Блог экспертов РГГУ

Илья Кравченко: АТР – особый регион американской внешней политики

15 Марта 2016
Распечатать

Несмотря на активную внутриполитическую жизнь, связанную в первую очередь с выборами президента в ноябре этого года, американская элита продолжает следовать внешнеполитической стратегии и реализовывать национальные интересы США за рубежом. В новостной ленте последнего времени доминируют такая проблематика, как Ближний Восток, мировая террористическая угроза, миграционный кризис. Практически во всех этих тематиках принимают участие США. И нередко возникает вопрос: на чем будет акцентировать свое внимание Белый дом и Государственный департамент? Есть ли регион, которому придаётся особое значение со стороны политической элиты США, помимо столь актуального сейчас Ближнего Востока?

 

Рассматривая Стратегию национальной безопасности 2015 года, сразу же становится понятна общая канва, в которой составлен главный внешнеполитический документ США. «Вопрос заключается не в том, должна или нет Америка лидировать. Вопрос состоит в том, как мы должны лидировать», – после таких слов понятно, что на самом деле уже и не так вроде бы важно, с каким регионом будет на словах взаимодействовать администрация Б. Обамы, ведь лидировать по определению надо на всех направлениях. Однако, если ранжировать приоритетные направления внешней политики исходя из текста Стратегии, то можно увидеть как они выстраиваются в четком порядке: Азиатско-Тихоокеанский регион, далее Европа, затем  Ближний Восток и Северная Африка. И в последнюю очередь речь идет о Северной и Южной Америках. Таким образом, уже исходя из текста документа, можно сделать вывод о приоритетности для Белого дома именно АТР при выстраивании внешней политики.

 

Действительно, Б. Обама каждый год своего президентства совершал официальные визиты в страны этого региона, то есть чаще, чем во многие другие места.  А не так давно американский президент представлял США на саммите стран Ассоциации государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН), который впервые проходил на территории самих Соединенных Штатов. Данная организация занимает особое место в американской внешней политике, так как является неким противовесом китайскому влиянию в Азии. В тексте итоговой совместной декларации делается акцент на уважительном отношении к суверенитету, соблюдению норм международного права и обеспечению региональной безопасности. Что подразумевает противостояние между Китаем и другими странами региона.  Не стоит забывать об огромном экономическом потенциале, который могут использовать американские компании при активном взаимодействии с АСЕАН. Вдобавок у нескольких членов организации имеются территориальные споры с Китаем, а позиция КНР о запрете свободного прохода судов через Южно-Китайское море вызывает особую озабоченность у США.

 

Ведь реальность такова, что АСЕАН сегодня является уникальным институтом, который играет центральную роль в координации усилий региональных правительств в преодолении разного рода трудностей. А Китай является самым важным игроком, который пытается доминировать во всех сферах не только в Восточной Азии, но и без преувеличения во всем мире. Масштабы китайской экономики вкупе с вызовами региональной безопасности являются основными причинами приобретения АСЕАН такой значимости.

 

Неореалистическая модель выстраивания внешней политики, доминирующая в последнее время в Вашингтоне, говорит о необходимости формирования регионального баланса сил. Ведь, как известно, главные действующие лица для неореалистов — государства и их союзы. Их основные цели — защита национальных интересов, безопасность государства и сохранение статус-кво в международных отношениях. Следуя такой логике, Белый дом должен принимать участие не только в союзах, организациях и форумах,  направленных против регионального гегемона, но и взаимодействовать с самим гегемоном. Еще в ходе своего первого срока на посту президента Б. Обама наладил контакты с таким крупным региональным объединением, как Саммит стран Восточной Азии. Сначала в 2010 г. США там представила тогдашний госсекретарь, а ныне потенциальный кандидат в президенты, Х. Клинтон. А уже в 2011 г. Б. Обама лично присутствовал на саммите в Индонезии, где Соединенные Штаты стали постоянными членами данного форума.

 

Немаловажен тот факт, что 4 члена АСЕАН подписали соглашение о создании Транс-Тихоокеанского партнерства – проекта, который Б. Обама пытается реализовать с самого начала своего президентства. В случаи ратификации  Конгрессом, соглашение станет одним из главных внешнеполитических достижений 44-го главы Белого дома.

 

Транс-Тихоокеанское партнерство является эволюцией существующего с 2006 г. Транс-Тихоокеанского стратегического экономического партнерства – организации, основоположниками которой стали Сингапур, Бруней, Новая Зеландия и Чили. Все эти страны имеют прочные партнерские связи с США, которые увидели в этом объединении мощный потенциал для реализации своих национальных интересов в регионе. Одной из главных целей Транс-Тихоокеанского партнерства является создание зоны свободной торговли, а отсутствие Китая в числе будущих членов свидетельствует о мощном вызове, который США бросают Поднебесной.

 

В ноябре этого года в США пройдут выборы президента, а основные претенденты (к ним относятся Х. Клинтон и Б. Сандерс от демократов и Д. Трамп и Т. Круз от республиканцев) на пост главы американского государства выступают против ратификации соглашения о Транс-Тихоокеанском партнерстве. Главным аргументом противников инициативы Б. Обамы является фактор занятости американских граждан. Ведь свободное движение рабочей силы, особенно дешевой, может привести к потере рабочих мест у избирателей. В нынешних условиях даже соратники президента-демократа не могут пойти на риск утраты политических очков, если заявят о поддержке подобного соглашения. То есть у Обамы есть совсем немного времени на то, чтобы его проект был поддержан законодательной ветвью власти.

 

Говоря об Азиатско-Тихоокеанском направлении внешней политики США  необходимо  учитывать и российский фактор. Москва в данном случае – опытный региональный игрок, что не может не привлечь пристального внимания со стороны Вашингтона. И действия США как раз демонстрируют уверенное следование концепции стратегического доминирования в регионе. США все активнее взаимодействуют с традиционными партнерами России: Вьетнамом и Индией, а американские оружейные компании заключают многомиллиардные контракты, вытесняя РФ с традиционного для нее рынка вооружений. Осенью Обама совершит первый визит американского президента в Лаос, что также свидетельствует о четких намерениях США по выстраиванию отношений нового уровня и с этим давним российским партнером. Особую позицию в создании стратегической линии в АТР занимает нежелание Белого дома привлекать Россию к проекту Транс-Тихоокеанского партнерства.

 

Подводя итоги, можно с уверенностью сказать, что АТР занимает особое место в американской внешней политике, даже по сравнению с Ближнем Востоком, Европой или же другими регионами. И если соглашение о Транс-Тихоокеанском партнерстве не вступит в силу, США в любом случае продолжат следовать  стратегии укрепления своих позиций в Азии, а если взять шире, доминированию во всем тихоокеанском регионе. 
 

Илья Кравченко, к.п.н., преподаватель кафедры международной безопасности ИАИ РГГУ.

Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. У проблемы Корейского полуострова нет военного решения. А какое есть?
    Восстановление многостороннего переговорного процесса без предварительных условий со всех сторон  
     147 (32%)
    Решения не будет, пока ситуация выгодна для внутренних повесток Ким Чен Ына и Дональда Трампа  
     146 (32%)
    Демилитаризация региона, основанная на российско-китайском плане «заморозки»  
     82 (18%)
    Без открытого военного конфликта все-таки не обойтись  
     50 (11%)
    Ужесточение экономических санкций в отношении КНДР  
     18 (4%)
    Усиление политики сдерживания со стороны США — модернизация военной инфраструктуры в регионе  
     14 (3%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся