Блог Олега Шакирова

Российская цифровая дипломатия: 10 событий 2017 года

5 Апреля 2018
Распечатать

В 2017 году Россия сохранила четвёртое место в глобальном рейтинге цифровой дипломатии, а русскоязычный твиттер МИД, согласно отчёту Twiplomacy, был четвёртым по количеству подписчиков среди аккаунтов внешнеполитических ведомств и вторым по количеству взаимных связей с ними.

За этот год российской цифровой дипломатии досталось немало внимания со стороны западных СМИ и экспертов. Financial Times разбиралась в популярности твиттера Посольства России в Лондоне. CNN и другие издания следили за схваткой аккаунтов @Russia и @Ukraine по поводу общей истории. Авторы Business Insider собирали «11 примеров, как российские правительственные аккаунты затроллили США и Великобританию в Твиттере». В Washington Post шли дальше и находили семь твитов, с помощью которых Посольство России в Лондоне «подрывает Запад». А профессиональные борцы с российской пропагандой из Atlantic Council проверяли достоверность раздела сайта МИД России о недостоверных новостях.

Конечно, большой интерес к отдельным твитам и риторике российских дипломатов в соцсетях неудивителен, особенно на фоне продолжающихся обвинений России в попытках повлиять на общественное мнение в США и других странах. В то же время некоторые важные события российской цифровой дипломатии остались вне поля зрения большинства комментаторов. Мы начали следить за развитием практики использования российскими дипломатами интернета и соцсетей с 2014 года, ещё до того, как это стало мейнстримом. В этом, уже четвёртом годовом обзоре российской цифровой дипломатии мы оставим за скобками информационное противостояние России и Запада (эта тема детально разобрана в прошлогодней статье) и вспомним знаковые события и нововведения 2017 года, которые меняют облик МИД в интернете.

1. Анонс обновления внешнего вида сайтов загранучреждений и их переноса на российские серверы

В сентябре 2017 «Известия» сообщили, что в МИД ведётся работа по обновлению сайтов российских загранучреждений. Как следует из комментария директора Департамента информации и печати (ДИП) МИД Марии Захаровой, перед министерством стоят две задачи: привести внешний вид сайтов к единообразию, а также перенести все сайты на сервер МИД в России.

Что касается первой из них — внешнего вида, то это давно назревший вопрос. Проведённый пять лет назад сравнительный анализ сайтов посольств стран G8 показал, что только у России и Японии посольства использовали разные макеты. Российские загранучреждения изначально имели сайты одного формата, однако постепенно многие из них создавали новые сайты для себя без оглядки на единообразие. Во многом такая ситуация сохраняется и до сегодняшнего дня.

Хотя после запуска нового главного сайта МИД в 2015 году сайты ряда диппредставительств были переделаны на основе единого макета (например, сайт Постпредства при ОБСЕ), который, впрочем, они опять же используют по-разному.

Наименее охотно на новый дизайн будут переходить те, кому придётся переносить на новую платформу большой объём информации со старого сайта, например, Посольству в Великобритании или США, или в очередной раз привыкать к новому макету. Так, Постпредство России при ООН в Нью-Йорке за последние годы самостоятельно сменило несколько макетов сайта, и теперь, если следовать логике унификации, сотрудникам придётся повторить это ещё раз.

По словам Марии Захаровой, сайты с единым внешним видом предполагают определённую гибкость для загранучреждений в зависимости от их активности в интернете: «Есть три дизайн-макета, различающихся по своим возможностям. Все они имеют более или менее единообразный вид. Крупные представительства выбирают максимальные функциональные возможности интерфейса, так как могут насытить его контентом».

Единообразие сайтов должно проявляться не только в визуальной составляющей, но и в части наполнения. В идеале единообразие позволит установить общий стандарт того, какая информация должна быть доступна пользователям. Среди экспертов, например, есть мнение, что сайты посольств бесполезны для экономических агентов, поскольку не содержат нужных экспортёрам сведений. Примером использования общего стандарта могут служить стандарты публикации для модернизированных сайтов диппредставительств США (Госдепартамент провёл модернизацию сайтов своих посольств в 2016 финансовом году).

Что касается второй задачи — переноса сайтов на сервер МИД, то большинство сайтов уже находятся на нём (и используют адрес [посольство].mid.ru). 69 сайтов загранучреждений, по словам Марии Захаровой, по состоянию на сентябрь 2017 года работали на серверах местных провайдеров. Размещение сайтов диппредставительств на домашнем сервере — это стандартная практика среди ведущих стран, поэтому для МИД этот шаг оправдан с точки зрения как безопасности, так и управления сайтами, и его необходимость назрела давно.

Другой вопрос — пригодятся ли после такого переноса Министерству зарубежные серверы? В 2011 году Посольство России в Великобритании создало зеркало официального сайта, когда основной сайт подвергся DDoS-атаке. Наряду с необходимостью создания резервной копии сайта использование зеркал может иметь смысл для того, чтобы увеличить скорость загрузки сайта у зарубежных пользователей. Наконец, интересен пример Эстонии — правительство страны заключило соглашение с Люксембургом о создании на его территории виртуального посольства, т.е. дата-центра. Дата-центр будет использоваться для резервного копирования нечувствительных правительственных данных Эстонии, в том числе имеющих важное символическое значение — например, президентского сайта. На виртуальное посольство и хранящиеся там данные будет распространяться эстонская юрисдикция. МИД мог бы изучить этот опыт на предмет его применимости, допустим, на уровне ЕАЭС.

2. Новый руководитель Отдела цифровой дипломатии

За коммуникацию МИД в интернете отвечает возглавляемый Марией Захаровой Департамент информации и печати. В самом ДИП соцсетями занимается Отдел цифровой дипломатии. В 2017 году начальником отдела стал Сергей Налобин — один из наиболее активных пользователей Твиттера среди российских дипломатов с более чем 2 000 подписчиков. Его предшественник занял должность пресс-секретаря Посольства России в США. Выступление Сергея Налобина на Международном форуме русскоязычных вещателей в мае 2017 года даёт хорошее представление об официальном подходе МИД России к цифровой дипломатии: «Преимущество цифровой дипломатии мы видим в том, что она позволяет, во-первых, оперативно опровергать какие-то некорректные сведения, "фейки", разного рода негативные "вбросы", во-вторых, она позволяет предоставлять адекватную информацию, соответствующую действительности. И подтверждать, в том числе, данные из официальных источников. То есть, мы видим цифровую дипломатию как стратегический элемент в информационной борьбе, в отражении соответствующих атак против нашей страны».

3. Официальный аккаунт на испанском

В сентябре 2017 года МИД запустил официальный твиттер-аккаунт на испанском языке @mae_rusia в дополнение к аккаунтам на русском и английском языках. По словам Марии Захаровой, «испанский входит в тройку самых распространенных языков в Твиттере. Достоверная информация о российской внешней политике востребована в таких испаноязычных государствах, как Венесуэла, Аргентина, Куба, Мексика, США, Испания и др.».

Испанский действительно является третьим или даже вторым наиболее распространённым языком в Твиттере и третьим в интернете в целом. Испаноязычные аккаунты уже несколько лет ведут российские диппредставительства в Мексике (9 768 подписчиков), Перу (6 618), Испании (4 204), Венесуэле (2 882), Аргентине (2 870), Эквадоре (2 654), на Кубе (2 137), в Уругвае (2 390), Колумбии (2 028), Коста-Рике (1 611) Панаме (1 250). У большинства из них пока больше подписчиков, чем у нового испаноязычного аккаунта (2 034), и у МИД есть возможность объединить эти страновые аудитории. Для решения этой задачи, очевидно, потребуется иная стратегия, чем для англоязычного Твиттера. На сегодняшний день пять самых популярных твитов @mae_rusia касались отдельных стран: три из них были связаны с Венесуэлой, один — с визитом президента Аргентины в Москву, ещё один был посвящён сборной Перу по футболу.

4. Подкаст Посольства России в США

В сентябре 2017 года Посольство России в США запустило дайджест Russian Embassy Weekly — еженедельное информационное письмо на платформе MailChimp с возможностью подписки.

Начиная с конца ноября Посольство запустило подкаст и стало выпускать аудиоверсию дайджеста (начиная с 10-го выпуска). Эпизоды подкаста публикуются на SoundCloud, которым МИД уже пользовался ранее, а также на основных онлайн-площадках: iTunes и Google Play.

Идея использовать подкаст в качестве дополнительного канала распространения информации уже использовалась внешнеполитическими службами некоторых стран, например, США или Дания, но в России это пока новая практика. Запуск подкаста Посольством в Вашингтоне выглядит логичным шагом, учитывая развитую культуру подкастов столицы США, где многие исследовательские организации и СМИ используют такой формат подачи информации. Чтобы успешно конкурировать в этой среде, Посольству, возможно, придётся поэкспериментировать с формой и содержанием выпусков и сделать их по-настоящему интересными широкой аудитории.

5. Отказ от Storify?

Уточнение: в конце 2017 года Storify объявил о том, что в мае 2018 года сервис закроется, и все истории будут удалены.

Storify, сервис, позволяющий составлять истории из постов в разных соцсетях, одно время был среди наиболее распространённых инструментов российских цифровых дипломатов, третьим после Твиттера и Фейсбука. На сайте МИД можно насчитать 70 аккаунтов в Storify, в том числе два, которыми управляют из центрального аппарата: MFA Russia и Smolenka Twistory.

Точно так же, как и в ситуации с другими соцсетями, некоторые из этих 70 аккаунтов либо никогда не использовались, либо были заброшены 2–3 года назад. При этом значительная часть продолжала обновляться. Однако в 2017 году наметился отказ от использования Storify в российской цифровой дипломатии. Оба официальных аккаунта перестали регулярно собирать истории: последняя подборка MFA Russia вышла в июне и была посвящена Петербургскому международному экономическому форуму, а Smolenka Twistory остановилась на отчёте об участии России в 72-й сессии ГА ООН. Перестали обновляться и другие ранее активные учётные записи. С начала 2018 года только пять аккаунтов из 70 опубликовали хотя бы одну историю: посольства в США, Канаде, Камбодже и Дании и представительство МИД в Калининграде.

Storify позволял сотрудникам, ведущим аккаунты, достаточно легко собирать отчёты об информационном освещении того или иного события в соцсетях. Возможно, эта задача более не востребована или реализуется другими средствами. В любом случае Storify, видимо, может стать сервисом, от которого МИД полностью откажется, — и это интересный пример того, как российская цифровая дипломатия экспериментирует с разными инструментами, оставляя в своём арсенале только действительно необходимые ей средства.

6. Твиттер Постпредства при НАТО активизировался, но уступил первенство

На твиттер-аккаунт Постпредства России при НАТО в течение нескольких было подписано больше пользователей, чем на аккаунт любого другого диппредставительства какой бы то ни было страны. При этом в сравнении с лидерами российской цифровой дипломатии (посольствами в Великобритании, Японии, США и Турции, Постпредстве при ООН) российская миссия при НАТО не отличалась ни активностью, ни количеством взаимодействий со стороны пользователей. В 2017 году аккаунт постпредства оживился и начал оперативно освещать повестку отношений России с НАТО. Если в 2016 году самая популярная запись посольства получила 43 ретвита, то в 2017 году эта цифра была уже в 10 раз выше — ответом постпредства на твит официального аккаунта НАТО с роликом про «лесных братьев» поделилось 422 пользователя (второй и третий по популярности твиты также были связаны с сюжетом про «лесных братьев»). По словам бывшего постпреда России при НАТО Александра Грушко, в постпредстве «отслеживание информационного поля и формулирование реакции» было одним из наиболее важных направлений работы. Он признал, что в Твиттере между Россией и НАТО шло информационное противостояние — «на каждый наш твит следовал натовский твит, на каждый натовский твит следовал наш твит», — и Россия в сфере цифровой дипломатии оставалась конкурентоспособной.

Вместе с тем весной 2017 года Постпредство при НАТО уступило первенство по числу подписчиков Посольству США в Маниле, которое до этого занимало второе место. Сейчас американское посольство идёт впереди с отрывом в 180 тысяч пользователей, а российское постпредство по этому показателю занимает второе место среди дипломатических твиттер-аккаунтов со значительным отрывом от идущих следом.

7. «Надоел» и внутренняя политика

В апреле 2017 года МИД неожиданно включился во внутриполитическую дискуссию. В преддверии акции оппозиции, на которую организаторы агитировали картинками с надписью «надоел», Министерство опубликовало в Фейсбуке и Твиттере посты о том, что надоело дипломатам: Колин Пауэлл с пробиркой и другие политические деятели, Майдан с горящими покрышками, снежная буря и прочее. Сама акция прошла в конце апреля и была сравнительно малочисленной.

8. МИД отвечает

Министерство нечасто отвечает на твиты со своих официальных аккаунтов @MID_RF и @MFA_Russia (в отличие от аккаунтов некоторых российских посольств, например в Великобритании или Японии). Редкие ответы как правило даются, если в твиттере к Министерству обращается другой дипломатический аккаунт. Например, летом 2017 года МИД ответил на приветствие посла Австралии в России.

Впрочем, время от времени Министерство обращается в Твиттере и к отдельным журналистам. В феврале 2017 МИД ответил на твит репортёра New York Times с фотографией котлет по-крымски из министерской столовой (аккаунт МИД в твите не был отмечен).

В декабре 2017 года Министерство в серии твитов обратилось к журналистке Foreign Policy. Этому предшествовал разбор её статьи о сложностях работы в России для иностранных корреспондентов Марией Захаровой в ходе еженедельного брифинга.

Некоторые несерьёзные ответы МИД западным партнёрам, очевидно, носят прежде всего развлекательный характер и адресованы российской аудитории. Так, в марте 2017 года после публикации Центром передового опыта НАТО в области стратегической коммуникации исследования, в котором разбирались российские юмористические телепередачи, Министерство в Твиттере и Фейсбуке поделилось номером Евгения Петросяна о расширении НАТО (но не стало отмечать в записях представителей организации). В октябре МИД «откликнулся» на объявление о работе от ЦРУ, иронично поблагодарив американскую спецслужбу «за поддержку и продвижение русского языка».

9. Раздел про fake news

В феврале 2017 года в ходе еженедельного брифинга официального представителя МИД Мария Захарова сообщила: «В ближайшее время на официальном сайте МИД России мы запустим свой проект, где будем собирать "фейковые новости" ведущих зарубежный СМИ, заявления официальных представителей различных стран, которые будем разоблачать, публиковать первоисточники, данные, показывать, что российская реакция на этот вопрос уже была опубликована». Несколько дней спустя на сайте был создан раздел под заголовком «Примеры публикаций, тиражирующих недостоверную информацию о России». В разделе, по словам Марии Захаровой, «не будут публиковаться все материалы. Задача состоит в том, чтобы показать тенденцию и основные тренды в публикации "фейковых новостей" о нашей стране, сделать все возможное для того, чтобы остановить их тиражирование».

Всего в этом разделе появилось 58 публикаций, за год с момента создания — 50, то есть в среднем чуть больше четырёх в месяц. От традиционных опровержений МИД публикации в разделе отличаются тем, что они сопровождаются скриншотом опровергаемого материала с печатью «fake» в верхнем правом углу.

При этом на сайте МИД сохранился и раздел с традиционными опровержениями.

Проект ДИП вписался в общий тренд по борьбе с недостоверными новостями — в 2016–17 годах был запущен целый ряд аналогичных инициатив, некоторые из них подверглись критике со стороны журналистов. МИД также вступил с дискуссию со СМИ по поводу того, что считать недостоверной информацией: в феврале 2017 года Министерство ответило на критичную заметку New York Times о разделе с «fake news», а в апреле вступило в полемику с российским «Коммерсантом».

В 2017 году Министерство также боролось с поддельными аккаунтами дипломатов и посольств, за которыми, по словам Марии Захаровой, могли стоять «вполне конкретные структуры других государств», и добивалось разблокировки подлинной фейсбук-страницы Посольства России в Словакии.

10. Фейсбук Консульского департамента

В марте 2017 года в центре внимания российских СМИ и интернет-пользователей оказалось обычно не самое медийно активное подразделение МИД — Консульский департамент (КД). Журналистка Анна Семида обнаружила на сайте департамента памятку для граждан, выезжающих за границу (полное название «Общие элементы поведения, рекомендуемые для большинства государств мира в целях недопущения нежелательных инцидентов»). Текст документа был разобран на цитаты, Мария Захарова написала, что так и было задумано.

Впрочем, в ответ на критику в памятку внесли изменения.

Однако за шумихой почти не замеченной осталась повседневная работа Консульского департамента в интернете. У этого департамента, поддерживающего отдельный сайт, выработался свой подход к использованию инструментов цифровой дипломатии. У КД нет своего аккаунта в Твиттере, но есть регулярно обновляемая страница в Фейсбуке. Она была создана в марте 2016 года, ведётся преимущественно на русском, и главная её особенность с том, что КД часто отвечает на комментарии и вопросы пользователей под своими постами (например, как здесь или в дискуссии по поводу той самой памятки). Иногда это не самые серьёзные ответы (под одним постом администратор КД уточняет, кто такой Карл — очевидно, персонаж из популярного мема), но в большинстве случаев КД помогает пользователям с конкретными вопросами. Некоторые темы разбираются подробнее в заметках страницы. Ещё один инструмент КД — мобильное приложение «Биопаспорт МИД» (другим приложением МИД, «Зарубежным помощником», занимается Департамент Ситуационно-кризисный центр). Как следует из описания, оно позволяет упростить процедуру получения загранпаспорта нового поколения россиянам, проживающим в других странах.

* * *

За несколько лет МИД накопил обширный и разносторонний опыт работы в интернете. Многие нововведения в этой сфере возникали на уровне отдельных диппредставительств или в ответ на специфические вызовы в информационной среде. Для дальнейшего развития российской цифровой дипломатии полезным может быть проведение внутреннего обзора накопившейся практики с участием как сотрудников, отвечающих за коммуникацию в интернете, так и других подразделений Министерства. Это позволит оценить возможности использования информационно-коммуникационных технологий не только в публичной сфере, но и во внешнеполитической стратегии в целом.


Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Каким образом заявления В.В. Путина в послании Федеральному Собранию и показ новых стратегических вооружений скажется на международной безопасности в ближайшие годы?

    Следует ожидать гонки вооружений ведущих государств мира, что приведет к неконтролируемой эскалации военно-политической напряженности во всем мире  
     155 (43%)
    Сделанные заявления и показ супероружия скорее завершают начатый ранее процесс обновления Вооруженных Сил России в ответ на вызовы современности, к этому на Западе давно были готовы — существенных изменений в глобальном балансе сил не произойдет  
     142 (40%)
    На наших глазах возвращается Ялтинско-Потсдамский мировой порядок, в которой Россия определенно играет роль одного из полюсов, что позволит иметь более стабильную архитектуру международной безопасности  
     53 (15%)
    Ваш вариант ответа. В комментариях  
     8 (2%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся