Блог журнала "Защита и безопасность"

После Пражской весны. Годы спустя

9 Октября 2018
Распечатать

Ровно 50 лет тому назад советское руководство «вывесило бронетанковые ожерелья» в городах и поселках единокровной славянской страны. Под лязг железных гусениц была уничтожена чехословацкая модель «социализма с человеческим лицом». Вторжение войск Организации Варшавского договора (ОВД) в Чехословацкую социалистическую республику (ЧССР) стало одним из самых трагических событий послевоенной европейской истории. В частности оно значимо повлияло на политические процессы, повлекшие распад СССР. В общественном сознании оба этих трагических событий стыдливо закрыты непроницаемой пеленой забвения, и они постепенно становятся черной дырой нашей национальной памяти.

Но правду истории не задушишь и не убьешь. Предостерегая нас от ошибок и заблуждений, правда пробивается животворящими ростками документов, возвращенных трудом истинных, а не притворных патриотов России. Несколько лет назад группой авторов была выпущена уникальная по замыслу книга «Чехословацкие события 1968 года глазами КГБ и МВД СССР»[i], составленная из рассекреченных в 2008 году архивных документов о событиях 1967-1968 годах.

Здесь мы расскажем о содержании этой книги.

* * *

В конце августа 1968 года на территорию ЧССР с нескольких тактических направлений были введены части и подразделения вооруженных сил Советского Союза, Народной Республики Болгария, Венгерской Народной Республики и Германской Демократической Республики и Польши. Эта стратегическая операция имела кодовое наименование «Дунай».

Находится немало историков и журналистов, раздувающих искры непонимания и разобщенности в надежде нажить политический, да и не только политический, капитал на трагических ошибках и заблуждениях прошлого. С этой точки зрения нельзя не признать актуальность и важность обстоятельного труда о событиях в ЧССР.

О чем же рассказывают 63 уникальных документа, извлеченных из архивного забвения? Среди них постановления секретариата ЦК КПСС, информации и обобщающие справки КГБ при Совмине СССР и органов военной контрразведки о положении в ЧССР и связанных с этим вопросах, сообщения Управления госбезопасности МВД ЧССР, документы МИД СССР и другие.


Пепел стучит в наши сердца


До конца 80-х годов советская пропаганда однозначно трактовала события в Чехословакии, уже давно получившие имя собственное — Пражская весна, как попытку совершения государственного переворота силами внутренней оппозиции коммунистическому режиму при поддержке и активном участии западных спецслужб. Мнение инакомыслящих в нашей стране было почти неизвестно. Оно доходило до советского народа разве что в аранжировке «Голоса Америки», Би-би-си, «Свободы» и других зарубежных радиостанций, вещавших на русском и других языках народов СССР. И в настоящее время (впрочем, по иным причинам) эта проблематика оказалась вне поля зрения российской общественности.

Совсем иначе оценивали прошлое в братской социалистической стране и, тем более, в современных Чехии и Словакии, возникших в результате «бархатного», как его называют, разделения ЧССР на два независимых государства. Там ввод войск пяти стран-участниц Организации Варшавского договора (ОВД) в Чехословакию называли и по сию пору называют оккупацией.

Соответствующий период нашей общей истории кровоточащим бременем лежит на исторической памяти чехов и словаков, до сих пор омрачая отношение братских славянских народов к современной России. Заметим, что Президент России недвусмысленно выразил позицию нашего государства, косвенно признав вину СССР перед народами Чехословакии. Во время своего первого визита в Прагу он возложил цветы к мемориалу, посвященному памяти граждан ЧССР, совершивших акт самосожжения в знак протеста против оккупации своей страны войсками ОВД.

Первым из них был чешский студент Ян Палах. 16 января 1969 года он вышел на Вацлавскую площадь в центре Праги, облился бензином и поджег себя. Прохожие затушили огонь, а Палаха доставили в пункт скорой помощи. В портфеле, который остался на площади, были три письма — все о том, что самосожжение совершается в знак протеста против вторжения войск Советского Союза и ОВД в Чехословакию.

Палаха похоронили на Ольшанском кладбище Праги. Похороны превратились в демонстрацию. Через четыре с половиной года, устав бороться с поклонением праху юноши, чехословацкие спецслужбы выкопали останки, кремировали их и отправили матери Палаха.

Месяц спустя на той же Вацлавской площади сжег себя 18-летний Ян Зайиц из восточной Чехии. Рядом с его телом остался портфель с письмами — того же рода, что у Палаха. На этом акты самосожжения не окончились. Всего таких случаев было зафиксировано более двух десятков.


Гремят гусеницы танков


Пожалуй, самое интересное — это подлинные, без изъятий документы воинских частей и подразделений МВД СССР, выполнявших боевые задачи на территории ЧССР осенью 1968 года. В ЧССР было введено несколько частей внутренних войск, внутренней и конвойной охраны Министерства охраны общественного порядка СССР по Украинской ССР.

Вот Докладная записка командования 267-го полка МВД СССР о служебно-боевой деятельности в ходе операции «Дунай». В ней в хронологическом порядке рассказывается о действиях личного состава.

Высадившись на одном из аэродромов Праги днем 23 августа, полк получил задачу силами мотострелкового батальона (мсб) овладеть Пражским Кремлем, где располагалась резиденция президента ЧССР генерала Людвига Свободы, и после этого организовать охрану и оборону объекта.

Уже через три часа после высадки военнослужащие 2 мсб 267 мсп произвели разведку района Пражского Кремля. Несмотря на то, что разведчики не вступали во взаимодействие с подразделениями 7-й воздушно-десантной и 11-й танковой дивизий, которые блокировали Кремль 21 и 22 августа, командованию полка стало известно, что эти подразделения были дважды обстреляны из окон швейцарского посольства.

В ходе рекогносцировки местности было установлено, что в районе Северных и Западных ворот Кремля собрались многотысячные толпы антисоветски настроенных граждан ЧССР, пытавшихся спровоцировать советских военнослужащих, а также проникнуть в Кремль. По неподтвержденным данным они имели при себе оружие и боеприпасы. Определенную опасность представлял караул Чехословацкой народной армии (ЧСНА) в количестве 460 солдат и офицеров, которые охраняли президента Свободу и его резиденцию.

Во второй половине следующего дня подразделения 2 мсб, усиленного внештатными химотделениями со спецсредством «Черемуха» №1, 2, 4 и 5, а также сигнальными ракетами, начали выдвижение в район выполнения боевой задачи. Перед этим в группах были проведены комсомольские собрания, на которых офицеры конкретизировали обязанности бойцов, а также расширенное совещание партийно-комсомольского актива.

Движение батальона затруднялось отсутствием дорожных знаков и указателей, которые были сняты, поломаны или умышленно направлены в неверном направлении. Личный состав был готов к ведению огня, ликвидации баррикад и к пресечению массовых беспорядков. Однако этого не потребовалось.

Через 45 минут после начала движения батальон прибыл на место и силами одной роты приступил к выдавливанию «бесчинствующей толпы» с площади перед Кремлем. После завершения этой операции танки сопровождения заняли огневые позиции у въезда в Кремль, а две мотострелковые роты при поддержке 4 танков 67-го танкового полка 2-й танковой дивизии вошли на территорию Кремля, блокировали караулы и, не встретив огневого сопротивления, приступили к разоружению военнослужащих ЧСНА.

Все эти действия сопровождались шумными протестами гражданских лиц, столпившихся у ворот Кремля. Решительными действиями личного состава (в ряде случаев с применением физической силы) протестующие были оттеснены и рассеяны. Однако в последующие дни массовые манифестации возле Кремля были продолжены, причем в вечернее время по нашим солдатам открывался огонь из стрелкового оружия. О раненых и убитых в документе не сообщается.

В этот же период другие подразделения 267 мсп, действуя смело и решительно, овладели зданиями Министерства финансов, Министерства просвещения, Министерства культуры ЧССР, тюрьмой МВД ЧССР, а также некоторыми другими важными объектами Праги.


original2.jpg

Источник: vsr.mil.by


В документе подробно описывается резко негативное отношение военнослужащих ЧСНА, сотрудников МВД и гражданских лиц к советским солдатам и офицерам.

Через 5 дней, 27 августа, охрана Кремля была передана батальону ЧСНА, а подразделения 267 мсп, выполнив боевую задачу, убыли в ранее занимаемый район. Однако в этот же день полк получил приказ вновь овладеть Пражским Кремлем, разоружить чехословацкую охрану, организовать оборону объекта, установив взаимодействие с 35-й мотострелковой дивизией Сухопутных войск СССР. Эта задача была успешно решена. В докладной записке приводится любопытный факт: два офицера 267 мсп «неоднократно встречали жену президента (имеется в виду Президент ЧССР Л. Свобода. — Прим. Ред.), культурно и вежливо (!) вступали с ней в разговор, сопровождали в магазины и по территории Кремля»[ii].

В районе Пражского Кремля полк находился до 12 сентября, после чего он передислоцировался в новый район сосредоточения вне Праги.


Покорились, но не смирились


В докладной записке подробно рассказывается о гражданском сопротивлении населения ЧССР солдатам и офицерам войск вторжения. Судя по многим приведенным в книге документам, это сопротивление было воистину всенародным. Оно выражалось в антисоветской агитации среди контингента войск ОВД, в распространении листовок, в открытом саботаже, в забастовках, которые в любой момент могли перерасти во всеобщую забастовку всей Чехословакии. В отношении к чехам и словакам, решившим сотрудничать с советским командованием, применялось насилие. Например, женщин, замеченных в, так сказать, неполитических контактах с военнослужащими, стригли наголо, мужчин избивали и т.п. Мы насчитали в книге более сотни соответствующих эпизодов, каждый с чрезвычайно интересными подробностями. Именно в деталях и подробностях и состоит исключительная ценность этих живых, уникальных свидетельств недавнего прошлого.

В книге приводится несколько случаев, когда по советским войскам велся огонь из легкого стрелкового оружия. В документах особо выделены попытки отдельных чешских коммунистов выразить поддержку мерам по «борьбе с контрреволюцией». Однако такие факты носили единичный характер, и есть основания полагать, что некоторые из них были выдумкой полит­работников, стремившихся заслужить одобрение руководства. Как говорится, «чего изволите…».

При беглом взгляде на события в ЧССР, связанные с вводом войск ОВД, многие задаются вопросом: почему ЧСНА не оказала вооруженного сопротивления тем, кого чехи и словаки считали (и сейчас считают) оккупантами? Главные причины того, как все-таки удалось избежать масштабного кровопролития, раскрывают многие документальные свидетельства, собранные в книге.


Успехи и просчеты операции «Дунай»


Одна из причин бездеятельности чехословацкой армии в связи со вторжением войск ОВД (и об этом подробно рассказано в сборнике) связана с исключительно тщательной и всесторонней подготовкой сил и средств, которую провели Генштаб и ГРУ Минобороны СССР.

Разработка оперативных планов вторжения в ЧССР началась в конце февраля 1968 года. В апреле в войска поступили оперативные карты со следующей легендой: «Задача ВС на территории Чехословакии заключается в том, чтобы остановить и, если это будет необходимо, разгромить контрреволюцию…». Подходящая боевая задача для группировки войск общей численностью до 500 тысяч человек при 5 тысячах единиц бронетехники в составе трех спешно сформированных фронтов (Прикарпатского, Центрального и Южного), не так ли?

Впрочем, силы контрреволюции в ЧССР действовали подчас с хитростью и поразительным коварством. Например, оперработники Болгарской народной армии в районе своей временной дислокации раскрыли контрреволюционную организацию, состоявшую из проституток, которые планировали посредством интимных отношений компрометировать солдат и офицеров войск ОВД.

Уже в середине мая части 38-й армии ВС СССР выдвинулись в район государственной границы между СССР и ЧССР. В это же время штабы армий ОВД получили приказ о сосредоточении частей и соединений на границах с ЧССР. Вслед за этим были проведены крупные командно-штабные и несколько тыловых учений, а также учения войск ПВО и войск связи на территории Западной Украины, Польши, Венгрии и ГДР. Серию учений и маневров завершили учения войск ОВД на территории ЧССР, которые наряду с отработкой сугубо военных задач были использованы для политического и психологического воздействия на руководителей Чехословакии.

В июле соединения ВДВ под видом учений выдвинулись в «места ожидания» вблизи чехословацкой границы, а 16 августа началась непосредственная подготовка войск. Тогда же Генштаб ЧСНА получил секретный приказ Верховного командования ВС ОВД, согласно которому чехословацкой армии надлежало обеспечить концентрацию своих сил вдоль границ с ФРГ. Согласно этому приказу 11 дивизий ЧСНА (всего их было 12) заняли рубежи на западной границе страны, фактически оголив всю территорию Чехословакии.

Накануне ввода войск тогдашний министр обороны СССР маршал Гречко предупредил своего чехословацкого коллегу Дзура[iii] о недопустимости вооруженного сопротивления ЧСНА «силам вторжения». По указанию Дзура начальник Генштаба ЧСНА К. Руссов отдал частям приказ «сотрудничать с армиями иностранных сил» (т.е. армиями ОВД).

На расширенном совещании в Москве Гречко заявил, что решение Политбюро о вводе войск ОВД в ЧССР «будет осуществлено, даже если оно приведет к третьей мировой войне». Маршал либо лукавил, либо действительно не знал, что советское политическое руководство получило письменное заверение Президента США Джонсона о невмешательстве НАТО в чехословацкий кризис.

* * *

Ночью и ранним утром 21 августа советскими войсками и подразделениями спецназначения в Праге были захвачены главные правительственные здания и учреждения. Были блокированы все дипмиссии капиталистических стран, а также посольства Румынии и Югославии. Члены партийно-государственного руководства ЧССР во главе с Александром Дубчеком были арестованы, тайно вывезены в СССР и заключены под стражу в Ужгороде на западе Украины. Несмотря на жесткое давление сотрудников КГБ, ни один из арестованных не согласился сотрудничать с советскими оккупационными властями. Неизвестно, как бы сложилась судьба чехословацких коммунистов, если бы Президент ЧССР Людвиг Свобода не занял на переговорах с Брежневым непримиримую позицию. 23 августа он поставил членам Политбюро ЦК КПСС условие: либо Дубчек с товарищами вернутся в Прагу и займут прежние посты, либо он, генерал Свобода, застрелится в своей московской резиденции. Трудно представить, как развернулись бы события и какие трагические последствия мог бы иметь такой поступок.

В обобщающей справке ЦК КПСС и КГБ при Совмине СССР «Некоторые замечания по вопросу подготовки военно-политической акции 21 августа 1968 г.»[iv], приведенной в книге, справедливо указано, что «в военном отношении операция по вводу наших войск в Чехословакию была проведена безукоризненно. Армия показала высокий уровень боевой готовности и великолепное профессиональное мастерство».

В этом же документе, несмотря на положенную в таких случаях констатацию «огромной работы советских спецслужб», отмечены вопиющие просчеты, среди которых запаздывание в создании оперативных позиций, в частности спецслужбам не удалось поставить под контроль МВД ЧССР. Отмечены недостатки «в дезинформации противника и дезорганизации его рядов». Кроме того, не было комплексного плана пропагандистских, специальных информационных и административных мероприятий для подавления «контрреволюционной оппозиции». Вообще информационно-пропагандистское обеспечение военно-политической акции в ЧССР было подготовлено крайне неудовлетворительно.

«В принципе, при проведении таких военно-политических акций, как акция, осуществленная 21.08.1968 г., работа пропагандистского аппарата должна заглушать лязг танковых гусениц», — говорится в документе.

Надо сказать, что обсуждаемый документ резко выделяется среди ему подобных смелым и беспристрастным анализом допущенных ошибок и просчетов. К сожалению, с его полным содержанием не было ознакомлено военно-политическое руководство СССР, и многие из отмеченных в нем ошибок впоследствии неоднократно повторялись. Например, «ожерелье бронетанковой техники», которое критиковалось в справке ЦК КПСС и КГБ, еще много раз бессмысленно «вывешивалось» (так в тексте документа. — Прим. Ред.) на городских улицах, например в августе 1991 года в Москве и при взятии г. Грозный в начале 1-й чеченской войны.

Сказанное касается и активных информационных мероприятий (психологических операций), являющихся неотъемлемой составляющей любой стратегической операции — как наступательной, так и оборонительной. Даже сейчас исключительная важность этого вида вооруженной борьбы признается военным и государственным руководством России на словах, но не на деле.

Возвращаясь к содержанию опубликованных документов, заметим, что не следует адресовать упреки в вопиющих ошиб­ках информационного и раз­ведывательно-по­ли­тического сопровождения операции «Дунай» спецслужбам, в первую очередь — КГБ. Внимательный анализ документов показывает, что, мягко говоря, недорабатывали отделы ЦК КПСС.

А члены Политбюро во главе с Брежневым не имели достаточной квалификации для среднесрочных прогнозов, да, пожалуй, и желания вникать в детали развития ситуации. Дескать, наши танки в Праге, а «лязг гусениц» все спишет.

Приведенная в книге общая статистика потерь выглядит так: в советских войсках безвозвратные — 98[v] (из них убито 12) чел.; санитарные — 87 (из них скончались в результате смертельных ранений в ходе огнестрельных контактов с чехами 25) чел. Потери гражданского населения ЧССР в период с 21.08 по 17.12.68 составили: 94 убитыми, 345 ранеными. Данные западных СМИ о потерях граждан ЧССР намного выше.


За вашу и нашу свободу!


За пределами книги остался не только современный исторический анализ, но и объективное изложение глубоких сдвигов в общественном сознании, происшедших как в ЧССР, так и в СССР с середины 60-х годов. Впрочем, российский читатель без труда составит свое собственное мнение об этом, если вспомнит о провозглашенной Горбачевым перестройке и о том, чем жила наша страна с 1986-го по 1991 годы.

Чтобы лучше представить себе реакцию народа Чехословакии на ввод войск ОВД, рассмотрим гипотезу из разряда невозможного. Предположим, что в конце 80-х годов китайские коммунисты возмутились отходом КПСС от марксистско-ленинских принципов, заручились «приглашением» от нескольких советских единомышленников и ввели в Москву и другие города СССР свои войска, для того чтобы «…остановить и, если это будет необходимо, разгромить контрреволюцию…». Как бы отреагировал на это советский народ?

В связи с этим хотелось бы привлечь внимание к нескольким коротким документам о событиях, оказавших скрытое, но от этого не менее мощное влияние на советское общество.

Первый из них — это записка заместителя председателя КГБ СССР С.К. Цвигуна относительно «Обращения группы советских писателей с оценкой событий в Чехословакии». В ней говорится, что Комитету госбезопасности не были известны факты о сборе среди писателей и других представителей творческой интеллигенции подписей под документом, по содержанию аналогичном упомянутому «Обращению».

Видимо, Цвигун намеренно врал ЦК. Ведь нельзя же предположить, что 5-я служба КГБ при Совмине СССР работала из рук вон плохо. Говорю об этом с абсолютной уверенностью потому, что открытое письмо советских писателей, среди которых были многие знаменитые литераторы (Евтушенко, Аксенов, Вознесенский и др.), читал в одной из машинописных копий (ксероксов тогда не было). Не промолчали А.Д. Сахаров, А.И. Солженицын, Д.Д. Шостакович и многие другие. Были десятки обращений и писем — групповых и личных, адресованных в ЦК КПСС, в редакции газет и журналов. На фоне заявлений официальной пропаганды о «единодушном одобрении советским народом военной акции в ЧССР» эти обращения выглядели как белые птенцы в сизо-черной вороньей стае над изобильной колхозной нивой. Разумеется, они не были напечатаны. Широко известен случай, о котором повествует еще один из упомянутых выше документов. Он информирует ЦК КПСС о суде над лицами, «совершившими провокационные действия 25 августа 1968 года на Красной площади» в Москве. В сентябре 1968 года Мосгорсуд признал виновными Л. Богораз (Даниэль), П. Литвинова, К. Бабицкого, В. Делоне и В. Дремлюгу в распространении заведомо ложных измышлений, порочащих советский государственный и общественный строй, а также в групповых действиях, повлекших грубое нарушение общественного порядка (ст. 190-1 и 190-3 УК РСФСР, соответственно). Суд приговорил их к лишению свободы и ссылке на сроки от 5 лет до 2 лет 10 месяцев. Неискушенный читатель вряд ли поймет, какое отношение имеет приговор по делу о групповом нарушении общественного порядка к событиям в Чехословакии.

Ситуацию проясняют два сообщения, подписанные председателем КГБ Ю. Андроповым. В них сообщается о публичном протесте группы советских людей против вторжения в Чехословакию. 25 августа 1968 года одиннадцать правозащитников (в литературе укоренилось ошибочное название — «демонстрация семи») вышли на Красную площадь и развернули плакаты с лозунгами: «За вашу и нашу свободу!», «Да здравствует свободная и независимая Чехословакия», «Долой оккупантов!» и др.

На следующий день пражская газета «Литерарни листы» вышла с редакционной статьей о демонстрации в Москве, в которой, в частности, говорилось: «Семь человек на Красной площади Москвы — это, по крайней мере, семь причин, по которым мы никогда не должны испытывать ненависть к русским».

Одним из авторов этой статьи был сравнительно молодой и никому не известный человек. Впоследствии он стал известным драматургом и не менее известным правозащитником. Его звали Вацлав Гавел. Спустя два десятилетия он стал президентом свободной и независимой Чехословакии.

[i]Чехословацкие события 1968 года глазами КГБ и МВД СССР/ Сборник документов. — Составители Зданович А.А., Лашкул В.Ф., Моруков Ю.Н., Тотров Ю.Х. М.: Объединенная редакция МВД России, Общество изучения отечественных спецслужб, 2010. – 512 с., илл.

[ii]По сути, жена Президента ЧССР, как и сам Президент ЧССР Л. Свобода, находились под домашним арестом.


[iii]Согласно приведенным в книге сведениям генерала ЧСНА Мартина Дзура и маршала А.А. Гречко связывали личные дружеские отношения


[iv]Этот документ имел гриф «Строго секретно. Особая папка», был напечатан в единственном экземпляре и предназначался к использованию в качестве своеобразной шпаргалки исключительно для устного доклада.


[v]Сведения о безвозвратных потерях, приведенные в книге, отличаются друг от друга. В тексте указано — 98 человек, а в списке военнослужащих, погибших в ЧССР в ходе операции «Дунай» (Приложение № 1), приведены сто имен, а также 2 гражданских лица (спецкорреспонденты Агентства печати «Новости»).


Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Какой исход выборов в Конгресс США, по вашему мнению, мог бы оказать положительное влияние на российско-американские отношения в краткосрочной перспективе?

    Ни один из возможных результатов не способен оказать однозначного влияния  
     181 (71%)
    Большинство республиканцев в обеих палатах  
     46 (18%)
    Большинство демократов в обеих палатах  
     27 (11%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся