Южная Европа: политическая жизнь в эпоху кризиса

Италия: в заложниках у мистера-твистера

9 Октября 2013
Распечатать

В последние два года Сильвио Берлускони производил впечатление человека, одержимого двумя целями. С одной стороны, он стремился манипулировать, как и прежде, итальянской политикой, с другой – делал все для того, чтобы не оказаться за решеткой, от чего его могло спасти только сохранение за собой должности сенатора.

 

О судебных приключениях Кавальере (такое прозвище он получил потому, что еще в 1977 году стал кавалером ордена труда) хорошо известно – мировые СМИ подробно рассказывали о процессах, в которые он оказался вовлечен. Сейчас у Берлускони уже два приговора – год тюрьмы за разглашение следственной тайны и 7 лет с пожизненным запретом на занятие государственных должностей за то, что он пользовался услугами несовершеннолетней проститутки. Попытки оспорить судебные решения пока ни к чему не привели. Разумеется, Берлускони утверждает, что эти процессы имеют политическую подоплеку, и сокрушается по поводу будущего Италии – страны, которая допускает самую настоящую травлю своих «лучших граждан».

 

О политических махинациях Кавальере за пределами Италии говорят меньше. Между тем, того, что натворил Берлускони за последнее время, вполне хватило бы для какого-нибудь бестселлера. Сегодняшние политические перипетии, связанные с его именем, берут начало в событиях ноября 2011 года, когда под давлением Евросоюза он ушел в отставку с должности премьера Италии. Берлускони тогда поговаривал о том, что вообще бросит политику, но потом передумал. В конце концов, даже несмотря на вынужденный уход, у него оставалось немало рычагов воздействия на политическую жизнь страны. Одним из главных козырей в его руках было большинство, которым располагала его партия "Народ свободы" (НС) в обеих палатах парламента.

 

Этим козырем Берлускони воспользовался год спустя: в декабре 2012 года НС отказал в поддержке кабинету Марио Монти, из-за чего тот был вынужден подать в отставку. Досрочные выборы были назначены на 24 февраля. Берлускони заявил, что не может бросить родину в такой трудный момент и готов возглавить правительство в случае победы его партии. Правоцентристская коалиция, ведущей силой в которой выступал НС, пришла к финишу второй, уступив 0,3% голосов левоцентристам из коалиции «Италия. Общее благо» во главе с Демократической партией (ДП).

 

Переговоры о создании нового правительства продолжались два месяца и завершились компромиссом: новый кабинет возглавил представитель ДП Энрико Летта, а вице-премьером был назначен секретарь НС Анджелино Альфано, которого считали – и не без оснований – пешкой в руках непотопляемого Сильвио. Министерские должности были распределены так: 9 портфелей досталось представителям ДП, 5 – НС, 3 – партиям из блока Марио Монти, 1 – партии итальянских радикалов и еще 3 – независимым политикам. Однако столь разнородный состав грозил кризисом при возникновении сколько-нибудь серьезных разногласий между партнерами по кабинету, поэтому Энрико Летта все эти месяцы был вынужден уделять больше внимания сохранности правительства, чем решению стоящих перед страной проблем.

 

Одним из главных факторов нестабильности правительства Летты стали новости из зала суда, где рассматривались апелляции Берлускони по обвинительным приговорам. Когда в августе ему было отказано в пересмотре судебных решений, над дворцом Киджи – резиденцией премьера и правительства Италии – стали сгущаться тучи. И чем вероятнее становилась перспектива лишения Берлускони должности сенатора, тем туманнее представлялось будущее правительства.

 

Кульминации эта политическая драма по-итальянски достигла в конце сентября. Сначала Летта, уставший от постоянных нападок со стороны Берлускони и радикального крыла его партии, предъявил НС ультиматум: либо партия поддерживает действия, предпринимаемые правительством, либо «все отправляются по домам». Кавальере решил, что такой шанс упускать нельзя, и заявил, что раз Летта не соблюдает межпартийные договоренности, достигнутые в конце апреля, то пять министров из НС покидают правительство. Расчет Берлускони был ясен. Лишившись поддержки НС, правительство было бы вынуждено уйти в отставку, а на новых выборах партия Берлускони могла даже выиграть: по данным опросов, НС лишь немного уступал ДП, а правоцентристская коалиция в последние полгода почти все время опережала левоцентристов. Иными словами, Кавальере мог стать премьер-министром в пятый раз с 1994 года, и тогда о судебных невзгодах можно было забыть.

 

Однако на этот раз интрига Берлускони провалилась. Летта отказался принимать отставку министров НС и поставил перед парламентом вопрос о доверии правительству. Президент Италии Джорджо Наполетано недвусмысленно дал понять, что осуждает действия Кавальере, пытающегося развязать политический кризис всего через пять месяцев после того, как с таким трудом удалось создать коалиционное правительство. Но самый страшный удар Берлускони нанесла его «пластмассовая» партия. В НС на протяжении последних двух месяцев шли дебаты по поводу того, какую позицию партия должна занимать по отношению к правительству. В итоге произошло размежевание на «ястребов», готовых торпедировать кабинет Летты, и «голубей», настроенных на продолжение сотрудничества с ДП. Решение Берлускони об отставке министров из НС превратило это размежевание в настоящий раскол. В Сенате 40 членов фракции НС заявили об образовании новой группы, которая будет поддерживать правительство. А 1 октября произошло и вовсе невероятное: против отставки выступил Альфано, который сумел убедить Берлускони отказаться от своей затеи. В результате Кавальере сделал поворот на 180 градусов и призвал своих сторонников поддержать кабинет Летты. 2 октября в истории с незадавшимся правительственным кризисом была поставлена точка: Летта получил поддержку в обеих палатах парламента.

 

 Сильвио Берлускони на заседании Сената 2 октября 2013 года

Источник: www.giornalettismo.com

 

«Мы стали свидетелями крушения империи Берлускони», – заявил один из членов НС. Альберто Дзангрилло, личный врач Кавальере, утверждает, что его пациент находится в состоянии стресса. Другие комментаторы выражаются более откровенно, говоря, что Берлускони «вконец обессилел», «разуверился во всем» и с трудом «может осознать то, что произошло». Но если для него события начала октября стали почти что катастрофой, то Италии эта история принесет очевидную пользу. И дело не только в том, что теперь правительство может приступить к нормальной работе. По оценке премьера Летты, в начале октября в Италии закончилась эпоха, продолжавшаяся 20 лет. Это были годы, когда политическая жизнь страны зависела от прихотей одного человека, демагога и популиста, которого итальянский политический философ Маурицио Вироли метко сравнил с возрожденческим тираном. Его стремление и умение жить на широкую ногу подкупали многих в стране, где артистизм и желание показать себя значат так много. Берлускони всегда был щедр на слова и обещания, которые почти всегда оказывались пустым звуком. Он был и остается ярким воплощением того, что принято вкладывать в понятие «политиканство». Для Италии закат его политической карьеры – знак политического взросления и, возможно, начало новой эпохи, когда судьба страны окажется в руках серьезных политиков, а не очередного «мистера-твистера». 

Поделиться статьей

Текущий опрос

У проблемы Корейского полуострова нет военного решения. А какое есть?

Прошедший опрос

  1. Развиваем российско-китайские отношения. На какое направление Россия и Китай вместе должны обратить особое внимание?
    Необходимо ускорить темпы евразийской интеграции в рамках сопряжения ЕАЭС и «Одного пояса — одного пути»  
     71 (28%)
    Развивать сферу двусторонних экономических отношений и прикладывать больше усилий для роста товарооборота между странами  
     71 (28%)
    Развивать гуманитарные связи, чтобы народы обеих стран лучше понимали друг друга  
     45 (18%)
    Создавать новые двусторонние политические механизмы для более тесного политического сотрудничества  
     32 (13%)
    Повысить эффективность координации действий в многосторонних международных организациях  
     30 (12%)
    Ваш вариант (в комментариях)  
     3 (1%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся