Блог Олега Шакирова

Российская цифровая дипломатия: 7 событий прошедшего года

5 Февраля 2015
Распечатать

Одним из лауреатов Премии Рунета 2014 стал Депаратамент информации и печати (ДИП) Министерства иностранных дел России. Замглавы департамента Мария Захарова, ставшая за последние пару лет главным спикером МИДа в интернете, получая награду, заметила: "Вы себе не представляете, насколько порой бывает сложно дипломатам "чичеринской" школы освоить новые технологии".

 

Практику использования дипломатами соцсетей, блогов и других интернет-сервисов во внешнеполитической деятельности в целом называют цифровой дипломатией. Ещё несколько лет назад, когда дипломаты только пытались подружиться с интернет-аудиторией, эффективность и целесообразность таких экспериментов нередко ставилась под сомнение, во многом из-за свойственного

этому сообществу консерватизма. Однако сегодня цифровая дипломатия становится обязательной частью информационной работы внешнеполотических ведомств практически во все странах (даже в непризнанных). По большому счёту, дипломаты “догнали” свою аудиторию, давно поселившуюся в сети.

 

МИД начал работать в интернете не вчера. Помимо популярных официальных страниц в Facebook и Twitter, которыми управляет ДИП, более сотни аккаунтов в разных соцсетях ведут зарубежные представительства России. С начала 2014-го года активность и число подписчиков большинства аккаунтов возросли, во многом в связи с ситуацией на Украине и ухудшением отношений между Россией и Западом. Кроме этого в 2014-м году в российской цифровой дипломатии появился ряд любопытных нововведений, о которых мы сегодня вспомним.

 

1. Хэштег-дипломатия

 

В середине апреля МИД в своих официальных аккаунтай в Twitter стал сопровождать твиты об Украине меткой #UnitedForUkraine. Этот хэштег был запущен Государственным департаментом США в марте после выступления Барака Обамы, в котором и прозвучала оригинальная фраза. Американские дипломаты оказались в некоторой растерянности от того, что Россия перехватила дискуссию и стала использовать хэштгег для критики политики США. Прессекретарь Госдепартамента Джен Псаки выразила надежду, что Россия “будет вести себя в соответствии с тем, как предписывает хэштег”, что вызвало волну едких комментариев в адрес Госдепартамента в американских соцсетях. В МИДе ответили с недоумением: с каких пор США обладают монополией на всё хорошее?

 

 

Также в мае МИД в числе первых поддержал хэштег #SaveOurBoys - кампанию с требованием освободить похищенных на Украине журналистов LifeNews. Сам хэштег был запущен телеканалом и по форме повторял популяный на Западе призыв освободить нигерийских школьниц, похищенных исламистской группировкой Боко Харам, - #BringBackOurGirls. Таким образом, МИД послал и сопутствующее послание: готовы ли на Западе признать нарушения прав человека везде или только там, где им выгодно?

 

 

 

 

2. “Война картинок”

 

В традиционной дипломатии формат общения между внешнеполитическими ведомствами государств строго регламентирован - это, например, обмен нотами или публичные выступления, в которых стороны посылают друг другу определённые сигналы и так далее. Но в интернете одна картинка нередко лучше тысячи слов, и дипломаты начинают перенимать сетевую манеру общения и откровенно троллить друг друга.

 

Главная “схватка” года разгорелась в конце августа, когда аккаунт Постоянного представительства Канады при НАТО разместил в своём аккаунте карту России и Украины (обозначенной как не-Россия) с подписью “руководство для российских солдат, которые продолжают теряться и ‘случайно’ попадать на Украину”. Российское постпредство вскоре ответило - также в Twitter - картой, чтобы помочь канадцам “разобраться с современной географией”, на которой Крым обозначен в составе России, а Абхазия и Грузия - как независимые государства. Несколько дней спустя ещё один ответ пришёл, откуда не ждали. Посольство России в ОАЭ в Twitter выложило фото игрушечной военной техники с подписью: “Произошла утечка новых разведданных НАТО о вторжении российских войск на Украину! Кажется, на настоящий момент эти самые убедительные!" Твиты Постпредства в НАТО и Посольства в ОАЭ с упомянутыми картинками вошли в число самых популярных среди всех аккаунтов МИДа за 2014-й.

 

 

 

 

3. Твитер Историко-документального департамента МИД

 

В октябре МИД представил специальный аккаунт в твитере, посвящённый истории российской дипломатии. Ведёт его Историко-документальный департамент, занимающийся в числе прочего рассекречиванием и публикацией архивных материалов. Для департамента твиттер - это хорошая возможность рассказать о своей работе более широкой аудитории. Например, об интерактивной карте Российско-американского исторического и культурного наследия (которую по-хорошему стоило бы сделать на основе карт Яндекса или Google).

 

 

 

 

4. Приложение для телефонов “Зарубежный помощник”

 

В октрябре МИД выпустил первое приложение “Зарубежный помощник”, разработанное компанией Сайтсофт, которая создавала приложения для МЧС, МВД и Следственного комитета. Оно даёт возможность гражданам России, выезжающим за границу, получать информацию о чрезвычайных ситуациях, а также загрузить справку о той или иной стране. Пользователь может зарегистрировать своё пребывание за границей, узнать, как связаться с диппредставительством в стране пребывания или даже заказать звонок от российских дипломатов. Правда, последняя функция пока доступна только в пяти странах: Армении, Иордании, Камбодже, США и Словении. Приложение вышло для Android, iOS и Windows Phone, однако пока не пользуется большим спросом: в iTunes у него всего 11 оценок, а в Google Play - 24 и 100-500 скачиваний.

 

5. Рекламная кампания “Миру - МИД”

 

 

МИД провёл небольшую кампанию с целью привлечь новых пользователей. Для этого было подготовлено несколько изображений с вопросом либо слоганом на русском и английском языках и адресом официального сайта министерства. Пожалуй, самый интригующий из вопросов - “Who is who to lecture?” - отсылает к фразе, якобы произнесённой министром иностранных дел Сергеем Лавровым в телефонном разговоре со своим британским коллегой.

 

Существенным недостатком кампании было то, что она проводилась преимущественно в мидовских аккаунтах и вряд ли помогла расширить аудиторию. С этой кампанией МИД принял участие в конкурсе социальной рекламы среди органов государственной власти, проводимом агентством “Россия сегодня”, но в число лауретов не попал.

 

6. Аккаунт во Flickr

 

В феврале МИД зарегистрировался на фотохостинге Flickr. Помимо того, что любители протокольной фотографии теперь могут сохранять хайрезы любимых снимков, это событие интересно с точки зрения того, как в централизованной организации реализуются нововведения. В данном случае процесс шёл снизу вверх: ещё с осени 2011-го года Flickr использовало посольство России в Великобритании - одно из ведущих российских загранпредставительств в области цифровой дипломатии, а с осени 2013-го - посольство в США. Центральный аппарат, таким образом, взял решение, уже опробованное на местах. Следом аккаунты на фотохостинге завели посольства в Австралии, Германии и Сингапуре.

 

 

 

7. Аккаунт в Storify

 

Первую подборку в Storify МИД сделал в конце 2013-го года, но в 2014-м дипломаты по-настоящему начали использовать сервис для систематизации своей возросшей активности в соцсетях. Пробным камнем стала подборка в стиле “капустника” ко Дню дипломатического работника, в которой твиты загранпредставительств сопровождаются шуточными номинациями. На настоящий момент в аккаунте уже больше 40-ка “историй”, большинство из них посвящены определённым событиям и составлены из твитов как мидовских, так и других пользователей. Но если без политики, то лучшая - это подборка снимков #Фотомир от российских дипломатов из разных уголков планеты.

 

 

 

 

* * *

 

Вместо заключения: конечно, МИД не обошла стороной эпидемия селфи - Сергей Лавров увеличил свой личный зачёт появления на них с нуля как минимум до четырёх (1, 2, 3, 4).

 
* * *
 
Подписывайтесь на мой твитер - https://twitter.com/nediplomat
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. У проблемы Корейского полуострова нет военного решения. А какое есть?
    Восстановление многостороннего переговорного процесса без предварительных условий со всех сторон  
     147 (32%)
    Решения не будет, пока ситуация выгодна для внутренних повесток Ким Чен Ына и Дональда Трампа  
     146 (32%)
    Демилитаризация региона, основанная на российско-китайском плане «заморозки»  
     82 (18%)
    Без открытого военного конфликта все-таки не обойтись  
     50 (11%)
    Ужесточение экономических санкций в отношении КНДР  
     18 (4%)
    Усиление политики сдерживания со стороны США — модернизация военной инфраструктуры в регионе  
     14 (3%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся