Блог Олега Шакирова

Российская цифровая дипломатия: 9 событий 2015 года

10 Ноября 2016
Распечатать

31 марта был опубликован Digital Diplomacy Rating 2016 – рейтинг 210 министерств иностранных дел по использованию инструментов цифровой дипломатии. МИД России занял в списке четвёртое место, уступив только Великобритании, Франции и США. Рейтинг был подготовлен командой турецких исследователей на основе количественных и качественных данных,  собранных с начала 2015-го по март 2016 год, и представляет собой, наверно, наиболее тщательную на данный момент оценку работу внешнеполитических ведомств в интернете. Высокое место России – это важное признание достижений российских дипломатов во всё ещё относительно новой для них сфере.

 

МИД России уже несколько лет целенаправленно развивает цифровую дипломатию, то есть практику использования возможностей интернета для целей внешней политики, прежде всего для её публичной стороны. Эти постепенные преобразования не привлекают столько внимания, сколько высокая политика и крупные дипломатические шаги, но они важны для того, чтобы министерство было более эффективным и современным в своей работе. Успехи МИД в цифровой дипломатии не были предопределены, что до сих пор хорошо видно при сравнении аккаунтов российских посольств в соцсетях (это тема отдельной статьи). Наблюдение за этой составляющей российской внешней политики позволяет понять, как МИД выстраивает общение со своей аудиторией дома и за рубежом, а также даёт представление о сложном и нелинейном процессе осуществления изменений в министерстве.

 

В данном обзоре представлены ключевые события и нововведения в цифровой дипломатии МИД России за 2015 год. Основное внимание уделяется качественным изменениям, поэтому, например, здесь специально не рассматриваются продолжающееся увеличение количества аккаунтов в соцсетях загранучреждений и представительств МИД в субъектах федерации, а также рост числа подписчиков. Обзор является продолжение аналогичного материала за 2014 г. и ставит своей целью проследить развитие российской цифровой дипломатии и зафиксировать её лучшие практики, которые могут быть полезны дипломатам непосредственно в их работе.

 

1. Термин «цифровая дипломатия» в официальных документах

 

В 2015 году термин «цифровая дипломатия» получил в МИД если и не официальный, то точно полуофициальный статус: он впервые был использован в двух официальных итоговых документах о деятельности министерства за предыдущий год. В мае был опубликован обзор МИД России  «Внешнеполитическая и дипломатическая деятельность Российской Федерации в 2014 году», в котором сообщалось:

 

На треке «цифровой дипломатии» обеспечивали максимально содержательное наполнение соответствующих аккаунтов в социальных сетях и на медиа-площадках. Более 700 видеозаписей размещено на ведомственном канале в «Youtube», набравшем свыше 400 тыс. просмотров. Запущены проекты блогов на веб-сайтах МИА «Россия сегодня», телеканала «Russia Today» и радиостанции «Эхо Москвы». Введена практика ежедневного онлайн-общения по внешнеполитической проблематике с аудиторией соцсетей и популярных новостных сайтов. Эти усилия не остались незамеченными профессиональным сообществом: МИД России был удостоен авторитетной премии Рунета за 2014 г. в номинации «Культура, СМИ и массовые коммуникации».

 

В июне появился документ «Об основных итогах деятельности Министерства иностранных дел Российской Федерации в 2014 году и задачах на среднесрочную перспективу», где после фразы: «Активно использовался богатый инструментарий “цифровой дипломатии”», – приводился тот же перечень, что и в майском обзоре.

Ранее возросшая активность дипломатов в интернете никак особо не обозначалась в официальных документах. В обзорах за 2008, 2009, 2010 годы. речь шла о сайте МИД и загранучреждений. В обзоре за 2011 год упоминаются онлайн-трансляции и запуск аккаунтов в Твиттере, а в обзорах за 2012-13 годы. деятельность в соцсетях описывается уже достаточно подробно, но единый термин для её обозначения не используется.

 

Неофициально термин «цифровая дипломатия» используется российскими дипломатами уже несколько лет. В качестве альтернативы предлагалось называть новые тенденции «инновационной дипломатией», но такой вариант не прижился. Закрепление термина «цифровая дипломатия» в официальном лексиконе свидетельствует о том, что эта практика становится общепринятой на уровне министерства и что есть понимание её специфики. Это важный шаг к выработке единой политики в области цифровых коммуникаций, которая позволит задать высокий стандарт для всех учреждений системы МИД.

 

2. МИД ВКонтакте

 

Самым долгожданным событием в 2015 году стал запуск официального сообщества МИД ВКонтакте. Впервые о планах начать работу в российской соцсети Мария Захарова, тогда заместитель Департамента информации и печати (ДИП), упомянула в интервью в апреле 2013 года. К тому моменту уже несколько десятков российских загранучреждений работали в соцсетях, но страница ВКонтакте была только у посольства России в Колумбии, впоследствии заброшенная.

 

МИД,  по словам главы ведомства Сергея Лаврова, получал множество обращений от пользователей по поводу ВКонтакте. Страница министерства появилась в российской соцсети в апреле 2014 года и велась в тестовом режиме три недели. В мае 2015 года она «ожила», очевидно, когда было принято решение об официальном запуске.

 

Если открытие страницы в Фейсбуке в феврале 2013 года прошло буднично, в рабочем порядке, то презентация сообщества ВКонтакте была гораздо более торжественной, что отражало в том числе возросший интерес МИД к цифровой дипломатии. Запуск состоялся 18 июня во время визита Сергея Лаврова в офис компании в Санкт-Петербурге. Министр заявил: появление МИД ВКонтакте «поможет нам более эффективно, оперативно доносить до более широкой аудитории, прежде всего, молодежной, идеи, которые мы продвигаем на внешнеполитической арене, рассказывать о происходящем в мире в целом». ВКонтакте является крупнейшей соцсетью в Европе и самой популярной в России, Белоруссии, Казахстане и на Украине. Менее чем за год по количеству подписчиков сообщество МИД ВКонтакте обогнало группу в Фейсбуке, хотя активность пользователей в последней значительно выше.

 

В ноябре МИД использовал ВКонтакте неожиданным образом - для экстренного оповещения россиян, находящихся в Египте, об эвакуации. В связи с приостановлением авиасообщения с Египтом министерство обратилось в соцсеть за помощью в распространении информации о порядке возвращения в Россию. Сотрудники ВКонтакте оперативно отреагировали и предложили использовать для этого новую функцию отправки сообщений от имени страницы МИД, причём в данном случае рассылка была не только по подписчикам, но и по всем пользователям, входившим в соцсеть из Египта за предыдущие две недели. Благодаря этому сообщение МИД получили 20 тысяч человек.

 

 

3. Координация с Минобороны

 

Военная операция России в Сирии стала уникальной в современной истории России по многим причинам, и одна из них - это полноценное использование министерством обороны интернета для освещения конфликта. Операция началась 30 сентября 2015 года, и в этот же день Минобороны выложило первое видео авиаударов на своём канале в YouTube. С этого дня на страницах министерства в соцсетях регулярно публиковались видео и другие сообщения о ходе операции.

 

Распространять информацию о ходе кампании на гораздо более широкую аудиторию, чем та, которая была у Минобороны, позволила поддержка МИД. Так, примерно за месяц до начала операции, в конце августа 2015 года, у Минобороны было 36,4 тысяч подписчиков в Твиттере, у МИД - 747 тысяч (в 20 раз больше) у русскоязычного аккаунта, 85,5 тысяч у англоязычного, а также около полутора сотен аккаунтов загранучреждений, у ведущих из них - по несколько тысяч и даже десятков тысяч подписчиков.  (данные по числу подписчиков получены при помощи Wayback Machine). МИД стал делиться твитами Минобороны, а также составлять их них подборки в Storify под названием “Listen to the Russian Ministry of Defence”  - отсылка к призыву Сергея Лаврова не слушать Пентагон относительно российских целей в Сирии.

 

 

 

 

4. Чат с Марией Захаровой в Фейсбуке

 

В качестве заместителя директора Департамента информации и печати МИД с 2011 года Мария Захарова сыграла ключевую роль в развитии российской цифровой дипломатии. В августе 2015 года она была назначена директором ДИП, а в сентябре ответила на вопросы интернет-пользователей онлайн. Российские дипломаты ранее использовали соцсети для общения с пользователями - например, посол в Великобритании Александр Яковенко проводил Твиттер-конференцию, сама Мария Захарова иногда отвечает на комментарии к постам на своей личной странице в Фейсбуке. Однако особенностью данного чата было то, что он проходил при участии Русской службы BBC - директор ДИП находилась в студии компании и отвечала на вопросы в комментариях пользователей с официального аккаунта BBC, помечая хэштэгом #Захарова. Некоторые ответы дублировались в твиттер компании.

 

 

5. #Диппочта

 

В мировой практике цифровой дипломатии контент для аккаунтов посольств в соцсетях частично поступает из центра, частично создаётся на местах. ДИП сделал логичный следующий шаг и наладил связь и в обратном направлении - теперь из лучших материалов и записей посольств регулярно формируются подборки и публикуются в главных аккаунтах министерства. Для этого в 2015 году в Фейсбуке была запущена рубрика #Диппочта и в Storify - Дипломатическая неделя для подборок постов из Фейсбука и Твиттера соответственно. Прежде всего это позволяет МИД показать всё многобразие одной из самых больших дипломатических служб мира. Кроме того с организационной точки зрения в системе министерства появился новый удобный механизм обратной связи и постоянной действующей оценки эффективности работы посольств в информационной сфере, а для сотрудников, отвечающих за соцсети на местах, - дополнительная мотивация и возможность привлечь внимание к работе посольства.

 

 

6. Новый сайт

 

В июле 2015 года МИД запустил новую версию своего главного сайта, вопрос о которой прорабатывался как минимум с 2011 года. Изменился внешний вид сайта, обновилась его структура. Были организованы фактически самостоятельные разделы по двусторонним отношениям с каждой страной. Также были добавлены новые функции, например, возможность переключения между версиями одного документа на разных языках. (Обзору изменений посвящён отдельный пост в этом блоге). Самостоятельно сравнить новый сайт с предыдущим, увы, не получится - в октябре 2016 года после скандала со “взломом” архивной версии сайта, которая размещалась по адресу archive.mid.ru, она была закрыта. Запуск нового сайта вновь поднимает вопрос о внешнем виде сайтов загранучреждений - некоторые из них сделаны на основе ещё позапрошлой версии главного сайта, другие переделывались по личной инициативе на местах. В результате сайты российских посольств утратили единообразие, что нетипично для других ведущих государств.

 

 

7. Трансляции в Periscope

 

Сервисы для прямой трансляции видео в интернете существуют относительно давно, но в 2015 году приложение Periscope сделало стриминг более удобным и массово популярным. МИД России оказался в числе первых, кто стал использовать Periscope в цифровой дипломатии. Лучше всего интегрировать этот сервис в свою работу смог ДИП, который и так отвечает за онлайн-трансляцию на сайте МИД брифингов официального представителя МИД и других публичных мероприятий. Начиная с осени 2015 года брифинги на регулярной основе дополнительно транслируются в Periscope, о чём МИД заранее сообщает в своих официальных аккаунтах. Помимо брифингов в прямой эфир через Perescope шли и другие мероприятия, например, интервью Сергея Лаврова и открытие выставки, посвящённой 125-летию дипотношений России и Мексики. В декабре 2015 года использовать Periscope для показа мероприятий начало посольство в Великобритании. Впрочем, широкое распространение среди большинства российских загранучреждений это приложение пока не получило - в 2016 году аккаунты там завели только посольства в США, Италии, Ирландии и Перу.

 

8. @Russia

 

Твиттер-аккаунт России @Russia зарегистрирован в ноябре 2014 года, но официально анонсирован был в декабре 2015-го. В отличие от уже описанного случая со страницей ВКонтакте аккаунт @Russia до его официального представления вели активно, а не в тестовом режиме (на момент анонса у него было уже 24 тысячи подписчиков), не афишируя однако роль министерства. После анонса в профиле добавилась строчка “Powered by @MFA_Russia”. С описанием аккаунта случился курьёз. Сначала в нём было указано: “Russia is closer than it seems!”. После того, как журналист The Guardian в Твиттере отметил, что эта фраза может звучать угрожающе, её быстро исправили на “Russia is closer and warmer than it seems!”

 

Мария Захарова назвала @Russia новым сетевым продуктом, который будет “рассказывать об основных неполитических - культурных, научных, спортивных, гуманитарных и экономических - событиях в России и за рубежом при российском участии”. В основном официальный аккаунт страны действительно используется для рассказа обо всём, чем Россия может быть интересна иностранцам, но совсем без политики не получается. Самый свежий пример - напоминание о значении князя Владимира в ответ на твит аккаунта Украины @Ukraine (верифицирован, но неизвестно, кто им управляет) по случаю открытия памятника крестителя Руси в Москве.

 

Россия входит в число достаточного небольшого числа государств, которым принадлежат аккаунты с названиями их стран - в исследовании Twiplomacy перечислены 23 таких аккаунта с англоязычными названиями стран, а также франкоязычное название Швейцарии @Suisse  и польское @Polska. Аккаунты с англоязычными названиями многих стран могут использоваться для продвижения страны, но принадлежат частным лицам. Так, Финляндия не смогла получить доступ к @Finland и использует хэндл @thisisFINLAND. Twiplomacy разделяет официальные аккаунты стран по принципу, для чего они используются. Аккаунт @Russia включен в категорию правительственных коммуникаций, к которой отнесены ещё семь стран. Вторая большая группа - продвижение туризма. Аккаунты Аргентины и Уругвая посвящены национальным сборным по футболу. И самая интересная категория - гражданская дипломатия, когда аккаунт поочерёдно ведут граждане страны. Первой такой подход опробовала Швеция, запустив в конце 2011-го кампанию “Curators of Sweeden”, в рамках которой каждую неделю аккаунт @Sweeden курирует новый человек. Кураторство продолжается несмотря на скандал с противоречивыми твитами в 2012 году, а примеру Швеции последовала Ирландия и организации в других странах.

 

9. Эксперименты

 

МИД и посольства используют Твиттер, Фейсбук и Storify как стандартные инструменты цифровой дипломатии. Кроме этого российские дипломаты иногда экспериментируют и с менее привычными для них сервисами и сайтами - нерегулярно или даже всего один раз.

 

У МИД есть своя учётная запись на сайте для прослушивания музыки и аудиозаписей SoundCloud. Хотя на новом сайте министерства есть свой аудиоплеер, время от времени официальные комментарии выкладываются на SoundCloud, вероятно, потому что ими удобнее делить на внешних ресурсах.

 

Посольство России в Черногории использовало веб-картографический сервис OpenStreetMap для визуализации географии случаев вандализма в отношении военных памятников в Польше. Карта и слайд-шоу, сделанное с помощью Storify, были использованы в тематической статье.

 

Самый цифровой из послов России Александр Яковенко ответил на вопросы о дипломатии для популярного российского проекта с пользовательским контентом The Question.

 

Наконец, в июле 2015 года в ДИП сделали первый и до сих пор единственный коуб (короткое зацикленное видео) с Сергеем Лавровым, посылающим воздушный поцелуй аудитории мидовского Фейсбука (на самом деле - министру международных отношений и сотрудничества ЮАР Маите Нкоана-Машабане, участвовавшей в саммите БРИКС).

 

Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. У проблемы Корейского полуострова нет военного решения. А какое есть?
    Восстановление многостороннего переговорного процесса без предварительных условий со всех сторон  
     147 (32%)
    Решения не будет, пока ситуация выгодна для внутренних повесток Ким Чен Ына и Дональда Трампа  
     146 (32%)
    Демилитаризация региона, основанная на российско-китайском плане «заморозки»  
     82 (18%)
    Без открытого военного конфликта все-таки не обойтись  
     50 (11%)
    Ужесточение экономических санкций в отношении КНДР  
     18 (4%)
    Усиление политики сдерживания со стороны США — модернизация военной инфраструктуры в регионе  
     14 (3%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся