Блог экспертов РГГУ

Александр Левченков. Сербия: между Сциллой и Харибдой

28 Ноября 2014
Распечатать

В 2014 году, в связи с украинским кризисом и обострением отношений между Россией и ее западными партнерами, Сербия оказалась фактически на переднем рубеже противостояния Москвы и Запада, причем и одна и другая сторона полагают в настоящее время, что имеют шансы укрепить влияние на Белград. Сербия же, по практически единодушному мнению экспертов, пытается балансировать между конфликтующими силами и даже извлечь из этого определенную пользу.

 

Однако недавно еврокомиссар по региональной политике Йоханнес Хан заявил, что Сербии, намеревающейся вступить в Евросоюз, желательно поддержать санкции в отношении России. Тем самым еврочиновник дал понять, что ЕС сложившаяся ситуация в отношениях Белграда с Москвой не устраивает, и европейский выбор предполагает реализацию всеми его участниками консолидированной внешней политики. Со стороны Белграда практически незамедлительно последовал твердый отрицательный ответ со стороны и президента Томислава Николича, и премьера Александра Вучича.

 

Но сумеет ли Сербия, принявшая курс на евроинтеграцию, выдержать давление западных партнеров и не присоединиться к санкциям в обозримой перспективе? В российском политическом и экспертном сообществе немало тех, кто дает однозначно положительный ответ - Сербию так много связывает с Россией исторически и культурно, что на риск разрыва этих связей, да еще и вредя собственной экономике вероятным распространением на Белград ответного российского эмбарго, страна не пойдет. В то же время многие зарубежные, а также некоторая часть отечественных экспертов проявляют в данном вопросе определенный скепсис, отмечая, что желание вступить в ЕС в итоге окажется сильнее всех иных соображений.

 

Постараемся проанализировать, от чего может зависеть дальнейшее поведение Белграда по отношению к России, и каковы риски снижения российского влияния, в последнее время демонстрирующего признаки укрепления.

 

Начнем с экономического фактора. Безусловно, российско-сербские экономические отношения сейчас переживают период подъема. Между Россией и Сербией еще с 2000 года действует соглашение о свободной торговле, которое на данный момент предусматривает освобождение от таможенных пошлин при экспорте-импорте подавляющего большинства производимых двумя странами продуктов и товаров. Торговые связи Сербии с нашей страной в последние два года имели тенденцию к укреплению. Так, если в 2012 году общий товарооборот между Россией и Сербией составил 2946 млн. долл., то в 2013 году достиг 3034 млн. долл. Согласно последним данным сербской статистики, в текущем году показатели товарооборота росли более существенно (на 21,6% за первые шесть месяцев 2014 года по сравнению с аналогичным периодом прошлого года – до 1 647 млн. долл.), причем эксперты полагают, что взаимный обмен санкциями Россией и странами ЕС оказал дополнительное благотворное влияние на рост объемов взаимной российско-сербской торговли (с учетом того, что в структуре российского импорта из Сербии традиционно видное место занимают закупки овощей и фруктов). Достаточно прочны позиции российского бизнеса в ряде секторов сербской экономики. Ведущую роль здесь играют проекты, реализуемые в рамках межправительственного Соглашения о сотрудничестве в нефтегазовой отрасли от 25 января 2008 г., в частности, приобретение «Газпромнефтью» контрольного пакета акций сербской компании «Нефтяная Индустрия Сербии» (НИС). Помимо этого следует отметить активность российских компаний в инфраструктурных проектах (включая участие РЖД в строительстве и модернизации железных дорог), приход на сербский рынок крупнейших российских банков (Сбербанк, ВТБ и нек. др.) и ряд др.

 

Наконец, большие надежды многие сербские экономисты связывают с Южным Потоком, который, проходя через территорию страны, может принести ей несколько млрд. долл. прямых инвестиций плюс сотни млн. долл. за счет транзита голубого топлива. И это только прямая экономический выгода, а ведь присутствует еще и политический расчет - приобщение к европейской энергетической системе и утверждение в роли одного из ключевых транзитных государств, по мнению многих политологов, будет содействовать укреплению самостоятельности внешней политики Сербии.

 

Но, говоря об экономике, следует иметь в виду, что, даже заявляя о нежелании вводить санкции против России, первые лица в Белграде подчеркивают, что их «стратегическая цель - путь в Евросоюз». И на этом пути страна в последние годы добилась успехов. 1 марта 2012 года Сербия получила официальный статус страны-кандидата в члены ЕС. 29 июня 2013 года Европейский совет принял решение начать с Сербией официальные переговоры о присоединении к Евросоюзу, которые стартовали в январе 2014 года. Конечно, функционеры Евросоюза отмечают, что процесс переговоров о приеме Сербии в организацию может занять вполне приличный срок, например, по оценкам европарламентария Эльмара Брока - до восьми лет. По мнению представителей ЕС, Белграду предстоит сделать большую работу по формированию правового государства, повышению конкурентоспособности, борьбе с коррупцией. Однако процесс сближения с единой Европой уже дал свои результаты – европейский капитал серьезно укрепил влияние на сербскую экономику, а идеи евроинтеграции завладели умами значительной части населения страны и большинства ее политиков.

 

В этом контексте неудивительно, что Россия утратила когда-то лидирующие позиции в сербском внешнеторговом обороте. Рекордное товарообращение между нашими странами, 4 041 млн. долл., было зафиксировано в 2008 году. С тех пор Россия в списке внешнеторговых партнеров Сербии с первого опустилась на третье место (по состоянию на первый квартал 2014 года нас опережали Германия и Италия), и динамика изменения структуры внешнеторгового оборота в последние годы демонстрировала в целом усиление преимущества Евросоюза. Хотя в последнее время позиции России окрепли, продолжение движения в ЕС рано или поздно поставит перед Белградом вопрос о пересмотре некоторых правил торгово-экономической политики в отношениях с Москвой, не сочетающихся с нормами Брюсселя.

 

Говоря об отношениях Белграда и Москвы, следует особое внимание обратить на историко-культурный фактор, который играет и способен сыграть в дальнейшем немаловажную роль. Именно об историко-культурной близости двух стран и государствообразующих народов говорят адепты нерушимости российско-сербской дружбы, отмечая, что Сербия и Россия на всем протяжении истории ни разу не воевали друг с другом, что Россия сыграла решающую роль в восстановлении сербской государственности во второй половине XIX века, а в 1914 году, в начале Первой мировой войны, первой встала на защиту «славянского братства». Межвоенная Югославия оказалась едва ли не самым гостеприимным пристанищем русских эмигрантов, бежавших в кровавые годы революционных событий и Гражданской войны 1917-1922 годов. Серьезную поддержку антифашистскому сопротивлению в Югославии оказал СССР в годы Второй мировой войны. Православная религиозная традиция является доминирующей и в России, и в Сербии, государственные языки, принадлежа к одной языковой группе, основаны на кириллической азбуке, и столетия тесного и дружественного культурного взаимодействия до сих пор оказывают влияние на культурный облик двух стран и взаимное восприятие.

 

Однако за последние десятилетия в культурном плане облик Сербии серьезно изменился, и в целом не в пользу общности с Россией. Активизация сотрудничества со странами Евросоюза и США содействовала популяризации изучения западноевропейских языков, сербская молодежь стремится получить образование в вузах Северной Америки и стран ЕС, расширяют сферу своей деятельности культурные учреждения этих государств. Наконец, один из самых тревожных симптомов - стремительная латинизация практики применения сербского письменного языка. Географически попадая во все более плотное окружение латинского письма (даже в Черногории восемь лет назад латиница получила равные с кириллицей права на законодательном уровне) сербский кириллический алфавит в 1990-2000-е годы стремительно уступал свои позиции латинице, в особенности, в наружной рекламе, в средствах массовой информации и в интернете. Безусловно, такому положению вещей содействуют упрочивающиеся культурные контакты сербов с "западным" миром.

 

Косовская проблема с начала предметного обсуждения перспектив вступления Сербии в ЕС вообще называлась одним из главных камней преткновения на этом пути, а еврочиновников многие сербы обвиняли в антисербской политике и следовании в фарватере политики Вашингтона. Причиной являлось сопротивление как руководства страны, так и ее общественного мнения, факту окончательного признания утраты одного из исторических центров формирования государственности и боязнь бросить на произвол судьбы сербов, оставшихся в Косово. Россия, как известно, в вопросе статуса Косова занимала и занимает просербскую позицию. Но в апреле 2013 года Сербия при посредничестве Евросоюза подписала договор об урегулировании отношений с Косово, формально устранив это важное препятствие к обсуждению условий вступления в ЕС. При этом, по мнению многих сербских политиков и аналитиков, был сделан шаг к признанию независимости Республики Косово в обмен на расплывчатые перспективы вступления в ЕС, за что договор был подвергнут ими острой критике.

 

Принципиальным моментом на данный момент является то, будут Европа и США оказывать реальное давление на Сербию в вопросе присоединения к санкциям, насколько это давление будет серьезным, и что в обмен будет обещано Белграду. Важнейшая составляющая аргументации сербов-противников однозначного следования в русле евроинтеграционной политики - отсутствие гарантированной даты вступления в ЕС, опасения практически полной утраты самостоятельности во внешней политике.

 

В то же время российская политика в отношении Сербии заметно активизировалась, о чем свидетельствует, в частности, октябрьский визит президента Владимира Путина в Белград, в ходе которого было был подписан ряд стратегически важных документов. Отдельное место занимают последние совместные российско-сербские учения и развитие военно-технического сотрудничества двух стран, вызывающее определенное беспокойство НАТО.

 

Конечно, Белград, находясь между Сциллой и Харибдой, может надеяться на то, что его позиция оказывает слишком незначительное влияние на общий расклад сил в противостоянии Москвы и ее западных оппонентов. Но в случае, если ЕС продолжит увязывать вопрос вступления Сербии в союз с присоединением к антироссийским санкциям, отступление Белграда от евроинтеграционного курса чревато серьезными рисками, как внутриполитическими, так и на мировой арене. Возмущение сторонников сербских проевропейских партий и движений (а по итогам последних парламентских выборов 2014 года "проевропеисты" составляют подавляющее большинство в Скупщине) почти наверняка будет поддержано "внешними силами" (Вашингтон и Брюссель). Можно прогнозировать и обострение межнациональных отношений - помимо Косова, это в особенности касается Воеводины, венгерская часть населения которой проявляет одновременно и сепаратистские, и евроинтеграционные устремления. Наконец, ценой промосковской политики может стать ощутимая внешнеполитическая изоляция Белграда (при условии, конечно, что сам Запад сохранит нынешнюю консолидированную позицию), что на фоне ухудшающегося экономического положения самой России и проблем с реализацией проекта Южного Потока не позволит рассчитывать на достаточную компенсационную поддержку Кремля. Учитывая все это, возможно, предельные границы движения Сербии в направлении углубления взаимодействия с Россией в Белграде уже определены.

 

Александр Левченков, к.и.н., доцент, заместитель заведующего кафедрой стран постсоветского зарубежья Российского государственного гуманитарного университета.

Поделиться статьей

Текущий опрос

У проблемы Корейского полуострова нет военного решения. А какое есть?

Прошедший опрос

  1. Развиваем российско-китайские отношения. На какое направление Россия и Китай вместе должны обратить особое внимание?
    Необходимо ускорить темпы евразийской интеграции в рамках сопряжения ЕАЭС и «Одного пояса — одного пути»  
     71 (28%)
    Развивать сферу двусторонних экономических отношений и прикладывать больше усилий для роста товарооборота между странами  
     71 (28%)
    Развивать гуманитарные связи, чтобы народы обеих стран лучше понимали друг друга  
     45 (18%)
    Создавать новые двусторонние политические механизмы для более тесного политического сотрудничества  
     32 (13%)
    Повысить эффективность координации действий в многосторонних международных организациях  
     30 (12%)
    Ваш вариант (в комментариях)  
     3 (1%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся