему же, используя «мирную передышку» для подготовки к войне с Германией, Сталин не активировал имевшийся мобилизационный ресурс оборонной промышленности? Объяснение прозрачно как слеза ангела: объемы выпуска новой военной техники компенсировали ее потери в финской кампании и с лихвой покрывали потребности Красной армии для нанесения двух следующих сталинских ударов.

Повторим: Сталин и в мыслях не держал возможность войны с Германией! У него были другие планы.


Светите звезды алые над всеми океанами!


К осени 1940 года геополитическая составляющая советско-германских договоренностей, зафиксированных Пактом-1939, была реализована полностью за исключением реинтеграции Финляндии. И у Сталина не было никаких оснований отказываться от продолжения успешной политики собирания державных земель. Но для этого требовалось договориться с Гитлером. Интенсивные переговоры о «естественном продолжении» Пакта-1939 велись в Москве и Берлине в основном по неофициальным каналам при активном участии спецслужб СССР и Германии. В конце концов советская сторона предложила провести переговоры на уровне глав правительств. Гитлер согласился начать переговоры в Берлине 10 ноября 1940 года.

Накануне отъезда руководитель советской делегации — председатель Совнаркома и по совместительству нарком иностранных дел В.М. Молотов — под диктовку Сталина собственноручно записал директиву о содержании и целях переговоров с фон Риббентропом и Гитлером. Несколько комплексных экспертиз однозначно подтвердили аутентичность и подлинность этой девятистраничной рукописи.

Итак, на переговорах с нацистскими главарями Молотову предписывалось разграничить сферы влияния в Европе, в ближней и средней Азии, определить этапы и сроки осуществления соответствующих планов. Иными словами, приступить к разделу всего мира. В качестве важной задачи Сталин назвал присоединение СССР к военно-политическому союзу Германии, Италии и Японии, получившему название «Ось Берлин–Рим–Токио», сокращенно — Ось.

Заметим, что Сталин не отказывался от намерения присоединиться к Оси вплоть до начала войны. Несмотря на очевидные проволочки Гитлера, он предпринимал все новые и новые меры для превращения Оси в «Пакт четырех».

В отношении Финляндии Сталин требовал «устранить всякие трудности и неясности» и прекратить любые действия, вредящие интересам СССР. Иными словами, Сталин хотел добиться благожелательного согласия Германии на «вторичную войну» с финнами.

Но главным вопросом переговоров была названа Болгария, которую следовало отнести к исключительной сфере интересов СССР с вводом на ее территорию советских войск. Следующим пунктом сталинской директивы был вопрос о Турции, где у Советского Союза имелись «серьезные интересы» — имелись в виду черноморские проливы.

Не имея возможности представить здесь полный текст директивы , воспроизведем два характерных пункта, касающиеся гегемонии высоких договаривающихся сторон в Европе и Азии:


<…>


9. Относительно Китая в секретном протоколе, в качестве одного из пунктов этого протокола, сказать о необходимости добиваться почетного мира для Китая (Чан-Кайши), в чем СССР, м[ожет] б[ыть], с участием Г[ермании] и И[талии] готов взять на себя посредничество, причем мы не возражаем, чтобы Индонезия была признана сферой влияния Японии (Маньчжоу-Го остается за Я[понией]).

10. Предложить сделать мирную акцию в виде открытой декларации 4-х держав (если выяснится благоприятный ход основных переговоров: Болг[ария], Тур[ция]? и др.) на условиях сохранения Великобританской Империи (без подмандатных территорий) со всеми теми владениями, которыми Англия теперь владеет и при условии невмешательства в дела Европы и немедленного ухода из Гибралтара и Египта, а также с обязательством немедленного возврата Германии ее прежних колоний и немедленного предоставления Индии прав доминиона. <···>

На девяти страницах мелкой скорописи чередой мелькают реки, моря и страны, завиваются параллели и меридианы. Границы хрустят аппетитно и опрятно, как свежеиспеченные пироги под ножами искусных кулинаров.

В 1941-м и 1942-м гг. Сталин планировал одновременно решить две геостратегические задачи: реализовать многовековую мечту Русского мира, водрузив красный флаг над Босфором и Дарданеллами, а также, получив выход к Индийскому океану, разрезать Британскую империю надвое, блокируя морские коммуникации и торговые пути между Индией, Ближним Востоком и Великобританией.

«Венгрия, Румыния, Греция, Югославия, Швеция, Иран, Египет, Индия — что собирается предпринять с ними Ось?» — без обиняков вопрошает Сталин, твердо рассчитывая получить благоприятный ответ. Берлинские переговоры завершились двусмысленно. Вроде бы Гитлер с предложениями Сталина согласился и даже одобрил проект договора о присоединении СССР к Оси. Но в вопросе о заключении договора, аналогичного Пакту-1939, вступил на путь проволочек и волокиты.

Теперь известно, что как раз в это время разработка плана «Барбаросса» вступила в завершающую стадию. Но Сталин этого не знал. И начал подготовку к осуществлению своих великих замыслов, не дожидаясь согласия Гитлера.


И у города Стамбула мы закончим свой поход!


Во исполнение указаний Политбюро ЦК ВКП(б) и лично товарища Сталина Генштаб ВС СССР разработал директивные документы, определяющие цели двух следующих военных кампаний, которые предписывалось начать в середине 1942 года. Позже готовность войск была назначена на конец 1941 года. Очередные сталинские удары планировалось нанести на северозападном, южном и юго-юго-западном стратегических направлениях.

В сталинском замысле стратегических наступательных операций единственным значимым военным противником СССР была определена Великобритания, в то время расположившая крупные воинские контингенты на островах Эгейского моря и на подмандатных территориях Ближнего Востока.

В ноябре 1940 года Ленинградским военным округом была получена директива, уточняющая сроки и порядок наступления на Финляндию. Замыслом операции были определены выход Красной армии к Хельсинки и Ботническому заливу с установлением контроля над всей финской территорией. На командно-штабных учениях в ЛенВО были успешно отработаны решающие этапы второй финской кампании. Ее политическое сопровождение предусматривало проведение всеобщих выборов, формирование подконтрольного СССР правительства и вхождение Финляндии в состав Карело-Финской ССР, для чего она, собственно, и была создана. Однако по указанным ниже причинам приказ о начале операции так и не был отдан.

На южном и юго-юго-западном направлениях войска ускоренно готовились к решению главной стратегической задачи — к установлению контроля над Болгарией и разгрому Турции с целью овладения черноморскими проливами. В беседе с болгарским коммунистом Димитровым, состоявшейся 25 ноября 1940 года, Сталин высказался предельно ясно: «Мы этих турок выгоним в Азию. Какая это Турция? Там два миллиона грузин, полтора миллиона армян, один миллион курдов и т. д. Турокто там только 6–7 миллионов».

По неоспоримому свидетельству С.М. Штеменко, с 1939 года служившего в Ближневосточном отделе Генштаба ВС СССР и позже его возглавившего, осенью 1940-го и зимой 1941 года была проведена масштабная работа по военно-географическому описанию Черноморского и Ближневосточного театров военных действий. Ее результаты легли в основу замысла нескольких командно-штабных учений.

«Возвращались в Москву с легким сердцем. Учения прошли в целом хорошо», — вспоминает Штеменко.

Боевая подготовка войск успешно завершилась во второй декаде июня. А в ночь с 21 на 22 июня Сталин продиктовал Г. Маленкову проект постановления Политбюро ЦК ВКП(б), озаглавленного «Об организации Южного фронта и назначениях командного состава»5. Хотя в заголовке назван всего один фронт, в тексте указаны еще два: Юго-Западный и Северный. Последний — на базе Ленинградского военного округа — предназначался для вторжения в Финляндию.

Маленков закончил записывать указания Сталина поздно ночью. До начала войны, возможность которой Сталин отвергал, оставалось всего несколько часов.


* * *


Итогом шести «освободительных» походов Красной армии стал возврат около 300 тыс. кв. км территорий, ранее принадлежавших Российской империи. На историческую родину вернулось более 20 млн бывших российских подданных и их потомков. Тем самым Сталин продолжил собирание державных земель, начатое Иваном Грозным, продолженное Петром I и их потомками.

Эти впечатляющие результаты были достигнуты благодаря советско-германскому договору о ненападении от 1939 года. Цели, ради которых заключался Пакт-1939, не имели ничего общего с планами отсрочить войну с Гитлером. Безусловно, Сталин понимал неизбежность военного столкновения с гитлеровской Германией, но считал его делом сравнительно отдаленного будущего.

По нашей просьбе несколько не зависящих друг от друга специалистов скрупулезно изучили архивные фонды, относящиеся к периоду 1939–1941 годов. В результате многомесячных поисков не было обнаружено ни одного, — подчеркиваем: ни одного! — документа о намерениях советского руководства оттянуть войну с Германией. Достоверных свидетельств этому просто не существует!

Фанерные трубадуры «мирной передышки» постоянно ссылаются на то, что в указанный период в СССР велась интенсивная подготовка к войне с Германией. Да, подготовка к войне действительно велась. Но совсем к другой войне! И с другим противником! Цена, которую заплатил советский народ за великие свершения, известна: десятки миллионов на Великой войне и миллионы на войне Сталина с народом.

Андрей Евдокимов

Впервые опубликовано в журнале «Защита и безопасность №2 (81) 2017.

i. Гитлер торопился, чтобы успеть с ратификацией Пакта-1939 до начала вторжения вермахта в Польшу. Поэтому созывать внеочередную сессию ВС СССР пришлось в экстренном порядке. — Прим. Авт.

ii. В этом контексте упоминаются Финляндия, Эстония, Латвия и Литва. Упоминаются мельком, но явно неспроста. — Прим. Авт.

iii. 14 декабря 1939 года «за развязывание войны с Финляндией» СССР был исключен из Лиги Наций. — Прим. Авт.

iii. Этот документ, собственноручно озаглавленный В.М. Молотовым как «Некот[орые] директивы к берл[инской] поездке», хранится в архиве Президента РФ (АП РФ. Ф. 36. Оп. 1. Д. 1161. Лл. 147–155.) и представлен на сайте журнала. — Прим. Авт.

Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Какой исход выборов в Конгресс США, по вашему мнению, мог бы оказать положительное влияние на российско-американские отношения в краткосрочной перспективе?

    Ни один из возможных результатов не способен оказать однозначного влияния  
     181 (71%)
    Большинство республиканцев в обеих палатах  
     46 (18%)
    Большинство демократов в обеих палатах  
     27 (11%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся