Блог Олега Шакирова

Конвент ISA: о дипломатии XXI-го века, или кто идёт работать в Госдепартамент

5 Апреля 2013
Распечатать

Часть 1

Часть 3

 

Необычайная концентрация международников от мала до велика! В просторном лобби, во всех лифтах, вокруг отеля - люди с бейджами ISA. Наверно, общую фотографию пяти с половиной тысяч участников не получится сделать.

 

Этот день в моей программе был посвящён дипломатии в XXI веке. На панельных дискуссиях секции дипломатических исследований обсуждалось, как меняется дипломатия на современном этапе и в чём проявляется преемственность.

 

Некоторые из тем представленных работ:

 

- Дипломатия второго трека (Track II Diplomacy) - в сущности, неправительственное посредничество в решении межгосударственных вопросов, в особенности таких, которые в силу их чувствительного характера на официальном уровне не удаётся разрешить; роль в этом процессе аналитических центров (think tanks) и национальных институтов международных отношений.

Главная особенность диалогов второго трека - наличие каналов связи их участников с лицами, определяющими политику государств, то есть возможность оказать на неё определённое влияние (профессиональное общение между представителями разных стран, не имеющих доступа к руководству, автор работы Melissa Conley Tyler называет Track III). Эффективность второго трека - спорный вопрос, поскольку далеко не все подобные диалоги приводят непосредственно к изменению во внешней политике. Автор предлагает потенциальные критерии для оценки Track II, когда их результат неочевиден: появление полезных или новых идей; привлечение внимания кругов, принимающих политические решения; интерес среди осведомлённой аудитории; влияние на язык, используемый в политических дискуссиях (например, появление внедрение новых терминов);

 

- Использование риторики во внешней политике (эта тема прямо или косвенно затрагивалась сразу в нескольких работах). В частности, её направленность как вовне, так и внутрь страны, оправданность и пр. Предлагались разные термины, такие как diplomatic spin (spin в контексте массовых коммуникаций переводится как “предвзятость, смещение акцента, подтасовка фактов”) или (применительно к политике США в отношении конфликта в Дарфуре) американский разговорный BSing (впрочем, автора поправили, что это слово не совсем корректно и изначально имеет негативную коннотацию);

 

- Интернет и социальные медиа. Если обобщить, то информационные технологии открывают широкие возможности (кстати, в Сан-Франциско не все с этим согласны, см. фото), но не стоит их переоценивать. Например, использование во внешней политике социальных медиа заставляет дипломатов быть более эффективными в сфере коммуникаций, но в основном не касается самой политики. Последовательность самих США в электронной/цифровой дипломатии также под вопросом: как соотносится американский курс на продвижение свободы интернета и давление на WikiLeaks?

 

Во время перерыва на обед (ланч?) на конвенте открылась выставка, с которой не хочется уходить. Я помню правило не покупать книги до последнего дня, но всё равно ходил почти час между стендов и присматривался. Найти можно всё, что угодно, представлены книги и журналы от крупных издательств (Routledge, Wiley, Sage и др.), издательских подразделений университетов (Columbia, John Hopkins, Stanford), международных организаций, например, ООН, исследовательских центров и т.п. Свои стенды есть также у ЦРУ и Государственного департамента, публикаций у них нет, зато есть брошюры о карьерных возможностях (а у ЦРУ ещё фирменные сумки).

 

Госдепартамент также провёл круглый стол “Recruiting for Diplomacy in the 21st Century”, который оказался весьма интересным. Речь шла о том, как изменилась американская дипломатия и, соответственно, подход к набору на службу. Основной его особенностью, по словам дипломатов, является стремление создать равные возможности для всех групп населения, независимо от пола, расы, места проживания, физических способностей и пр. С целью донести информацию до широкой аудитории (особенно - до недостаточно представленных групп) проводятся специальные мероприятия (собственно, как этот круглый стол). Интересно, как для этих целей (то есть для внутреннего пользования) используются ресурсы электронной дипломатии: мобильное приложение “DOSCareers” для подготовки к вступительному тестированию, программа “Virtual Student Foreign Service”, которая позволяет студентам в качестве стажёров удалённо участвовать в работе подразделений Госдепартамента или зарубежных представительств. Как неоднократно подчёркивали выступающие, в настоящее время для дипломатической службы ищут людей с разносторонними знаниями, адаптивных, обладающих лидерскими и менеджерскими навыками - любопытно, что среди критериев нет ни знания иностранных языков (учитывается, но не является обязательным), ни образования в сфере международных отношений. В общем, новый американский дипломат (кстати, средний возраст поступления на службу - 31 год) должен быть специалистом во всём понемногу, чтобы легко приспосабливаться к требованиям на каждом месте работы.
 

Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. У проблемы Корейского полуострова нет военного решения. А какое есть?
    Восстановление многостороннего переговорного процесса без предварительных условий со всех сторон  
     147 (32%)
    Решения не будет, пока ситуация выгодна для внутренних повесток Ким Чен Ына и Дональда Трампа  
     146 (32%)
    Демилитаризация региона, основанная на российско-китайском плане «заморозки»  
     82 (18%)
    Без открытого военного конфликта все-таки не обойтись  
     50 (11%)
    Ужесточение экономических санкций в отношении КНДР  
     18 (4%)
    Усиление политики сдерживания со стороны США — модернизация военной инфраструктуры в регионе  
     14 (3%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся