Южная Европа: политическая жизнь в эпоху кризиса

Италия: Who is Mr. Renzi и что он собирается делать?

19 Февраля 2014
Распечатать

Напряженная борьба за власть между Леттой и Ренци началась в декабре, когда последний выиграл праймериз и возглавил «Демократическую партию», являющуюся главной силой в правительственной коалиции. В конечном итоге, Летта ушел, а президент Италии Джорджо Наполитано 17 февраля официально поручил Ренци сформировать новый кабинет.

 

Кто такой Маттео Ренци? До понедельника он занимал должность мэра Флоренции. Политической деятельностью занялся в конце 90-х годов и за последние 15 лет успел побывать в нескольких левоцентристских партиях и коалициях. Поклонник Тони Блэра и Барака Обамы, он станет самым молодым премьером Италии за все время существования Республики – ему всего 39 лет.

 

Ренци энергичен и чрезвычайно амбициозен. И всегда таким был. Итальянский журнал «Эспрессо» опросил людей, знающих Ренци много лет, что это за человек, и выяснил, что амбициозность была присуща ему с ранних лет. Он всегда и везде стремился быть первым. Стоящие перед ним задачи он пытается решить быстро, иногда даже наскоком.

 

Ренци всячески подчеркивает свое отличие от прочих итальянских политиков. Проявляется оно не только в резкой, контрастной манере речи, но и в том, как он держится и одевается. Его привычный стиль – не костюм и галстук, а кожаная куртка. По Флоренции предпочитает передвигаться на старом автомобиле «Смарт» 2001 года выпуска, а на вчерашнюю встречу с президентом страны он приехал на белой «Альфа Ромео Джульетта», за рулем которой сидел сам.

 

Новый итальянский премьер Маттео Ренци

Источник: espresso.repubblica.it

 

В общем, Ренци производит яркое впечатление – напористый, решительный, обладает неповторимой харизмой и умеет играть на публику; в политике это важно, а в итальянской политике – вдвойне.

 

И вот теперь перед ним открывается уникальная возможность выступить в роли спасителя Италии от экономического кризиса. Надо сказать, что, по сравнению с двумя его предшественниками на посту премьера, Леттой и Монти, у него есть определенные преимущества.

 

Во-первых, хотя он занял свою должность не по итогам выборов, его легитимность трудно оспорить, ведь лидером «Демократической партии» он стал по итогам выборов, в которых приняли участие три миллиона человек (к слову, праймериз 8-9 декабря – это не первая его попытка возглавить партию; в 2012 году он тоже баллотировался, но проиграл во втором туре).

 

Во-вторых, ему не угрожает тот фактор, из-за которого пало правительство Монти и чуть было не отправился в отставку кабинет Летты. У этого фактора есть имя – Сильвио Берлускони. После раскола партии «Народ Свободы» политические позиции Кавальере сильно пошатнулись – он уже не может, как прежде, шантажировать правительство выходом из него подконтрольных ему министров, как в случае с Леттой, или вынесением вотума недоверия, как в случае с Монти.

 

В-третьих, назначением Ренци доволен Евросоюз. О поддержке нового итальянского премьера заявил комиссар по экономическим вопросам Олли Рен. Положительно отреагировали и рынки – спред, т.е. разница в доходности между итальянскими и немецкими 10-летними облигациями опустился до самого низкого уровня за последние два с половиной года.

 

Наконец, в-четвертых, Ренци, в отличие от своих предшественников, не имеет опыта работы в парламенте. Назначение на премьерскую должность такого человека большая редкость не только в Италии, но и в других европейских странах. На первый взгляд, это серьезный недостаток – Ренци недостаточно знаком с механизмами работы законодательной ветви власти. Однако он легко превращает это в преимущество, ведь отсутствие депутатского или сенаторского прошлого означает, что он не получает и никогда не получал солидную парламентскую зарплату и привилегии, против которых он активно выступает.

 

Ренци позиционирует себя как реформатор. Список первоочередных реформ выглядит так: новый избирательный закон, реформы трудового законодательства, государственного аппарата и системы налогообложения. Выглядит внушительно, но еще больше поражают сроки, которые Ренци ставит себе и своему будущему: он хочет проводить по одной реформе в месяц, начиная уже с февраля, чтобы к концу мая, когда должны пройти выборы в европейский парламент, все эти меры уже были реализованы.

 

Ренци на обложке журнала "Vanity Fair": "Маттео Ренци - спаситель Италии (я хотя бы попытаюсь)"

Источник: matteorenzi.it

 

Конечно, некоторые из этих реформ в случае успеха пойдут Италии на благо. Реформа государственного управления назрела в стране, где чиновники высшего ранга получают самые высокие зарплаты среди развитых стран – на содержание 200-тысячной армии руководителей разного уровня Италия ежегодно тратит 20 миллиардов евро. Однако есть меры, которые не внушают доверия.

 

Честно говоря, вызывает настороженность уже тот факт, что власти ЕС не просто поддержали Ренци, но и сразу же сказали, что он должен делать. Набор мер – стандартный, не меняющийся годами вне зависимости от того, приносят они результаты или нет: сокращение госдолга и дефицита бюджета, уменьшение налогов, реформы образования и юстиции, повышение конкурентоспособности итальянской экономики. Что это значит, ясно: урезание социальных статей бюджета и, очевидно, «внутренняя девальвация», т.е. уменьшение зарплат для того, чтобы итальянские товары стали более конкурентными на мировых рынках. Эти меры уже проводились в разных странах – от Германии времен Герхарда Шредера до Испании и Греции наших дней. В Германии это привело к экспортному буму и быстрому росту социальной дифференциации, в Испании и Греции – к росту торгового сальдо за счет обвала импорта и ко все той же социальной дифференциации.

 

Что конкретно предлагает Ренци? Свою программу он обозначил еще до того, как стал премьером. Она получила название «Jobs act» (извечная страсть итальянцев к английским словам). Вот ее основные пункты: прозрачность функционирования системы государственного управления; сокращение налога, за счет которого финансируются расходы регионов на здравоохранение; сокращение стоимости электроэнергий для компаний; обязательные курсы переквалификации для потерявших работу, которым запрещено отказываться от предлагаемой работы (как в Германии) и большее регулирование центров занятости (опять-таки как в Германии); создание новых рабочих мест (за счет чего, не объясняется).

 

Понятно, почему Евросоюз и Олли Рен, этот «ястреб неолиберализма», несколько месяцев назад предложивший испанцам сократить зарплаты всем трудящимся на 10%, довольны назначением Ренци. Новый премьер будет делать то же, что и его предшественники – осуществлять неолиберальную повестку дня, которая – по крайней мере пока – до добра никого в Южной Европе не довела. Неслучайно полтора года назад Берлускони, поужинав с Ренци, заявил: «Ренци продвигает наши идеи под знаменем "Демократической партии"». По сути дела, новый премьер, который, к слову сказать, намеревается оставаться в должности до 2018 года,  будет пытаться влить старое неолиберальное вино в новые мехи с популистской оторочкой. Для политика его стиля главное – энергичное движение. Однако социально-экономические меры, скорее всего, вызовут недовольство у населения, а административные реформы точно наткнутся на тихое, но эффективное сопротивление госаппарата на разных уровнях. Хватит ли его энергии на то, чтобы успокоить народ и прорваться через бюрократическое болото, – большой вопрос.

Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. У проблемы Корейского полуострова нет военного решения. А какое есть?
    Восстановление многостороннего переговорного процесса без предварительных условий со всех сторон  
     147 (32%)
    Решения не будет, пока ситуация выгодна для внутренних повесток Ким Чен Ына и Дональда Трампа  
     146 (32%)
    Демилитаризация региона, основанная на российско-китайском плане «заморозки»  
     82 (18%)
    Без открытого военного конфликта все-таки не обойтись  
     50 (11%)
    Ужесточение экономических санкций в отношении КНДР  
     18 (4%)
    Усиление политики сдерживания со стороны США — модернизация военной инфраструктуры в регионе  
     14 (3%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся