Южная Европа: политическая жизнь в эпоху кризиса

Италия: Борьба со свинством

10 Декабря 2013
Распечатать

В последние месяцы громкие события в итальянской политике следуют одно за другим. В октябре произошел раскол правоцентристской коалиции. В конце ноября ее лидер Сильвио Берлускони лишился кресла сенатора. Берлускони не помогли ни организованные им самим митинги в поддержку себя, ни заявление о том, что просить помилования – ниже его достоинства и что президент Италии Джорджо Наполетано сам должен его ему предоставить. Теперь Кавальере, оставшемуся без сенаторской неприкосновенности, придется иметь дело с правосудием один на один.

 

Берлускони цепляется за любую возможность для того, чтобы остаться в итальянской политике, но его эпоха, продолжавшаяся почти двадцать лет, безвозвратно уходит в прошлое. Выражается это не только в перипетиях его собственной политической судьбы, но и в том, что Италия постепенно преодолевает его политическое наследие.

 

Одним из главных элементов этого наследия является избирательный закон 2005 года, страсти вокруг которого не утихают уже несколько месяцев. Дело даже дошло до того, что заместитель председателя нижней палаты парламента Роберто Джакетти объявил голодовку, требуя его отмены. И вот 4 декабря первый шаг к долгожданной избирательной реформе был сделан – Конституционный суд Италии признал ключевые положения действующего избирательного закона не соответствующими Конституции.

 

Судьба у избирательного закона непростая. Принят он был в конце 2005 года при весьма специфических обстоятельствах. В апреле 2006 года в Италии должны были состояться парламентские выборы. Согласно закону 1993 года, 75% депутатов избиралось по одномандатным округам, а оставшиеся 25% распределялись пропорционально между партиями, преодолевшими 4%-ный барьер. В политических реалиях того времени это означало, что Сильвио Берлускони, занимавший тогда должность премьер-министра, и созданная им правоцентристская коалиция «Дом свобод» проигрывают с треском.

 

Стремясь смягчить неминуемое поражение на грядущих выборах, Берлускони решил добиться принятия нового избирательного закона, пока его сторонники составляли в парламенте большинство. 21 декабря 2005 года новый закон, главным автором которого стал министр по институциональным реформам Роберто Кальдероли, был утвержден голосованием в Сенате.

 

 

Автор "свинского закона" Роберто Кальдероли и Сильвио Берлускони в Сенате

Источник: http://www.giornalettismo.com/

 

Закон получился неоднозначным. Одномандатные округа отменялись. Голосовать теперь можно было только за партии по закрытым спискам. Победившей коалиции (но не партии) доставался «приз» в виде 55% мест в нижней палате парламента, но зато в Сенате места распределялись в зависимости от результатов голосования в каждом конкретном регионе, а значит, здесь существенного большинства победившая коалиция уже не получала. Берлускони заявил, что Италия «наконец-то получила демократический закон», но министру Кальдероли его собственное детище внушало куда менее теплые чувства: в одном из телеинтервью он прямо назвал его «дрянью». По-итальянски это звучит как «порката», что созвучно со словом «порко», т.е. свинья. С легкой руки одного итальянского политолога за законом прочно закрепилось название «порчеллум», что можно было бы перевести как «свинство» или «свинский закон».

 

На выборах 2006 года «порчеллум» оправдал надежды, которые возлагали на него Берлускони сотоварищи. Победу одержала левоцентристская коалиция во главе с Романо Проди, но в Сенате ее преимущество над соперниками составляло всего два голоса. Кабинет Проди в итоге продержался всего два года, а досрочные выборы 2008 года снова выиграла правоцентристская коалиция во главе с Берлускони.

 

Как отмечает газета «La Stampa», «свинский закон» был принят для того, чтобы на выборах «не мог победить никто». Выборы по этому закону проводились трижды – в 2006, 2008 и 2013 годах – и всякий раз результаты оказывались противоречивыми. В качестве примера можно привести расклад политических сил, сложившийся в парламенте после последних выборов 24 февраля 2013 года. Среди партий первое место досталось протестному «Движению 5 звезд» (25,56%), за ним с минимальным отрывом следовала «Демократическая партия» (25,42%). Партия Берлускони «Народ свободы» заняла третье место (21,57%). Но поскольку преимущество в нижней палате получает победившая коалиция, а не партия, то приз в 345 депутатских мест достался левоцентристской коалиции «Италия. Общее благо» (29,53% голосов), ударной силой в которой выступала «Демократическая партия», второй по численности силой стала правоцентристская коалиция, занявшая 125 мест, а «Движение 5 звезд» было вынуждено довольствоваться 109 местами. В то же время, в Сенате у левоцентристов было всего на 6 мест больше, чем у сторонников Берлускони.

 

Результат этой запутанной электоральной арифметики – два месяца после выборов Италия оставалась без правительства, а когда новый кабинет все же был сформирован, он оказался настолько уязвимым, что до начала октября, когда раскололась правоцентристская коалиция, над ним постоянно висела угроза вынесения вотума недоверия. Если все это «перевести на личности», то получалось, что Берлускони хоть и не выиграл выборы, но мог шантажировать правительство тем, что подконтрольные ему министры уйдут в отставку по первому же его требованию.

 

Теперь признаны незаконными два основных положения «порчеллума»: «приз» для победившей коалиции и голосование по закрытым партийным спискам. Главная проблема, которую порождает решение Конституционного суда, касается судьбы нынешнего парламента – если он избирался по неконституционному закону, можно ли его считать легитимным? Если нет, то что делать дальше? Немедленно проводить новые выборы? Разрабатывать ли для этого новый закон... или, может, просто вернуться к тому, что действовал с 1993 по 2005 годы? В общем, вопросы следуют одним за другим, и каждая политическая сила дает на них свои ответы.

 

 

Источник: www.ilfattoquotidiano.it/blog/mnatangelo/

 

Немедленных выборов требуют «Движение 5 звезд» и вновь воссозданная партия «Вперед, Италия!», которая поддерживает Берлускони. До 4 декабря они настаивали на проведении выборов в соответствии с «порчеллумом», теперь говорят, что нужно как можно быстрее вернуться к закону 1993 года. Расчет и тех, и других понятен – если у победившей коалиции не будет «приза», то этим партиям удастся провести в нижнюю палату больше депутатов.

 

Составляющие костяк правительства «Демократическая партия» и образовавшаяся в результате раскола проберлускониевской коалиции партия «Новый правый центр», напротив, считают, что торопиться с выборами не надо. Нынешний расклад сил, разумеется, устраивает демократов, а новые правоцентристы – слишком молодое объединение, чтобы идти на выборы прямо завтра. Кроме того, теперь, когда премьеру Летте не нужно считаться с мнением Кавальере, больше озабоченного перспективой угодить за решетку, чем судьбами страны, правительство стало более устойчивым. Против немедленных выборов выступает и президент Италии, резонно замечающий, что от бесконечных политических баталий давно пора переходить к решению насущных проблем страны – в экономическом плане их остроту показывает тот факт, что главной положительной новостью последнего времени является прекращение падения ВВП после восьми кварталов рецессии и начало экономического роста, пока, правда, «нулевого».

 

Одного решения Конституционного суда недостаточно для демократизации процедуры выборов, однако это шаг в правильном направлении. Призывы радикалов и отягощенного судебными исками медиамагната к скорейшим выборам – это путь к политическому хаосу, из которого итальянская политика только-только начала выходить. Италии нужен новый избирательный закон, который укрепит заметно пошатнувшееся доверие итальянцев к политике и политикам. Остается лишь надеяться, что он будет принят не со "свинским" расчетом на ближайшие выборы, как это было восемь лет назад, а с целью сделать политическую систему Италии более стабильной и демократичной.

Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. У проблемы Корейского полуострова нет военного решения. А какое есть?
    Восстановление многостороннего переговорного процесса без предварительных условий со всех сторон  
     147 (32%)
    Решения не будет, пока ситуация выгодна для внутренних повесток Ким Чен Ына и Дональда Трампа  
     146 (32%)
    Демилитаризация региона, основанная на российско-китайском плане «заморозки»  
     82 (18%)
    Без открытого военного конфликта все-таки не обойтись  
     50 (11%)
    Ужесточение экономических санкций в отношении КНДР  
     18 (4%)
    Усиление политики сдерживания со стороны США — модернизация военной инфраструктуры в регионе  
     14 (3%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся